Деколонг, Иван, генерал-поручик

Деколонг, Иван, генерал-поручик, происходил из «лифляндского шляхетства люторского закона».

На военную службу поступил в 1733 году, в Инженерный корпус кондуктором, а в 1738 году произведен в прапорщики, в 1755 — в инженер-капитаны, в 1759 — в полковники и в 1763 — в генерал-майоры.

За это время Деколонг сделал несколько военных походов: в 1736-37 — Крымский, в 1738-39 — Турецкий, причем участвовал в сражении при Ставучанах и при взятии городов Хотина и Ясс.

С 1746 по 1753 год, Деколонг находился, в качестве, военного инженера, при разных крепостях для исправления и показания фортификационных работ, а вскоре затем принял участие в .семилетней войне, причем участвовал в сражении при Эгерсдорфе (1757), Цорндорфе (1758), при взятии Берлина (1761) и во многих других делах.

В 1771 году Деколонг, состоя в Сибирском корпусе, был произведен в генерал-поручики, а вскоре за тем сыграл довольно видную роль в истории усмирения Пугачевского бунта.

В 1773 г. Военная коллегия поручила командующему войсками на Сибирской линии, генерал-поручику Деколонгу, чтоб он обратил особое внимание «касательно до отращения замыслов помянутого бездельника (т. е. Пугачева)» на государевы в Сибири состоящие рудокопные заводы... Но дело были гораздо серьезнее, чем предпологалось сначала, бунт разрастается, а первоначальные распоряжения Деколонга парализовались местным высшим начальством и отсутствием единства действий среди наших генералов. Дальнейшие действия Деколонга, смущенного, как и большинство действовавших на первых порах против Пугачева, успехами самозванца, далеко не отличались дожной энергией. Так, например, он отказался снабдить Оренбург провиантом, несмотря на неоднократные требования коменданта и на настоятельную необходимость в продовольствии, находя операцию доставления его, под ударами мятежных шаек, слишком рискованною. Тоже чрезмерною осторожностью, бывшей весьма на руку бунтовщикам, отличались его действия и в 1774 году. Так, например, успешно овладев Челябинском, и разбив одну из шаек близь дер. Першиной, он на преследование не решился, объясняя в своем рапорте, что «за наступившим вдруг большим туманом, а более по малости конницы, на оное покуситься и в видимую опасность вдаваться не рассудил». После этой победы Деколонг счел за благо отступить от Челябинска и даже, несмотря на приказание военной коллегии и главнокомандующего войсками А. И. Бибикова защищать Екатеринбургские заводы, «как приносящие знатную пользу государству», — пошёл не к Екатеринбургу, а к Шадринску, что совершенно противоречило всем стратегическим и тактическим расчётам, но было гораздо безопаснее. О таких действиях Деколонга, главнокомандующий донес императрице, говоря, что « странному поведению генерала Деколонга или леты его, или вкоренившаяся сибирская косность причиною. Признаюся, всемилостивейшая государыня, что я бы лучше желал, чтоб сей генерал на нынешнее время там не был, и если-бы возможно кого надежнейшего отправить, а его отозвать, то бы весьма казалось полезнее». Екатерина II исполнила эту просьбу, послав на место Деколонга генерал-поручика Суворова. Но Суворов, находившийся в действующей армии Румянцева, у Силистрии, не был отпущен фельдмаршалом «из уважения, что сия отлучка подала бы неприятелю подтверждение по делам оренбургским, кои они воображают опаснее, чем они суть», — и Деколонг остался командовать своим отрядом почти до усмирения восстания. А между тем движение Деколонга из Челябинска не к Шадринску, а на юг — позволило бы окружить самозванца со всех сторон. Бездействие престарелого генерала дало возможность Пугачеву оправиться и надолго затянуть военные действия... Не лучше были действия Деколонга и при новом командующем войсками князе Щербатове, сменившем умершего Бибикова. Тем не менее, ему пришлось атаковать 21 мая 1774 года 10000 скопище Пугачева близ Троицкой крепости и даже, к своему удивлению разбить его, причем, по донесению Деколонга, бежавший самозванец потерял 28 орудий, 4000 убитыми и 70 человек пленными и огромный обоз, да отбито было захваченных Пугачевым 3663 человека «разного звания людей». Дальнейшая бездеятельность победителя дала однако побежденному возможность оправиться снова. Эта бездеятельность, крайне вредная для общего положения дел, беспокоила и нового главнокомандующего, графа Панина, сменившего кн. Щербатова. Панин даже обратился к императрице с просьбой дать ему для командования войсками в Башкирии более «надежного генерал-поручика». но в это время на театр мятежа уже скакал Суворов...

Деколонг оставался на службе до 28 июня 1777 года, после чего был уволен с пенсионом.

Рассматривая его деятельность, как военного человека, нельзя слишком удивляться отсутствию в нем должной энергии и понимания военного дела, так как он был прежде всего инженер и на свой, сделавшийся внезапно столь важным и ответственным, пост попал случайно, так как служба в Сибирском корпусе, до возстания Пугачева, не требовала боевых военных талантов. К тому же общее смущение бунтов и его кажущиеся размеры были так велики, что очевидно не могли не отозваться на действиях заурядного человека, неожиданно принужденного играть большую роль.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru