Крестьянская родословная села Дубровка и Акулова в воспоминаниях. Часть 15

Крестьянская родословная села Дубровка и Акулова в воспоминаниях Пылаева Николая Федоровича


Глава 1


Я родился в Дубровке в начале 1942 году в семье Пылаева Федора Кузьмича (1907) и Анны Алексеевны Страйковой (1909) из Сельца - Сергиевки.  В Сельце-Сергиевке живут переселенцы из Тырнова. Отца я никогда не видел, так как он погиб на войне в 1941 году под Смоленском. Мой дед Кузьма Леонтьевич Пылаев (1868), а бабушка Степанида Антоновна (1864). Раньше мы жили в переулке, потом сгорели, а потом стали жить на Старом селе, там где Якушевы и Хохловы, напротив Лунина Ивана Андреевича.


Пылаевы Никифор Филиппович, Дмитрий Никифорович и другие еще там раскулаченные Пылаевы, видимо, приходились нам дальними родственниками. В переулке каменный рыбацкий дом был, там раньше раскулаченные Пылаевы жили. Вот они нами приходились родственниками.


(Кузьма Леонтьевич был внуком Лукьяна Киприяновича Пылаева (1815-1863), а Дмитрий Никифорович был внуком Филиппа Киприяновича Пылаева. / ГАРО. Фонд 627, оптсь 245, дела 266, 52).


А наши Пылаевы почту гоняли Шилово-Касимов. Кто там гонял почту, не знаю, Александр Кузьмич Пылаев, наверно. У нас долгое время хранился хомут с колокольчиками, сбруи. Александра потом в деревне убили. У него на Украине жена была.  И он приехал в Дубровку делиться, от бабки пай какой – то отнимать. Раньше лошадей держали. А он лошадей хотел, толи он табунщиком хотел стать, не знаю, они его удушили, потом в этом признались табунщики Лунины, один из них. А он пришел за лошадью своей, а они ему там накинули и все. Потом в речке какое-то время он побыл, а потом там Стрелка у нас была, сейчас вся заросла, в песок закопали его и табун прогнали по этому месту. Бабка искала везде. Ходила, ходила, хохлушка приезжала, жена его. У меня фотография есть, где они все трое на лошадях сидят.

 

Александр Кузьмич Пылаев - это мой дядя. Во время Гражданской войны он воевал у Буденного. В Дубровках помер.


( В архиве сохранился документ о том, что Александр Кузьмич Пылаев в 17 лет с другими дубровчанами работал на заготовке дров в Рязгублескоме.

10.10.1919 год.

                              Список рабочих по заготовке дров Рязгублескомом по 3 участку производителя работ А.И. Вирского,                                                    милитаризованным по постановлению Совобороны от 27 июля 1919 года.

Дадонкин Владимир Никитич (1901),  Самсонов Павел Петрович (1881)-возчик, Пылаев Григорий Дмитриевич (1901)-пильщик, Шушкин Сергей Пимонович (1901)-возчик, Лукашин Василий Игнатович (1902)-возчик, Рудаков Егор Степанович (1902)-возчик, Першуков Павел Васильевич (1885)-возчик, Ванин Михаил Васильевич (1902)-возчик, Негодяев Дмитрий Владимирович (1902)-возчик,  Лунин Иван Андреевич (1902)-возчик, Лунин Максим Андреевич (1881)-возчик,  Кузнецов Захар Трофимович (1888) из Акулова- пильщик, Самсонов Иван Петрович (1901)-возчик, Корнешов Иван Алексеевич (1903)-возчик,  Ситников Иван Гаврилович (1903)-возчик, Слепов Иван Яковлевич (1902)-возчик, Маскин Василий Александрович (1902)-возчик, Филин Николай Михайлович (1902)-возчик,  Лунин Иван Павлович (1901)-возчик, Земцов Степан Иларионович (1898) из Акулова - возчик,  Пылаев Александр Кузьмич (1902) - возчик, Герасев Евдоким Григорьевич (1886)-возчик,  Казанцев Иван Иванович (1902)-возчик, Ивакин Семен Яковлевич(1902)-возчик, Лунин Матвей Васильевич (1883)-возчик, Сувориков Григорий Иванович (1883)-возчик, Московкин Владимир Петрович (1902)-возчик, Хренов Павел Терентьевич (1902)-возчик, Филин Павел Кондратьевич (1887)-пильщик, Палицын Александр Михайлович(1874)-конторщик, Аксенов Афанасий Яковлевич (1885)-возчик, Лунин Игнат Григорьевич (1881)/ГАРО. Фонд Р-2689-1-2)


А еще у меня были дяди:

1. Павел Кузьмич (1889), женился на Клавдии Васильевне Егоркиной. У них были дети: Михаил (1921), погиб на фронте, Мария и Николай.

2. Иван Кузьмич (1895) женился на Марии  Брысиной. Иван Кузьмич с женой жили в Куйбышеве, у них там родня с Акулова была.

3. Василий Кузьмич (1892) женился на Когаковой Дарье. Они жили в Нижнем Новгороде.


 ( По архивным данным Василий Кузьмич Пылаев был ратником Государственного ополчения призыва 1913 года вместе с Голубиным Андреем Тимофеевичем, Губанихиным Михаилом Андреевичем, после уехавшим в Астрахань, Корнешовым-Ульянкиным Никитой Петровичем, Уаровым-Уваровым Николаем Акимовичем, Уаровым-Уваровым Иванои Ивановичем из Акулова/ГАРО. Фонд 207-1-87)


Я учился в Дубровской школе,  потом в Инякине окончил 10 класс. Пошел в училище и работал в Рязани на заводе 30 лет, там же и женился. После того как жена умерла, а на пенсии вернулся в Дубровку.


Мой брат, Василий Федорович Пылаев (1939), в Челябинске-40 погиб. Пришла на него похоронка. Сейчас это называется «рассекреченный маяк». Там взрыв произошел плутония. А Василий военнослужащим был и в 1960 году погиб.  И там его похоронили. Моя сестра Вера (1936) недавно умерла. А брат Саша (1933) училище окончил, комсомольцем был ярым, призыв был - на целине проработал, после чего его в армию забрали, а после армии куда? В деревню. А в деревне куда? Здесь что? Нет, ни паспорта, ничего. Побыл. Побыл немного и завербовался на Красноярскую ГЭС, а потом там остался, там же и помер. Время такое было, в колхозе паспортов не давали, некоторых из деревни не отпускали, а его не задерживали. А вот Егоркина Владимира Сергеевича (1930), по прозвищу Беляк, не отпустили из деревни, долго он не женился здесь, потом подженился и так в колхозе и остался, всю жизнь в Дубровке прожил, год назад помер. Помню Мишину Наталью Андреевну. Она всех заставляла работать в колхозе, а там ничего не платили.


Глава 2


Бабушка, Степанида Антоновна,  умерла в 1955 году. У нее сестра в Астрахани жила. А родилась бабушка сразу же после того, как крепостное право отменили. Бабушка рассказывала мне про князя Голицына, как они работали у него. Бабушка говорила так: « За работу давали 5 копеек, а на 5 копеек тогда можно было всего накупить. Голицын нас не обижал, а платил хорошо».  Но сам Голицын здесь не был, а были его управляющие. Был садовод немец, это его заслуга в том, что у нас в Дубровках был большой сад с разными кустами. После революции княжеский дом разграбили, а куда делась наемная прислуга Голицына, в том числе садовник – немец, я не знаю. 


(Свидетельские показания по делу о поджоге в имении Павла Павловича Голицына в мае 1914 года.

" Я, Станислав Михайлович Гаек, 33 лет, католик, грамотный, не судился, посторонний, крестьянин Варшавской губернии, Гостынского уезда, Слубицкой, дер. Студзенеца, живу в имении князя Голицына.

Я служу в имении князя Голицына в качестве садовника; в ночь на 2 мая в имении произошел пожар, меня разбудила Анна Васюкова, когда я прибежал на пожар, то горела оранжерея и сторожка, когда я приближался, то здесь были только Андрей Васюков и Степан Обертышев. Они вытаскивали из сторожки хомуты. Народ постепенно прибавлялся, минут через 10 закричали, что горит дом. Я побежал туда и по дороге не заметил, было ли видно огонь и дым  из дома. 1 мая я дал Андрею Васюкову клещи для расковки лошадей. 2 мая в людской за завтраком Анна Васюкова отдала мне эти клещи....3 мая я присутствовал при примерении клещей к нажимам у притолоки двери бани, приблизительно, нижние концы подходили к одному сильному нажиму. Там были и другие более мелкие нажимы.

2 мая во время завтрака я видел, что два стекла в окне людской разбиты, средняя связь рамы сильно надломлена, но еще держалась. По словам Васюковых все это сделал кто-то ночью, от этого они проснулись и увидели пожар. Если окно было раскрыто, то удар мог быть и снаружи. И в противном случае они должны быть изнутри. Делаю я это заключение на основании свежей вдавлины на внутренней стороне связи рамы. 2 мая, часов в 5 утра, Андрей и Анна Васюковы говорили...что у них пропала из людской лампа, хватились они лампы во время пожара. Кто поджег - я не знаю и ни на кого подозрения не имею. Рабочим не было смысла поджигать: они все люди бедные и кормились в имении"/ГАРО. Фонд 641-1-0436).


(В архиве сохранилось прошение Его Высокоблагородию Господину Касимовскому Уездному Воинскому Начальнику от 23.02.14 года от ратника ополчения первого разряда Лифляндской губернии Вольмарского уезда Убенорм-Сармской волости Яна Якова Германа, который после принятия православия стал Германом Иваном Ивановичем, проживавшем в имении князя Павла Павловича Голицына "Аделино". Прошение было написано рукой урядника Рябова, предположительно, что у Германа были проблемы с русским языком. В Прошении говорится: " Принадлежа к категории ратников ополчения первого разряда призыва 1911 года и имея постоянное местожительство в Касимовском уезде Дубровской волости, покорнейше прошу Ваше Высокоблагородие о разрешении мне отбыть ратнический учебный сбор при вверенном Вам управлении". Герман объяснил: " Я не отбывал ратнический учебный сбор, потому что в 1912 году находился на действительной военной службе, а в 1913 году меня никто не требовал по отбытию такового"/ГАРО. Фонд 207-1-87).


(В другом своем имении Марьино Новгородской области Павел Павлович Голицын часто приглашал на работу выходцев из Прибалтики, потому что "самые деятельные крестьяне предпочитали городскую работу труду на соседа-помещика. Испольный наем земли осложнялся отсутствием у многих владельцев рабочего скота. Получалось, что многие землевладельцы набирали работников из случайного асоциального элемента. Прибалтийские крестьяне оказались спасением... Они, безусловно, в большей степени, чем российские крестьяне, владели опытом хозяйствования в стесненных земельных условиях. В 1864–1912 годах в Новгородскую губернию переселилось 74 общины латышей и 18 — эстонцев. В имении Марьино поселились 52 семьи — рекордное число, причем первые десять лет они жили бесплатно, и лишь с одиннадцатого года начали вносить плату в размере 1,6–2,7 рублей с десятины, едва ли не самую низкую в губернии/ Кузнецов Сергей Олегович "Строгоновы. 500 лет рода. Выше только цари").


Голицын в Аделино спиртзавод организовал и назвал Аделино в честь своей дочери Аделаиды. В Дубровках управляющий был, а сам Голицын появлялся здесь редко.


( В воспоминаниях, написанных для своих детей, Александра Николаевна Голицына (Мещерская), жена Павла Павловича Голицына, писала о последних годах существования Голицынского имения в Дубровках:

" Дорогой дядя Боря помогал мне разобраться в делах: одолжил деньги на похороны и первые расходы и поручил наши дела (он был вашим опекуном) своему заведующему, Рындину, который очень хорошо их вел, но случилась революция. В тот год одно Слудицкое лесное хозяйство должно было дать 75 000 рублей дохода, причем все недоимки по всем имениям были уже уплачены, а их было изрядное количество, когда Рындин за них взялся. Фрумошка  (князь Павел Павлович Голицын) был так занят делами Дворянства и в Государственном Совете, что ему было трудно уследить за своими делами и за делами Дубровок, которые были поручены тете Ольге, ( Княжна Ольга Павловна Голицына (1861–1934), сестра князя Павла Павловича Голицына),  а она в них ничего не понимала. Дорогой дядя Петя (Князь Петр Павлович Голицын (1869–1930), полковник Гвардейского гусарского полка, брат князя Павла Павловича) предлагал мне денег, когда узнал про наши затруднения, и выплачивал мне по 200 рублей в месяц все то время, пока дела не поправились настолько, что можно было справиться без его щедрой помощи. Я не просила его быть вашим опекуном, зная, что он способен на нас ухлопать деньги, которые принадлежали его семье. А дядя Боря, будучи не менее щедр, не мог потратиться на нас, так как все это было васильчиковское, и потому я могла со спокойной совестью его просить об опеке." / Голицына А.Н. " Когда с вами Бог. Воспоминания").

 

Крестьянская родословная села Дубровка и Акулова в воспоминаниях Аникиной Надежды Ивановны


Глава 1


Родовое гнездо Пылаевых на Старом селе.         

У моего прадеда, Никифора Филипповича Пылаева, было 4 сыновей и 3 дочери. Сыновьям строили дома, дочерям давали приданое. Если состоятельный жених попадался, то дочь уходила  к нему. Если нет, как у  Степаниды Никифоровны, то дом построили напротив. Степанида  вышла замуж за сапожника Смирнова. Это был  очень хороший сапожник  и своего сына, дядю Костю, всему научил, который тоже стал хорошим сапожником. Дед Федя Смирнов был не дубровский, а  из Касимовского района.  Никифор Филиппович умер в годы Гражданской войны. Он болел и умер.  Вскоре  умерла его вторая жена.


Мой дед, Яков Никифорович Пылаев,  1890 года рождения, ездил со своим братом Иваном на заработки в Астрахань. И там Иван Никифорович остался жить. Он был старше моего деда. У него было три дочери,  и  все они проживали в Астрахани. Еще один брат моего деда, Федор, погиб в Первую Мировую войну. От него  детей не осталось. 


Третий брат, Дмитрий Никифорович, умер уже после войны. Он воспитывал брата Василия и сестру Ольгу. В 30-е годы Дмитрия ссылали в Казахстан.  В ссылке он был со своей женой Екатериной, с дочерями Марией и Анной, и детьми Никифора - Василием и Ольгой.  После ссылки они вернулись снова в Дубровку. Жена Дмитрия -  баба Катя. Это такая замечательная бабушка была, чудесная, вся такая классическая бабушка, вся она такая светленькая, чистенькая, спокойная, тихая и ласковая. Мне было лет 7, когда она умерла, но  я ее хорошо помню. Мы общались с ней, и она для меня была образец бабушки.  


Мой троюродный брат, Владимир Павлович Егоркин, больше меня знает про своего деда, Дмитрия Никифоровича Пылаева, а моя троюродная сестра, Антонина Сергеевна Сухоручкина, знает больше меня и про род Пылаевых и про Дубровку. В свое время  она  поставила памятный крест князьям Голицыным в их родовом парке.


Мы же жили в такое время, когда нам родители, не потому, что не хотели рассказывать о себе и о своих предках,  а  потому что  боялись давать нам эту информацию. Давали по минимуму не для того,  чтобы спрятать ее, а для того, чтобы нас охранить от всего этого. Поэтому и познаний у нас не так много. 


Моя мама - участница войны. У нас считалось, что женщины в Советском Союзе уходили на фронт добровольно. А на самом деле, приходили разнарядки в сельсоветы, что должны отправить на фронт N-ное количество   женщин. И отправляли на войну. В разнарядку попали три женщины из нашего села – Александра Николаевна Корнешова, Татьяна Федоровна Каткова, Валентина Яковлевна Пылаева. Они на фронт попали втроем. Зенитно-артиллерийский полк разделялся на дивизионы. То есть полк у них был один, а дивизионы разные. 


(Аникина Валентина Яковлевна. __.__.1918. Место рождения: Рязанская обл., Шиловский р-н, с. Тырново. Награждена Орденом Отечественной войны 2 степени / Электронный сайт Память народа pamyat-naroda.ru)


Моя мама родилась в селе Дубровки (так раньше официально называлось село). Село Тырново совершенно не имеет к нам отношения, другая волость.


(По метрическим данным:

Валентина (10 февраля 1918 года), в честь Святой Валентины, празднуемой церковью 10 февраля, родилась в семье крестьянина села Дубровки Якова Никифорова Пылаева и его законной жены Ксении Григорьевой, оба православные. Восприемники: мещанин города Касимова Федор Иванов Смирнов и деревни Акулова крестьянка Анна Алексеева Земцева, жена Тимофея Дмитриевича Земцева. /ГАРО. Фонд 627, опись 281, дело 116)


Анна Алексеевна Земцова была двоюродной сестрой моей бабушки, Ксении Григорьевны. 


Фото из семейного альбома Аникиной Н.И. Пылаева Валентина Яковлевна.  

 

Мама про войну рассказывала очень мало. Поэтому я не могу сказать о том, что это достоверная информация. Про войну все рассказывали очень мало. Потому что люди хотели как можно поскорее забыть об этом. Также поскорее забыть хотели о том, как во время войны голодные подростки работали в колхозе, больные женщины пахали на себе или на лошаденке, если такая была. Об этом не хотели вспоминать,  поэтому ничего не рассказывали.


Яков Никифорович умер в 1936 году от болезни почек. У него было четверо детей, которые дожили до взрослого состояния:

  1. Михаил Яковлевич Пылаев погиб под Москвой. Моего дяди нет на Дубровском мемориале, он призывался на фронт из Москвы. Куда пришла похоронка, я не знаю. В Дубровках проживала его жена Мария Ивановна Пылаева (1919) с дочерью Ниной (1941). Мария Ивановна родом из Свинчуса, это село ниже по Оке. Потом она вышла замуж второй раз, и они уехали в Ижевское.
  1. Моя мама, Валентина Яковлевна, прошла всю войну и  вернулась на родину,  всю жизнь прожила в селе, работала в колхозе, потом в совхозе и умерла в Дубровке. 
  2. Анна Яковлевна (1924) во время войны  училась на агронома, потом ее направили по окончании сельхозтехникума на Западную Украину восстанавливать там сельское хозяйство после войны.  В 1949 или в 1950 году она вернулась с Западной Украины  и проработала в Шилове всю жизнь.
  3. А Алексей (1930), самый младший, подростком работал в  колхозе.   В 1948 году - ФЗО в Москве, потом его призвали в армию, больше он в Дубровку не вернулся и всю жизнь прожил в Москве.

Когда я разговаривала со своим дядей Алексеем в последние годы его жизни, видимо, настолько тяжела последняя война была, что люди хотели забыть о ней, и просто блокировка памяти уже включалась.  На все мои вопросы дядя отвечал: « Я не помню, ты меня не спрашивай. Я не знаю».


Глава 2


Мой папа, Аникин Иван Михайлович, не дубровский. Он  родился в Елизаветинке Шиловского  района.  

У него было две сестры: Елизавета и Анастасия (1909). Елизавета жила в Москве, а Анастасия вышла замуж за Кузьму Гришанкина. Сам Гришанкин из Шилова, а в Дубровку его назначили заведовать почтой.  Кузьма Иванович, начальник почтового отделения, и его жена, Анастасия Михайловна, жили в Дубровке в здании почты и там же работали.


Почта занимала одну половину дома. Во второй половине жили Гришанкины. У них было две комнаты и амбар. Но в то же время все жили достаточно тесно по нынешним меркам, а тогда это было нормально. Летом кто-то мог спать в амбаре. Зимой в доме.


Сейчас это здание сгорело.  И соседний дом сгорел, который купили.


Фото. Здание почты в Дубровке после пожара. Август 2020.

  
  
Еще с Гришанкиными жила мать Анастасии, Пелагея Леонтьевна Аникина (1881). Я ее смутно помню. Она  была лежачей, наверно, после инсульта.  Однажды папа приехал в Дубровку к сестре. И она познакомила мою маму с отцом.   Гришанкины к Дубровке никакого отношения не имеют. Их дочь, Антонина, вышла замуж за Чельцова. В Марьиной деревне между Ситниковыми и Буяновыми жил Чельцов Михаил Николаевич. Его сын женился на Антонине Кузьминичне Гришанкиной (1930) и  уехал в Киев. После этого никакой связи с ними не было.


(Чельцов Павел Михайлович. Дата рождения: __.__.1924. Место рождения:Рязанская обл., Шиловский р-н, с. Дубровка. Дата поступления на службу: __.__.1942. Воинское звание: мл. лейтенант. Награжден Орденом Красной Звезды 17.07.1943/ Электронный сайт https://pamyat-naroda.ru).


Про мать Павла, Матрену Михайловну, я ничего не знаю. Я знала только вторую жену Михаила Николаевича  Чельцова, Елену Ивановну. Мне кажется, она была из Тырнова. Сейчас уже умерла.


Мой отец, по-моему, 1915 года рождения. Родители поженились в 1958 году. Больше об отце я не могу ничего сказать. Я очень мало знаю о нем, так сложилось, что вместе мы не жили. Но он окончил школу морских летчиков.


Фото из семейного альбома Аникиной Н.И. Аникин Иван Михайлович. 

     

Глава 3


Моя бабушка, Ксения Григорьевна Пылаева, работала у Голицыных в  барской кухне и в оранжерее. Очень большая и хорошая оранжерея была, но до настоящего времени не сохранилась. Разрушили все.  В оранжерее  при Голицыне выращивали очень много цветов, очень много сортов роз. Были черные розы, что для Дубровки было большой экзотикой: и сами розы, и сам черный цвет цветов. Парк сохранился, но он зарос весь. Там много кустарников и деревьев разных климатических зон.


Ксения Григорьевна (1892), в девичестве Левошина, вышла замуж за Якова Никифоровича Пылаева. Ее родители уехали в Баку на заработки и остались там. В Дубровке был отхожий промысел – бондари. Астрахань и Баку. Рыбные города. Дети же жили в Дубровке и воспитывались теткой. Был у бабушки брат и жил в Питере. Может, его звали Емельян. Я не знаю. У нее еще были сестры: Капитолина и Александра.  Наталья Григорьевна Левошина (1881), сестра моей бабушки, рядовая колхозница, жила в Дубровке. Одно время с ней проживала ее племянница, Дадонкина Мария Федоровна (1925), которая училась в  Инякинской школе. 


(По метрическим данным, У Григория Тимофеевича Левошина и Анны А....в 1888 году родилась Анна. Ее крестные: Матвей Федотович Негодяев и Пелагея Авраамовна Егоркина (Ульянкина).

Григорий Тимофеевич Левошин (1851), сын Тимофея Меркурьевича (Меркуловича)./ГАРО. Фонд 627. Опись 245, дела)


Александра Григорьевна Левошина (1885) вышла замуж за Лунина и жила в Акулове.  У нее было много детей, но я знала только двоих: Наталью (1910) и Михаила (1919).


(По метрическим данным: У Григория Никитича Лунина и Александры Григорьевны в Акулове в 1912 году родился сын Василий.  Предположительно, Григорий Никитович Лунин, был двоюродным братом "сестер - сибирячек"/ГАРО. Фонд 627, опись 281, дело 77).  


Муж у Александры Григорьевны умер еще до войны. Я не знаю, когда и как они попали в Узбекистан, но они  жили в Алмалыке Ташкентской области.  Видимо, их сослали за колоски. Был такой закон в 30-е годы. Он назывался "Закон пяти колосков". Если в поле пшеницу убрали, в поле все равно оставались колоски. Люди шли их собирать, детей ведь кормить чем-то надо было. А у нее было двое детей. За это могли наказать вплоть до смертной казни. А до десяти лет тюрьмы - запросто. Карательная машина работала очень строго. И вот их сослали за эти колоски. 


(Закон часто применялся в случаях, не представлявших никакой социальной опасности. Например, название «закон о колосках» он получил из- за того, что по нему осуждались крестьяне, занимавшиеся срезкой неспелых колосьев зерновых колхозного  или совхозного   поля и их присвоением. Всего, по некоторым сведениям, по закону за 1932—1939 гг. было осуждено 183 000 человек / Электронный сайт  https://dic.academic.ru/dic.nsf/ru).


С Александрой у нас была связь,  мы писали друг другу письма. Наталья и Михаил с семьей постоянно жили в Алмалыке. Сейчас они умерли. У Михаила было две дочери.  Одна из дочерей жила в Москве.


Еще одна сестра бабушки жила в Керчи, другая в Баку. Возможно, что Матрена Ивановна, Евдокия Ивановна и Зинаида Ивановна Левошины, проживавшие в Дубровке,  были тетками моей матери. Зинаида Ивановна в замужестве была Егоркина. Про них ничего не знаю. После войны бабушка работала в Дубровском медпункте санитаркой.

          

Глава 4


Село не всегда было православным. Там были частично православные, частично староверы.  Староверы - это те, кто сохранил веру после раскола церкви при Никоне. Они верили в Бога,  хранили книги дораскольные, крестились двумя перстами.  Дочь Никифора Пылаева, Евдокия, вышла замуж за старовера,  Евдокима Ивановича Шацкова. В деревне его звали Авдотий. О том, что они староверы я узнала от их дочери Александры, которая до последних дней ухаживала за могилами своих родственников, похороненных на староверческом кладбище на Баранихе.   В деревне староверов называли кулугурами и хоронили их отдельно. На староверческом кладбище были похоронены родители Евдокима. Но  в советское время  все ассимилировалось, всех хоронили на одном кладбище, не было никакой строгой веры. Евдоким Иванович Шацков и его жена были похоронены на Дубровском сельском  кладбище. У нас были соседи Кубынины, они были настоящие староверы, к себе в дом не пускали никого. Все сельскохозяйственные работы выполняли сами - три сестры, без мужчин. Но отношения были добрососедские.


Сестра моего деда, Евдокия Никифоровна, рассказывала нам про свое детство. Князья Голицыны устраивали в княжеском доме сельским детям на Рождество елки и дарили подарки. Об этом и другие бабушки нам рассказывали, так как сами туда ходили. В имении жили только незамужние сестры князя.


Считается, что последний владелец имения был  Лев Сергеевич Голицын. Он не жил в Дубровках. Когда он приезжал, он пытался в оранжереях выращивать виноград, завез много сортов разных деревьев и кустарников. В липовых аллеях разводили пчел. Одним словом, он использовал имение только для разведения разных растений. 


Фото. Голицын Лев Сергеевич /из книги "Таврическая губерния"                              


(Долгое время было неизвестно, имение какой семьи Голицыных впоследствие стало Дубровской волостью. Особенно неизвестен был последний владелец имения в Дубровках. Бытовало мнение, что в Дубровках проживал Лев Сергеевич Голицын. Это мнение у людей формировалось из различных статей в СМИ. 

1. Например, в газете "Родной город" от 27 марта 2012 года имеется статья "Винных дел мастер". Она начинается так: 2. В статье " Были и легенды села Дубровка" от 31.08.2016 года в журнале "Дом.строй" №34 открыто утверждается, что владельцем Дубровки был Лев Сергеевич Голицын.   

Все это не соответствует истине.

  1. Александр Гаврилов в книге " Люди земли Шиловской" пишет, что Владимир Васильевич Голицын был женат на своей кузине.

"Одним из первых владельцев села Дубровка и близлежащих сел был ГОЛИЦЫН Михаил Михайлович (1675–1730 гг.).... .Затем имение унаследовал сын Аделаиды Павловны и Василия Сергеевича, Владимир Васильевич (1830–1886 гг.), женатый с 1858 г. на своей кузине Елене Михайловне (1831–1885 гг.), дочери  князя  Михаила Михайловича Голицына. Детей они не имели, поэтому имение перешло к другой ветви Голицыных – владельцем Дубровки стал ГОЛИЦЫН Лев Сергеевич (1845–1915 гг.)....В Дубровках и Аделине он строит винокуренные заводы, в Дубровках рядом с имением посадил огромный сад, где выращивал яблони и вишни, а также предпринимал попытки культивирования винограда....Затем имение возвратилось к предыдущей ветви Голицыных, к сыну Павла Васильевича (1822–1871 гг.) – брата Владимира, – Петру"/Александр Гаврилов " Люди земли Шиловской", Электронный сайт "Проза.ру".


Примечание: 

Елена Михайловна Голицына (1832-1875), жена Владимира Васильевича Голицына, не приходилась ему кузиной/ Электронный сайт geni.com


Фото из открытых источников. Голицына Елена Михайловна.    



Елена Михайловна одно время жила в Дубровках и даже была крестной матерью у крестьянской девушки - Анны Григорьевны Катковой, сестры Филиппа и Федора Катковых.

Анна (1869), дочь Григория Никитича Каткова. Восприемники: Емельян Григорьевич Лунин и княгиня Елена Михайловна Голицына/ГАРО. Фонд 627, опись 245. 

  1. В Википедии утверждается, что Петр и Павел Голицыны были сводными братьями.

"К 1752 г. владельцами половины села Дубровки стали дворяне Мухановы. В то же время другая половина села (совр. ул. Голицына и Марьина Деревня) была приобретена князьями Голицыными, владевшими также соседней деревней Акулово. ... В конце XIX — начале XX вв. усадьба в селе Дубровка принадлежала сводным братьям — действительному статскому советнику князю Павлу Павловичу Голицыну (1856+1914 гг.) и гвардии полковнику князю Петру Павловичу Голицыну (1869+1930 гг.)"/ https://ru.wikipedia.org/wiki).


Примечание: Павел Павлович Голицын и Петр Павлович Голицын не были сводными братьями. Их общие родители: Павел Васильевич Голицын и Екатерина Никитична Трубецкая/Электронный сайт geni.com.


Александра Николаевна, жена Павла Павловича Голицына, вспоминала про свою свекровь Екатерину Никитичну и про бабушку мужа - Александру Александровну Нелидову (Трубецкую), мать Екатерины Никитичны:

" У Мама были разные средства для лица. Летом она давила на лице спелые земляники. Затем у нее было притирание по рецепту Екатерины Великой, о котором она упоминает в своей переписке с Гриммом и дает рецепт. Такое же притирание употребляла бабуся, которая его получила от прабабушки Нелидовой. У бабуси был чудный цвет лица и кожи. Мы с ней готовили это средство в Марьине в больших бутылках, и у меня долго сохранялся ее рецепт, в который входила розовая вода, миндальное молоко, сок лимона, сливки, желтки и водка, но пропорций теперь не помню"/ А.Н. Голицына " Когда с вами Бог".


Глава 5


В 2013 году выходит замечательная книга А.Б. Чижкова и Е.А. Графовой " Рязанские усадьбы". 

В ней дается краткое описание Голицынской усадьбы в Дубровках.

 


 

Но управляющим усадьбой был не Лапин. Лапин А.А. был агрономом в Дубровке в советское время. А в Дубровке У Голицына был управляющий Ларюшкин, а в Аделино - Сердюков.


" Показания заведующего усадьбой князей Голицыных Александра Никифоровича Ларюшкина из дела о поджоге усадьбы в ночь с 1 на 2 мая 1914 года: 

" Я, Александр Никифорович Ларюшкин, 33 лет, православный, не судимый, посторонний, крестьянин Тульской губернии Епифановского уезда Бучальской волости и села, живу в имении князя П.П. Голицына. Служу в качестве приказчика. Андрей Васюков служит в этом имении около года с семьей и я за ним никогда ничего плохого не замечал. Вообще, у меня с рабочими были хорошие отношения" /ГАРО. Фонд 641-1-0436).


В 1909 году Касимовское Уездное Земство решило построить больницу или фельдшерский пункт в деревне Сергиевка, бывшей князя Голицына. На сходе крестьяне деревни Сергиевка решили отвести под строительство больницы из их общественной земли, на луговой поляне, около речки Средник три четверти десятины земли. Это решение было оформлено как Приговор от 23 сентября 1909 года.


Фото. Приговор крестьян Сергиевки/ ГАРО. Фонд 34-1-590  

Вскоре выяснилось, что земля, выделенная крестьянами, непригодна для постройки там больницы. Земство обратилось к Петру Павловичу Голицыну о пожертвовании им 1/2 десятины земли и леса для строительства. Голицын дает согласие.


Фото письма управляющего Сердюкова в Касимовскую Земскую Управу с просьбой выслать смету на покупку леса от 5 июня 1910 года.  

Лес закуплен и земля отведена, но Земство не спешит строить больницу в Сергиевке, хотя уверяет Голицына, что "устройство пункта при деревне Сергиевки стоит на первой очереди". Закупленный лес начинает гнить без употребления. Петр Павлович Голицын пишет из Санкт-Петербурга (Алексеевская дом 5) 7 декабря 1911 года возмущенное письмо Мансурову Н.А. 



 

В феврале 1912 года управляющий Сердюков пишет письмо в Земскую Управу и возмущается  неправильным поведением членов Управы в деле строительства медпункта в Сергиевке. 


     

Глава 6


Бабушка Авдотья Шацкова (1888) рассказывала нам, как хоронили князя Голицына в Дубровках. В парке была часовня, домовая церковь. Я не знаю, кто похоронен из Голицыных в парке, но бабушки рассказывали, что его в гробу везли из Санкт-Петербурга или Москвы до Тырново на пароходе,  а потом на тройке лошадей  до Дубровок. Это было до революции, хоронили его в часовне в полном воинском обмундировании со всеми регалиями,  как положено князю. Крестьяне присутствовали при отпевании и похоронах князя. Как крестьяне могли не присутствовать на похоронах своего барина? После революции часовню разрушили, а могилу осквернили. Уже в наше время были собраны средства, и установлен памятный крест.


Фото. Памятный крест. Дубровка. 2018 год.   


(Князь Василий Павлович Голицын (родился 19 августа 1857- умер 21 мая 1901 года в селе Дубровка Касимовского уезда Рязанской губернии/Электронный сайт https://ru.rodovid.org

После него владельцем поместья в Дубровках становится его брат, Павел Павлович Голицын. Но живет в Дубровках Петр Павлович Голицын.

Князь Петр Павлович Голицын родился 19 февраля 1869 года в Санкт-Петербурге-умер 2 ноября 1930 года во Франции, город Канны/Электронный сайт https://ru.rodovid.org). 


Княжеский дом до революции был двухэтажный. Разговоры были, что  его стали крестьяне разбирать в первые же годы после революции. Шла гражданская война. В селе было безвластие. Ну, были там коммунистические ячейки, ну,  были там сельсоветы. Ну, была, конечно, жесткая власть, но ее еще не совсем признавали. Сначала крестьяне сломали верхний этаж. Кто-то построил себе дом из него.  До коллективизации у крестьян было свое хозяйство. Что такое мужик со своим хозяйством? Он не одну палку не пропустит и не бросит, ничего не пропадало, в хозяйстве все пригодится.  И поэтому, когда княжеский дом остался беспризорным, то, естественно, его начали разбирать. Когда началась коллективизация, в селе появилась власть. Появились другие законы, появились председатели, и княжеский дом поставили на учет колхоза. А за колхозную собственность репрессии были очень строгие. Когда там еще клуб и библиотека были, там полтора этажа было. Я не помню, в каком году библиотеку оттуда перевезли, потому, что здание нужно было ремонтировать, Там у них пол провалился. А никто ремонтом не занимался. 


Как-то приблизительно в 1975 или 1976 году дома мама мне показывала письмо управляющего Голицынским имением. Письмо было личного характера. Почерк каллиграфический, красивый и разборчивый. Письмо было из личной переписки, но с кем, не знаю. Читать его с ятями и ижицами было трудно. Откуда и как оно появилось у мамы и что с ним произошло потом - я не знаю.


До конца дом разрушили в 90-е годы. Силкин построил себе особняк. Из-за  попустительства один пришел-доску оторвал, другой пришел - дверь снял. Третий раму вытащил. Там такие хорошие половые доски были. Сантиметров 20 толщиной, а потом и кирпичи начали снимать.

  

До революции, скорее всего, до коллективизации село было очень большое. После коллективизации  много народа уехало. Просто бросали все и уезжали. Либо их высылали. Единоличники – мужики, они же за свое хозяйство держались, а не за коллективную собственность. Ссылали в Казахстан, в Сибирь,  в Среднюю Азию.  Вот, например, когда въезжаешь в село, там, с правой стороны, в Калтуке, стоит первый дом. Там жили Никитины. Вот Никитины все бросили и уехали. Был магазин, в котором продавали хлеб и булочки. Владельцы этого дома все бросили и уехали. Деда моего тоже приходили раскулачивать. 


Я смутно помню Наталью Андреевну Мишину, активистку,  я ее еще застала. Было  четыре  сестры Мишиных. Две сестры были активистки, не знаю какими, раскулачивали всех.  Третья сестра Полина жила в Москве. Прасковья, конечно, своеобразная была бабушка, но, в общем,  не плохая. В деревне ее звали Порочка.  Ни у одной сестры не было детей. Может, они и церковь рушили. Церковь не полностью была каменная. А только фундамент и уровень первого этажа был каменный , а остальное все было деревянным. Церковь не разрушили, а ее разобрали, когда создавали МТС в Инякине.  Из нее построили длинное барачного типа здание, в котором была столовая  и контора. И это здание долго прослужило.

Перед войной, как я слышала, пытались электрофицировать Дубровку и даже поставили столбы. Но свет  в Дубровке появился только в 1967 году.  До этого мы жили с керосиновыми лампами.


Из Пылаевых, может быть, кто-то и участвовал в Гражданской войне. В Дубровке были и герои Гражданской войны. Но никто этим не кичился, и детям ничего не рассказывали.  Я в свое время работала в военкомате в Шилове и, когда начались временные удостоверения для участников войны, я по долгу службы в архиве смотрела тех людей, которые еще в гражданскую войну воевали. Естественно, они помнили ее, помнили,  как они воевали. Я не могу назвать их фамилии.


Сейчас я живу в доме, в котором после революции была контора, а позже сельсовет. Раньше этот дом принадлежал Луниным. Кто-то из потомков Луниных, владельцев этого дома, приезжал в Дубровку, молча посмотрел дом, походил по окрестностям и уехал. Мама получила квартиру в этом доме от совхоза в 1974 году, потому что наш дом развалился.


Фото. Бывшее здание сельсовета и конторы. Дубровка. 2020 год. Фото. Аникина Надежда Ивановна. Дубровка. 2020 год.   


( В плане господских строений в селе Дубровки представлено немного другая картина, нежели можно увидеть сейчас. В плане указано, что здание конторы (в советское время сельсовет) было построено Голицыными и использовалось как училище. По плану напротив него было здание аптеки. Слева находился господский амбар( позже  это здание стало называться  склад). За господским амбаром начинался господский сад ( позже стал называться барский сад). При господском саде был сарай для пожарных инструментов. Напротив господского амбара располагался старый приказчищий флигель (позже стал называться домик управляющего). За флигелем находилась сыроварня с погребом. За сыроварней - кузница. Далее домик для конюхов и новая конюшня, построенная вместо старой. Напротив господского сада через улицу находилась контора с людскими комнатами, фабрика полотняная и хлевы для скотины дворовых людей. Сам же господский дом по плану должен был находиться в Английском саду (позже стал называться барский парк). А от конторы, где жили дворовые люди, господский дом отделял огород и передний двор. Неизвестно, был ли этот план реализован на практике. 


Фотографии с выставки: " История усадьбы, которой нет".

Фото. План господским строениям в селе Дубровках. ХIX век. Бумага, тушь. Касимовский краеведческий музей. 


Фото. План господской усадьбы  в с. Дубровках. 

ХIX век. Бумага, тушь.  Касимовский краеведческий музей.  


Фото. План Дубровской вотчины. 

ХIX век. Бумага, тушь. Касимовский краеведческий музей.

  
  
                                                               

                                    Касимовский историко-культурный музей-заповедник

                                                       История усадьбы, которой нет


Выставка посвящена музейной коллекции из бывшего имения князей Голицыных в селе Дубровка. Музейные предметы, представленные на выставке, познакомят с историей усадьбы и ее владельцев.  Выставка будет работать до 25 сентября 2020 года.

 

Добрый день, дорогие друзья. Меня зовут Олеся Балашова.  Я являюсь главным хранителем Касимовского историко-культурного музея-заповедника. Сегодня в рамках акции  «Ночь в  музее» мы хотим вас познакомить с выставкой, которая посвящена музейной коллекции князей Голицыных, поступившей в первые годы создания музея из бывшей усадьбы в селе Дубровка, ранее относившейся к Касимовскому уезду Рязанской губернии. Выставка  называется «История усадьбы, которой нет».  

 

Касимовский музей был основан в 1919 году,  и первыми экспонатами стали предметы из бывших княжеских и купеческих усадеб.   


Во время революционных волнений, которые происходили в крестьянской среде по Касимовскому уезду в 1918 году участились поджоги и грабежи усадеб, оставленных бывшими хозяевами.  Большая часть домашней утвари этих усадеб была вынесена, продана, уничтожена.  


Создана 28 мая 1918 года Отделом образования по охране памятников  культуры и искусства было принято решение, все, несмытое волной революции и иных выступлений  и представляющее научный и художественный интерес, собрать по уезду и привезти их в город.     



Так как самой богатой усадьбой, сохранившейся на тот момент, являлась усадьба князей Голицыных , то все внимание было обращено именно к ней. 

   

Имение принадлежало княжескому роду, которое хранило  богатое наследие последних его  представителей. На тот момент в усадебном особняке уцелели произведения живописи, скульптуры, рисунки, гравюры, архив документов, мебель и библиотека.   


Культурные ценности были вывезены в только что созданный  Касимовский краевой музей.  Затем коллекция была поделена и разошлась по музеям. Большая часть перешла в Рязанский губернский историко-художественный  музей. А часть коллекции осталась в Касимовском музее. Коллекция пополнялась на протяжении нескольких лет и сейчас она насчитывает более 300 экспонатов. 


В первую очередь  в  музей поступили: фарфоровая посуда, рисунки, наброски карандашом и тушью, в числе которых эскизы  художника Александра Андреевича Иванова,  а также  гравюры и рисунки сепии.   

 

В 1921 году в музей поступила мебель.          

В отчете о деятельности музейного подотдела Касимовского уездного отдела народного образования  за октябрь 1921 год имеется упоминание двух предметов мебели.  

Это бюро в стиле жакоб и бюро с маркетри,  отделанное бронзой. Некоторые предметы   мебели представляют собой уникальные произведения декоративно-прикладного искусства. Лучшие экспонаты были представлены  в только что открытой экспозиции музея, и на сегодняшний день занимают почетное место.


  

А первой выставкой для посетителей стала выставка рисунков-репродукций художника Александра Андреевича Иванова.



  


Голицыны – это самая известная княжеская династия, которая не только ведет свою историю  с 17 века, но и является самой многочисленной.    

 

Практически в каждой губернии по России члены этой семьи имели свои вотчины и имения, в том числе в селе Дубровка Касимовского уезда Рязанской губернии. Сведения о бывших хозяевах Дубровской  вотчины  очень малы, но сохранившиеся  документы и фотографии музейных  предметов из бывшего имения,   представленные на выставке, создают общую картину того значения,  что внесли представители княжеской династии для развития  Касимовского уезда и села Дубровка. 


Первое упоминание о бывших хозяевах села Дубровка встречается  в «Историко-статистическом  описании  церквей и монастырей Рязанской епархии» за 1791 год, когда поручик  конной гвардии, ротмистр, предводитель  дворянства Касимовского уезда, Федор Алексеевич Голицын  упоминается в событиях второй половины 18 века, связанных с переделом церковных земель  Николаевской церкви села Дубровка.    


Село Дубровка относилась к Дубровской волости.  Вот что написано в энциклопедии Брокгауза и Ефрона за 1893 год: « Дубровка - село Касимовского уезда Рязанской губернии в 50 верстах от уездного города.  Дворов числится 179, жителей 1544.  В селе имеется 2 школы, 5 промышленных и торговых заведений. Из отхожих промыслов  - преобладающий  бондарный». 

 

Имение передавалось по наследству.  Так как единственный сын Федора Алексеевича погиб, то имение перешло к его племяннику,  Сергею Ивановичу Голицыну.  При новом владельце в имении стали происходить  изменения: была вновь отстроена сгоревшая Николаевская церковь, в имении появилась домовая деревянная церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы. К сожалению, при установлении советской власти оба храма были утрачены.  Единственным подтверждением храмовых построек являются чертежи  из фондовых собраний музея, которые можно увидеть на выставке. 


Сергей Иванович Голицын приглашал  в имение известных  архитекторов.  Акварельные рисунки конюшен и птичников представляют собой произведения искусства и занимают главное место на выставке.  Подробный план усадебного дома является историческим источником, из которого можно почерпнуть информацию  о членах княжеской семьи.

  


На выставке представлены уникальные экземпляры  документов из имения Голицыных. Это переписная копия 1824 года  - купчая  на проданное дворянином Мухановым  князю Василию Сергеевичу Голицыну имение в селе Дубровки. 

Также интересны документы, принадлежавшие  разным членам княжеской династии по разным родовым линиям. Многие из них известны в российской истории. Представители княжеской династии Голицыных занимались благотворительностью: строили храмы, больницы,  открывали школы, вели общественную работу. 
 

Очень многое для села Дубровка и Дубровской волости сделала супруга Василия Сергеевича, Аделаида Павловна Голицына, урожденная Строгонова. Благодаря ней, в имении появилось местечко Аделино, где княжна  любила отдыхать в летнее время.   В селе Дубровка открылась частная школа, которая содержалась за счет семьи  Голицыных. А также в 1839 году в селе Наследничье  был построен храм во имя апостолов Петра и Павла. 

 

Аделаида Павловна являлась большим ценителем искусства и старины. Поэтому на момент национализации в имении сохранилась богатая коллекция художественных полотен известных художников, редкие рисунки с кавказскими мотивами, интересные  коллекции гравюр.  

      

Вплоть до начала 20 века особняк Голицына  жил своей размеренной жизнью.  Имение переходило от одного владельца к другому,  и каждый из них оставлял свой отпечаток в истории села Дубровка и Дубровской волости. Сейчас на  месте княжеского дома сохранились  только руины, которые передают отголоски того былого величия. И только предметы, поступившие из дома Голицыных, хранят историю своих владельцев.   

16 мая 2020          

Взято из открытых источников  https://youtu.be/yPEIPr_Z9Ts-- 


(К сожалению, название выставки "История усадьбы, которой нет", соответствует действительности.  Начиная с 1918 года, усадьба медленно разрушается и зарастает травой. 


Фото.  В центре бывший дом Голицыных, уже без второго этажа. Справа контора, в советское время сельсовет. Слева склад.

Фото из семейного альбома Гальцыной Анастасии.  



 


 Фото.  Бывший дом Голицыных в Дубровке. Конец 20 века.   

 


Фото. Бывший дом Голицыных. Начало 21 века.  
 
 

 Фото. Бывший дом Голицыных. Август 2020.  
 

До нашего времени сохранились не только кирпичные стены бывшего господского дома, но и находящиеся в имении: домик управляющего, склад, конюшня, еще один склад Голицыных, отданный ими крестьянам для хранения зерна, барский сад, огороженный кирпичной стеной, и парк.


Фото. Домик управляющего в имении Голицыных. Дубровка. Август 2020.  

  
Фото. Господский кирпичный склад на территории имения, отданный Голицыными в пользование крестьянам (крыша с орнаментом). Август 2020.

  
Фото. Бывшая конюшня в имении Голицыных. Август 2020. Дубровка.   
 
  
  Фото. Бывший склад Голицыных. Август 2020. Дубровка.   

Фото Сергея Панина. 2012 год. Вид на Дубровку сверху. Дорога из Дубровки в Акулово. Слева река Средник. В центре бывшего Голицынского парка видны два особняка, вокруг которых вырублено большое количество парковых деревьев. Справа от дороги большой зеленый массив квадратной формы - барский сад.   

 

Фото. Остатки кирпичной ограды бывшего барского сада. Август 2020. Дубровка.  

Историческая справка от 2 октября 2020 года, полученная из Касимовского краеведческого музея.  




 

 

 

    

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru