ИОАННИТЫ НА РОДОСЕ

 

3.О местном управлении


Земельные владения Ордена родосских рыцарей располагались не только на Додеканесском архипелаге. Орден имел обширные владения и управлявших ими легатов по всей Европе – от Португалии до Дании, Венгрии и Богемии, от Англии до Кипра. Управление владениями на Додеканесе и в Европе было организовано строго централизованно.

В орденском государстве существовало две местные административные единицы: прецептория, или комменда (командорство), и приорат (приория, приорство).

 

Комменда являлась фундаментальной административной единицей Орденского государства. Она включала в свой состав не менее 1 церкви и 1 госпиталя (странноприимного дома), а также неопределенное количество лежащих по соседству друг с другом селений или земельных угодий. Коммендой (командорством) управлял коммендатор (командор), или прецептор (comendator или praeceptor). Как правило, коммендатор должен был, в качестве необходимого условия для назначения на эту должность, иметь степень "рыцаря (по) справедливости» и состоять в Ордене не менее трех лет. Комменды, имевшие особо важное оборонительное значение, именовались также "кастелланеи» (Castellanei, Kastellanei).

Возглавлявшие их кастелланы (каштеляны) должны были состоять в Ордене уже не три, а пять лет. В распоряжении каждого коммендатора находилось несколько рыцарей и/или сержантов и капеллан, занимавшийся духовным окормлением общины данной комменды.

 

Но наряду с этими, наиболее распространенными рыцарскими (кавалерскими) коммендами, существовали и так называемые сервандармские комменды, во главе которых стояли не рыцари-кавалеры, а сержанты-сервандармы.

 

Управляющий коммендой назначался приором соответствующей орденской провинции. Он был обязан ежегодно выплачивать приору, которому был непосредственно подчинен, определенный налог, сумма которого была строго зафиксирована.

 

По способам получения коммендs подразделялись на:

 

1) "комменды (по) справедливости»;


2) "комменды (по) милости» и


3) "родовые комменды».


Чтобы приобрести в управление "комменду по справедливости» необходимо было участвовать в четырех орденских "караванах» (военно-морских походах против мусульман) или в четырех сухопутных военных кампаниях, прожить пять лет на Родосе и отвечать прочим требованиям, предписанными на этот случай в орденских Уложениях.

 

"Комменды по милости» давались в управление достойным кандидатам по милости Великого Магистра или Великих Приоров. Кроме своего права назначать "магистральных коммендаторов» (что могло происходить в любой момент), был вправе каждые пять лет давать, кому считал необходимым, одну "комменду по милости» в каждом приорстве. Великие Приоры также имели право давать в своем Приорстве одну "комменду по милости» любому представителя орденской братии, независимо от ранга. Кроме того, каждый Великий Приор имел, сверх комменд, находившихся в его ведомстве и находившегося в полной зависимости от него, свою особую комменду, по имени которого называлось приорство.

 

"Родовые комменды» назывались так потому, что учреждались своими основателями, выделявшими их из своих земельных владений, для наследования своими потомками из рода в род, так что по смерти учредителей коммендаторами (командорами) становились их старшие сыновья, затем – старшие сыновья этих сыновей, и т.д.

 

Приорат (приория, приорство) состоял из неопределенного количества комменд (командорств). Приорства Французское или Овернское были значительно больше, чем, например, приорство Мессинское. Приор избирался Генеральным Капитулом по предложению Великого Магистра.

 

В период пребывания Ордена Святого Иоанна на о. Родос были введены понятия Великое Приорство и Великий Приор. Если приор умирал в пределах своего приорства, коммендатор, на территории комменды которого умер приор, созывал 12 коммендаторов близлежащих комменд, избиравших временного заместителя приора, на период до выборов нового приора Генеральным Капитулом. Если же приор умирал за пределами своего приорства, то временное управление приорством поручалось заместителю, назначенному приором до отъезда из приорства (назначение такого заместителя приором до отъезда было непременным требованием орденского устава).

 

Для обеспечения постоянной связи между удаленными провинциями и центральной орденской администрацией приор был обязан по первому требованию Великого Магистра прибыть в главную орденскую резиденцию и дать отчет в своей деятельности.

 

Такие отчеты должны были представляться раз в пять лет, хотя на практике эти сроки соблюдались не всегда, учитывая трудность далекого, сопряженного с немалыми опасностями, путешествия из отдаленных частей Западной Европы на далекий остров Родос. В 1301 г. Генеральный Капитул принял постановление, согласно которому ежегодно не менее двух приоров должны были являться в столицу Ордена. После 1370 г. их число было соответствующим постановлением увеличено до трех.

 

Приор назначал коммендаторов (командоров, комтуров). При исполнении своей должности он получал помощь и поддержку от так называемого провинциального капитула. В круг его задач входили, в частности, регистрация доходов, поступавших в приорство от комменд, и их пересылка в орденскую резиденцию на Родос. Приор регулярно инспектировал подчиненные ему комменды, контролируя их административную и финансовую деятельность.

 

Во главе всех приорств той или иной страны (Италии, Франции, Испании и т.д.) мог стоять Великий коммендатор (командор), или Великий прецептор (magnus comendator или magnus praeceptor), которого не следует путать с одноименным главой "языка» Прованса. Однако в реальности он назначался не всегда и не во всех странах, в которых располагались орденские владения, поскольку не был предусмотрен орденским Уставом.

 

После завоевания Додеканесского архипелага рыцарями Ордена Святого Иоанна они занялись выращиванием на Родосе сахарного тростника, чем с большим успехом занимались еще на Кипре. Большая часть сахара, производившегося иоаннитами на Кипре и Родосе, скупалась венецианскими торговцами.

 

Банкиры и коммерсанты из Монпелье и Нарбонна управляли деньгами и имениями богатых и обширных орденских владений родосских рыцарей в Южной Франции, на Иберийском полуострове и на Кипре. В 1356 г. Великий Магистр рыцарей Родоса Роже де Пен даровал гражданам и купцам Нарбонна право открыть в г. Родосе свое консульство. Он освободил их ото всех налогов и сборов, кроме портовой пошлины, от уплаты за всех рабов, не являвшихся их личной собственностью, и даже от тех сборов, которые взимались со всех, желавших изготовлять мыло в орденских мыловарнях. Однако в случае вражеского нападения на Родос граждане Нарбонна и Монпелье были обязаны принимать участие в его обороне с оружием в руках.

 

Родос поддерживал активные торговые отношения с Испаний (особенно в XV в.), хотя они никогда не принимали такого размаха, как его торговля с Италией или с Францией. Одновременно в водах Додеканеса свирепствовали арагонские пираты (христиане римско-католического вероисповедания!).

 

Несмотря на все призывы к "священной войне», не прерывались и торговые отношения между Родосом и побережьем захваченной турками Малой Азии. Даже военные действия, казалось, не служили им помехой. Из Малой Азии на Родос привозили, в частности, ковровые изделия, шелковые ткани, зерно и керамику, в то время как турки ввозили с Родоса поступавшие туда из Западной Европы кожи, шерстяные ткани и другие изделия. Перед лицом общих экономических интересов взаимная ненависть и враждебность отходили на второй план. Так, например, рыцари Родоса и Блистательная Порта в договоре, заключенном 25 августа 1451 г. между иоаннитами и султаном Мехмедом (Мехметом) II Гази (будущим завоевателем Константинополя!), пришли к соглашению о том, чтобы "торговцы... могли заключать сделки и товарообмен беспрепятственно и безопасно». Во избежание каких-либо инцидентов, грозящих разрывом этого договора, Великий Магистр родосских рыцарей Жан де Ластик потребовал от короля Арагонского, владевшего военно-морской базой на о. Кастеллоризо на орденской территории, запретить христианскому арагонскому каперскому флоту захватывать турецкие корабли в родосских водах. Кроме того, он потребовал от испанцев прекратить торговлю рабами-мусульманами и другими трофейными товарами между малоазиатским побережьем и Родосом.

 

По сей день остается открытым вопрос, в какой мере местные греки участвовали в экономической жизни Родоса. До нас дошло имя pодосского грека Драгонетто Клавелли, являвшегося одной из важнейших фигур в экономической жизни Родоса в конце XIV-начале XV вв. Греки, регулярно направлявшиеся родосскими рыцарями на переговоры с турками в качестве посланников либо переводчиков-толмачей, торговали с Малой Азией и были хорошо знакомы с языком и страной турок, несмотря на все, остававшихся главными врагами Ордена. Одновременно они имели полезные во многих отношениях связи с чиновниками турецкого аппарата управления (состоявшего в значительной своей части также из греков, перешедших или не перешедших в ислам). Богатство греческих горожан - подданных рыцарей Родоса, воспетое Мануилом Лименитисом в его поэме "Черная смерть на Родосе» (описывающей эпидемию чумы, поразившую остров), может быть объяснено лишь активным участием родосских греков-горожан в экономической жизни островного государства.

 

Наряду с банками и торговлей, на Родосе процветали и мелкие семейные предприятия, специализировавшиеся на изготовлении сукна и глиняной посуды, а также металлообработке. Однако важнейшими отраслями производства оставались изготовление сахара и мыловарение. Всякому дозволялось за определенную плату производить мыло в орденских мыловарнях. Родосский сахар считался вторым по качеству после кипрского сахара ("тростникового меда»), считавшегося первосортным.

 

Другой важной отраслью Родосской экономики было мореплавание. Гавань Родоса постоянно посещали как "франкские», так и греческие торговые суда. Орденский флот рыцарей Родоса не только вел морскую войну против мусульман, но и конвоировал торговые караваны. Экипажи орденских кораблей рекрутировались главным образом из числа родосских греков. В законе о морской службе (servitus marinariae) содержалось указание на обязанность определенного слоя греческих подданных Ордена (т.н. "периэков», т.е. "безземельных») служить в орденском флоте. Служба в орденском флоте была нелегкой, но прошедшие ее суровую школу родосские греки стали превосходными, опытными мореходами и в результате начали курсировать на своих собственных кораблях между всеми средиземноморскими портами. В 1462 г. Великий Магистр рыцарей Родоса фра Педро Рамон Закоста заменил обязательную морскую службу "безземельных» добровольной службой или уплатой взамен нее соответствующего налога.

 

Знаменитый историк Ордена рыцарей Родоса, Гильом де Каорсин, хотя и родился в 1430 г. во Фландрии, происходил из семьи, проживавшей на Родосе. Он с отличием окончил Парижский университет и получил диплом доктора прав. Каорсин по сей день считается одним из самых высоко образованных и способных граждан Родоса. Хотя Каорсин не являлся рыцарем Ордена Святого Иоанна, он – в виде исключения! – был в 1459 г. назначен вице-канцлером Ордена и оставался на этой должности до самой смерти, последовавшей в 1503 г. Орден не раз поручал Каорсину сложные дипломатические миссии в различных странах Западной Европы. Наряду с этим, он за восемь лет в совершенстве овладел греческим языком, в течение 6 лет объездил острова Эгейского моря, собирая древние рукописи, и написал на латыни "Книгу островов архипелага» (Liber insularum Archipelagi), содержащую краткое описание греческих островов, включая их социальное и экономическое положение. Кроме того, он написал хронику осады Родоса турками в 1480 г., историю турецкого принца Джема (Джиджима или Зизима), изгнанного собственным братом – Баязидом I Ильдеримом (Молнией) – и, по поручению Великого Магистра Пьера д’ Обюссона, "Уложение (Устав) Родосских Рыцарей» (Stabilimenta Rhodiorum Militum), позднее переведенный им же с латыни на французский.

 

В первом десятилетии XVI в. другой высокообразованный член Ордена Святого Иоанна – рыцарь Сабба ди Кастильоне – утонченный и эксцентричный романтик, по поручению Изабеллы Гонзага д’ Эсте, собирал на Родосе сокровища античного искусства. Кастильоне был большим почитателем античной литературы и искусства, чем выделялся из общей среды членов своего Ордена, и потому описывал своих соратников - рыцарей Родоса – "варварами», умеющими обращаться только с копьем, мечом, щитом или луком и стрелами и подозревающими в нем самом скрытого еретика и идолопоклонника только из-за его любви к античной культуре! Книга Саббы ди Кастильоне "Ricordi» пользовалась большой популярностью среди его более просвещенных современников.

 

Рыцарь Родосского Ордена фра Антонио Пигафетта, отпрыск древнего итальянского рода, пребывавший, в качестве папского нотария, при дворе короля Испании и Императора Священной Римской Империи Карла V Габсбурга, принял участие в кругосветном плавании Фернана Магеллана, став его историографом. Родосский рыцарь оставил потомкам правдивое описание этой грандиозной экспедиции (посвященное им Магистру Родосского Ордена) и, в том числе, рассказ о гибели Магеллана от рук филиппинских дикарей (сам Пигафетта принял участие в этом бою, был тяжело ранен стрелой туземца и выжил только чудом).

 

Пьетро Ломеллино дель Кампо и некий Фонтано, являвшиеся очевидцами второй осады Родоса турками (в 1522 г.) составили, независимо друг от друга, хронику этой осады. Труд Ломеллино до нас не дошел, но отрывки из него использовались в хронике осады Родоса, составленной Джованни Бозио.

 

В этой богатой духовной атмосфере, царившей на Родосе, несмотря на религиозную строгость, изначально характеризовавшей жизнь воинственных монахов Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, немало греков позаимствовало дух западноевропейской поздней готики и раннего Ренессанса. К их числу относились придворные ученые Великого Магистра де Эредия – Георгий Калокир и Димитрий Калодик. Но, кроме них, в эпоху господства рыцарей-иоаннитов над Родосом, там просияли и другие греческие "светила науки».

 

Агапит Кассиан был главным сокольничим рыцарей Родоса. Как в свое время Император Фридрих II Гогенштауфен, Кассиан написал книгу о выращивании и обучении охотничьих соколов. Книга Кассиана до нас не дошла, но послужила основой для аналогичного труда Жана де Франсьера об искусстве соколиной охоты "Traite de fauconnerie» (1469 г.). Все это доказывает, что времена прежней строгой монашеской жизни "по уставу» для иоаннитов на Родосе давно прошли (по правилам орденским рыцарям, подобно тамплиерам, в числе запретов на прочие развлечения, воспрещалась соколиная охота, как и всякая другая охота – кроме охоты на львов!).

 

Георгий Каливас покинул Родос после захвата острова турками и переселился на остров Кандию (Крит). Там он написал хронику осады и завоевания Родоса, труд о христианских метаморфозах, диалог о 50 богословских проблемах и т.д.

 

Мануил Лименитис сочинил большую поэму "Черная смерть на Родосе» и стихотворную "Рецензию на песнь о Велизарии». В поэме описываются ужасы эпидемии чумы, поразившей Родос в 1498-1500 г., но также дана подробная картина нравов, обычаев и общественной жизни на Родосе в конце XV в. Второе произведение посвящено Велизарию, византийскому полководцу Императора Юстиниана Великого (VI в.).

 

Нил Диасорин, православный греческий Mитрополит Родоса в 1357-69 гг., сам был уроженцем острова Родос. От него остались полемические диалоги, жития святых и трактаты, посвященные грамматике.

 

Однако самым выдающимся произведением грекоязычной родосской литературы времен орденского правления является знаменитый "Сборник Родосских любовных песен».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru