КАМЕННЫЕ НАМОГИЛЬНЫЕ КРЕСТЫ ЗАПОРОЖЦЕВ

КАМЕННЫЕ НАМОГИЛЬНЫЕ КРЕСТЫ ЗАПОРОЖЦЕВ

Хотя исследователи обратили внимание на памятники на могилах славных запорожских казаков уже более 150 лет назад [1;607] , сведения о них фрагментарны, часто разбросаны по редкостным старым изданиям. Поэтому главной целью этой статьи является, главным образом, обобщение всех известных письменных источников по данной тематике. Довольно уверенно можно утверждать, что наиболее ранние из известных на Украине казацких намогильных крестов стоят на месте погребения 300 казаков, погибших в 1651 г. от Р. Х. в битве под Берестечком [8;140]. Согласно предложенной нами ранее классификации, они относятся к двум типам: казацкому лапчатому и комбинированному - лапчатому с прямым крестом [7;16-47]. Данные кресты высотой 80-90 см довольно сильно повреждены, следы надписей на них не прослеживаются.

Еще один памятник XVII в. – это хорошо известный камень-стелла на могиле кошевого атамана Войска Запорожского Ивана Серко 1680 р. Еще в 1845 г. стеллу обследовал А. А. Скальковский, который поместил не очень удачный ее рисунок на обложке своей книги, нанес на план и привел надпись, но с непонятным окончанием [9; 283-284]. Позже рисунки памятника И. Серко и надпись на нем издавались неоднократно [текст приводится].

"Р. Б. (Року божего)1680 мая 4

Преставися рабь Бож.

Iоань Сеерко Дмит

ровичъ атамань кошо

вий воска Запорозкого

за его Ц. П. В. (Царского Пресветлого Величества) Федора

Алексевича. Памят Пр

аведнаго со похвалами"

В дальнейшем мы вынуждены отказаться от хронологического принципа изложения материалов и перейти к описанию памятников по местам их расположения.

Старая или Чертомлыцкая Сечь.

Кресты из окрестностей с. Капулевки впервые издал А. А. Скальковский. На опубликованном им плане местности отмечена могила Ивана Серко, старое кладбище Чертомлыцкой Сечи, а также несколько более поздних крестов. Чаще всего А. А. Скальковский не описывал форму крестов в деталях. Лишь в двух случаях он привел очень схематичные рисунки, по которым можно только догадываться, что эти кресты были латинскими или греческими. Несколько раз ученый подчеркивает, что все они были изготовлены из твердого белого камня (известняка) [9;279-280]. В 1872 году значительное число надписей с крестов запорожцев было опубликовано по сообщениям Н. П. Вертильяка. Десять из них происходят из с. Гирлы (юго-восточная часть с. Капулевка), два памятника - на могилах Д. Конеловского и Е. Носевского 1728 г. видел раньше и предыдущий исследователь, но Н. П. Вертильяк привел более детальное их прочтение [5;449-451]. Ниже приводятся надписи на крестах из Капулевки по данным А. А. Скальковского и Н. П. Вертильяка с максимальным сохранением орфографии первоисточников. (К сожалению, этот принцип не был соблюден издателямии украинского варианта книги А. А. Скальковского, которые перевели все надписи, сделанныв на старорусском языке, не только на крестах и свалоках, но даже на церковных вещах. См. : Скальковський А. О. Iсторiя Новой Сiчi або останнього Коша запорозького. -Днiпропетровск. - 1994. ). Только в нескольких случаях числительные кириллицы заменены современными:

Надписи на крестах в юго-восточной части Сечи:

На обломке креста:

"Року 1728 месяца Ноября дня 4. Помяни

Господи душу усопшаго. . . "

На целом кресте:

"Помяни Господи душу усопшагося, здесь почиваетъ

рабь Божiй Симеонъ. . . товарищь куреня Васюринс-

каго. Првставися року 1718"

На целом, хорошо сохранившемся кресте, надпись полустертая:

"Року 1728 мца Ноября дня 4 по

мяни Гди дшу усобшагося от Адама даже и

до сего дне. Зде опочиваеть рабь бжии

Данилъ Конеловского. . . "

На целом кресте:

"Помяни Гди душу раба своего Евфрема

Носевскаго куриня Васюренского, а пред-

ставися року 1728 мца декамбрiа 13"

На обломках креста:

". . . Преставися рабь Божiй Лукьянъ товаришь куреня

Ведмедовскаго, року 1729 месяца Сентября дня 17"

На целом кресте, возле которого "род саркофага из белого камня в виде гроба".
От надписи сохранились только строки на подножье в земле:

“. . . Отъ Р. Х. 172О

месяца Но-

ября 5 дня "

На целом кресте:

"Зде опочиваетъ рабъ Божiй. . . Волошинъ, атаманъ

куреня Тимошевскаго. . . року 1728 Генваря 28 дня"

На целом кресте:

"Зде опочиваетъ рабъ Божiй Данило

Бовсенко, куреня Сергеевскаго

року 1729. Месяца Марта 4-го дня"

Надписи на крестах в северо-западной части Сечи, которые Н. П. Вертильяк локализует как: "На другой стороне Капуловки от Чертомлыка":

На целом кресте:

"Зде преставися рабъ бжiй

Федоръ Товстонегъ, куреня

Щербиневскаго козакъ: по-

гребен року 1770. Ноября

4 дня"

На целом кресте:

"Зде опочиваетъ рабъ бжiй

Семенъ Таранъ, коэак куреня

Шкуринскаго. Преставися ро-

ку 1742 мца декабря 3 числа"

Для остальных крестов затруднительно установить точное место расположения, поэтому приводим их, как у Н. П. Вертильяка.

На кресте в с. Гирлы:

"Зде опочеваетъ рабъ бжiй Иванъ Чапля

знатний товарищъ куреня Поповского

преставився за отамана Максима Кулака 1728

года Сентябр. 4"

На крестах "на полугорье р. Днепра выше с. Гирлы":

"Зде опочеваетъ рабъ бжiй Сидоръ зна

тный товарищъ куреня Кисляковского пре

ставися за отамана Евстафiя Шкури в ро

ку 1729 Июня дня 20"


Року бжiя 1729 мца iюнiя, дня 27

зде опочиваетъ рабъ бжiй Данилъ куреня

Кисляковского Лубенец за памяти здравию

брата своего которiй. . . ос. . . ои. . . еяну

Гос. пакои. . .


"Преставися рабъ божiй Иванъ товарищ

уреня Медведовского року 1729 Семтеврiя

дня 17"

На кресте селения Гирлы:

Зесь погребенъ козакъ Григориi Хат

укъ 1779 года мца генваря куреня Днеп. . . ”

На кресте, там же:

Зде опочиваетъ рабъ бжiй Иоанъ Ка

пирсъ куреня Сиргiевскаго атаман преста

вися 1779"

На кресте, стоявшем в с. Гирлы, около магазина:

Зде опочиває рабъ божiй Власiй энат

ный отаман куреня Каневского преставися

за атамана Пелипенка в року 1753 мца

февраля"

На кресте в селении Гирлы:

Зде опочиває рабъ божiй козак куреня

Рочевскаго Данило Харченко. реставися

року 1762 марта 12 дня"

На обратной стороне:

"Старанiем Харка старого батька

его поставлинъ 1763 году"

Неподалеку от Старой Сечи А. А. Скальковский описал еще один крест в 8 км от Капулевки в с. Шолохово, у устья р. Соленой, при впадении ее в р. Базалук, найденный ранее А. Борзенком [9;286-287]:

Зде опочиваетъ рабъ Божiй Кирилло козак

куреня Медведовскаго, преставися року

1719 месяца Ноября дня 29"

Каменская Сечь.

Как известно, часть земель около этой Сечи принадлежала Н. П. Вертильяку – прямому наследнику кошевого атамана Петра Калнишевского по женской линии. коло 1844 г. тот помещик вспоминал, ". . . что не далее, как 15 лет тому назад кладбище бывшей Запорожской Сечи на р. Каменке было усеяно крестами и намогильными памятниками с надписями". Там Н. П. Вертильяк привел надписи на двух из четырех надгробий, которые сохранились на то время [1;607]. ни стояли около маленьких курганов, примерно в 300 м к северо-востоку от центральной части Сечи. . А. Скальковский тоже посетил эту местность, но кресты не описывал, воспользовавшись данными своего предшественника [9;292-293]. 1865 г. ба памятника исследовал Л. П. Чирков, по описаниям которого они были еще раз опубликованы в Записках Одесского общества любителей истории и древностей [4;343-344]. Приведем и мы эти надписи по данным Н. П. Вертильяка и Л. П. Чиркова:

"Во имя

ца и Сна

и Сятго Дха

Зде опочиваетъ рабъ божiй Костантинъ

Гордеевич атаманъ Кошовый

Славнаго воиска Запорожского Низо

вого а ку

реня Плат

неровскаго:

Преставися

року 173О

дня 4 мая"

Во имъя Пресвятыя и животворящiя и нераздел/

ныя Тройцы, Аминь. де опочиваетъ рабъ Бжи

Васiлi Iерофевич атма Ко

шовый славнаго воиска

Запорожскаго Низового а куреня

Тытаровскаго Преставися в.

оку 1731-мъ в:

мце май. ня 23"

В работе Н. П. Вертильяка на верхнем конце первого креста отмечены вырезанные изображения полумесяца, звезды и казацкого лапчатого креста. наше время только этот крест сохранился целым на Каменке. Там он принадлежит к типу латинских [7]. . Л. Зализняк, который проводил раскопки на Каменской Сечи несколько лет назад, любезно познакомил автора с фотографиями креста К. Гордеенко. а нижнем конце памятника, на его обратной стороне едва прослеживается изображение какого-то герба, публикации которого мне не известны.

Новая или Подпильненская Сечь.

Намогильные памятники последней Сечи в 1845 г. зучал А. А. Скальковский, который привел надписи с креста кошевого атамана Степана Гладкого и еще двух надгробий [9;262,275]. , которые находились на кладбище, расположенном на плато правого берега долины Днепра, к северу от с. Покровского. Первый здесь не приводится.

"3десъ опочиваетъ рабъ Божiй Онисько Пъсь

куреня Сергеевского куренный атаманъ.

Преставися року 1770 месяца Февраля "

На третьем кресте читалось только имя "Iоанн".

А. А. Скальковский допускает, что он принадлежал Малашевичу, так как обратная сторона памятника хорошо обработана и украшена. Отметим, что позднее Д. И. Яворницкий уточнил датировку креста С. Сладкого ". . . року 1747 у маю 13", привел иное название куреня - ". . . Уманского. . . ", а также рисунки памятника с обеих сторон. чень интересно вырезанное изображение на обратной стороне пятиконечного креста с копьем и губкой на трости, а также традиционные сокращения: "ИНЦI", "I - Х", "НI - КА", "К - Т" [";138]. ы уже писали, что этот крест имел уникальную форму. н был латинский с суженными концами. Нигде больше на намогильных памятниках и запорожских знаменах не встретился нам и упомянутый пятиконечный крест [7;16-47], поэтому можно предположить, что данный памятник был изготовлен на заказ не местными мастерами.

Остальные кресты, о которых сохранились сведения, не связаны с местами расположения Запорожских Сечей. дин из них стоял на берегу р. Базавлук у с. Грушевка [9;259]. Приведём его так же, как в книге А. А. Скальковского:

Еще два креста отмечены Н. П. Вертильяком в с. Перетовка (Переметовка – ?) [5;450]. На них были следующие надписи:

На кресте, находящемся в Перетовском рыбном заводе:

Сооружися крестъ сеи рабомi бжiимъ

Павлом и рабомъ божiимъ Стефаномъ. По

мяни Гди дши рабъ своiх преставлених

Преставилися року бжiя 1747 года"

На кресте, стоявшем среди с. Перетовки:

Зде опочиваетъ рабъ бжiй Василъ

Чорный куреня Незамаиловского. орофеи

товари. . . уреня Поповичевскаго"

По свидетельствам того же автора, приводим надпись с креста на кладбище с. Золотая Балка [5;449-450], расположенном на правом берегу Днепра:

"Зде опочинвае рабъ бжiй Данило ата

манъ куреня Пашковскаго преставися року

1746 августа в среду в обет "

Еще один памятник Л. П. Чирков видел в 1867 г. а кургане у с. Давидов Брод, что на левом берегу р. Ингульца [4;351]:

Здесь погребенъ рабъ божiи войска

Черноморскаго верних козаков армiи се

кундъ-маiоръ Петръ Щербина Мекулскiи на

79 го. от рожденiя преставися Февраля

1796 "

Два креста отмечены за границами "вольностей запорозьких". О них также сообщил Одесскому обществу Л. П. Чирков. Первый он видел поблизости от с. Александровка [5;451], расположенного на правом берегу Днепровского лимана:

Бившаго воиска Запорожскаго козакъ

куреня Платнеревского зде опочивае рабъ

божии Василiи Коношко блаженно памяти

1782 году мца генваря 21 дня. . . ему

кресту цена 25 ру. "

В.И. Гошкевич обследовал этот крест в 1909 г. уточнил, что он стоял на выезде из села по дороге на Кисляковку [10;13]. торой крест с изображением знака военного ордена был в с. Ковалевка [4;350-351], что на правом берегу Южного Буга:

1792 года Декабря 4 дня. десь по

гребенъ козакъ бывшаго воиска запороз

кого: служби: и нiнешную Черноморскую

произходилъ и рани получилъ полковiи хо

рунжiи куреня Поповичевскаго: СIмеонъ

Губа: в случаижъ ктобы моглъ сей крестъ

з гроба дерзнуть да убоится суда божiя.

. К. Р. Фома г. –"Сей крест робыв - ?"

К сожалению, этот удивительный крест вряд ли можно найти. же в начале ХХ в. . И. Гошкевич видел его разбитым. тот исследователь описал также крест из местного известняка с фрагментом надписи ". . . дн зде опоч. . . абъ. . . орєня", который условно можно считать казацким. И.В. Фабрициус поместила эту находку возле хутора Барабаяны в бассейне Сухого лимана недалеко от Одессы [10;73]. Сейчас существует с. Барабой на одноименной речке, однако остатков намогильных памятников "на мыске над ручьем нет.

Под конец, по данным Н. П. Вертильяка, приведем надписи на еще двух крестах с кладбища упомянутого с. Кисляковка [5;451]. Хотя они и не принадлежали запорожцам, но представляют собой очень интересные источники по истории Северного Причерноморья конца XVIII ст. (Т. Максимюк любезно сообщил, что в частной коллекции хранятся старые рисунки обоих памятников с оттисками печати Одесского общества. Надеюсь, что у нас еще будет возможность опубликовать их в другой работе. ):

Зде: погребенъ младенецъ Павелъ сынъ

священика: Стефана Кустовскаго: жившаго

в слободе в Кисляковке : капитана Спаского.

783 года декабря 2 дня"

Зде: погребено мужъ: и жена. иностранцы

католицкаго закона французы Iоанъ i

Елисавета по фамилии Катле. 1784 года

декабря 9 дня"

Этим, практически, и ограничиваются опубликованные материалы по казацким намогильным памятникам XVII-XVIII вв. здесь уместно напомнить, что в конце ХIХ в. на месте бывшей Томаковской Сечи Д. И. Яворницкий не встретил ни одного казацкого креста, а его ссылка на свидетельства протоиерея И. Карелина, который будто бы видел там памятники запорожцев в 1872 году, при проверке оказалась ошибочной [Сравн. : 13;1,125 и 5;448]. этому можно лишь добавить надпись на могильном памятнике, который стоял на месте погребения последнего кошевого атамана Войска Запорожского – Петра Калнышевского в Соловецком монастыре [2;70]:

"Господъ нашъ Iисусъ Христосъ положилъ душу свою

на кресте за всехъ насъ не хочетъ смерти грешника.

Здесь погребено тело въ Бозе почившаго кошевого

бывшей когда то запорожской грозной Сечи казаковъ

атамана Петра Калнишевскаго, сосланнаго въ сiю

обитель по Высочайшему повеленiю, 1776 году на смиренiе.

Онъ въ 1801 году по Высочайшему повеленiю снова

былъ оснобожденъ но уже самъ не пожелалъ оставить

обитель въ коей обрелъ душевное спокойствiе смиреннаго

христiанина, искренно познавшего свои вины.

кончался 1803 года октября 23 дня, въ Субботу. 112

леть от роду, смертiю благочестивою, доброю"

Как известно, казацкие кресты, как исторические источники, которые свидетельствуют о времени существования Запорожских Сечей, впервые были использованы А. А. Скальковским. Попробуем здесь сделать такой анализ с учетом всей совокупности материалов.

Старая или Чортомлыцкая Сечь.

Намогильные памятники из окрестностей с. Капулевки датируются следующим образом: 1680, 1718, 1720, 1728 (четыре даты), 1729 (пять дат), 1742, 1753, 1763, 1770 и 1779 года. . А. Скальковский, исходя из того, что с 1710 по 1734 гг. он находился в Алешках, писал: "Казаки в 1730 годах, возвратившись на р. Подпильную, перенесли если не прах, то хотя бы память о них, то есть, могильные кресты" ["282]. ругой ответ на этот вопрос Д. И. Яворницкий видел в воспоминаниях о том, что когда казаки были под властью "тур-царя", то умирая, просили своих товарищей похоронить их на Старой Сечи, и те перевозили их тела чайками в Чертомлык [14;91]. Однако, если строго следовать такой логике, необходимо объяснить, каким образом на Чертомлыцкой Сечи оказались надгробия, которые датировались 1742-1770 гг. , когда Кош размещался на р. Подпильной.

Каменская Сечь.

Два датированных креста этой Сечи относятся к 1730 и 1731 гг. П. Вертильяк, опровергая точку зрения А. А. Скальковского о том, что Каменская Сечь существовала только на протяжении года в 1709-1710 гг. , писал: ‘’Значительная площадь кладбища никак не могла бы заполниться за год, большое число намогильных надписей с годами смерти до 1736, в том числе многих кошевых, войсковых писарей, не было случайным’’ (Примечание 35 Н. П. Вертильяка в книге: Мышецкий С. И. История о казаках запорожских, как оные издревле значилися, и откуда свое происхождение имеют и в каком состоянии ныне находятся, сочиненная от инженерной команды, издана со списка хранящегося в библиотеке князя Михаила Севенонича Воронцова. Одесса. 1852. С. 2). Теперь уже тяжело гадать, какие памятники на Каменке датировались 1736 г. кто из войсковых писарей был там похоронен, но с этой мыслью, как позднее очень уверенно доказал Д. И. Яворницкий в нескольких работах, трудно не согласиться.

Новая или Подпильненская Сечь.

Казацкие памятники датировались там 1747 и 1770 годами. Следует отметить, что кошевые атаманы были похоронены на Каменке под небольшими курганными насыпями, тогда, как на Новой Сечи их хоронили в склепе под Покровской церковью, а кресты устанавливали на кургане на общем кладбище.

Таким образом, на основании хронологии намогильных памятников можно сделать вывод, что во время существования Каменской Сечи в 10-20-х гг. VIII в. апорожцы строго контролировали значительные территории выше по Днепру, в частности имели поселения как на Старой Сечи, так и в других местах, например у с. Шолохово. аже тогда, когда Новая Сечь уже существовала, поселение на Чертомлыке тоже использовалось, о чем свидетельствуют кресты казаков 1742-1770 гг. еобходимо подчеркнуть, что с местами расположения Сечей во времена их существования четко связаны могилы кошевых атаманов: Старая Сечь – Ивана Серко 1680 г. ; Каменская Сечь – Константина Гордиенко 1730 г. Василия Ерофеева 1731 г. ; Новая Сечь – Степана Гладкого 1747 г. нтересно, что данная закономерность не распространяется на захоронения куренных атаманов и простых казаков.

Намогильные надписи содержат в себе информацию, которая касается разных сторон жизни запорожцев. ак, на приведенных выше надгробиях упоминаются 14 уже известных по документам названий казацких куреней - Васюринский, Медведевский, Каневский, Кисляковский, Незамайловский, Платнеровский, Поповичевский, Рогевский, Сергеевский, Тимошевский, Титаревский, Уманский или Минский, Шкуринский, Щербиновский. Однако на одном памятнике Григория Хатука 1779 г. з Старой Сечи отмечен фрагмент названия ". . . куреня Днеп. . . ". Данный фрагмент необходимо рассматривать как отображение события, когда сразу же после уничтожения Сечи, в июне 1775 г. Князь Г. Потемкин направил Новороссийскому губернатору генерал-майору Муромцеву предписание, в котором, между прочим, требовал, чтобы ". . . отныне, по Высочайшему повелению, уничтожается название Сечи Запорожской, которую во всех случаях именовать Днепровской провинцией"[2;65]. Это касается названия куреня Минского, которое Д. И. Яворницкий считал искаженным названием куреня Менского "[13;157], то следует отметить, что в "Экстракте" 1793 г. численности черноморских казаков, переселившихся на Кубань, есть названия куреней Минского и Уманского в то время, как Менский не упоминается [2;193-203].

До сих пор абсолютно уникальным является свидетельство о стоимости каменного креста в 25 рублей в 1782 г. з Александровки. ля сравнения скажем, что в 1789 г. казак Черноморского Войска получал за целый год службы 12 руб., а куренной атаман – 30 руб. 2;163]. Как видим, это были достаточно большие деньги, поэтому установить памятник мог далеко не каждый. е исключено, что именно поэтому зафиксировано два случая, когда один крест был поставлен сразу двум казакам. Этим же можно объяснить и отсутствие с территории казацких вольностей данных о надгробиях женщин и детей XVIII в. сравнивая эту ситуацию с Буго-Днестровским междуречьем, где в начале XIX в. позднее во многих районах каменные кресты были довольно распространены среди простого сельского населения [6;48-73, 7;41-45], сделаем еще одно наблюдение. ак известно, в Надпорожье и Запорожье распространены выходы гранитов, но очень редки залежи известняков, из которых изготовлены почти все известные кресты. Может быть именно поэтому каменные кресты в Запорожье были гораздо дороже, чем в Северо-Западном Причерноморье, где выходы известняков хорошего качества обычны. Однако это не означает, что большая часть населения Запорожья не получала после смерти намогильного памятника. о аналогии с районами Подолья во второй половине XIX в. 11;10-29], следует допустить, что значительное число крестов были деревянными и поэтому не сохранились.

Представленные памятники, между прочим, указывают и на характер разрушений Старой Сечи в 1709 г. Новой Сечи в 1775 г. легко заметить, что на всем Запорожье из памятников старше 1709 г. сохранился чудом только камень на могиле И. Серко, но и он, по легенде, был обновлен позднее [14;91]. Крестов, датированных от 1718 до 1770 гг. намного больше – 22 экз. , в то время, как памятников 1779-1796 гг. сего четыре. то говорит о том, что разрушение 1775 г. было меньшим и не таким целенаправленным на полное искоренение любой памяти о запорожцах, как уничтожение Старой Сечи в 1709 г. отличие от последнего, оно охватило только район центральной части Новой Сечи вокруг Коша. сожалению, гораздо больший вред, чем полки П. Текели, нанесли памятникам запорожцев время и местное население, начиная еще с 30-х годов XIX в. , может быть именно из-за недостатка камня для строительства [13;131-132].

Несколько намогильных памятников свидетельствуют о событиях, связанных с историей Черноморского казачества в конце XVIII в. как, каменный крест 1796 г. з с. Давидов Брод войскового полковника Петра Шербины Мекульского, который значится в "Ведомости войску верных козаков Черноморских. . . " 1"1 г. 2;172], говорит о том, что какая-то часть казаков и даже старшин не пошла на Кубань, а осталась на бывших запорожских землях, возможно на своих хуторах.

Для изучения культурных традиций запорожцев и особенно путей и особенностей их проникновения в другие регионы – Северо-Западное Причерноморье, Добруджу, Приазовье, Кубань, немалую роль играет исследование каменных памятников - формы, надписей и изображений на них. Сейчас мы знаем форму только четырех казацких намогильных крестов - двух из под Берестечка и еще двух из Запорожья. этому можно добавить, что крест 1792 г. с. Ковелевка имел форму "знака военного ордена" - то есть был лапчатым или близким к нему георгиевским. Кроме этого, на стелле И. Серко изображен прямой или греческий крест, а на надгробии К. Гордиенко - типичный лапчатый. Единственный крест XVIII в. в с. Куяльник на Одещине также казацкий лапчатый [12;30]. н датируется 1771 г. отмечает путь проникновения казацкого населения в этот регион еще до уничтожения последней Сечи [3;120-121].

Так, можно сделать вывод, что среди намогильных крестов запорожцев преобладали казацкие лапчатые, прямые или комбинированные из двух этих типов, а у старшины встречались латинские. Анализ изображений крестов на казацких знаменах XVIII в. оказал, что среди них абсолютно преобладали казацкие лапчатые или корсунские кресты, хотя иногда встречались прямые [7;27-28].

Подводя итоги нашего обзора, необходимо отметить, что при анализе памятников запорожцев и надписей на них мы только прикоснулись к значительному пласту информации. Убежден, что специалисты по истории Украины XVII-XVIII вв. обратят внимание на эти источники и сделают свои наблюдения. Представленная сводка материалов важна и с точки зрения дальнейших поисков памятников. Очевидно, что разведки необходимо перенести на берега малых речек Поднепровья, Побужья и Приазовья, где около остатков многочисленных хуторов и зимовников могут еще сохраняться намогильные кресты как казаков, так и простого населения, а также их прямых потомков.

Литература

  1. Вертильяк Н. Надгробия кошевых Гордеенки и Ерофеева // ЗООИД. Т. . Одесса. 1844.
  2. Короленко П. П. редки кубанских казаков на Днепре и на Днестре. Екатеринодар. 1900.
  3. Кушнiр В. Г. , Сапожников I. В. Попереднi пiдсумки дослiдження кам'яних хрестiв на Одещинi // Українська нацiональна iдея: минуле, сучасне, майбутнє. Матерiали мiжнародної конференцiї. Одеса, 1995.
  4. Надписи, находящиеся в Новороссийском крае // ЗООИД. Т. X. Одесса. - 1875.
  5. Надписи Новороссийского края // ЗООИД. Т. VIII. Одесса, 1872.
  6. Сапожников I. В. , Кушнир В. Г. , Островерхов Л. С. Кам'янi хрести Одещини // Старожитностi Причорномор'я. Вип. . Одеса,1995.
  7. Сапожников I. В, Слюсар Ю. О. , Шувалов Р. О. Типологiя кам'яних намогильних хрестiв Пiвденно-Захiдної України // Старожитностi Причорномор'я. Вип. . Одеса. 1995.
  8. Свєшнiков I. К. Битва пiд Берестечком. Львiв,1993.
  9. Скальковский А. История Новой Сечи или последнего Коша запорожского. Ч. III. Одесса,1846.
  10. Фабрициус И. В. Археологическая карта Причерноморья Украинской ССР. Вып. 1. К. , 1951.
  11. Широцький К. Надгробнi хрести на Українi // ЗНТШ. Т. 82. Кн. II. Львiв, 1908.
  12. Шувалов Р. О. Про що розповiв некрополь (Куяльницьке козацьке кладовище м. Одеси). К. , - 1992. С. 0.
  13. Яворницкий Д. И. История запорожских козаков. Т. . К. ,1990. , - Т. II. К. , 1991.
  14. Яворницький Д. I. Исторiя запорозьких козакiв. Львiв,1990.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ЗНТШ - Записки наукового товариства iм. евченка, Львiв.

ЗООИД - Записки Одесского общества любителей истории и древностей, Одесса.


От издателя. От нашего многоуважаемого друга и соратника господина Козубского поступило дополнение к материалу господина Сапожникова. Кирилл Эдуардович отличается даром прирождённого Редактора. Практически ни одна статья "Казачьего Архива" не обходится его вниманием и главное дельными замечаниями. Пусть и наш читатель оценит это.

Насчёт Кошевого Сирко и его последнего пристанища. меня есть 2 издания книги Ивана Шаповала, "В поисках сокровищ" (М., Сов. писатель, 1967 и 1989 годы). 1-м издании содержится гравюра с изображением надгробной стелы. Во 2-м издании сообщается такой факт: "Столетние деды из Капуливки рассказывают, что сначала могила Сирко была на полуострове Чертомлык, но во 2-м десятилетии XIX ст. её перенесли на новое место. Как-то весной Днепр угрожал затопить полуостров. Тогда капуливские крестьяне вместе с жителями села Покровки и др. соседних казацких сёл перенесли гроб с прахом атамана в село Капуливку, похоронили на круче по казацким обычаям – шапками насыпали над гробом могилу".

Дата смерти доблестного атамана в 1-м издании указана 4.5.1680 г. т. е. как, как на стеле, во 2-м издании – 1.2.1680 г. дело в том, что эта непонятная дата высечена на позднейшем (1954 г. ) надгробии И. Д. Сирко. Сообщается во 2-м издании книги и про очередное перезахоронение (которое, собственно говоря, произошло в 1967-м, т. е. до выхода 1-го издания, но, видимо, Шаповал не успел среагировать).

27. 11. 1967 г. череп И. Д. Сирко был передан в лабораторию пластической антропологической реконструкции – известному учёному Н.Н. Герасимову". по-моему – это кощунство! Методика Н.Н. Герасимова. Громко именуемая "документальным портретированием" есть бесстыжее, циничное шарлатанство!. . .

И.В. Сапожников в своей статье сообщает, что в днепровском (1994 г. ) издании книги А.А. Скальковского надписи с запорожских крестов переведены на украинский язык. Здесь можно увидеть косвенное признание того факта, что язык днепровских черкас XVI–XVIII вв. не был украинским. Процитирую, кстати, письмо гетмана Данила Апостола – высокообразованному казацкому юристу Василию Стефановичу: "Пане сотнику Лохвицкий! Сего декабря 1-го д. 730 году получили ми предосточтейшую высокомонаршую Е. И. В. , из коллегии иностранных дел присланную к нам, грамоту, в которой изображено, что ежели малороссийские права, названние Магдебургские да Саксонские статути, на славянский язык не переведени и из трёх в едино не связани, то приказать бы нам кому из духовних и свецких то делать без упущения времени с прилежанием, о чом прошлого 1729 году из Святейшаго Правительствующаго Синоду к духовной власти указами особенно писано, и, как скоро возможно, то зделав, прислать в Москву и в коллегию иностранных дел, нам писать. Того ради як до прочих персон, для переводу и своду книг определенних, послани наши укази, так и до В. Милости пишут пилно предполагаем, абось В. М. , по силе оной высоко монаршей грамоты и по двократному указу нашому для означенного переводу и своду, приездил в Глухов следующаго Януария на 1-е число пребудущего 1731 году всеконечне <…>.

(из) Глухова декабря 2 дня 1730 году. а подлинном тако: В. илости ласкавiй Е. И. В. ойска Запорожского обоих сторон Днепра Гетман Данило Апостол".

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru