КАЗАЧИЙ СОЮЗ В ШАНХАЕ

КАЗАЧИЙ СОЮЗ В ШАНХАЕ

ШАНХАЙСКИЕ КАЗАКИ: КАЗАЧИЙ СОЮЗ И ДРУГИЕ

В 20-х годах минувшего века за пределами России, оказались десятки тысяч казаков, как старых Войск, так и новообразованных. Одним из регионов наиболее массового расселения казаков-эмигрантов явилась Маньчжурия. В Харбине, по линии Китайско-восточной железной дороги (КВЖД) и в Трёхречье, проживало более 20 тысяч казаков.

В Китае, как пишут, оказалось 25 тысяч казаков Забайкальского, Амурского, Уссурийского, Иркутского, Енисейского и др. войск, включая и иных на первый взгляд не помещающихся в стандартные рамки: Кубанских, Алтайских…

"Восточный Казачий Союз" образован в Маньчжурии, в самом начале 1923 года, с центром в Харбине. Надо заметить себе, что ещё 1917 зародилась мысль об организации "Восточного Казачьего Союза" по образцу и подобию "Юго-Восточного Казачьего Союза", к составу которого принадлежали Донское, Кубанское, Терское, а так же горские народы Кавказа. Первоначально в состав "Восточного Казачьего Союза" должны были войти: Оренбургское, Сибирское и Уральское Войска, а также Казакостан и Башкурдистан. План, однако, организации был отклонён Казачьей конференцией, состоявшейся 6 июля 1920 в Чите. А Омское правительство (Колчака) отказывалось признать автономию Башкурдистана (Башкирии) и запрещало формирование особых башкирских частей. Однако сами казаки, считая Башкирское Казачье Войско (или Башкиро-Мещерякское, как оно одно время называлось) – одним из старых казачьих и в годы гражданской войны возрождённое (например, ещё 3 октября 1918 года, в Чите открылся Общеказачий съезд оренбургских, забайкальских, сибирских, енисейских, башкирских и семиреченских казаков). На Читинской июльской Казачьей Конференции (по постановлению 1920 г.) состоялось причисление к Казачьим войскам нового Войска, образовавшегося в походе, а именно Башкирского казачьего войска. О чинах и форме вышел "Приказ Главнокомандующего всеми вооруженными силами и походного атамана всех казачьих войск Росс. Вост. Окраины. № 543", Семёнова.

Началом Казачьего Союза (где заместителем председателя правления был амурский казак док. С. Коренёв, а главой - известный Г. В. Енборисов) послужили казачьи станицы: Первая Амурская, Иркутская, Оренбургская, Дутовская, Уссурийская, Дальневосточная Оренбургская, и Вторая Амурская. В большинстве в "Восточном Казачьем Союзе" были представлены казаки Амурского, Уральского, Оренбургского, Забайкальского, Уссурийского и Енисейского войск.

После оккупации Маньчжурии японцами в 1923 г. все казаки-эмигранты были подчинены Г. М. Семенову, а "Восточный Казачий Союз" позже вошел в «Союз казаков на Дальнем Востоке». Полное его название таково: "Союз казаков на Дальнем Востоке и бывших чинов Дальне-Восточной Армии" (и писался так: "Союз казаков на Д.В. и б. чинов Д.-В. Армии"). Этот Союз "стремился к единству действий с Казачьим Союзом в Париже (организован в 1924 г.), в борьбе с большевизмом и рассматривал себя как его составную часть", а являлся он крупнейшей эмигрантской организацией не только в Маньчжурской Империи. Как сообщалось в журнале "Луч Азии" (см. подробнее: "Л.А." № 7, стр. 34-36) – Отделения Союза были тогда разбросаны буквально по всему мiру! В Сан-Франциско вёл работу амурский казак Л. Турецкий; в Брюсселе возглавлял Отделение инженер Попов: это Бельгийское Отделение организовало подготовительную военную школу и издавало свой журнал. Начальником Ковненского отделения Союза Казаков был есаул Пастухин. В пределах Маньчжурской Империи отделения Союза имелись в следующих пунктах: В Мукдене (начальник Отделения полковник Корнилов); в г. Хайларе (начальник Отделения войсковой старшина Акулов); в г. Маньчжурия (нач. Отд. полковник Новиков); в г. Цицикаре (нач. Отд. И. Кафтанчиков, он же Атаман Зарубежной Цицикарской станицы); в посёлке при ст. Якеши (нач. Отд. Подъесаул Пинигин); в посёлке при ст. Эректэ (нач. Отд. и Атаман сводно-казачьей станицы прапорщик Антипьев). Имелись Отделения Союза и в других населённых пунктах Империи. В Китае же Отделения Союза открыты были в г. Шанхае и Тяньцзине.

Немного о казачьих Союзах и организациях тех мест. В Маньчжурии[1] существовал (с 1935 г.) "Дальневосточный Союз Военных" (на 1940 г. численность 11406 участников, разделялся на Харбинский, Мукденский, Северо-Китайский Округа, делившиеся на 37 Отделов). "Союз Чинов Дальневосточной Армии" создан в 1920 г. в Харбине. "Союз Казаков на Дальнем Востоке" создан в 1930 году (к началу 40-х гг. – 20 тыс. чл.).

"Рабоче-Крестьянская Казачья Оппозиция Русских" (РККО-РФ, а после 1933 г. "Национал-Демократическая Федеративная Партия Народов Бывшей России") – организация создалась казаком Ковганом, в самом конце 1926 года в Харбине.

Казаки входили также в другие многочисленные организации и союзы в Китае и Маньчжоу-Го (например, Отделы и Отделения РОВСа[2]; "Союз Военнослужащих в Шанхае"; "Союз Офицеров Служивших в Российских Армии и Флоте в Шанхае"; "Центральный Антикоммунистический Комитет Российских Эмигрантов в Северном Китае" и проч.

Наиболее многочисленная колония русских эмигрантов существовала в Шанхае. В 1935 году там образовался Русский национальный комитет, создался Национальный фонд, Женская профессиональная школа и Русское общественное собрание. Но нас, прежде всего, интересует Казачий Союз в Шанхае, утверждённый 29 ноября 1925 года, а провозглашенный ещё в апреле. В 1929 году в Союзе состояло 10 казачьих станиц, это Амурская, Донская, Енисейская, Забайкальская, Иркутская, Кубанская, Семиреченская, Сибирская, Уссурийская и Уральская. Для состоящих в Союзе имелся металлический нагрудный знак членов союза – с эмалью и надписью "Шанхай 1925".

В среде казачьей как и в русской эмиграции не всё обстояло благополучно. "В котле с кипящей водой нет холодного места". О жизни Белой эмиграции рассказано достаточно много. Говорили в античные времена: "Вчера мы – одни, сегодня – другие, завтра будем третьими, но никогда не одни и те же – уж таков порядок вещей". Отнесёмся и мы к публикации действительных документов спокойно "без гнева и пристрастия".

Работая с фондами в Государственном Архиве РФ, мною был обнаружен документ, напрямую связанный с ранней стадией возникновения Союза. Документ публикуется полностью, за исключение мест, не читаемых, из-за ветхого состояния документа.

Сохранённые документальные свидетельства прошлого помогают нам, потомкам, не затеряться с жизненными ориентирами настоящего. Мы должны больше знать о нашей истории. Казачья история – наш живой источник, наш крепкий тыл. Фронт может существовать, только лишь при наличии здорового и честного тыла.

ДОКЛАД

Зачитан правлению 30 IV

В Шанхае создалось объединение находящихся здесь казаков всех казачьих войск под наименованием "Казачий Союз в Шанхае". Казаки в Шанхае появились главной массой своей с прибытием сюда, 14 сентября 1923 г., Дальне-Восточной казачьей группы, под командой Генерал-Лейтенанта Глебова, Сибирского казака. До него здесь были единичные казаки.

Дальне-Восточная казачья группа, сохраняющая свою военную организацию, жила и живёт своей военной жизнью. Идя в Шанхай, группа разсчитывала найти здесь организованный труд или подобающий воинской части приём от своих бывших союзников. Этого не оказалось в условиях заграничной жизни и смешанной международной китайской политики группе пришлось переносить испытания в оправдании своего существования. Но группа была в твёрдых руках командующего ею и более года держала и продолжает держать с честью своё лицо остатки Русской армии и казачества.

Это, конечно, мешало большевикам и близким к ним. Они работали на разложение. Явились завистники и слабые духом.

Помощник командующего группой, Генерал-Майор Анисимов, носивший звание Заместителя Войскового Атамана Оренбургского казачьего войска, прикрываясь именем Походного Атамана генерала Семёнова и его же, как Войскового Атамана Забайкальского казачьего войска, будучи начальником дессанта одного из трёх пароходов группы, парохода "Монгугай", увлёк на бунт против генерала Глебова Забайкальских казаков и вывел их из подчинения генералу Глебову, получив от Атамана Семёнова приказ о назначении командующим Дальне-Восточной казачьей группой. Дальше, генерал Анисимов вывел Забайкальцев с "Монгугая" на берег и оставил их без материальной поддержки, а сам с несколькими оренбуржцами и людьми со стороны перешёл в совподданство и к отходу "Монгугая" учинил бой с военным транспортом "Охотск" в результате которого на "Охотске" оказалось двое раненных, а на "Монгугаh" [так в оригинале] один, вскоре скончавшийся и затем на "Монгугае" ушел во Владивосток, торжественно рекламируя и в Шанхае и во Владивостоке свою преданность "рабоче-крестьянской" власти.

Есть сведения, что и атаман Семёнов работает с большевиками. Сам он пока это отвергает официально, но ведь и Анисимов отвергал своё предательство почти до самого ухода из Шанхая, даже после боя с "Охотском". Что особенно грусно в русской эмиграции, так это то, что очень многие, и даже ответственные лица, защищали Анисимова, не взирая на опубликованные генералом Глебовым, добытые им из совконсульства, документы о переходе Анисимова в совподданство.

Они ушли или уходят, а люди с "Монгугая", около 3000 человек, оказались выброшенными на улицу.

Основания объединения казаков в Шанхае: необеспеченность и безправность находящихся на чужбине, в том числе и в Шанхае, русских граждан вообще и казаков в частности; появление в Шанхае массы неустроенных безработных казаков, вырванных из Дальне-Восточной казачьей группы и брошенных на своё попечение, что в условиях жизни Шанхая, равносильно нищете, голоду и заболеванию; стремление к распылению русских беженцев по всем странам и самым отдалённым государствам света, где они, представленные в малом количестве и без своих учреждений и организаций, могут оказаться в ещё более тяжелом положении, чем в Шанхае, а с другой стороны, такое распыление ослабевает общий противобольшевистский фронт русской эмиграции, вселяя в ней настроения невозможности и безполезности борьбы против всесильных, будто-бы, поработителей России и угашая веру в возможность ея освобождения; появление казаков поставленных в безвыходное положение, в "русских отрядах" на китайской службе и участие их, таким образом, в китайской гражданской войне; работа советских агентов по разложению белой эмиграции и соблазн русских беженцев к возвращению в СССР, чем истосковавшиеся по родине казаки могут соблазняться и из огня чужбины бросаться в пламя порабощённой родины; общность характера, быта, службы и самоуправления всех казаков в своих войсках на родине и их взаимное естественное, поэтому, содружество и доверие на чужбине, - всё это, при существовании уже казачьего объединения в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги, в Харбине, в форме "Восточного Казачьего Союза", при изложенных выше условиях жизни казаков в Шанхае, с получением информации о Казачьем Союзе на Западе и призывом оттуда к объединению, явилось основанием к созданию Союза казаков, а Шанхае.

Идея создания Казачьего Союза в Восточных казачьих войсках не нова.

Объединялись они ещё в Омске, в форме съезда представителей казачьих войск, начиная с Уральского и кончая Уссурийским, включая и возстановленные в казачестве войска Енисейское и Иркутское. В обиходе съезд именовался казачьей конференцией. Составился он из выборных войсковыми кругами или уполномоченных войсковыми правительствами представителей. Этот съезд затем вошел, как совещательный орган при Главном Управлении по делам казачьих войск в правительствах Адмирала Колчака. "Конференция" эвакуировалась в Иркутск, и с этой эвакуацией кончилась ея большая работа – большая и в казачьем, и в обще-государственном смысле. В Иркутске она, как и всё правительство Адмирала Колчака, дожила последние дни.

В Чите, в правление Атамана Семёнова, казаки снова созвали съезд, но это было уже при конце власти Атамана Семёнова, в августе 1920 г. и съезд прекратил свою работу на ст. Маньчжурия в октябре того же года.

Собирались казаки и в Приморьи, - Гродеково и Владивостоке, но в условиях времени и месте, это объединение, как и сами приморские правительства, не могло иметь и не имело широкого значения.

С выходом из России казаки хотели создать своё обще-казачье объединение в Харбине, как экономический союз, который и создался под именем Восточного Казачьего Союза. Работа этого Союза, при китайской власти и советском влиянии, протекала в Харбине весьма сдержанно, приходилось работать почти скрываясь, и поэтому Союз этот имеет чисто местное значение.

В Шанхайской жизни был создан "Совет Войсковых Атаманов", широко задуманный, но, начатый, если не по мысли, то при ближайшем участии генерала Анисимова, он носил в себе самом уже начало разложения, так как "атаман" Анисимов сначала провёл работу по разрыву совета войсковых атаманов с Восточным Казачьим Союзом, потом, отойдя от казаков, соблюдающих казачью дисциплину и исповедующих определённую противобольшевистскую идею, развалил совет и, наконец, открыто перешел к большевикам.

А пока так работали бывшие атаманы, казаки в Шанхае – в большинстве, оказались безработными и буквально на улице.

Первые шаги Союза. Информация с Запада получена Полковником Сибирского казачьего войска Грызовым от председателя организационного бюро Н. М. Мельникова и Енисейского казачьего войска Войсковым Старшиной Бологовым от I. К. Окулича, в виде брошюр, программ Казачьего Союза на Западе и "информационного листка", и Семиреченским казаком, Присяжным Поверенным И. Н. Шендриковым письмо от I. К. Окулича с призывом к объединению.

Полковник Грызов состоит при Дальне-Восточной казачьей группе. Войсковой Старшина Бологов в это время готовился к выезду из Шанхая с формируемой им группой казаков-джигитов для артистического турнэ по Японии, Юго-Восточной Азии, Австралии и Америке. В городе постоянно проживал только И. Н. Шендриков. К нему, по обсуждении вопроса о Казачьем Союзе с Командующим группой генералом Глебовым и некоторыми другими казаками в Шанхае, и обратился за помощью для организации казаков Полковник Грызов. Установилось полное встречное единодушие по казачьим вопросам. Были приглашены и другие казаки, выявилось единство взглядов о необходимости создания казачьего объединения в Шанхае и тяготеющих к нему других городах и районах Китая и вхождения затем в Казачий Союз на Западе. Некоторые расхождения по пунктам программы Казачьего Союза не считались препятствием к объединению в Шанхае и вхождению в Западный Союз, т. к. главнейшее основание общности – Россия и казачество – было непреложно.

Практическая работа. И 18 марта 1925 г. состоялось первое организационное собрание по объединению казаков в Шанхае. Присутствовали: Семиреченского казачьего войска Присяжный Поверенный И. Н. Шендриков, Сибирский казак Полковник Грызов, Иркутский казак и Войсковой Атаман Генерал-Майор Оглоблин, Забайкальский казак Статский Советник Селиванов, Амурский казак Есаул Сараев, Оренбургский – Генерал-Майор Бородин и Донской – Генерал-Лейтенант Афанасьев. Собрание это носило характер не столько организационный, сколько ознакомительный, т. к. на нём некоторые члены его встречались впервые.

"Идея объединения всех казаков не только в Шанхае, но и на всём Востоке, в один казачий союз, была поддержана единодушно" и предложено И. Н. Шендрикову выработать устав, а вопросу о программе посвятить особое заседание, записано в протоколе № I.

Следующее собрание было 26 марта в присутствии тех же лиц, кроме генерала Бородина, и новых членов: войска Донского Полковник Гущин, Енисейского – Войсковой Старшина Облогов, Уссурийского – Есаул Емельянов и Забайкальского – Генерал-Майор Власьевский. Решено объединяться по войскам и таким войсковым объединениям, группам. хуторам и станицам, через своих представителей создать Казачий Союз, членами коего явятся не отдельные казаки, а эти части и войсковые объединения, и выработать схему объединения казаков.

На третьем собрании, 5-го апреля, в составе Генерал-Лейтенанта Афанасьева, И. Н. Шендрикова, Генерал-Майоров: Оглоблина и Бородина, Полковников Грызова и Катанаева /Сибирский казак/, Доктора С. Н. Шендрикова /Семиреченский казак/, при прибывшем в это время в Шанхай Сибирского казачьего войска Полковнике Березовском, Председателе Совета Восточного казачьего Союза, заслушан доклад этого последнего о положении и работе Восточного Союза и принят устав Казачьего Союза в Шанхае, выработанный И. Н. Шендриковым и Полковником Грызовым, и принят постатейно с некоторыми редакционными поправками и И. Н. Шендрикову поручено устав окончательно подготовить к следующему собранию для принятия в целом.

На четвёртом собрании 12 апреля, кроме постоянных его членов, присутствовали от группы Забайкальских казаков, бывших Монгугайцев, для ознакомления с Союзом, Хорунжие Топорков и Казанов.

Собрание установило список учредителей Союза, зачислив таковыми: Полковника Грызова, И. Н. Шендрикова, Генерал-Майора Оглоблина, Генерал-Лейтенанта Афанасьева, Генерал-Майора Бородина, Статского Советника Селиванова, Есаула Сараева, Войскового Старшину Бологова и Полковника Катанаева.

Принят окончательно устав Союза.

Зачислены в Союз: Амурская, графа Муравьёва-Амурского, станица, со станичным атаманом Есаулом Сараевым и Корниловская станица Сибирского казачьего войска, со станичным атаманом Полковником Катанаевым.

Поступили заявления о предстоящей организации станиц и хуторов от представителей войск Оренбургского, Семиреченского, Иркутского, Енисейского, Уссурийского и вхождении их в Казачий Союз в Шанхае.

Избрано Правление Союза в составе: Председателя Правления И. Н. Шендрикова, секретаря – Полковника А. Г. Грызова и членов Правления генералов Оглоблина, Афанасьева, Бородина, Статского Советника Селиванова и Есаула Емельянова. 8-е место в Правлении постановлено предоставить председателю Забайкальской станицы, которая по словам Хорунжих Казанова и Топоркова, организуется в значительном числе членов.

В видупредстоящей реорганизации образовавшегося в Шанхае, по закрытии здесь "Бюро по русским делам" и открытии совконсульства, - реоганизации "Комитета защиты прав и интересов русских в Шанхае", по существу, долженствующего выполнять функции прежнего русского консульства для русских, не признающих соввласти и не приемлющих совподданства, но фактически, в силу различных причин, в том числе и случайности своего состав, не достаточно выявившего свою деятельность, предложено Председателю Правления Союза И. Н. Шендрикову просить о предоставлении ему места в обновляемом Комитете защиты русских и вхождении в этот Комитет наравне с главами других русских организаций в Шанхае.

На пятом собрании, уже собрании Правления, кроме заслушания и решения текущих дел, принята в состав Союза Забайкальская станица.

Председатель Правления сообщил о реорганизации Комитета защиты русских в Шанхае на организационном собрании его с главами организаций. Обновлённый Комитет составляется из глав организаций, существующих в Шанхае, а не из уполномоченных от этих организаций или не представляющих никаких организаций, а входящих персонально, при чём представительство от политических организаций /"монархических"/ исключено, чтобы не дать оснований и другим политическим группировкам добиваться вхождения в Комитет. Главнейшая из организаций, вошедшая в Комитет: Союз служивших в российских армии и флоте, благотворительное Общество, Православное Братство /старая и наиболее деятельная организация в Шанхае/, Урало-Сибирское трудовое общество /"Устобъ"/ - бывшая Урало-Егерская группа войск, генерала Лебедева, Дальне-Восточная казачья группа и Казачий союз в Шанхае.

Далее на заседании Правления Союза предложено к следующему собранию подготовить проэкт программы Союза и поручено Председателю и Секретарю Союза войти в сношения с Западом, послав туда необходимую информацию и начать изыскание средств для Союза путём сношения с местным скаковым обществом /Реисъ-Корсъ/, до сих пор обычно оказывавшим пособия русским беженцам.

Таким образом сформировался и начал работу Казачий Союз в Шанхае.

Устав Союза.

Устав Казачьего Союза в Шанхае взят почти целиком с устава Казачьего Союза на Западе, только сделаны некоторые дополнения или изменения согласно местных условий.

В основном, програмном, первом параграфе устава введено – "установление прав и обязанностей" казачества, чтобы находящиеся в эмиграции казаки, зачастую только строевые, не жившие ещё в своих войсках войсковой общественной жизнью, точно установили и уяснили себе и свои права и свои обязанности, чтобы знать и уметь доказать и защитить: почему мы казаки, почему желаем остаться ими, и что казачество в таком виде не только никому не мешает, ни на чьи права не посягает, а представляется необходимым и России и всему русскому народу, как было необходимо во весь период создания, расширения и защиты государства Российского.

По отношению войсковых атаманов имелось в виду, что Казачий Союз в Шанхае носит местный характер, а потому не может возлагать на войсковых атаманов обязательства быть ответственными за деятельность Союза или его Правления, так как предоставление им прав председателей правления Союза, как это установлено на Западе / § 9/ налагало бы на них и обязанности по Союзу. К тому же в организации Союза принимал участие только один войсковой атаман, другие же наличные на Дальнем Востоке атаманы, в местных условиях жизни казачества на чужбине, не проявляют своей работы в отношении казаков, оказавшихся в разсеянии, или проявляют её в очень малой степени. В некоторых же войсках совсем нет атаманов или претендующие на это звание являются спорными, как основывающие свои права на полномочиях, данных не от войсковых кругов, а по выходе с войсковых территорий или скомпрометированные /разительный пример – быв. Заместитель Войскового Атамана Оренбургского казачьего войска генерал Анисимов /, а потом организаторы Казачьего Союза в Шанхае ограничились предоставлением войсковым атаманам , буде они пожелают присутствовать на общих собраниях Союза, права решающего голоса. Казачий Союз в Шанхае и его члены – станицы и хутора отдельных войск, - только местные войсковые организации, притом общественного характера; войсковые же атаманы – ответственные представители войсковой власти. Будущая работа Союза определить взаимоотношения его со своими войсковыми атаманами в зависимости и от их работы, в местном, так и обще-казачьем и государственном масштабе.

<…> чтобы не включить в него ни большевиков, ни большевизанствующих, и тем самым не допускать никаких уклонов к соглашательству с большевиками, предуказывая этим будущее содержание программы. Казаки в эмиграции не могут быть аполитичными.

В уставе Шанхайского Союза предоставлены учредителем его права, его членов и членов общих собраний, чтобы охранить целостность и преемственность идеи образования Союза, и введено учреждение суда для ограждения прав, интересов и достоинства членов Союза в нём самом.

Так сформировался и начал свою работу Казачий Союз в Шанхае.

Замечающаяся медлительность в организации и работе объясняется разбросанностью и полной разобщённостью его отдельных членов и полным же отсутствием средств у организаторов Союза – будем думать, пока, да и у его членов.

Но работа всё же ведётся, и будущее Союза будет зависеть, конечно, от его самодеятельности.

ГАРФ. ф. 5963, оп. 1, д. 15. лл. 16, 17, 18, 19. Подлинник. Машинопись.

Печатается, по возможности, с сохранением орфографии и речевых оборотов.

Замечания на полях оригинала не включены в общий текст.

* * *

Главнейшие хранители Истории – архивы, - имеют великое количество исторических документов: иные из них до некоторой степени довольно постоянно используются исследователями, историками. Они, во всяком случае – "введены в научный оборот". Но существует другая часть материалов в архивных фондах – не затронутая исследователями по разным причинам. К одному из таких документов и относится настоящая публикация. "…Говорят и так: казакам нужно первое, о чём думать - это думать о своём будущем и надо сойтись всем на этом весьма важном вопросе. Но забывают они, эти глашатаи правды, что нужно оглянуться и назад. У казаков есть врождённая смекалка, веками выработанная: идя вперёд, они запоминают дорогу, по которой им, быть может, придётся вернуться".

Работа в архивах и публикация Азаренкова А. Н.
Примечания автора.
(Москва). 2011

******************************************************

Дайрен (Далянь). Церковь на русском военном кладбище

[1] Маньчжурия. Несостоявшаяся Желтороссия. С 1 марта 1932 г. по осень 1945 г. государство Маньчжоу-го. С 1 марта 1934 г. Маньчжоу-Го  - Великая Маньчжурская Империя (Маньчжоу-ди-го). В русских белоэмигранских документах и изданиях писалась различно. Так в журнале Часовой № 135-136, 1934 г., "Маньчжу-Ди-Го" (стр. 35) или "Манджуго" (стр. 36) [По странному стечению обстоятельств, сдвоенные номера журнала совпали со страницами!]. "Мань-чжоу или лучше Мань-чжу" [из работы "Жизнеописание Будды. Иеродиакона (Архимандрита) О. Палладия". Помещена в общей книге "Труды членов Российской Духовной миссии в Пекине", т. I, СПб., 1852 г.].

[2] Сам журнал "Часовой", Орган связи русского воинство зарубежом, "РОВС" на своих страницах в некоторых случаях печатал так: РО-ВС или Р.О.В.Союз.

Выписку произвёл Азаренков.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru