ФИЛОСОФИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА т. 2

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

 

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

 

ГЛАВА II.

 

(1) Олимпийские игры, установленные в честь Юпитера Олимпийского Ифитом (Iphitus) к 884 году до Рождества Христова, имели целью упрочить в Греции религиозное и политическое единство, которое могло распасться. Исходя из хронологии, эти игры начались только к 776 году до Рождества Христова. Эра Олимпиад датируется победой Корёба (de Coroebe), который был первым внесен в список общественных реестров. Около 664 года до нашей эры на Олимпийских играх появились конские скачки.

(2) Это имя, которое должно писаться, как Кай-ассар (Kai-assar), обозначает верховного Монарха. Этот титул, в качестве Царя царей, взял тогда мидийский Царь. Имя Кир (Cyrus), Кай-Кусру (Kai-Kousrou) имеет приблизительно то же самое значение.

(3) Шир-Шах (Shir-Shah), Храбрый Царь или Царь-Лев.

(4) Заметьте, что имя Пелопов (de Pelops), откуда происходит это слово, означает Черную землю. Так называлась Греция, когда ее занимали Пеласки или Черные народы. Имя Гераклидов, победивших Пелопидов, указывает на Гиперборейцев, звавшихся Герулами (Herules). В остальном, различные имена, которые носили Греки в разные времена, выражали их принадлежность к той или иной секте. Так, имя Эллины (d'Hellenes) нужно понимать, как Лунные, в противоположность к Элисам (Helices) или Илионцам (Iliones), Солнечным; имя Аргивитян (d'Argiens), Белых, противопоставлено Финикийцам (Pheniciens), Красным; имена Дорийцев (de Doriens) и Ахейцев (Acheens), Мужественных или Сильных, противоположны имени Ионийцев и т. д. Что касается имени Греков, которое они с трудом давали себе самим, то оно идет от кельтского Грайа (Graia), журавль, и доказывает, что они принадлежали к группе Салических кельтов, взбунтовавшихся против Рипуарских.

 

ГЛАВА III.

 

(5) Если рассматривать, к примеру, династию Кира, то будет видно, что на протяжении двухсот двадцати восьми лет, то есть, начиная с эпохи, когда Кир овладел персидской короной в 559 году до Рождества Христова и вплоть до смерти Дария, низложенного Александром Македонским в 331 году до нашей эры, трон Персии один за другим занимали четырнадцать царей, почти все убитые или убийцы; получается, что на каждое правление приходилось около шестнадцати лет.

 

ГЛАВА IV.

 

(6) Слово Тарквин (Tarquin) состоит из двух финикийских слов Tor-Kin, означающего того, кто узаконивает владение или завоевание. Что же касается собственных имен, которые несколько из этих Тарквинов кажется носили, то скорее они являются эпитетами, обозначающими их труды. Так, имя Ромула (de Romulus) указывает на основателя Рима, а Квирина (Quirinus) - на гения града, места (genius loci - прим. пер.); Нумы (Numa) - на законодателя, теократа и т. д. Вполне правдоподобно, что последний был великим законодателем у Этрусков, имя которого затем передавалось тем, кто подражал Нуме. Впрочем, известно, что первый историк Рима Фабий Пиктор (Fabius Pictor), писавший лишь со времени Второй Пунической войны, приблизительно пятьсот сорок лет после эпохи, к которой он относит основание этого города, мог обращаться только к весьма ненадежным преданиям.

(7) Valentia образуется из слов Whal-autho. Что касается имени Рима, то оно может, в действительности, происходить от греческого Romai (греч. шрифт). Но я знаю, что Брахманы цитируют несколько отрывков из Пуран, которые настойчиво и особым образом связывают Рим с именем Рама (de Rama). Они говорят, что Рим был одной из его колоний.

 

ГЛАВА V.

 

(8) Эта Империя была основана Арсасом (Arsace) к 250 году до Рождества Христова на развалинах Империи Селевка. В нее входила, в частности, древняя Персия. Династия этого Арсаса известна Персам под именем Ашаканидской (d'Ashakanide).

(9) Латинское слово Augustus идет от слова Augur, которое,собственно, обозначает поднимать глаза к небу, чтобы умолить его о помощи или получить его вдохновения.

 

ГЛАВА VI.

 

(10) От греческого Xpisos (греч. шрифт), Christus, Христос. Это слово от греческого глагола xpeein (греч. шрифт), что означает помазывать, освящать через помазание. Это точный перевод еврейского Meshiah.

(11) От греческого Euxapisia(греч. шрифт), сущее в самой милости, наиболее дорогое.

(12) Если хочется применить здесь правило, которое я уже применил к Империи Кира, то будет видно, что на протяжении приблизительно трехсот шестидесяти лет, начиная от Августа и до Константина, более сорока пяти императоров занимали престол Рима, что нам дает только по девять лет на каждое правление. Римская империя тогда распалась: то, что называлось Западной Римской империей, начиная с Константа и до Августула, представляло собой лишь хаос.

(13) Имя Иисус образовано от того же самого корня, что и имена Иосия и Моисей.

(14) Назареи, о чем и говорит их имя, образовывали конгрегацию, отдельную от других Иудеев; они различались тем, что выстригали свои волосы на макушке головы, иногда делая тонзуру, скопированную затем христианскими священнослужителями.

(15) Именно это Клопшток отразил в своей поэме, а я рассматривал в своем Рассуждении о Сущности и форме Поэзии, c. 172 (page 172).

(16) Слово Frighe восходит к кельтскому корню, развивающему идею становления в свободе. Примечательно, что имя Франков происходит из того же самого источника. Имя отца Одина Фридульфа (Fridulphe) обозначает поддержку мира.

(17) Плиний, который говорит об Асах (Aseens; Азеях - прим. пер.), их помещает вблизи горы Тавр. Страбон сообщает о городе, называемом Асбург (Asbourg), являвшемся, вероятно, столицей Асов. Этот город именуется Асгардом (Asgard) в Эдде. Впрочем, как я уже сказал, слово Ас обозначало Принца и даже самого Бога в первоначальных кельтских языках. С таким же значением Принца или Принципа оно обнаруживается у Скандинавов, Этрусков и Васков. Римляне использовали слово As, чтобы выразить единство меры и веса. Мы его употребляем еще сегодня для первого числа игральных костей или карт. Именно от этого очень древнего слова происходит название Азия. Во всех атлантических диалектах оно выражает основу вещей.

(18) Я часто говорил об этом имени. Нужно отметить, что оно применятся в Индии к планете Меркурий (de Mercure) и к Среде (Mercredi; фр. среда - прим. пер.), точно так, как и на севере Европы; но здесь оно дольше сохранило обозначение Верховного Существа; в Индии, наоборот, оно дается гораздо чаще божественным Посланникам и Пророкам. Оно тождественно с именем, пишущимся и произносимым, как God или Goth, которое сохранилось во многих северных диалектах, несмотря на изменение культа и установление христианства. Оно путается со словом Gut, означающим доброе; но эти два слова не происходят от одного и того же корня. Имя Божие God или Goth происходит от атлантического Whod, Вечность; а слово gut или good, доброе, идет от кельтского gut, глотка, откуда gust, вкус.

(19) То есть скрытый, подавленный, темный. Заметьте, что Скандинавы, отдавая Локе Субботу (Samedi; фр. суббота; Saturday; англ. суббота или день Сатурна - прим. пер.), отождествляли Гения зла с Сатурном.

(20) Вот каким способом, сообразуясь с воззрениями и нравами своего народа, выражался Один об участи, ждавшей героев за гранью этой жизни:

"Валгалла, - говорил он, - это небесная обитель отваги, достаточно обширная, чтобы вместить всех героев, которых приведет туда слава. Сорок врат открываются, чтобы дать доступ в это великолепное место. Восемь героев, идущих на бой, могут выйти через каждые врата в сопровождении толпы зрителей. Ибо все дни с той поры, как животное, заблиставшее золотым гребнем, огласило свои песни в присутствии Богов, пробудившиеся герои поспешили к своей службе, став по порядку вокруг Отца Битв. Они вступают на ристалище и в порыве невыразимой храбрости и веселья рубят на части друг друга. Такова их благородная забава. Но как только пробьет обеденный час, они прекращают сечу, забывают свои раны и возвращаются к возлияниям во дворец Водана. Число этих воинов никогда не должно превышать определенного невеликого количества, чтобы их могла прокормитить туша кабана Серимнера. Всякое утро его обжаривают, а к вечеру он появляется вновь. Что же касается их напитка, то он проистекает из одинаково бессмертного источника. Вазы, предназначенные его содержать, не остаются никогда пустыми. Валькирии, беспрерывно наполняя из них кубки, смеясь, преподносят их своим героям".

Видно, что в Валгалле Одина Валькирии (Valkyres), то есть те, которые ищут доблестных, тождественны Гуриям (Houris) в Раю у Магомета. И одни и другие взяты из Гуранис (Houranis) Зороастра. Заметьте, как весьма необычную вещь, служащую доказательством всему сказанному мной, что корень слова Гурия (Houri), используемого Персами и Арабами, чисто кельтский. По-гальски еще сегодня говорят Hora, Whore - по-английски, а Hure - во всех германских диалектах и т. д. Смысл слова, действительно, сделался очень низким. Оно теперь обозначает лишь куртизанку, хотя это и результат изменения нравов. Раньше, наоборот, свободная любовь не осуждалась культом. Видно, что санскритское слово Девадаси (Devadasi), тождественное кельтскому слову Hora, обозначает только девушку, посвященную Богам. Греческое Эрос (греч. шрифт), Любовь, происходит из того же самого источника, или скорее имеет один и тот же корень с кельтским Hora и арабским Houri. В соответствии с ионической или финикийской системой, этот корень развивает идею творческого Принципа.

 

ГЛАВА VII.

 

(21) Северные хронологи относят это событие к шестидесятому году перед Рождеством Христовым; поражение Митридата, нанесенное ему Помпеем, датируется 67 годом, что вполне совпадает.

(22) Хорошо известно, что и в наши дни есть мало здравомыслящие люди, склонные отрицать физическое существование Христа. Должно быть, эти люди были очень обременены его провиденциальным существованием, чтобы дойти до такой точки в своем абсурде.

(23) Имя Саул восходит к корню, развивающему идею высоты; имя Павел, наоборот, идет от корня, выражающего смирение.

 

ГЛАВА VIII.

 

(24) Имя Сикамбров (de Sicambres) (Sig-Kimbres) обозначает победоносных Кимвров.

(25) Я повторяю, что под Готами нужно понимать приверженцев Одина, в общем. Сикамбры, Франки, Вандалы, Аллеманы суть прозвища, данные тем же самым Готам в связи с их жизнью и нравами, подобно тому, как Остроготами или Визиготами они назывались из-за своего географического местопребывания. Готы, Готаны, Готины были теми же по отношению к Одину, каковыми являются христиане по отношению ко Христу.

(26) Они подвергли запрещению даже писарское искусство. И только греческим или латинским историкам мы обязаны небольшим знанием о них. Когда, изжив свои предрассудки, они начали составлять свои анналы, память об их происхождении была уже полностью утрачена. Иорнанд, Павел Варнефрид (Paul Warnefriede), Григорий Турский, хотя и самые древние и уважаемые их историки, сообщают об их происхождении, их законах и их нравах лишь смутные и мало удовлетворяющие сведения.

(27) Прокопий говорит, что именно из-за чувства человечности и дабы потомство не ужаснулось от этих памятников варварства, он не желает передавать подробности зверств, учиненных Готами. Идаций (Idace), очевидец того, к какому опустошению привело вторжение Вандалов в Испанию, говорит, что когда варвары все разрушили с крайней жестокостью, пришла чума, добавив свои ужасы к этому бедствию. Голод был столь всеобщим, что живые были вынуждены есть трупы. Святой Августин подтверждает рассказ об этих несчастьях. Африканское побережье являлось столь же разоренным, сколь и европейское. Считается, будто в одну войну с Вандалами погибло более пяти миллионов человек.

(28) Сообщение было сильно затруднено, и торговля между людьми велась плохо. Еще к концу десятого века аббат Клюни в Бургундии, настойчиво прося сопроводить монахов в монастырь вблизи Парижа, извинялся, говоря, что сам не желал бы подвергнуться путешествию в чужой и неведомый край. Спустя более, чем столетие, в начале двенадцатого века, монахи из Феррьера (de Ferrieres), в Сенском диоцезе, не знали, что существовал во Фландрии город, называемый Турнэ (Tournai); монахи же монастыря Святого Мартина в Турнэ одинаково не ведали о Феррьерском монастыре. Дело, касавшееся обоих монастырей, заставляло их иметь некоторые отношения; в бесконечных затруднениях они старались встретиться друг с другом, что, наконец, произошло, но только случайно. География была настолько плохо развита, что не знали даже о соответствующем месте трех частей Света. На картах, составленных в эти невежественные времена, видно, что Иерусалим помещен в центр Земли, а Азия, Африка и Европа располагались вокруг него на таком же расстоянии, как Александрия от святого города Назарета.

 

ГЛАВА IX.

 

 (29) Кажется правдоподобным, что в эту эпоху, в результате какой-то революции, корона Канха оказалась на голове Майера и, получается, светской наследственной власти больше не существовало. Значит, вожди наводнивших Римскую империю Варваров являлись, собственно, не королями, а мэрами, чисто военная власть которых была выборной. Они взяли титулы королей гораздо позднее, когда завоевание, а особенно смена культа, укрепили их власть. Они стали вновь отличаться от мэров, дабы в своем дому узаконить наследование; но они не преминули подвергнуться влиянию военной силы, которая совершила, в конце концов,захват гражданской власти и присвоила ее права. Именно при короле Франции Пепине осуществилось определенное объединение королевской власти с полномочиями мэра. И все-таки род Пепина не стал называться его именем, поскольку Пепин никогда не рассматривался легимным королем: эта честь досталась его сыну Карлу.

 

ГЛАВА X.

 

(30) Тот, который хотел уничтожить литературные памятники, предшествовавшие его правлению и который объединил под своей властью всю империю, после того, как разгромил семь царств, ее составлявших, ранее 221 года до Рождества Христова.

(31) Это прекрасное изобретение датируется 105 годом до Рождества Христова.

(32) Начало династии Сасанидов положено в 155 году до Рождества Христова, а завоевание Аравии произошло в 240 году нашей эры.

(33) Он тот же самый, кого наши историки называют Косроем (Cosroёs; Хосроем - прим. пер.) или Киром Великим; его сын, ослепленный рвением нескольких христианским священнослужителей, ополчился против него, прежде приняв их культ. Но монарх, раскрыв заговор и наказав принца за преступление, стал питать такую ненависть к религии, в которую был обращен наследник, что после ее изгнания из своей страны, он нападал на нее повсюду, где мог настичь.

(34) Магомет родился к 569 или 570 году после Рождества Христова. Он начал свою миссию в возрасте сорока двух лет в 612 году; его изгнали из Мекки в 622 году. Именно от этой эпохи датируется слава Магомета и период, названный Мусульманами Хиджрой (Hegire), ибо их пророк должен был бежать в Медину.

(35) Чудеса, которые ему приписывают с тех пор, суть плохо понятые аллегории, либо смехотворный обман, которымифанатичные сторонники Магомета, или, скорее, его недруги отяготили память о нем.

(36) Достойно замечания, что это был тот же самый упрек, который Оракулы политеизма постоянно адресовали Христианам. Эти Оракулы, посоветовавшись о новой религии и необычайной нетерпимости ее приверженцев, ответили, что нужно обвинять не Иисуса в этих чрезмерностях, но только его Учеников, повредивших его доктрину, ведь Иисус был божественным человеком, самым восхитительным из всех, когда-либо являвшихся на Земле.

(37) Я сказал, что именно Клотильда побудила Хлодвига принять христианство. Сестра императоров Василия и Константина, вышедшая замуж за великого князя Руси, звавшегося Владимиром, добилась от своего мужа, чтобы он крестился. Приблизительно в то же время польский князь Мечислав (Miscislas) был обращен в христианство женщиной, сестрой чешского князя. Болгары приняли этот культ подобным же образом. Сестра императора Генриха Гизелла (Giselle) сделала христианином своего мужа, короля Венгрии. Та же вещь произошла и в Англии.

(38) Магомет, после того, как совершил в храме свою последнюю проповедь и свою последнюю молитву, вошел в свой дворец и лег спать. Его дочь Фатима находилась у изголовья его ложа с несколькими из его учеников. Он говорит дочери, взяв ее руку: "Вот смерть при древях; она просит позволения войти..." И мгновенно сосредоточившись и обняв свою дочь в последний раз, он обернулся к дверям и добавил: "Пусть войдет!" И испустил дух.

(39) То есть господствующие в Азии.

(40) Этот узурпатор звался Ортогрул-бегом (Ortogrul-beg). Происходящий от него род Османов (Ottoman) отсчитывает свою власть от этого события, случившегося в 1050 году нашей эры.

 

ГЛАВА XI.

 

(41) Она включала Италию до Калабрии, Испанию до Эбра, все гальские провинции, Истрию, Далмацию, Венгрию, Трансильванию, Молдавию, Польшу до Вислы и всю Германию.

(42) В 1206 году.

(43) Более шестидесяти тысяч людей было истреблено при одном взятии города Безье. Перед тем, как пойти на штурм, Крестоносцы спросили у легатов, как, после их вступления в город, они смогут отличить католиков от еретиков: "Убивайте их всех, - ответил Изарн, - Бог узнает своих". Следствием этого чудовищного Крестового похода, сокрушившего надежду Франции и отсрочившего ее предназначения на несколько столетий, было установление Трибунала Инквизиции, ужаса человечества и стыда христианского культа.

(44) Людовика Святого смерть настигла в Тунисе 25 августа 1270 года.

 

КНИГА ПЯТАЯ

 

ГЛАВА II.

 

(45) Обычные для готских наций судебные поединки восходили к глубокой древности. Они были в ходу у первоначальных Кельтов, наравне с другими испытаниями, называемыми судилищем Бога. У всех наций Земли обнаруживаются следы этой Кельтской юриспруденции, позволявшей обвиняемым доказывать свою невиновность, подвергаясь определенным испытаниям, называемым Ордалиями (Ordalies). Они могли заключаться в том, чтобы ухватить металлическую кувалду, докрасна раскаленную на огне, погрузить руку в кипящие воду или масло и не обжечься, выпить отравленный напиток, не испытав никакого смертельного симптома, и т. д. Эти своеобразные распространенные по всей земле обычаи дают новое доказательство изложенному мной относительно господства, которым обладали Кельты в предшествовавшие времена, благодаря завоеваниям Рама и установлению Вселенской империи. Готские нации, возобновив эти обычаи, добавили в них оттенок присущего Готам варварства.

Когда, после готских завоеваний, феодальное правление было прочно установлено, а сильные вассалы, удостоверившись в наследственной собственности на свои земли и свои достояния, присвоили еще власть вершить правосудие, право чеканить монеты и привилегию объявлять от своего собственного имени войну своим личным врагам, - все эти вещи, доставшиеся от самых могущественных Властителей мелким Баронам, толкнули всякую европейскую державу к постоянным внутренним разорениям, сделав ее ареной, на которой тысяча мелких правителей терзали друг друга. Король, облеченный тщеславным титулом, оставался без власти; народ, игрушка страстей, соперничества и вражды своих господ оказался в печальной забитости. Не было ни одной Баронии, не ставшей предметом внутреннего раздора, запаленного честолюбием или чувством отмщения. Короли тщетно пытались воспротивиться этому кровожадному обычаю. Один Карл Великий был в силах приостановить нестроения, но его слабые наследники, неспособные удержать его учреждений, позволили опустошительному потоку возобновить свой бег. Зло настолько хозяйничало и опасность стала столь серьезной, что Провидение было обязано вмешаться, возвысив свой голос. Около 1032 года Епископ провинции Аквитания огласил, что ему явился ангел, приказав объявить всем людям, чтобы они прекратили междоусобные войны, помирившись одни с другими: такова была Воля Господня. Весть достигла своей цели. Перемирие длилось семь лет. Было решено, что никто не мог напасть, обеспокоив своего врага, в течение времени, когда отмечались главные церковные праздники, и даже с вечера в четверг каждой недели и вплоть до понедельника следующей недели. Это правило, поначалу являвшееся личным соглашением с королевством, стало всеобщим законом во всем христианском мире. Оно было утверждено Папой, ратифицировано несколькими Соборами и называлось -

Мир Господень (La Paix de Dieu). Продиктованный небесами мир был бы еще не вполне достаточным для удержания духа от насилия, возбуждавшегося этими несчастливыми столетиями, если бы Крестовые походы, дав новое направление идеям, не обеспечили самодержцев средствами для его соблюдения.

(46) Между этими последними отмечался Беранже (Berenger), отрицавший реальное присутствие и видевший в преломлении хлебов во время Евхаристии то же, что видел Лютер три века спустя.

(Здесь речь ведется о том, кто не признавал кафолического догмата о Пресуществлении (Transsubstantiatio - лат.) в Евхаристии, то есть реального присутствия в ней Тела и Крови Господних, и, как позднее протестанты, видел в Евхаристическом таинстве только символическое значение - прим. пер.).

(47) Невежество было столь глубоким в девятом веке, что даже умение писать обратилось в крайнюю редкость. На основании бенефиция духовенства не вешали вора, который умел читать. В этом смысле церковнослужители не являлись более образованными, чем самые простые из мирян. Деяния Соборов показывают, что некоторые из них, облеченные саном, не могли поставить свою подпись. Наше слово signature (фр. подпись, подписание - прим. пер.) и наш глагол signer (фр. подписывать - прим. пер.) есть доказательство этого состояния варварства; они указывают на определенный вид знака, который каждый ставил, вместо своего имени. Обыкновенно был знак креста. Альфреда Великого удручало то, что в его время и в его государстве не было даже одного священнослужителя, понимавшего литургию.

При таком невежестве даже наиболее простые элементы письма соединяли в себе все искусства. Больше не ведали ни о каком из жизненных удобств. Римская роскошь исчезла, уступив место грубому, но необходимому. В монастырях едва сохранились некоторые слабые следы прежних событий. Народные массы не знали ничего вне текущего момента. Человеческий дух ослабевал без культуры, без соревнования, без воспоминаний, без упований.

(48) К 1230 году. В эту эпоху десять тысяч человек возвысили свойголос, чтобы решить беспокоивший Парижский университет вопрос о введении чрезмерного количества новых студенческих мест, пускай по нему были вправе голосовать только люди, имеющие ученую степень. В 1262 году насчитывалось уже десять тысяч студентов в Болонском университете, а некоторое время спустя, тридцать тысяч - в Оксфордском.

 

ГЛАВА III.

 

(49) Основанное в эту эпоху и принятое по всему христианскому миру рыцарство процвело, главным образом, в Испании. Именно оттуда произошли, собственно говоря, странствующие рыцари. Самым знаменитым среди них был дон Родригес, прозванный Сидом (Cid) или скорее Сидом (Sid) самими Сарацинами, изумлявшимися его доблести. Он обладал выдающейся фортуной. Мало, кто из королей был столь же могучим и столь же почитаемыми, как он. Его подвиги и его женитьба на Химене (Ximene), отца которой он убил, стали темой многих романсов, до сих пор исполняемых Испанцами.

(50) Именно устами этого Юстизы (Justiza) (Великого Поборника Истины) арагонские бароны произносили своим королям в день их коронования эти часто цитируемые слова: "Мы, которые столь почитаем вас, и которые все вместе сильнее, чем вы; мы обещаем подчиняться вашему правлению, если вы сохраните наши права и наши привилегии; в противном случае - нет".

(51) Это происходило часто и, в основном, в течение тринадцатого и четырнадцатого веков при правлении Альфонса III и Петра IV.

 

ГЛАВА IV.

 

(52) В эту несчастливую эпоху никакой безопасности не было. Повсюду царили бандитизм и смятение. На сей счет Англия не отличалась от Франции, а Германия являлась еще более опустошенной неурядицами. Идеи истины и добра были в ней так искажены, что еще в начале тринадцатого столетия некоторые германские Маркграфы пользовались правом требовать выкуп с путешественников, проходивших по их территориям, и правом подделывать монеты. Много раз с трудом император Фридрих III пытался их призвать к благоразумию на сей счет, пока не заставил их на сейме в Эгре (diete d'Egra) под присягой отказаться от подобных прав.

(53) Альфред, удачливый воин и ловкий политик, победил своих внешних и внутренних врагов; своим народам он дал свод законов, куда впервые ввел установление Суда присяжных. Он покровительствовал торговле, построив много крупных судов. Подтверждается даже, что он заложил фундамент Оксфордского университета, трудясь изо всех своих сил для расцвета наук и искусств в своих землях. Он был сам литератором, и кое-что сохранилось из его сочинений. Альфред умер в 900 году, правив приблизительно тридцать лет.

(54) В 912 и в 987 гг.

(55) Смотрите у Маккиавели историю Кастракани, тирана Люкки (de Lucques) и Пистойи (de Pistoie). Взгляните на то, что говорит Цезарь Борджиа. Из подобных замыслов, удачных или жалких, складывается вся история Италии.

(56) Этим городам во время Крестовых походов предоставился случай усилить свою власть и увеличить свое богатство, снабдив транпортными средствами Крестоносцев, обеспечив им рынки боеприпасов и продовольствия. Города установили свою независимость на законных основаниях, заставивших императоров утвердить их привилегии. Император Фридрих Барбаросса тщетно желал восстановить над ними имперскую юрисдикцию; он не смог пойти до конца и подписал в Констанце в 1183 году мирный договор, где все их права оставались прежними.

(57) Новое слово для выражения новой идеи. Оно происходит от греческого emporos (греч. шрифт), торговец, и kratos (греч. шрифт), сила.

(58) Напрасно некоторые писатели пытались рассматривать венецианское правление, как совершенную аристократию. Это скорее была муниципальная тирания. В венецианском правлении не было ничего благородного, кроме титула, данного им самому себе. Все в нем являло суровость и жестокость, потому что все в нем было боязливо; все в нем являло беспокойство и пристрастность, потому что все в нем было завистливо. Всегда трепещущий и обезоруженный народ не имел возможности ни напасть, ни защититься, да и стал ли он жертвой первого предприятия, организованного против него. Лига Камбрэ (de Cambrai) нанесла ему смертельный удар.

 Рассматривая Венецию, как строгую аристократию, можно было бы рассматривать Флоренцию, как умеренную демократию; но чистая правда в том, что во всем этом не было ни аристократии, ни демократии, а присутствовала муниципальная узурпация, суровая, с одной стороны, и слабая, с другой. Более счастливым был народ во Флоренции, но он и чаще вовлекался в революции. Венецианский Дож являлся Эшевеном (членом городского совета; сановником городского управления - прим. пер.) столь же тираническим, сколь и тиранизируемым. В ту пору Флоренция имела одного начальника, известного под именем Гонфалоньера (de Gonfalonier), более законного эшевена, почти такого же, как Дож Ге

нуи, нечто вроде мэра и абсолютно не склонного к жестокости. Один из них, звавшийся Козима Медичи, любимец народа, ибо умел вызывать любовь к себе, притворно угождая народу, дал свое имя своему столетию, угадав общественное мнение и последующих веков.

История не распространяется столь подробно о городе Милане лишь по причине того, что за его обладание велись кровавые войны между Германией и Францией. Впрочем, ничего замечательного в форме миланского правления не было. Дальше я скажу одно слово о Неаполе.

 

ГЛАВА V.

 

(59) Схизма продолжается до сих пор и состоит в том, что, по учению Греческой церкви, Святой Дух исходит только от Бога-Отца, тогда как, по учению Латинской церкви, он исходит от Бога-Отца и Бога-Сына. Эта начавшая проявляться к середине девятого столетия схизма была целиком претворена в жизнь в 1053 году Константинопольским патриархом Михаилом Керуларием (раскол единого христианства на Западную и Восточную церкви произошел в 1054 году - прим. пер.).

(60) Являлось невероятным, чтобы монархи почитали престол Первосвященника, проповедующего смирение, уподобившегося царскому рабу, и чтобы с ним равные епископы слушались указаний того, кто, взяв лишь звание раба рабов господних, должен был прзнавать и освящать максиму, гласящую, что "первые станут последними" и т. д.

 

ГЛАВА VI.

 

(61) Самым важным из всех учреждений было носившее имя Имперской палаты, являвшейся видом федеративного трибунала, коему дозволялось выносить решения по разногласиям между членами германского сообщества. Этот трибунал, напоминающий, определенным образом, Совет Амфиктионов должен был вести Империю к своей цели, если бы возникла некоторая вещь, способная ее к нему вести.

(62) Этот Альфонс, основатель Португальского королевства, являлся сыном Генриха Бургундского из французского Королевского дома. Он был коронован в 1139 году, после того, как разгромил пять мавританских царей в сражении при Урике (d'Ourique).

(63) Это случилось к 1019 году, когда несколько норманнских рыцарей, высадившихся в Италии, создали здесь установления, давшие жизнь Сиилианскому и Неаполитанскому королевствам. Владыки этих королевств долгое время ссорились с Папами, претендовавшими на них. Вместо того, чтобы почувствовать, какое большое преимущество могла им дать жизнь в полном согласии с понтификами, даже если бы они и признали себя папскими вассалами, они, наоборот, стали притеснять римских епископов, ожесточенно воюя с ними, обходясь с ними крайне недостойно, из-за чего их государства подверглись страшным бедствиям. В Европе нет больше страны, чья бы история представлялась продолжением тягчайших преступлений, стремительно протекавших многочисленных и ожесточенныхреволюций. Без ужаса нельзя читать кровавыеанналы этих государств. Хорошо известно, как все находящиеся на Сицилии Французы были вырезаны в 1282 году. Данное этому злодеянию имя Сицилианской Вечерни хорошо показывает и отражает крайнее нечестие убийц.

(64) Именно на языке Ок были написаны первые поэтические произведения трубадуров; именно этот язык предшествовал и усовершенствовал кастильский и итальянский языки, дав им, как и французскому, свои грамматические формы (Лангедок - провинция юга Франции;само название Languedoc происходит из словосочетания Langue d'oc, что в переводе на русский означает язык Ок - прим. пер.).

(65) Говорят, что Элеонора, влюбившись в Палестине в юного Турка редкой красоты, звавшегося Сала-Хеддином, позабыла из-за него свои обязанности по отношению к мужу, родине и религии. Король, который должен был наказать это беспутство, заключив ее в монастырь, обрадовался разводу с ней, отняв все ее богатства, которыми она обогатила своего второго мужа. Английский король, благодаря этой женитьбе, получил Нормандское и Аквитанское княжества, графства Анжу, Пуату и Турэн, сделавшись, таким образом, одним из самых опаснейших вассалов французской короны. Несколько лет спустя, Иоанн, брат Ричарда Львиное Сердце, собственноручно заколол, чтобы править вместо него, своего племянника Артура, являвшегося легитимным наследником Ричарда. Вызванный на суд короля Франции Филиппа Августа, он был осужден пэрами и объявлен виновным в предательстве. Все земли, которыми он владел во Франции были конфискованы, а посему его прозвали Иоанном Безземельным. Этот властелин-убийца подписал Великую Хартию, давшую начало нового парламентского устройства в Англии.

Изабелла Французская вышла замуж за Эдуарда II, но жила с ним плохо. Она воспользовалась смутами в королевстве, чтобы ополчиться против него, объявив ему войну. Невероятно жестоко она преследовала его и его фаворита Спенсера. Овладев Бристолем, она повесила там девяностолетнего отца Спенсера; и вскоре, схватив самого фаворита, она заставила вырвать у себя на глазах части его гениталий, приговорив его к той же казни. Эта беспощадная и завистливая женщина, созвав парламент, низложила несчастного Эдуарда, подвергшегося, спустя малое время, еще более ужасной смерти. Наследовавший своему отцу Эдуард III, отмстил его, повесив возлюбленного королевы Мортимера, заключив ее саму на всю оставшуюся жизнь в темницу. Однако, это не помешало ему кичиться претенциозными правами на французский престол, запалив огонь чудовищной войны против Филиппа Валуа, преемника Карла Прекрасного, и приблизив Францию к порогу ее погибели.

Мать Карла VII Изабелла Баварская была очень возмущена поведением своего сына, который в одной из церквей открыл тайник, куда она спрятала деньги, предназначенные для удовлетворения своих страстей и не служившие нуждам Государства. Правдоподобно, что ее муж, застав в откровенный момент ее с одним из ее воздыхателей, приказал зашить его в мешок и бросить в Сену, а ее саму затворил в одном из крепких замков. Но она нашла средства призвать на помощь себе герцога Бургундского и заинтересовать его в своем вызволении. Освободив ее, он заключил с ней союз, в который вошел и английский король. Таковыми являлись три бесчестных и бессовестных женщины. на права которых опирались Англичане, с целью поработить Францию.

(66) Когда Жанна д'Арк была представлена Королю, то этот нерешительный в том, что должен был делать властелин счел необходимым проверить Жанну, вдохновленную парламентом Пуатье. Поначалу он спросил ее о чудесах, чтобы подтвердить свою миссию: "Я не пришла, -ответила она, чтобы творить чудеса; но следуйте за мной в Орлеан, и я дам вам достоверные знаки своей миссии". - "Но, - возразил он, - если Бог желает спасти Францию, то есть ли нужда в армиях и битвах?" - "Военные, - добавила она, - будут сражаться во имя Божие, и Господь даст победу".

Когда она вернулась в Пуатье, Король ее принял с выдающимися почестями. Он приказал сделать для нее полные доспехи, за исключением меча, который она отправилась искать в Сэнт-Катерин де Фьер-Буа (Sainte-Catherine de Fier-Bois) и обрела его в склепе старого рыцаря таковым, каковым она себе его представляла, ни разу его не видев. Появившись у Орлеана, дабы снять осаду этого города, она велела написать Англичанам свое знаменитое письмо, которое сама пустила в их укрепления, прикрепив на наконечник стрелы: "Слушайте новость от Бога и Девственницы, не имеющие никакого права на Французское королевство Англичане. Через меня Бог приказывает вам оставить свои укрепления и удалиться".

(67) После коронования Карла VII в Реймсе, Жанна настоятельно просила удалиться от него: "Отныне, - сказала она, - я уже не стану сожалеть о смерти". Когда же ее спросили о том, имеет ли она откровение по поводу своей кончины, она ответила: "Нет. Только Бог повелевал мной, чтобы снять осаду Орлеана и сопроводить Короля в Реймс... Король доставит мне радость, отпустив меня к моим родителям в мое прежнее состояние". Король ее удержал, чтобы затем подло ее оставить. Вполне известно, как этот терзаемый постоянными ужасами властелин обрек себя на голодную смерть в возрасте пятидесяти восьми лет в 1461 году, страшась быть отравленным своим сыном Людовиком XI. Его династия, в лице Карла VIII, прервалась в 1496 году.

(68) Жанна д'Арк была ранена и взята в плен, защищая Компьень. Ее место было не там. Ее воинская миссия была выполнена в Реймсе, как она сказала о том сама. Достоверно, что Парижский университет представил ходатайство против нее, обвиняя ее в ереси и магии, ибо она верила в фей. Эта божественная героиня была осуждена в Руане епископом Бовэ (de Beauvais), звавшимся Кошоном, пятью другими французскими епископами и одним английским епископом в присутствии одного доминиканского монаха, являвшегося викарием Инквизиции, и университетских докторов богословия. Так вышло, что Французы, Бургундцы и Нормандцы оказались самыми преступными, поскольку продали англичанам на пролитие неповинную кровь. Герцог Бедфорд сказал неправедным судьям: "Английский король за нее дорого заплатил, и он желает, чтобы она была сожжена". Действовавшие откровенно в этом предприятииАнгличане, будучи яростными и безжалостными врагами, являлись жестокими, но не предателями и подлецами, как судьи, на которых они оказывали влияние.

Поначалу все же божественная героиня не могла быть приговорена к сожжению на костре; она непрестанно содержалась на хлебе и воде в темнице, как суеверная, дьявольская гадалка, богохульница Господа в его святых, колеблющаяся во многом в Христовой вере и т. д. Но вскоре обвиненная своими отвратительными судьями в ношении мужского платья, оставленного ей будто бы для ее искушения, она была передана в руки светским властям, чтобы быть сожженной заживо 30 мая 1431 года. Она сняла осаду Орлеана 8 мая 1429 годв и освятила Короля в Реймсе 17 июля того же года.

Судопроизводство по делу Жанны д'Арк существует только в подлиннике. В нем отмечается, что ответы героини являлись одинаково благоразумными, верными и твердыми. Она несколько раз говорила своим судьям: "Добрые Отцы, думайте о той ноше, которую вы на себя взяли". Спрошенная о том, почему она осмелилась присутствовать на короновании Карла со своим знаменем, она ответила: "Это правильно, что участвовавшей в деле была оказана такая честь". Когда ее спросили, каким колдовством она воодушевляла своих солдат, она сказала: "И вот я воскликнула: смелее тесните порядки Англичан; и я пойду туда с вами первой". Обвиненная в том, что оскверняет имена Иисуса и Марии, она простодушно возразила: "От ваших писарей я взяла это за обычай не только во имя своего знамени, но еще и для грамот, писавшихся по моему поручению". Что же касается видений, то она их сразу не отрицала: "Пусть добрые или злые духи, если это правда, но они мне являлись".

 

ГЛАВА VII.

 

(69) Давший свое имя Американскому континенту Америк (Америго) Веспучи прибыл в Новый Свет в качестве авантюриста с неким Ожедой (Ojeda). Последний привел сюда Веспучи без одобрения Колумба и из соперничества с ним. Америк являлся Флорентийцем. Он составил реляцию о своем путешествии, и именно эта изящно написанная реляция принесла ему известность. Колумб со всеми своими правами потерпел неудачу перед этим ловким писателем. Несправедливое потомство назвало четвертую часть Света, открытую Колумбом, вовсе не Колумбией, как должно бы было назвать, но Америкой. Все, что может теперь сделать беспристрастный историк, говоря о целом полушарии - так это назвать его Колумбическим полушарием, что я и делаю.

 

ГЛАВА VIII.

 

(70) Во Вступительной диссертации, параграф 4, до конца.

(71) Во время, которое я пишу, более трех столетий Америка известна и посещаема Европейцами. Они произвели в ней большие изменения, как из-за смешения, произошедшего здесь между европейской и туземной кровью, так и из-за ввезенных сюда Черных народов. Все это во многом, благодаря обработке земли и скрещиванию рас, повлияло на два низших царства - растительное и животное. Значит, можно узнать, чем являлась эта страна перед своим открытием только по описаниям, составленным об Америке в эпоху Колумба.

Туземцы Колумбического полушария имели, в общем, красновато-коричневый цвет кожи. У них не было бород и другой растительности, кроме их черных волос, черных, грубых и слабых. Их комплекция была рыхлой и без мужественного совершенства. Находились мужчины, у которых имелось молоко в грудных сосках и которые, подобно женщинам, в случае необходимости, могли бы кормить им своих детей. Они ели мало, с трудом переносили усталость и за редким исключением достигали глубокой старости. Их краткая и монотонная жизнь совсем не была подвергнута порывам неистовых страстей. Честолюбие и любовь очень мало затрагивали их душу. Их добродетели и пороки пребывали в младенческом состоянии. Их интеллектуальные задатки едва достигли первоначального развития. У некоторых народностей обнаруживались индивиды, столь лишенные предвидения, что отрицали свою жизнь на следующий день. Женщины являлись мало плодовитыми, мало уважаемыми и не пользующимися никакими правами. В отдельных районах их рабство было невыносимым. За исключением двух наций, у которых уже наметилась цивилизация, другие народности пребывали еще в более диком состоянии, чуждые промыслу и обладавшие лишь смутной идеей о собственности. Среди этих живших от своего собирательства народностей были еще более глупые; затем шли охотники, хотя и одинаково ленивые, но с более развитым инстинктом, которые для более легкой охоты смачивали ядом свои стрелы. Цивилизация же начиналась там, где присутствовали земледельцы. В целом полушарии не было ни одного пастуха. Здесь еще не знали ни одного домашнего животного.

(72) Об этом я скажу в комментарии, где размышляю о Сефере Моисея и, главным образом, о десяти первых главах Берешит (du Bereshith).

 

ГЛАВА IX.

 

(73) Испанцы объединили с силой жестокое вероломство, чтобы подавлять мятежи, возникавшие из-за их взяточничества. Правивший западной частью Гаити несчастный Анакоана (Anacoana) был схвачен посреди праздника, добродушно подготовленного им для испанских тигров, и препровожден в город Сан-Доминго, чтобы там быть повешенным. Но именно Овандо (Ovando) был злодеем, пострадавшим от этой подлости. Хорошо, что его имя переходит к потомкам, отмеченное холодным железом осуждения. По тому же самому поводу назову гнусного Веласкеса, сделавшего узником на острове Куба Кацика Хатюэя (Cacique Hatuey) и приговорившего его быть заживо сожженным. Фанатичный монах, приблизившись к несчастному Кацику, когда он уже был привязан к столбу, посоветовал ему принять христианскую веру, дабы идти в рай. "А есть ли там хоть один Испанец?" - вопрошает Хатюэй. "Да, - отвечает монах, - там есть те, кто были благочестивыми". "Этого достаточно, - добавляет Кацик, - я не хочу идти туда, где встречу хотя бы одного из этих бандитов".

(74) Звавшийся Хуаном де Зумарагой (Jean de Zumaraga) францисканский монах и первый епископ Мексики приказал, чтобы все содержащиеся на иероглифических табличках архивы Мексиканцев были преданы пламени.

(75) В этом ужасном состоянии Гуатимозин говорит своему министру, страдавшему от той же казни, что и он, у которого боль вызывала стоны, фразу, отразившую его великую душу: "А разве я нахожусь на ложе из роз?"

(76) Весьма примечательная вещь, что знаменитый итальянский поэт Данте сказал за столетие до того о звездах, возвышавшихся над южным полюсом: "Я обернулся вправо, - говорит он в Первой песни своего Чистилища, - и, рассмотрев другой полюс, увидел четыре звезды, которые были известны только в первые времена Мира". То есть в эпоху, когда южный полюс преобладал над горизонтом перед гибелью Атлантиды.

 

ГЛАВА X.

 

(77)Говорят, что Иероним Пражский показал на осудившем его вместе с его другом Яном Гуссом Констанцком Соборе доселе неведомое красноречие. Он говорил, как Сократ, и умер с такой же твердостью.

(78) Этот соперничающий с Карлом Пятым и Франциском I князь был избран императором, но отказался от этой чести.

 

ГЛАВА XI.

 

(79) Долгое время сохранявшийся на Севере культ Одина угас полностью лишь со смертью в начале одиннадцатого века Свейнона (Sweynon), последнего датского короля, исповедовавшего этот культ.

(80) Именно по причине этого протеста сторонники Лютера были названы Протестантами. Имя Гугенотов (de Huguenots) идет от искаженного немецкого Eingenossen, означающего Объединенных. Это имя они получили из-за своего объединения в Смалькальдене. Созвав новый сейм в Аугсбурге, Карл Пятый принял на нем князей, объединившихся в вероисповедании, сформулированном учеником Лютера Меланхтоном. Это вероисповедание, названное Аугсбургским исповеданием, содержит основные пункты их учения.

(81) Возвращаясь из Англии, Бодэн шутливо сказал на сей счет, что видел в этой стране необыкновеннейшую вещь. Когда же его спросили о ней, он отвечал: "Я видел как танцует глава Реформатской церкви".

 

КНИГА ШЕСТАЯ.

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

 

(82) Изобретение ружейного пороха приписывается монаху Бертольду Шварцу, уроженцу Фрейбурга в Германии, который, говорят, открыл этот гремучий состав, смешав вместе серу, селитру и ртуть для получения превращающего в золото порошка Гермеса. Немного спустя, в Майнце было изобретено искусство книгопечатания Гуттенбергом, Фустом и Шёффером, а приказчик или слуга Фуста его реализовал с помощью набора и типографской краски, предназначенных для печати. Этим двум изобретениям стремились воспрепятствовать, считая их дьявольским делом и изобличая их изобретателей, как колдунов. Шварца посадили в тюрьму, Фуста и Шёффера неустанно преследовали, но, к счастью, предъявленные им обвинения в магии не имели никакого последствия.

(83) Битва при Бувине, выигранная Филиппом Августом в 1215 году, доказала, что рыцари, полностью закованные в латы, являлись неуязвимыми. Говорят, что французский король, упав со своей лошади, был долгое время окружен врагами и на него обрушились удары всех видов оружия, не нанеся ему ни малейшего вреда. Пока он лежал на земле, немецкий солдат хотел вонзить ему в горло дротик с двойным крюком, но не смог этого сделать до конца. Ни один из рыцарей не пострадал в битве, кроме Гийома де Лонгшампа (Guillaume de Longchamp), погибшего, к несчастью, от удара в глаз, направленного через забрало его шлема. Император Отон проиграл сражение. Говорят, что в нем он потерял тридцать тысяч Германцев. Это были, несомненно, пехотинцы, имевшие не столь полные и не столь совершенные по закалке доспехи, нежели рыцари.

(84) Начиная с тринадцатого века, Венецианцы открыли секрет кристаллических зеркал. Файянс был изобретен в итальянском городе Фаэнца. Некто по имени Александр Спина нашел применение очкам. В общем, в Италии промышленность делала большие усилия. Здесь появились первые ветряные мельницы и первые механические башенные часы. Болонские часы были знамениты уже в тринадцатом веке. После Италии, Фландрия была второй наиболее индустриально развитой страной Европы. Город Брюгге являлся складом всех товаров, следовавших из Средиземноморья на Балтику. Именно английский король Эдуард III, первый задумавший предоставить торговле права в своем королевстве, привлек к себе фламандских рабочих в 1326 году. Европейскими государствами, где последовательно одержала верх эмпорократия, являлись: Италия, Нидерланды и Англия.

(85) Живописная техника была вновь воссоздана в тринадцатом веке Флорентийцем, звавшимся Симабуэ (Cimabue). Он приобрел столь великую известность, что ему нанес визит неаполитанский король Карл I. За Симабуэ следовал Джотто. От Симабуэ осталось несколько фресок, доказывающих его гений, а от Джотто несколько картин, что смотрятся с удовольствием. Джотто был юным пастухом, когда Симабуэ встретил его на выпасе охранявшим своих овец, которых изобразил на бруске щиплющими траву.

Воссоздателем греческой архитектуры в эти времена являлся Брунеллески, соорудивший купол кафедрального собора Флоренции в 1294 году. Он был первым отказавшимся от готического стиля.

Изобретение бумаги, полученной из растертого тряпья, датируется началом четырнадцатого века. Говорят о некоем Паксе, основавшем бумажную мануфактуру в Падуе.

(86) Роскошь того времени заключалась, главным образом, в свите, сопровождавшей кого-нибудь; сами епископы выезжали только со сказочным числом прислуги и коней. Этот обычай восходил к древним Кельтам. Еще в середине четырнадцатого века все дома в городах Франции, Германии и Англии были крыты соломой. О применении дымыходов совсем не знали. Общий очаг возводился посередине главной комнаты, насквозь пронизывая потолок. Вино было редким даже в Италии. В больших городах мясо ели лишь три раза в неделю. О восковых свечах было неизвестно. Сальные свечи являлись большой роскошью. Все освещалось при помощи хвороста и сухих дров. Частные дома сооружались из грубых несущих конструкций, покрываемых определенным видом извести, называвшейся torchis. Двери в таких домах были низкие и узкие, а окна маленькие и почти не пропускающие дневной свет.

 

ГЛАВА II.

 

(87) В 1533 году.

(88) Рассказывают, что, прочитав проект ордена, он воздел руку к верху, воскликнув с воодушевлением: Spiritus Domini est hic! Здесь дух Господень!

(89) Создали этот союз, главным образом, Гентцы. Эти необыкновенные горожане отрубили голову канцлеру и камергеру Марии, ведшему переговоры в пользу Франции. Позднее они осмелились посадить в тюрьму мужа своей герцогини Максимилиана, нарушив свои привилегии в 1488 году. Этот подражавший Венецианцам народ стремился уже к эмпорократии, которой достигла Голландия, поддержав Лютерову схизму.

(90) В поддержку сказанного выше отметьте, что существовавшая тогда папская схизма благоприятствовала этому делу.

(91) В 1556 году; тогда ему исполнилось только пятьдесят шесть лет.

(92) Париж ему открыл свои ворота в 1594 году, и он укрепил свою власть в 1598 году, заключив Вервенский мир (paix de Vervins) и вынудив Филиппа II его признать, возвратив все удерживавшиеся до тех пор последним города.

 

 ГЛАВА III.

 

(93) Дом Стюартов правил Шотландией с 1370 года. Нет более несчастливого рода. Почти все его отпрыски были убиты насильственной смертью.

(94) В 1699 году. Спустя приблизительно двадцать лет, туда последовало больше тридцати тысяч германских семей. Таким образом, за малое время число других Европейцев превысило в Северной Америке число самих Англичан.

 

ГЛАВА IV.

 

(95) Можно судить о быстроте, с которой совершилось слияние народа победителя с побежденным народом, по затруднению,

испытанному, по прошествии пятидесяти лет после завоевания, императором Канг-хи, в деле составления словаря манчжурского языка, который полностью исчезал.

(96) Память о гибели Атлантиды уцелела в Японии и сохранилась здесь еще в торжественном празднике, отмечающемся с большой пышностью. Это - праздник светильников или фонарей, который отмечают еще в Китае и Индии так, как его праздновали раньше в Египте.

(97) Достойно внимания, что самые древние Египтяне допускали тот же самый символ в своем храме, а посему подобный обычай может уверенно восходить к первоначальным Атлантам.

(98) Когда мать Соктотаиса испытала свое видение в Японии, Эмина, мать Магомета, имела похожее видение в Аравии.

(99) Фоэ звался в Японии Амидой (Amida), а в Китае О-ми-то

(O-mi-to). Это имя на санскрите означает Безмерного.

(100) Инь (Yn) и Янь (Yang) по-китайски.

 

ГЛАВА V.

 

(101) Карл Пятый, спустя некоторое время, отдал в 1525 году остров Мальту рыцарям Святого Иоанна.

(102) Эта осада продолжалась двадцать лет и закончилась лишь в 1669 году.

(103) Истинное имя Янычаров Йенжи-Шери (Yengi-Cheri), то есть новые Воины; они формировались из юных христианских рабов, обученных и дисциплинированных с детства.

(104) Сторонники Омара называются Суннитами,а приверженцы Али - Шиитами. Существующее между двумя сектами различие заключается в том, что Шииты рассматривают Омара и четырех Халифов, вытеснивших Али, как узурпаторов; Шииты почти не отличают Али от Пророка. Турки - Сунниты, Персы - Шииты. Эти две секты ненавидят друг друга, насылая одна на другую взаимные проклятия.

(105) Говорят, что Исфахан перед тем, как был опустошен Афганцами в начале восемнадцатого века, являлся одним изпрекраснейших и милейших городов мира. До осады, выдержанной им в 1722 году, число его жителей превосходило один миллион человек. Город располагал огромным количеством великолепных дворцов, среди которых не было равных дворцу Софи (Sophi), достигавшему более одного лье в своей окружности; в Исфахане имелось сто шестьдесят красивых мечетей, восемнадцать сотен караван-сараев, двести шестьдесят общественных бань, значительное число кофейнь, базаров, школ, бульваров и т. д.

(106) Об Афганцах существует особое предание, утверждающее, будто эта народность, единственное ремесло которой война и грабеж, является остатком рассеянных Ассирийцами в Азии десяти колен Израилевых. Они сами возводят свое происхождение к Иудеям, считая Саула своим предком. С появлением Магомета они приняли ислам и отважно сражались за его торжество. Поначалу они встали под знамена Махмуда Гхазванида (Mahmoud le Ghazvanide), взошедшего на трон Индостана в 387 году хиджры (993 год от Рождества Христова), а затем поступили на службу к султану Кхебаль Аль-Дин Гори (Khebal Al-Dyn Gauri), под руководством которого они овладели городом Дели.

Сами для себя Афганцы завоевали гору Соломона - Кух-Солейман (Kuh-Soleyman), образовав здесь нечто вроде регулярного правления. Великий могол Акбар построил для них город Пейшур (Peishour; Пешавар - прим. пер.), расположенный на дороге из Астока (d'Astok) в Кабул. Эти народы известны своим большим мужеством, которое у них во многом, как их обвиняют, смешано со свирепостью и варварством.

 

ГЛАВА VI.

 

(107) Я полагаю, что имя должно писаться Ролрих (Rolrich); оно эквивалентно имени Ролланда или Рауля, что означает регулирующего Империю и указывает на свое скандинавское происхождение. Варяги являлись частью Скандинавов, отправившихся на Восток, тогда как другие направились на Запад или Юг. Они взяли от Славян имя Западных (d'Occidentaux) по той же самой причине, по какой мы их назвали Норманнами (Normands).

(108) Говорят, что именно княгиня Ольга, крестившись в Константинополе, принесла на Русь греческую религию. Ее внук, звавшийся Владимиром, стал первым христианским Великим Князем Руси. Весьма продолжительное время архиепископ Новгорода зависел от Константинопольского патриарха, но, наконец, русский иерарх был посвящен в патриархи и принят в сан после Иерусалимского патриарха (здесь речь идет уже о Московском митрополите, получившем патриаршье достоинство - прим. пер.).

 

ГЛАВА VII.

 

(109) Иоанна Неаполитанская, одна из этих королев, выйдя замуж за несчастного Андрея Венгерского, заставила бесчеловечно удушить его на своих глазах, сплетенной ей самой тесьмой. Узнав об этом предательстве, венгерский король Людовик, брат Андрея, поднял свою армию и пошел в Италию, чтобы отмстить смерть своего брата. Овладев Неаполитанским королевством и имея возможность его сохранить, он его предоставил Папе, обрадовавшись, что изгнал отсюда Королеву. Этот акт великодушия был слишком большим. Провидение его не одобрило. Иоанна, определенное время спустя застигнутая врасплох своим приемным сыном, которого

папа Урбан VI сделал Неаполитанским королем, была задушена меж двух матрацев.

Второй из этих Королев была Елисавета Боснийская, жена того же самого Людовика, послужившая Провидению для наказания преступления Иоанны. По смерти Людовика, случившейся в 1382 году, Венгерские княжества избрали в королевы поначалу ее дочь Марию, не достигшую совершеннолетия, а немного спустя выбрали в короли

Карла Дураццо, происходившего по прямой линии от брата Людовика Святого. Данный выбор не понравился Елисавете, вдове Людовика и матери Марии, и она приказала убить перед собой этого злополучного монарха. Это мерзкое цареубийство столь всколыхнуло Венгров, что, малое время спустя, путешествующие по Нижней Венгрии Елисавета и Мария были схвачены одним хорватским вельможей. Ему казалось, что можно отмстить смерть Короля, а посему он устроил судебный процесс над обоими Королевами. Елисавета была признана виновной и утоплена. Что же касается Марии, то она радовалась своему нахождению в темнице, ибо никак не хотела оказаться в руках императора Сигизмунда, задумавшего ее выдать замуж, чтобы присоединить Венгрию к своей Державе. Хорватский вельможа мнил, будто исполнил акт правосудия. Но Император рассудил по-иному, арестовав его и приговорив к смерти за цареубийство. Это действие взбудоражило все дворянство, вызвав собой одну из самых упорных гражданских войн. Внезапно появившиеся посреди этих раздоров Турки разбили отряды Сигизмунда и, захватив самого императора в плен, удерживали его в тюрьме.

 

ГЛАВА VIII.

 

(110) Уже долгое время отмечалось, что именно во Франции земледелие является основой национального процветания, обеспечивая предприятия их главными элементами и торговлю своей главной активностью. Этим и многим другим Франция отличается от Англии, где, наоборот, торговля дает импульс земледелию, обеспечивая предприятия большей частью исходных материалов, которые она получает вдали от родины. Сделанное мной здесь по ходу наблюдение позднее будет иметь огромную важность, когда встанет вопрос о виде правления, названного Эмпорократическим, правления, в котором господствует торговля не только, как неотъемлемая часть, но и как политическая власть, располагающая военной силой и владеющая за пределами метрополии покоренными народами и рабами.

 

ГЛАВА IX.

 

(111) Говорят, что опала знаменитого Мальборо, которая привела к миру с Францией и спасло наше королевство, стоила всего пару перчаток.

(112) Быть может, однажды в ином произведении я поговорю о том, что увидел в революции и что в ней для меня было особенного, но здесь не время и не место распространятся об этом. На протяжениивсей революционной бури и в течение более тридцати лет я почти не покидал Парижа. Незамеченный среди партий, я их наблюдал в совершенной близости, никогда их не отталкивая, но никогда не был отторгнут и ими. Один Бонапарт меня преследовал по личным причинам, которые я раскрою позднее.

 

ГЛАВА X.

 

(113) В течение трех недель великий Конде понапрасну осаждал ту самую крепость, которой почти безоружные и не имеющие вождя люди овладели за два часа.

(114) Написав Папе по поводу преследований, которые испытали в Риме французские артисты, республиканское правительство именовало его только титулом Епископа Рима.

(115) Я уже сказал и повторяю, что судьба Африки и Азии пребывает в Константинополе.

 

ГЛАВА XI.

 

(116) Это частично взято в одном из моих произведений, озаглавленных Сведения о чувстве Слуха. Данный там портрет Наполеона уместнее здесь. Этот портрет только в наброске. Чтобы совершеннее узнать сего необыкновенного человека, надо прочесть то, что о нем сказала госпожа де Сталь. Никто его не знал так, как она, и не запечатлел с большей силой и истиной.

 

КНИГА СЕДЬМАЯ.

 

ГЛАВА II.

 

(117) Я говорю, что Бога не существует для подобного, всегда тактично выражающегося правления, поскольку это правление не несет божественной идеи ни в одном из своих политических деяний.

 

ГЛАВА IV.

 

(118) По Констанцкому договору в 1183 году.

(119) Смотрите примечание, которым оканчивается IV глава Пятой книги.

(120) Заметьте, что смысл, данный здесь слову кредит более широкий, нежели обыкновенно отражает это слово. В слове кредит я воспринимаю не только средство, которым может пользоваться правительство для заимствования более или менее крупных сумм, но и такой вид безопасности, что внушает правительству, по причине внешних опор и ресурсов, разглядеть это средство или умозрительно его представить. Кредит не достается сам по себе Английскому правительству, но оно его берет у торговой власти, которая за рамками самого правительства. Внутренний кредит, существующий у конституционной монархии, например, во Франции, не может служить орудием этой монархии, поскольку вещи движимая и движущая не могут быть одним и тем же. Значит, необходимо, чтобы эмпорократический кредит был внешним по отношению к правительству и шел бы к нему от независимой от правительства власти, которую бы он поддерживал и на которую бы сам опирался.

(121) Смотрите последнее примечание.

 

Страницы: 1 ... 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru