Дезин, Вилим Петрович, фон, адмирал

Дезин, фон, Вилим Петрович, адмирал, родился 1740 г., † 30 декабря 1826 г.

В 1754 г. поступил в Морской кадетский корпус, в 1757 г. произведен в гардемарины и плавал (1754 — 1758 гг.) ежегодно из Кронштадта в Архангельск и обратно.

В 1758 произведен в мичманы и плавал на брандерном фрегате «Салафагел» до Копенгагена.

Следующий год фон Дезин находился при описи Прусских и Померанских островов; в 1760 — 1761 гг. участвует в Кольбергской экспедиции в качестве адъютанта начальника русского морского десанта, капитана 1 ранга Спиридова; в 1762 г. произведен в унтер-лейтенанты (подпоручик), а в 1764 г. в лейтенанты. В 1769 г., на корабле «Евстафий Плакида», под командою капитана 1 ранга фон-Круза, пошел в Средиземное море в эскадре адмирала Спиридова; 30 июля произведен в капитан-лейтенанты и участвовал в Морейской экспедиции; затем был переведен на корабль главнокомандующего графа Орлова «Три Иерарха», на котором был 25 июля 1770 г. в Чесменском бою.

Затем сам командовал 16-тн-пушечным фрегатом «Св. Павел», после чего вступил во временное командование флагманским кораблем «Три Иерарха», сдав который в 1771 г., остался на том же корабле в должности казначея при графе Орлове.

24 июня 1771 г. фон Дезин произведен в капитаны 2 ранга и участвовал 2 ноября в десантной вылазке, при атаке крепости на острове Митилене.

1772 г. фон Дезин, командуя кораблем «Всеволод», крейсировал в эскадре контр-адмирала Елманова, которая пошла для поиска от Аузы до Дарданелл, где и заняла станцию.

19 мая того же года было заключено перемирие до 1 ноября.

Турки обязались не предпринимать никаких наступательных и подготовительных действий; но 19 сентября главнокомандующий, будучи около острова Хиоса и, получив официальное извещение о разрыве перемирия, послал отдельную эскадру для блокады Дарданелл и для розыска турецких судов. Одна из эскадр была поручена командиру фрегата «Северный Орел», капитану 2 ранга фон Дезину, и состояла из трех фрегатов, 1 пакетбота и 1 шлаки, и пошла занять место в Самосском канале: но действия фон Дезина ограничились лишь взятием нескольких незначительных призов. Здесь фон Дезин простоял до 16 июля 1773 года, когда с своими судами вошел в состав отряда контр-адмирала Елманова, долженствовавший идти и атаковать крепости Бодрум и Станчио сделать всевозможный вред берегам и вывести из под Бодрума стоявшие там фрегаты; но эта экспедиция оказалась очень неудачной.

10 июля 1774 г. был заключен Кучук-Кайнарджийский мир, и тем окончилась Архипелагская кампания. Фон Дезин вернулся обратно в Россию и был назначен, в 1776 г., командиром корабля «Европа»; а 7 июля произведен в капитаны I ранга и назначен в коммисию для разбора журналов, планов и карт архипелагской экспедиции и для составления по ним исторического описания.

В 1778 г. 10 октября фон Дезин был назначен начальником 8-ой эскадры, состоящей из судов: корабли: «Слава России», «Благополучие» и «Твердый», фрегаты: «Мария», «Александр» и «Воин».

В 1779 г. фон Дезин плавал в Балтийском море со своею эскадрою того-же состава; лишь «Слава России» заменен кораблем «Царь Константин».

28 февраля 1780 г. была объявлена знаменитая декларация о вооруженном нейтралитете, и, для поддержания объявленных Императрицею начал, было снаряжено три эскадры контр-адмиралов Борисова и Круза, и из Архангельска под командою старшего из капитанов, капитана I ранга Видима фон Дезина; она состояла из 2-х 66-ти-пушечных кораблей «Не тронь меня» и «Иянуарий» и 2-х пинков «Евстафий» и «Кола».

Эта эскадра должна была плавать к Нордкапу и до Белаго моря, охранят торговлю и уничтожать каперов. Коллегия, в виду большой болезненности на эскадре в прошлом 1779 году (в эскадре Хметевского, посланного для того же), на этот раз распорядилась, чтобы был отпущен на суда «сбитень на один месяц, сахарная патока для употребления с кашей и вяленый щавель для щей». У Нордкапа рекомендовалось собирать щавель и траву, называемую Кокляриум; число медикаментов увеличено, но врача не назначено, ибо вместо него признано возможным назначить «хорошего подлекаря».

Эта эскадра только 10 июня пошла по назначению, 23 июля начала свое крейсерство, а 13 августа пинки, по случаю увеличения числа больных и по имеющейся у них течи, пошли к своим (то есть отечественным) портам. Через 5 дней корабли тоже ушли к своим портам; при этом случилось следующее: пинки шли сначала соединено, но 19 августа разлучились; 1 сентября они опять видали друг друга, но на следующий же день потерялись из виду и разлучились. 9-го сентября «Евстафий» погиб у берегов пустынного шотландского острова Грофкерри (из 176 человек команды, 6 женщин и 3 детей 5 матросов спаслось на обломках), 15-го сентября «Кола» встретил корабль «Иянуарий», у которого грот- мачта была сломана; условились идти соединено, но на следующий день суда опять разлучились. 23 сентября фон Дезин с своим кораблем пришел в Копенгаген не имея никаких известий о судах его эскадры, и, воспользовавшись тем, что эскадра контр-адмирала фон Круза шла в Кронштадт, присоединился к ней, куда и пришел 17 октября. Суда же его эскадры: «Иянуарий» без грот-мачты под фальшивым вооружением спустился в Берген, где чинился и зимовал; «Кола», имея 3 умершими и 17 человек сильно больными, 2 октября пришел в Копенгаген, где тоже зазимовал. И так, фон Дезин пришел один, растеряв свои суда по дороге, за что и получил выговор от Адмиралтейств-Коллегии, в котором еще ставилось ему на вид: «в присланном рапорте пропущено число больных и время, когда рапорт писан».

1782 г. июня 7 Дезин назначен был командовать судами Азовской флотилии, под главной командой начальника заводимого на Азовском и Черним морях флотов адмирала Алексея Наумовича Сенявина; 28 июня того же года он произведен в капитаны генерал-майорского ранга, а 14 июля в контр-адмиралы; в 1787 г. сентября 22 произведен в вице-адмиралы. В 1787 г. снаряжалась эскадра под командою адмирала Самуила Карловича Грейга.

Его, в письме от 27 марта 1788 г. граф Безбородко спрашивал: «каких флагманов он наиболее способными находит в архипелагскую экспедицию», и на это Грейг отвечал: «из старших (старшинство в линейной службе весьма уважалось) Вилим фон Дезин (вице-адмирал) наиболее для этого способный; это хороший моряк, хорошо знающий службу: он служил в Архипелаге в течении всей последней кампании (1769 — 1774). Единственный его недостаток состоит в несколько излишней осторожности в тот момент, когда подлежит рисковать совершенно всем».

2 июня фон Дезину было поручено с эскадрою 3 — 100 пуш. корабля «Саратов», «Три Иерарха», «Чесма», фрегат «Надежда» и 5 транспортов, и предписано идти к Копенгагену, перейти Зунд, и ожидать остальные суда эскадры Грейга. 5 июня фон Дезин снялся с Кронштадтского рейда; 10-го он приблизился к острову Готланду, где встретился со шведскою эскадрою, состоящею из 12 кораблей, 5 фрегатов и 3 катеров, находившеюся под командою брата Шведского короля Густава III, — генерал-адмирала шведского флота, герцога Карла Зюдерманландского.

Герцог в 11 ч. утра прислал к фон Дезину офицера с требованием уведомить, куда наша эскадра идет и какое её назначение. Фон Дезин ответил, тогда герцог потребовал салюта, но трактата о салютах с Швециею не было, а потому это была лишь придирка, чтобы вызвать русского адмирала на дерзость. Фон Дезин отсалютовал герцогу выстрелами и объявил, что он делает этим вежливость особе главнокомандующего шведским флотом, как брату короля. Герцог ответил ему 8-ю, как младшему. Этим инцидент был исчерпан, вызов не удался.

Разойдясь с неприятелем, фон Дезин пошел дальше, но за противными ветрами лишь 29 июня пришел в Копенгаген, где скоро и получил указ от 27 июня о начале военных действий со шведами.

В это время он уже был по ту сторону бара; ему нужно было проводить наши два транспорта «Кильдюин» и «Соломбалу», следовавшие в Архангельск с пушками, для строившихся там судов. Миновав Скаген и Дернеус, он, не встретя шведских судов, решил отпустить транспорты одни; но как только транспорты отошли от эскадры, за ними погнались 3 шведских фрегата, которых фон Дезин не видал. «Кильдюин» был взят в плен, а «Соломбула» избежал плена, вернувшись к эскадре, увидавшей лишь результаты случившейся с ними драмы. Фон Дезин поспешно снялся с якоря, погнался за шведами, но безуспешно: они скрылись в шхерах.

Фон Дезин оправдывался, но его оправдания были неосновательны, а потому и вызвали неудовольствие Адмиралтейств-коллегии. Храповицкий в своем журнале указывает, что раздраженная императрица сказала: «Тот виноват перед отечеством, кто ввел обоих фон Дезинов в адмиралы». Брат Вилима Петровича, контр-адмирал Мартын фон Дезин, медлил и очень плохо распоряжался в Готландском сражении. 16 августа Вилим фон Дезин со своим отрядом был вызван в Копенгаген где он и получил новые инструкции:

1) Чтобы фон Дезин поспешнее переходил обратно в Балтийское море и готовился к военным действиям.

2) Стараться получить содействие датчан и с ними блокировать Калскрону, что необходимо, дабы пресечь сообщение шведского флота и с его главным портом; причем указано фон Дезину, что он со своими судами вне всякой опасности, потому что адмирал Грейг не выпустит шведского флота из Финского залива без нового сражения и будет его преследовать.

3) Фон Дезин, даже если не получит подкрепления от датчан, должен идти и блокировать Карлскрону и сразиться со шведским флотом, если он будет возвращаться туда из Финского залива, истощенный после нового сражения с Грейгом. Во всяком же случае, стеречь его там и преградить ему путь, а потом возвращаться зимовать в свои порты.

Из Архангельска пришли суда под командою контр-адмирала Повалишина и вошли в состав эскадры фон Дезина, у которого к 30 августа собралось: 3 — 100-пушечных, 2 — 74-пушечных и 2 — 60-пушечных — всего 7 кораблей, 3 фрегата, 2 каттера и 4 транспорта, да еще от датского правительства 3 корабля и 1 фрегат.

Фон- Дезин беспрерывно получал от Грейга самые точные указания, что делать; но он все время медлил и только 23 сентября занял пост между южной оконечностью Эланда и шведским берегом, имея крейсеров за Эландом в море и у Карлскроны; здесь он получил приказание, по окончании кампании, идти в Копенгаген, а на зимовку перейти в Христиансанд или Флекере и строжайший наказ от Грейга, чтобы оставаться в крейсерстве до самого позднего осеннего времени, т. е. до половины или исхода ноября, когда уже шведскому флоту не будет никакой надежды туда возвратиться. Но фон Дезин поступил совсем иначе: 17 октября, то-есть уже после кончины Грейга, фон Дезин, будучи у Карлскроны, получил от Козлянинова следующее известие:

1) эскадре покойного Грейга велено идти на зимовку;

2) эскадра фон Дезина будет усилена 3 линейными кораблями (скажи фон Дезин хоть слово, ему прислали бы еще больше судов);

3) напоминалось принять все меры, дабы не пропустить шведский флот в Карлскрону.

Фон Дезин вполне имел возможность доставлять на все свои суда свежую провизию и пресную воду: пост был спокойный и климат теплее Ревельского. Козлянинов держался в открытом море под Наргеном почти до половины ноября и ушел гавань, лишь по Высочайшему повелению. Следовательно, можно было ожидать, что фон Дезин, имея столько судов и удобное сообщение, простоял бы, во всяком случае, не меньше. Как только фон Дезин получил от Козлянинова выше указанные известия, он собрал совет, на котором было постановлено держаться у Карлскроны еще лишь 3 дня, то-есть по 20 октября, говорили: «все уже наши суда пошли к портам, так нам-то здесь, за что же дальше других оставаться?».

В донесении своем в Петербург он не очень стеснялся в доводах, принудивших его оставить столь важный и ответственный пост, как блокада главного шведского военного порта. Он в своем донесении написал, что пресной воды у него остается не свыше как на 3 недели (а потому простоять решил лишь 3 дня), что «некоторые корабли» имеют повреждения (все суда его были новые), что у него на эскадре много больных и некоторые другие причины. Одним словом, это было окончательное нарушение Грейговских планов и предположений на нынешнюю камланию.

Фон Дезин 20 октября, даже не дождавшись посланных к нему от Наргена 3 кораблей, ушел в Копенгаген и 30 октября перешел мелководье. Не умея уладить с датским портовым начальством, он замедлил переход в Христиансанд, пропустил попутный ветер и простоял до 22 ноября, то-есть около месяца; а тогда задул противный ветер и пошел лед. Фон Дезин тогда начал поспешно располагаться в Копенгагене на зимовку; при этом 3 корабля были поставлены на мель. Вопреки всем инструкциям, лишь 26 ноября он назначил крейсерский отряд капитана Овцына в Каттегат, пропустив много времени; отряд этот 2 корабля, 2 фрегата и каттер только 2 декабря мог тронуться по назначению.

3-го декабря вода в проливе поднялась, и пошел густой массой плавучий лед и заставил отряд Овцына возвратиться, причем лишь один корабль успел вернуться в эскадре, а остальные суда застряли во льду. Ночью, 4 декабря, мороз усилился столь сильно, что весь пролив покрылся льдом толщиною в 2 вершка.

Днем сильно прибыла вода, а к ночи лед всей своею массой тронулся к востоку и с собою потащил все наши суда и стал нажимать их к шведскому берегу. К счастью, к утру суда успели задержаться. Далее с 5-12 декабря суда были в большой опасности, плавая то к шведским, то к датским берегам вместе со льдом. Наконец, 20 декабря получен был приказ фон Дезину сдать эскадру контр-адмиралу Повалишину, а самому ехать в Петербург. Получив еще вначале известие, что эскадра не вошла в порт, а показался уже лед, Императрица сказала: «Фон Дезин проспит и потеряет 11 кораблей». Тем не менее, он 27 ноября 1792 г. награжден был орденом Св. Георгия 4 ст. за 18 морских кампаний, а 23 сентября 1793 г. орденом Владимира 2 ст.

В 1794 г. Дезин назначен был главным командиром учебного флота и галерного порта; 13 ноября 1796 г., то-есть уже после вступления на престол Императора Павла награжден орденом Анны 1 ст., а 8 июня 1797 г. произведен в адмиралы, с назначением начальником дивизии Красного флага, и 8 августа сдал начальство над учебным флотом.

В 1798 г. назначен Дезин был директором Балтийского штурманского училища и исправлял временно должность главного командира Кронштадтского порта, за отсутствием адмирала Пущина.

1799 г. января 21 назначен главным командиром Черноморского флота.

В бытность фон Дезина главным командиром Черноморского флота, шла война с Францией в Средиземном море, и наш флот, под командой Ушакова, соединено с турками, успешно действовал против неприятеля. По воле императора Александра I был учрежден «Комитет по образованию флота» и поручено ему определить состав необходимого для России флота сообразно морским силам соседних государств, а затем заняться пересмотром всех морских регламентов, уставов и штатных положений для флота и его управлений. Комитет этот состоял под председательством действительного тайного советника графа А. Р. Воронцова, а членами его были назначены адмиралы: В. П. фон Дезин, Н. С. Мордвинов, Балле и Монаров, вице-адмиралы Карцев и П. В. Чичагов, — он же и докладчик у государя — и капитан 1 ранга А. С. Грейг.

Комитет, рассмотрев и выполнив порученное ему дело, был закрыт 5 апреля 1805 г. (П. С. 3. № 21703); — фон Дезин был тогда назначен членом адмиралтейств-совета.

Одновременно с занятиями в «комитете для образования флота», фон Дезин с 21 мая 1802 г. был присутствующим в Правительствующем Сенате, а 1 января 1810 г. был назначен членом Государственного Совета по департаменту военных дел с оставлением в Сенате, где он заседал до 1804 г. в 4 департаменте; 1805 — 1808 в 5 департаменте; 1808 — 1826 в 1 отделении 5 департамента. 1826, в день коронации Императора Николая I-го был пожалован орденом Св. Владимира 1 ст.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru