La guardia blanca

La guardia blanca

Или, - как белогвардейцы выиграли войну в Америке.

Если нельзя было спасти Россию, можно было спасти её честь
Беляев

… Улица OficialSerebriakov; город Fortín-Serebriakov… Латинская Америка. Парагвай…

Непривычно звучание для русского уха, испанские летры да палабры.

Отчего америка латина выбивает бронзовым шрифтом дорогие нам, русские имена? Православные маковки часовенок, старорусская вязь, тщательно прописанных букв, – ныне всё чаще на погосте, – нет-нет, да повстречается в чужой земле…

Чужбина. "Дикий гусь не имеет намерения оставить след на воде. Вода не имеет желания удержать отражения гуся" – говорили древние китайцы. Красивая пословица. Только не для наших белоэмигрантов.

Валерий Лёвушкин, художественный руководитель ансамбля "Бим-Бом", пишет: "Асунсьон[1]… Дорога, точнее улица, разбита на две части, посередине травяная аллея, где по всему периметру стоят на постаментах бюсты военных, ну, словом, все как у нас, эдaкaя "Аллея героев". Не знаю, что заставило меня вчитываться в имена, написанные, естественно, на испанском, но первая фамилия, которую я увидал, была – Белов. Я подумал, что ошибся в прочтении латинских букв, но следующий бюст с надписью "Малютин" не оставлял никаких сомнений. А дальше были бюсты Серебрякова, Касьянова… и т.д. Я, да и все в автобусе, не сразу поняли, куда попали… Таинственная ситуация разрешилась…

Кaк извecтнo, в России красный режим победил сопротивление Белого движения. Оставшиеся войска были эвакуированы и приняты разными странами… Но несколько последних казачьих дивизий, практически до конца сдерживавших красный штурм, уже не мог принять ни один город Европы. И командование приняло решение идти в Аргентину. Аргентина тоже не coглacилacь принять кaзaкoв, но предоставила "коридор" для прохождения войск с полным вооружением в Парагвай.

Taк, в 22-м году в Парагвае, образовалось первое казачье поселение. А когда Боливия напала на маленький Парагвай, то пocкoльку регулярной армии у cтрaны не было, правительство обратилось к русским с просьбой о помощи. И кaзaки всё им организовали. Русские белоэмигранты составили костяк высшего командования парагвайской армии, приведя ее к победе в Чакской войне. Первый главнокомандующий – русский, первый начальник генерального штаба – русский и, естественно, самые лучшие обученные полки – русские казаки.

Через несколько лет Парагвай с честью вышел из войны, изгнав вторженцев. После этого и была создана "Аллея героев" в честь солдат и офицеров, погибших в этой войне, которая пользуется большим почитанием у местного населения, да и всех правящих режимов страны.

К нам на концерты приходили старички и старушки, дeти и внуки тех русских военных, которые не смогли отстоять свое родное Отечество, зато смогли защитить чужое и нашли в далеком Парагвае свою вторую родину…"

На счёт "полного вооружения" может и не совсем верно, и о "последних казачьих дивизиях" – красиво… Ведь на самом же деле – первое русское массовое поселение с населением около 2-х тысяч человек официально называлось «станицею…». Но, Лёвушкин, всё же – молодчина. Я, честно говоря, не ожидал от Заслуженного артиста РФ, такого прекрасного рассказа. Немного неточности в его рассказе, но что ж, ведь никаких дипломатических отношений между Парагваем и СССР не было, и въезд советских граждан в ту страну был категорически запрещён. Во 2-ю М.В. республика выбрала нейтралитет, и лишь этот период ещё как-то упоминался вскользь в советской прессе. Отсюда – малоинформирование, но та история чрезвычайно интересна.

Несколько пакетов с ксерокопиями мне прислал сын Белого офицера-дроздовца, С. В. Хлистунов, проживающий в Австралии, потому некоторые сведения публикуются мною с его разрешения и они легли в основу этой статьи.

* * *

Дипломатические отношения между Россией и Парагваем были установлены в 1909 году.

Самым первым русским офицером на парагвайской службе стал Гвардии капитан Комаров. В 1912 году ему довелось принять участие в тамошней гражданской войне… Однако в 1864 году Тройственный Альянс: Уругвай, Бразилия, Аргентина, – развязали войну против Парагвая. И русский капитан артиллерии в отставке, Асмоловский (возможно его фамилия писалась иначе), который тогда находился «в командировке» от Русского географического общества («Императорское Русское Географическое Общество»), примкнул к парагвайцам и воевал на их стороне…

29 июня 1924 года И. Т. Беляеву было передано разрешение Президента Парагвая о создании Русского Очага. На него же, возлагалось привлечение русских специалистов для улучшения экономики республики. От геодезистов до агрономов. Среди (¡atención!) первых двенадцати был В. Ф. Орефьев-Серебряков. Прочитав в белградской газете Призыв к русским эмигрантам генерала Белова "всем, кто мечтает жить в стране, где он сможет считаться русским" и свободным от большевицкой заразы – выехал на встречу своей судьбе.

Правительству Парагвая было гарантировано, что вновь прибывшие ни под каким соусом не были в составе Красной армии. Чуть позже подобная поправка 1948 года к закону США о перемещённых лицах, была одобрена Конгрессом и подписана Гарри Труменом в апреле 1950 г. (статья 14).

Краткая справка:

И. Т. Беляев (1875 † 1957) гвардии генерал-майор. В Белой Армии – инспектор артиллерии Кавказской Армии. Учёный, географ, антрополог, этнограф, лингвист. Занимался изучением индейских племён в Чако Бореаль, обширной, но малоизученной провинции Гран-Чако. До 1931 года произвёл 13 экспедиций. Составитель испано-индейских словарей…


(Примечание Imha: см. также статью "Беляев Иван Тимофеевич, генерал-майор")


Здесь и далее, за неимением места в статье, ограничимся краткими сведениями.

В числе первых русских прибыл геодезист Аверьянов, конструктор Маковецкий, инженер-лесник С. С. Салазкин и др.

Оренбургский казак Челябинского округа Н. А. Черканин, прибыл в Парагвай в октябре 1926 года из Аргентины с 12-ю песо в кармане. Он был назначен директором по земледельческой части в колонию Сан-Лазаро (960 гектаров земли). Главной целью, по его словам – устроить в колонии русско-казачье поселение. "Нужно сказать откровенно, что здесь не Матушка-Россия. Не многоводная раздольная Кубань, не цветистый Тихий Дон и не родимая моя Сибирь" – писал чуть позже, колонист-казак. По другим данным – фамилия его Чернин, поскольку в 1928 году он значится как «Администратор колонии Сан-Лазаро, близ Бразильской границы».

Предложения принять казаков, учитывая их большие колонизационные навыки, поступали от Парагвая, Перу, Уругвая, Аргентины, Мексики, Бразилии и даже с Антильских островов. Важным было и то, что правительства стран-реципиентов принимали такую колонизацию по принципу казачьей самобытности, т. е. допускалось ношение казаками формы, оружия, сохранение казачьего самоуправления… Положительный, многовековой опыт казаков-первопроходников учитывался "без экзаменов"[2]. За границу Казаки принесли с собой верность, природное своеобразие и с первых шагов беженства стали организовывать станицы, построенные на началах взаимной выручки, уравнительного землепользования, коллективности. В полной мере по ряду причин задуманное не было реализовано, но ещё в конце сороковых – начале пятидесятых годов казаки прибывали на парагвайские земли казаки со всего света. Даже в забытом Богом городке Миранда, в середине ХХ столетия, имелась казачья группа.

Первым офицером белогвардейцем на парагвайской службе был казак станицы Новочеркасской, ВВД, Голубинцев[3]. С конца 1921 года, он начинал службу в Парагвайской Армии с младших офицерских чинов, в драгунах. Последний чин казачьего Сакро Дьябло – капитан.

В изданиях казачьего зарубежья отыскивались различные заметки по интересующей меня теме. Вот некоторые выписки. «Казачiй Союзъ» (сводка № 2, дек. 1925-янв. 1926). «М.Б.Т. желает вступить в переговоры с правительством Парагвая, чтобы выяснить возможность размещения в этой стране колонистов, которые окажутся пригодными по своим моральным и физическим качествам. Правительству Парагвая известно, что большая часть беженцев не имеет никаких средств, и что находящиеся в расположении секции рессурсы очень ограничены. Но можно рассчитывать на изыскание средств, если будут установлены твёрдые основания для упомянутой колонизации. [Среди них находится много русских землемеров, гл. обр. казаков и немецких колонистов с Поволжья, стр. 43]».

«Парагвай. Миссия прибыла в Ассунцiонъ 1-го мая и принята Президентом и Министрами… Парагвай по справедливости называют страной вечной весны. Он лежит между двумя реками Параною и Парагваем. Это страна холмов покрытых девственными лесами и богатыми пастбищами, без высоких гор. Плодородие почти невероятно: хлопок, табак, рис, маниок, бананы, апельсины, сахарный тростник и множество других тропических и подтропических растений растут без ухода.

Гг. Беляев и Эрн говорили, что климат Парагвая вполне подходящий для русских и что там менее жарко, чем на Кавказе «К. С.», стр. 35).

Близкая то теме информация из письма полковника В. Ковалёва в журнал: «Казаков теперь уже больше десятка, преимущественно донцы. Пока нет никакой [казачьей] организации, но все близки и друзья, хотя по политическим убеждениям есть всякие. Большинство – это казак душой и телом, потом уже русский…»[4]

«Парагвайское правительство интересуется казаками, готово предоставить казакам на очень льготных условиях хорошие земли вдоль новой железной дороги» (стр. 49). На страницах издания приводятся выдержки из письма ген. И. Т. Беляева на имя Донского Атамана (стр. 53). О территории Парагвайское Чако Беляев вскользь сообщает: «Спор о границах ещё не решён, и завести казаков в спорную зону нельзя»[5].

Жизнь русских постепенно налаживалась, и интересы второй родины принимались здесь как за свои собственные. Живое и деятельное участие в жизни государства было вкладом наших соотечественников. С 1933 года именно для русских колоний было выделено правительством земли в междуречье рек Парагвая и Параны. «Название южноамериканской реки Парагвай (пара + гвай) обозначает «река» + «река», только на разных языках»[6] (Поспелов Е. М., 1988).

Парагвайской зимой, 15 июня, 1932 года вспыхнула 2-я Чакская[7] война между Боливией и Парагваем. Конфликт, в основном, произошёл за ставшею спорной большую территорию (Гран-Чако, 230 тыс. кв. км.), богатую, как думали, нефтью, которая позже оказалась по содержанию, не товарного качества. Впрочем, та территория была велика и огромна, и вековой вопрос о её принадлежности не раз решался с помощью оружия. Войну начали Уругвайские военные. В августе Беляев, с отрядом добровольцев, уходят вверх по реке Парагвай, для освобождения форта "Карлос Антонио Лопес" в лагуне Питиантута, захваченного боливийцами. Уже через месяц доблестный Иван Тимофеевич получает парагвайское воинское звание – дивизионный генерал.

Необходимо отметить, что Беляевым активно привлекались на службу, в качестве партизан-диверсантов – индейцы. Сам главнокомандующий был происхождением гуарани. Надо сказать, что в Парагвае наряду с «испанским» языком население отлично владеет и языком гуарани. И даже придуман литературный язык «гуараниете». Союзные племена, в какой то мере помогли предотвратить боливийскую экспансию. Индейское племя чиригуано, которое обитало у самой парагвайской границы, но на территории Боливии, – выдвинулось на стороне парагвайцев. Быть точнее на стороне парагвайских индейцев, так как и те и другие были единоплеменниками и говорили на языке гуарани. Парагвайские газеты выражали одобрение такому единению. Статьи о боливийских угнетателях «братьев чиригуано» поощряли такое настроение.

Гибель индейского вождя Чикинокока, у вышеназванного форта, позже вошло в либретто Беляева, к грандиозному спектаклю, который с успехом шёл в странах Южной Америки. Актёры – индейцы. К слову, у меня есть выписка, что "в американских газетах появилось сообщение, что английской экспедицией в дебрях Южной Америки встречено индейское племя, вождь которого оказался русским. По его словам, он терский казак"[8].

Всех русских к указанному году проживало в республике около ста человек. Военный моряк, старинной фамилии княжеской Туманов, сообщает: "В настоящий [1932 г.] момент, на службe Военного Ведомства, в Армии и во Флоте служат 19 офицеров, 2 врача и 1 ветеринар, иначе говоря, русская колония мобилизовала на защиту страны более 20 процентов своего наличного состава. Из этого числа, 14 человек находятся в Чако, большинство — в рядах действующих войск, принимая активное участие в боях с боливийцами…". Но это самое-самое начало войны.

«В августе 1932 г. группа офицеров собралась обсудить сложившуюся ситуацию. Слово взял Николай Корсаков. "Почти 12 лет назад мы потеряли нашу любимую Императорскую Россию, оккупированную силами большевиков, – сказал он, обращаясь к своим соотечественникам. – Сегодня Парагвай, эта страна, которая с любовью приютила нас, переживает тяжелые времена. Так чего же мы ждем, господа? Это же наша вторая родина и она нуждается в нашей помощи. Ведь мы же офицеры!"»[9].

Офицеры русской императорской армии и белогвардейцы оказали величайшую, да просто грандиозную услугу государству, которое называли Парагуай! Многие и многие из них были отмечены высшими наградами республики. В Парагвае есть улицы, поселки и города, названные именами русских, отдавших жизнь за эту страну.

Без преувеличения можно написать, что на чужбине наше офицерство являлось носителями русской военной культуры. Широко образованные, с громадным жизненным, военным, боевым и административным опытом, из этого опыта черпающие мудрое и спокойное своё отношение к жизни, в самых фантастических ситуациях и в самых экзотических странах.

Какие имена! Генштаба генерал-лейтенант Степан Леонтьевич Высоколян. В 1-ю М.В. на Кавказском и Северо-Западном фронтах, служил в Белой Армии. В Парагвай прибыл в конце 1933 года, в чине капитан участвовал в войне с Боливией. Математик, и как говорят, что первый в мире решил теорему Фермата (посвятив, сей труд убиенной Царской Семье). В Чехословакии учился в университете и в военной академии (1933). Во время этой войны, начиная с капитанского чина, стал командующим артиллерией парагвайской армии. Он родился близ Каменец–Подольского, а скончался в Асунсьоне (Асунсион), в 1986 г. Профессор Высшей военной академии, Высшей морской академии и Кадетского корпуса[10]. Ушёл из жизни на 91-м году, в чине генерала армии, и в государстве был объявлен Национальный траур. «Хоронили генерала Высоколяна с подобающими его званию воинскими почестями в присутствии президента государства, генералитета, представителей государственных учреждений, общественных организаций, воинских частей всех родов войск и массы народа. Чин отпевания и погребения совершил Преосв. Иннокентий, епископ Буэнос-Айреский и Аргентино-Парагвайский. Из русской церкви гроб везли на артиллерийском лафете на Южное русское кладбище и по пути следования кортежа стояли шеренги учеников столичных школ. У входа на кладбище был выстроен батальон пехоты. Под ружейные и артиллерийские салюты гроб был предан земле 1 августа с. г.» («Наши Вести», № 404-405, 1986 г., стр. 31). Поросшая зелёным мхом стена парагвайского русского кладбища белокаменная, с «кремлёвскими зубцами». В том же городе скончался в 1972 году генерал-майор Эрн[11]. У барона Врангеля занимал пост п. д. ген. штаба армии. Николай Францевич – офицер лейб-гвардии Казачьего полка, в эмиграции один из составителей Истории своего Гвардейского казачьего полка. С 1930 г. являлся начальником Южно-Американского Отдела РОВС и всех русских образований в Южной Америке. Профессор Академии Генштаба, генерал-инспектор Парагвайской армии… все, даже высшие должности, нет возможности перечесть.

Его брат, полковник, С. Ф. Эрн строил фортификации на парагвайской службе. Марковец Н. И. Гол(ь)дшмидт стал начальником Отдела картографии в Генеральном штабе: в чине майора, был убит под Каньяда-Стронгест (Cañada Stronguest) 22 мая1934 года[12]. Его именем названа в столице улица. Всего же из русских штаб-офицеров на высших должностях в парагвайских чинах было, как говорят, - 4 подполковника, 8 полковников, среди них Иосиф Пушкаревич, но русских полковников в других чинах Парагвая было больше. Например: И. Астраханцев, Е. Лукин, Прокопович, Рапп, Чистяков, Щёкин.

Генерал медслужбы Парагвая А. Ф. Вейс и Врач (с большой буквы. Его именем названа улица) М. И. Ретивов, майор К. Грам(м)атчиков; полковник-марковец Л. Л. Леш[13], и наоборот, – генштаба полковник парагвайской службы С. Н. Керн[14], капитан-марковец (кстати, марковцев, довольно много). В Ei Carmen, 29 мая 1934 г. погиб полковник Виктор Корнилόвич. Полковник-корниловец [б. нач. Корниловского военного училища] Н. П. Керманов и, ставший впоследствии парагвайским полковником – А. Н. Флейш(н)ер[15], сын б. Терского казачьего Атамана. Приехал казачий офицер есаул Храпков, но ненадолго, как и капитан Ардатов… Полковник Зеленков и его тёмная смерть…

Бригадными генералами, впоследствии, стали: Александр Андреев, Николай Шимовский, Николай Щёголев. И наоборот – генерал Рейнбот не нашёл себе места в чужой стране.

Моряк Н. Ф. Зимовский, служивший в Белой армии Северной области, на высоких должностях, приехал в Парагвай в 1936 году, последний чин – генерал-майор. Другой моряк – В. Н. Сахаров, стал преподавателем телеграфного дела.

Есаул-шкуринец (1920) Ю. М. Бутлеров, начал службу в чине майора (потомок великого академика Бутлерова), в Чакскую войну комполка, закончил службу в штаб-офицерском чине. Его именем названа столичная улица: "Полковник Бутлеров". Капитан 1-го ранга Всеволод Канонников. "В центре Асунсьона, на улице Команданте Канонников, носящей имя лейтенанта Всеволода Канонникова, героя Чакской войны 1932-1935 годов, в доме № 998 находится офис сына героя Парагвая Святослава Канонникова, вице-председателя Ассоциации русских и русскоязычных жителей Парагвая. Святославу (Станислав) Всеволодовичу 67 лет. С 1967 года он руководил этой ассоциацией, много лет был ее председателем" (Интернет). 13 декабря 1993 года прошёл по нашему телевидению сюжет о нём.

Сын известного русского полярника, участника первых рейсов ледокола «Ермак» Георгия Экштейна - Александр фон Экштейн-Дмитриев[16], барон фон Унгерн-Штернберг, лейтенанты, братья Лев и Игорь Оранжереевы (последний - капитан парагвайской армии), капитаны: Б. Дедов[17], Ю. Ширкин, И. Грушкин, Миловидов, Богданов, ротмистр Б. Касьянов. Капитан Николай Ходолей, ротмистр Киевского гусарского полка барон Бломберг (в Парагвае – землемер).

Майоры: Н. Чирков, командир 9-го кавалерийского полка Н. Корсаков (б. ротмистр-улан), Владимир Срывалин. Командир артиллерийского полка полковник А. Андреев…

Улица "Инженер Кривошеин", названа в честь другого национального парагвайского героя войны. Имя б. донского врачебного инспектора Вейса носит ещё одна столичная улица, а всего таких – 17! Первопоходник, в Парагвае Директор Общественных работ А. Башмаков, участник чакской войны, строитель стратегических мостов[18]. По другим данным – капитан парагвайской армии Башмаков Владимир Александврович.

…Капитан 2-го ранга парагвайской службы (после войны занимал пост начальника одной из семи секций морского департамента) Князь Туманов писал:

"Один из них уже отблагодарил приютившую его страну, пожертвовав за нее своею жизнью 28-го сентября, при штурме форта Бокерон [в Чако], пал смертью храбрых батальонный командир пeхотного полка Корралес, капитан парагвайской службы Василий Федорович Орефьев-Серебряков, бывший есаул Донского Казачьего Войска". Письмо датировано: 12 октября 1932 год, Ассунсион.

Здесь маленькое отступление. Каково имя нашего героя казака?

Туманов пишет "Василий". Наталья Гладышева, "Уголок России в Парагвае", записала – "Владимир". Может братья? Перед нами здесь примеры: Лев и Игорь Оранжереевы; Николай и Сергей Эрны; Иван и Николай Беляевы. Но нет, - в начале той войны двух убитых Серебряковых, это многовато.

Василий Фёдорович Орефьев-Серебряков, верховой казак станицы Арчадинской, Усть-Медведицкого Округа Войска Донского. Последний чин – есаул. После эвакуации жил в Югославии, а с середины 20-х годов в Парагвае. По некоторым данным: последний парагвайский чин – майор. Улица Официал Серебряков; город Фортин-Серебряков(Форт Серебрякова) –увековечили имя отважного казака. Он повёл в штыковую атаку цепи, – сам впереди, с обнажённой саблей… Последние слова донца: «Я выполнил приказ. Прекрасный день, чтобы умереть!» («lindo dia para morir»), – вспоминал о том беспримерном бое майор Фернандес. По другим данным последние слова сказал перед самой атакой. Серебряков командовал батальоном. Тело Серебрякова нашли после боя, после атаки на боливийские позиции. Во дворе той самой цитадели, которую и атаковали. Герой похоронен был со всеми почестями в Исла-Пои. Потом гроб был перенесен в Асунсьон, на кладбище Реколета. По другим данным, в ноябре 1932 г. именем «Ореффьефф» был назван бывший боливийский фортин Хайкубас, к северо-западу от Бокерона…[19]

В Парагвае жил и работал другой есаул – Д. А. Персианов, активный деятель Общеказачьего Обьединения и Русского Военно-Национального Освободительного Движения им. Генералиссимуса А. В. Суворова (Суворовский Союз).

Бюст команданте Малютина, служившего в чине лейтенанта (затем капитана), установлен в столице. Хорунжий (сотник) 1-го Екатеринодарского полка Кубанского казачьего Войска, Василий Павлович – capitan Basilio Malutin, был убит у Пасо-Фаворито (Pozo Favorito), 22 сентября 1933 года. Донской казак Н. Блинов, воевал в чине капитана. Улица "Капитан Блинофф" в Асунсьоне, вечная память о казаке-романтике. Одна из столичных улиц носит имя Конради.

Дорога "имени Касьянова", "Мост Касьянова" и улица "Майор Касьянофф". Ротмистр Лейб-Драгунского Псковского Е.И.В. Государыни Императрицы Марии Феодоровны полка, Б. П. Касьянов погиб под Сааведрой (Saavedra), 16 февраля 1933 г. Майор парагвайской службы и его имя навсегда отлито на памятной доске в Пантеоне Героев: «CAP. HC BORIS KASIANOV».

…Улица команданте Салазкин, в честь «hc Sergio Salaskin» написана пьеса: "Майор Салазкин". Ротмистр С. С. Салазкин – корниловец-текинец, погиб 30 октября 1933 года, командуя полком.

На этом месте следует сделать поправку: в испанском языке comandante имеет перевод, как командир; именно майор, или как комендант. То есть – три варианта[20]. Возможно, что некоторые рассказчики, у которых я брал сведения, делают произвольный перевод. Я же старался выбрать наиболее правильный, в чём мне помог мой родственник, живущий в Испании.

Всего из белогвардейских офицеров в офицерских чинах парагвайской службы тогда было, как пишут, капитанов – 23, а майоров – 13 человек.

В сегодняшней российской прессе сообщается, что погибших русских офицеров было шесть человек. Но данные, как я понимаю, взяты и пущены в оборот из журнала "Часовой", вышедшего к концу 1933 года (стр. 28). Война тогда ещё шла полгода. Другие данные дают по отчёту ген. Стогова, за 1936 год ("Часовой", №№ 174, 175). Но, на время войны (и после), в армии Парагвая, по непроверенным данным, служило около трёх тысяч казаков и офицеров из Белых Армий. Сколько было погибших или умерших (от ранений, либо лихорадки "чуча") рядовых чинов из русских, знает Господь. Очень сложные климатические условия в Чако, - сумасшедшие перепады температуры, - не раз играли злую шутку. А сколько приехало русских после войны?

Есаул Персианов сообщает в журнал[21], что к 60-м годам в Парагвайской армии числятся: "ген.-лейтенантом Н. Ф. Эрн, ген.-майорами С. Л. Высоколян и Н. Ф. Зимовский, полковниками Андреев, Фрей, подполковниками Флейшер и Бутлеров, капитаном б. Одесский кадет Оссовский и др. Имеется два Союза: один возглавляется ген. Н. Ф. Эрном, другой отставным майором парагвайской армии Н. А. Корсаковым. Имеется русская библиотека, которой заведует вдова северца С. М. Дедова, а председателем библиотечного общества состоит Одесский улан А. В. Никифоров. Есть дамское благотворительное Общество, возглавляемое дочерью ген. Эрна, вдовой Н. Н. Ретивовой. Настоятелем церкви является наш донской казак б. подъесаул иеромонах Варлаам…".

К концу 1933 года, начальником генштаба армии Парагвайской республики Беляевым и его братом[22], был создан "Колонизационый центр по организации иммиграции в Парагвай". Центр находился в Париже, а почётным председателем избран генерального штаба (1900), гвардеец, генерал-лейтенант (1918) Богаевский[23]. И если бы не смерть Атамана, кто знает, как бы далее развернулись те события. В статье «Парагвайские мечты» из газеты «Новое Русское Слово» (25 сент. 1934 г.) писалось: «О парагвае сейчас мечтают у станков Ситроена, в маленьких биянкурских ресторанчиках, на стоянках такси, в ночлежке для безработных. Крепко призадумались осторожные казаки: заволновались тысячи неустроенных, необезпеченных, измученных жизнью, растерянных людей… В Париже существуют уже две такие организации».

"В марте 1934 года Беляев получил письмо от президента общества «Русская эмиграция в Африку» Федорова с просьбой оказать содействие выезду в Парагвай 1000 семей русских староверов и казаков, осевших в Литве. Сначала они намеревались выехать в Марокко, но, прочитав в журнале «Казак» манифест Беляева, призывающий к отъезду в Парагвай, решили попытать счастье на южноамериканской земле. «…В станицу имени ген. Беляева уехало около 200 человек. На этих днях из Гавра и марселя отправляются ещё две группы переселенцев. И уже ведётся дальнейшая запись, и список будущих колонистов непрерывно растёт. Желающих ехать есть великое множество. Но одних удерживает недостаток денег, а других – неизвестность. Что ждёт переселенцев в Парагвае? Никто толком не может ответить на этот вопрос. Для одних Парагвай – это страна неограниченных возможностей, где колонистов ждут плодородные земли, мирный труд, спокойная, полноправная жизнь. Для других – каторжные работы, непосильная борьба с тропическим лесом, жестокая, экспуатация на плантациях и, в конечном счёте, верное рабство, из которого нет выхода. Где же правда? Правда где-то посредине. Парагвай – прекрасная страна для тех, у кого есть земледельческий опыт, силы и деньги… Парагвайский консул в Париже, Дон Хуан Лапиерр принимает с рапростёртыми объятиями. ― Нам нужно 20 миллионов эмигрантов, ― с места в карьер заявляет он ошеломлённому журналисту»[24].

С 1934 года организует русскую старообрядческую колонию "Балтика" офицер-первопоходник и поэт Павел Булыгин. Человек удивительной судьбы, как впрочем, и большинство русских парагвайцев. В Великую войну – офицер Лейб-гвардии, в Гражданскую участвует в 1 -м Ледяном Походе, затем командир охранного отряда вдовствующей Императрицы Марии Фёдоровны (перезахороненной недавно в Санкт-Петербурге), через Харбин прибыл в Армию Колчака: главный помощник следователя Соколова по расследованию убийства царской семьи. Белград-Париж-Берлин-Рига-Каунас… с 1924 по 1934 гг. - военный инструктор императора (Негуса) Абиссинии Х. Селассие. И, наконец, в Парагвае, где скончался и похоронен в 1936 году на русском кладбище г. Asunción.

На улице Рени, у монпарнасского вокзала помещался «Союз Русских эмигрантов для переселения в Ю. Америку». На улице Буало помещался «Колонизационный Центр» и представитель ген. Беляева в Европе, Н. С. Горбачёв. Там же редакция журнала «Парагвай». На вопрос журналиста «а много ли собирается ехать в Парагвай?», отвечает, что «зарегистрировано 72.000». «Добросовестно записываю эту цифру, пишет Седых, и оставляю её на ответственности председателя центра. Из дальнейшего разговора выясняется, что одна только Литва готова дать 50.000 переселенцев в Парагвай» («Новое русское слово», 27 сент., 34 г.).

В апреле 1934 года из Марселя в Южную Америку отправился первый пароход с нашими эмигрантами, а теперь иммигрантами [около 100 человек. Старший – полковник Гессель]. В письме к Беляеву председатель Колонизационного центра атаман Богаевский отмечал «уверенность казаков в покровительстве» Беляева и выражал надежду на «беспрепятственное продолжение начатого процесса» (Наталья Гладышева "Уголок России в Парагвае"). Из этой казачьей группы, в мае, были получены письма о прибытии, на имя редакции "Часового". Журнал имеется в моём личном архиве. Привожу выписки: "…На берегу, стоял военный в форме прусского образца, в генеральских лампасах – ген. Беляев… Место нашей станицы в 10 км. от г. Энкарнасьона… Как здесь всё своеобразно, как не похоже на Европейское…" и далее идёт перечисление цен (всё дёшево), бытовые зарисовки, о лошадях и служебных пайках (кило мяса на человека в день) и т. д. Армейская служба в переписке не затрагивалась.

В том же 1934 году приехал князь Карачевский доктор-инженер М. Д. Каратеев, будущий писатель, впрочем, тогда он был "обычным" георгиевским кавалером, штабс-капитаном. Он подтверждает: "при баснословной дешевизне и рекордно низкой валюте Парагвая (один доллар в то время стоил 440 парагвайских пезо)"[25]. Доктор химии лувэнского университета (Н.Р.С., 2 окт., 34 г.) уточняет русская газета.

Какую форму носили парагвайские военные? Похожую очень на австрийскую или немецкую, - и цветом и покроем. Но больше на какую то свою, белёсую. Погоны, по немецкому же типу. Шляпы-панамы. Стальные шлемы, как и тропические, – последние отчего-то местные недолюбливали, – были немецкими. Армейские Уставы, в общем, тоже. В 1932 году вышел фильм режиссёра Роке Фунеса «En el infierno del Chaco», где можно увидеть зарождение армии. Интернет даёт такую возможность.

Вооружение было от старых (7.65 мм.) аргентинских магазинных винтовок Маузеров позапрошлого века до Маузер Werke 1933, и к справедливости надо сказать, что только энное количество винтовок купленных непосредственно на Оружейный заводе в Оберндорфе, «Братья Вильгельм и Пауль Маузеры», образца 1907 года, оказались лучшими! Закупками ведали местные чиновники.

Необходимо добавить, что в прошлой Парагвайской войне 1864-1870 гг. погибло почти 90 % мужчин Парагвая. Та война называлась в стране «Великая война» или вторым её названием Guerra contra la Triple Alianza.

…Последующие партии, по нескольку сот человек, прибывали периодически. Из великого герцогства Люксембург в том же году выехала группа, около 40 человек. Среди них Оссовский[26]. В течение нескольких месяцев выехало три группы. Журнал "Часовой" (№ 135-136) сообщает: "В Парагвай! 14 сентября группа Корниловского военного училища и чинов РОВС в гор. Вильц отбыла через Париж в Парагвай. Люксембургское правительство пошло навстречу желанию группы, выдало им проездные деньги и вещи для устройства на новом месте вплоть до палаток и охотничьих ружей. Перед отъездом из Парижа, в Галлиполийской церкви был отслужен молебен… Командир Корниловского полка благословил начальника группы [и начальника Корниловского военного училища] полк. Керманова иконой". В дополнение к сказанному. «Вторую ночь не спим, говорит мне, – пишет Седых, - начальник всей группы полковник А. П. Керманов. Одну ночь из Люксембурга до Парижа ехали, а вторую – вот сюда (Гавр). Ну да на пароходе как следует отоспимся» (Н. Р. С., 2 окт., 1934 г.). А вскоре, из Люксембурга, отбыла вторая группа русских.

«Европа не оправдала наших надежд. Парагвай – страна будущего» – под таким девизом на первой странице стала выходить двухнедельная русскоязычная газета «Парагвай» ”Le Paragoay”. В правом верхнем углу газеты в «квадратике» увидим девиз: «Парагвай – страна будущего». Впрочем, вышло мало номеров. А в Париже Горбачёвым была выпущена брошюра.

Та война (1932-35) унесла жизни сорока тысяч парагвайцев и раненными втрое больше указанного числа. Боливийцев погибло на порядок больше, а пленными взято неимоверное количество! Армия отстояла, свои прежние границы и война закончилась. В августе 1935 года между странами было подписано перемирие.

Участие Белых воинов – казаков и офицеров в Чакской войне, сыграло положительную и величайшую роль в победе республики. Хотя казаки ни разу и не участвовали в лихих конных атаках, но всё же… Пистолет-пулемёт тут уж оказался сподручнее.

Генералы, штаб и обер-офицеры, русские и парагвайские чины. Бесстрашные и отважные воины. Такого весомого вклада русского офицерства в оборону чужой страны, ставшей второй Родиной, не знала ни одна страна в мiре. Два десятка наших героев были награждены медалью «Крест Чако», а ордена «Крест Защитника [Родины]» стали шесть кавалеров.

Каратеев пишет, как попытался составить полный список русских участников этой войны и удалось ему собрать 86 фамилий, но, думаю, – говорит он - что это не все. "Среди них двое или трое были начальниками крупных штабов, один командовал дивизией, двенадцать – полками, а остальные – батальонами, ротами и батареями. Семеро на этой войне были убиты, многие ранены, некоторые прославились своими подвигами". Стоят бюсты русских героев в Бронзовом зале Славы.

"Парагвай предстал перед ними незаслуженно гонимым, ведшим справедливую войну". А вести боевые действия Белые казаки и офицеры не только не разучились, но и с блеском показали мастерство и величайшую школу Русского Оружия – Русской Императорской Армии. Ведь к началу 30-х годов, парагвайцы имели вместо армии малочисленные военизированные дружины. К концу войны русскими офицерами создалась пятидесяти тысячная регулярная армия и военный флот. Врачи, артиллерийские техники и специалисты, картографы, ветеринары… Ремонтные мастерские и лаборатории по взрывчатым веществам, инструкторы по всем видам вооружения и специалисты по изготовлению авиабомб. Только самолёты закупали во Франции или Италии (кстати, белогвардейцы отменили красные звёзды в парагвайской авиации, как опознавательный знак, – по всей вероятности тут капитан В. Парфиненко, б. морской лётчик приложил руку).

"Неоценимую помощь оказали парагвайцам военные врачи и вместе с ними сестры милосердия: Наталья Щетинина (участница Ледяного похода), Вера Ретивова, Софья Дедова, Надежда Конради… Ученые-физики, математики, архитекторы и инженеры разработали новые для Парагвая системы оружия и бомбометания, инструктировали пилотов, обучали своих коллег основам передовой фортификации" (А. Р. Кармен). Прибывший ещё в 1925 году Инженерной Академии профессор генерал С. П. Бобровский, позже основал "Союз Русских Техников в Парагвае". Из этого Союза впоследствии возник Национальный департамент Министерства Общественных Работ.

Выше сказано о женщине, участнице Ледяного (1-го Кубанского) похода. Тут нельзя не упомянуть о другой участнице. Москвичка Заборская (Драшкович) Надежда окончила Александровское военное училище, прапорщик (1917 г.). В Белой армии служила в Дроздовской артиллерийской бригаде, подпоручик… Крым… Из Югославии в Парагвай… Трагически погибла.

<…> Очень хорошо работала тыловая служба по сбору военной добычи - трофейного оружия и т.д. Пулемёты Виккерса и Кольта; ручные пулеметы ZB-26/30 и Madsen; миномёты и т. п. изрядно дополняли скудное вооружение парагвайцев.

Великолепная подготовка училищ, учебных корпусов, школ, академий, курсов генерального штаба и гражданских заведений Российской Империи, плюс опыт Великой Войны, Гражданской и, дополнительная учёба в странах приютивших русских изгнанников, дали блестящие результаты. Ведь боливийская армия абсолютно доминировала в военной технике. К началу 20-х годов, у парагвайцев имелся только один генерал!

Может и мелочь, но парагвайские солдаты даже маршировали под переведённые с русского языка строевые песни. Магазинная винтовка "Маузера", образца 1907 года, на плече… босые ноги. Голубинцев вспоминает, как его, кавалериста, поначалу шокировало ношение местными, шпор над голой пяткой! Заметим вместе с тем, что по утверждению Каратеева, парагвайцы были весьма чистоплотными[27]. Он же свидетельствует, как увидел в асунсионском военном музее оригинальное свидетельство. Это надпись химическим карандашом на доске: "Если бы не проклятые русские офицеры, мы бы ваше босоногое войско давно загнали за реку Парагвай" (стр. 39, ук. соч.). Парагвайские солдаты преимущественно носили мягкие шляпы, а боливийские были в фуражках по типу «картуз», где «козырёк-лопата».

Экзотика переплеталась с реальностью. Есаул Серебряков служил в полку, имевшем название "Кораллы", другие полки именовались Mono negro – "Чёрная Обезьяна", Hormiga muerta –"Мёртвый Муравей" ("Дохлый Муравей", – ормига муэрта, как шутили русские) и т. п. Занятно, что рост самого маленького солдата парагвайской армии был 120 сантиметров. Бойцу от роду 27 лет[28].

Как писал князь Я. К. Туманов:

«Парагвайское Правительство и народ высоко ценят самоотвержение русских и их участие в защите страны. Признание заслуг русской колонии выявилось в декретах Правительства, согласно которым pyccкиe Генерал-майоры Эрн и Беляев зачислены в ряды Парагвайской Армии чинами Генерал-лейтенантов "онорис кауcа" [почётное звание – А.А.], со всеми правами и привилегиями парагвайских генералов. О мужестве русских офицеров в боях, мнение парагвайцев — единодушно-восторженное. Геройская смерть капитана (есаула) Орефьева отмечена глубоко сочувственными статьями местной прессы». Сам князь, капитан 1-го ранга Русского императорского Флота, к 1936 году имел чин морского капитана парагвайской службы. Позднее – Председатель Парагвайского отделения РОВСа. Княжна Надин Туманова основала Школу Лирического Пения.

После смерти Почётного Гражданина Парагвая и прочая, прочая… Беляева, был объявлен Национальный траур. Отпевание состоялось в столичном русском Свято-Покровском храме (Покрова Пресвятой Богородицы, где на стенах можно увидеть памятные таблички с именами русских офицеров[29]), в присутствии многочисленных высших чинов и русских эмигрантов. Что интересно, у церкви стояли индейцы и пели Отче Наш, как их научил генерал.

Индейцы гуарани (клан Тигров, быть точнее – ягуаров, чимакоки) провозгласили русского генерала своим вождём – кациком. В этом клане генерал, собственно, и состоял. Они "несли почетный караул два дня, а когда гроб с телом Беляева на военном корабле был вывезен на остров посреди реки Парагвай, избранный им местом последнего упокоения, когда отгремел военный салют и отзвучали надгробные речи, индейцы отстранили белых. В хижине, где их вождь учил детей, они долго пели над ним свои надгробные песни. После похорон сплели над могилой шалаш, посадили вокруг кусты роз" (Н. Гладышева). У меня, в старых черновиках, нашлась дополнительная выписка. "После его смерти, индейцы выпросили тело к себе, устроили вокруг могилы деревянный тын, объявили табу и зачислили в бога своего племени…". Позже индейцы на собственные деньги поставили бюст генерала. Он стоит на самом верху «пирамидки». Что удивительно, прах Беляева индейцы перетаскивают, если река выходит из берегов. Потом возвращают на прежнее место.

На могиле героя, "без холма" выложена надпись: «Здесь лежит Беляев». Позже поставили памятник напоминающий четырёхгранную ракету из книг первой половины XX столетия. Пирамидка эта на четырёх сваях. И надпись на белой табличке: «General Belaieff 19 enero 1957».

21 февраля 1999 года был парагвайский телесюжет у Ю. Сенкевича, сообщившего, что при паспортизации все индейцы Макка взяли себе фамилию "Беляев"[30]! У многих индейцев и сейчас в паспорте фамилия «Беляев».

Газета "Ля Трибуна", в числе других, поместила некролог 23 января, за подписью "капитан Б. Двинянин": "…русский по рождению и сердцем парагваец"[31].

Памятный знак русским воинам стоит на перекрёстке, что у площади Federacion Rusa.

В послевоенные и последующие годы русская эмиграция поднимала экономику страны. Культуру, науку (целый ряд кафедр Университета Асунсьона возглавляли русские, к примеру: Физико-математический факультет). Русские профессора организовали высшее Политехническое училище, первое в стране. Инженеры Бобровский, Шмагайлов, Снарский, Яковлев… Дорожно-строительные работы, оборонные предприятия, энергетика, всё, вплоть до высоких должностей в Министерствах[32] – всюду русские белоэмигранты, "Rusos Blancos"!!! Даже первая парагвайская женщина-инженер и та русская, – Н. Срывалина. Спортивные организации, гимнастические – основатели русские.

Образец фортификации, - Форт Нанава, – он был превращён в неприступную крепость, связанную укрепрайонами. Минные поля, участки с колючей проволокой; пулемёты, миномёты, огнемёты, танки и авиация. Наука о строительстве оборонительных сооружений и практика, дали сверхположительные результаты. С 10 января по 14 июля 1933 там происходило грандиозное, для того времени, сражение, закончившееся в итоге полной победой русской военной школы, впрочем как и остальными эпизодами той военной компании (к примеру битва у Кampo Via).

Знаменитый парагвайский художник Хорхе фон Хорош, тоже имеет русские корни. Его отец воевал в Гражданскую против большевиков, а в Чакской войне служил при генштабе.

Русский доброволец Парагвайско-Боливийской войны

Русский доброволец Парагвайско-Боливийской войны

…В Nuestra Señora Santa María de la Asunción имеется улица Profesor Sispanov… Но, это уже другая тема.

Следует ещё отметить, что прилив эмиграции пришёлся на 2 Мировую войну и после 1949 года, когда из Китая хлынула новая волна старых русских эмигрантов, или потомками. В их числе Л.-Гв. Преображенского полка полковник Веденяпин (в Добровольческой Армии с ноября 1917 г.). И даже позже, как, например, семья старосты Асунсьонской церкви Сергея Васильевича Карленко (Корленко), бежавшие от маоистов. Осенью 1949 г. с острова Тубабао, последнего пристанища российской дальневосточной эмиграции, прибыло несколько десятков человек. Они в свою очередь бежали на Филиппины в числе пяти тысяч русских беженцев, спасаясь от китайской Красной армии[33]. И вот теперь Латинская Америка.

По официальным данным международной организации, ведавшей беженцами (IRO - ИРО), для переезда в Парагвай записалось, в 1947 году, две тысячи человек[34].

Из европейской эмиграции были люди с интересными судьбами, к примеру, полковник Парагвайской армии Н. М. Пивень. В 1920 году, будучи кадетом Владикавказского кад. корп., ещё в Крыму поступил в Крымский кад. корп., в составе которого эвакуировался в Югославию. Окончил военное училище в 1931 году, пехотным подпоручиком. Затем судьба его резко меняется. Пивень становится военным лётчиком. В годы войны находился в национальных отрядах, боровшихся против коммунистов. В 1945 году ушёл в Австрию, затем в Германии и, наконец, в Парагвае, где поступил на военную службу в чине капитана. Скончался Николай Пивень на три дня раньше Высоколяна, и покоится, так же на Южном русском кладбище Recoleta Асунсьона. «На его могилу был возложен венок Президента страны генерала Штресснера» («Наши Вести». № 404-405, 1986 г., стр. 31). Мемориал этот в центре Асуньсьона.

По свидетельству Виктора Давыденко рядом погребён Сокотунь Давид Яковлевич (01. 07. 1897 † 27. 05. 1953), сотник Уссурийского Казачьего Войска[35].

В начале 1953 года из среды донских и кубанских казаков (инициативная группа: А. Фролов, А. Сокотун, И Ковалёв) было принято решение о учреждении "Свободной казачьей станицы в Парагвае", которая вскоре и была создана[36]. «Станица генерала Беляева» – первое русское поселение. В основном из казаков различных войск. И через четыре года там было около 2 тысяч человек разного российского эмигрантского люда. Потом появились ещё 5 новых русских поселений, однако эксперимент не удался и дело это дальше не пошло.

Выписка. 1981 год. «В день св. Первоапостолов Петра и Павла в Асунсион прибыла чудотворная икона знаменная Божией Матери Курско-коренная. Все богослужения и объезд домов совершали священнослужители-корпусники [«Русский Корпус»]: настоятель асунсионского и энкарнасионского приходов прот. о. Иоанн Петров и прибывший с Иконой митр. прот. о. Борис Критский. Православные жители Парагвая с большим молитвенным подъёмом встречали у себя Одигитрию российского Зарубежья» («Наши Вести». № 382, стр. 23).

Когда статья, в общем, была уже написана, я отослал её в США, Н. Л. Казанцеву[37], на разбор-рассмотрение. Слава Богу! Ответ от старой русской эмиграции был положительным. Мало того, в личном письме, от 03. 09. 06, главный редактор старейшей русской Монархической газеты за рубежом, поставил резолюцию: "Поздравляю с прекрасной статьёй о Парагвае…" и замечательное дополнение о том, что " в Асунсионе долгие года служил о. Иоанн (Петров), к которому с большим уважением относились власти, – впоследствии епископ Аргентино-Парагвайский. В Гражданскую войну, он один из первых ворвался в Ипатьевский дом, когда Белые захватили Екатеринбург и всю жизнь хранил кусок штукатурки стены, под которой была убита Царская семья. До рукоположения служил в Русском Корпусе на Балканах".

Журналист А. Казаков мне передал для работы ксерокопии газеты «Новое русское слово», где в пяти номерах печатался материал Андрея Седых, впоследствии - один из признанных летописцев истории русского Рассеянья и личный секретарь Бунина. Это выпуски: «Парагвайские мечты» (письмо из Парижа) в номерах от 25 сентября, 27 сентября, 30 сентября, 2 октября и 6 октября 1934 года. Так же письменное сообщение «Парагвайская мечта», «Новое русское слово» от 17 сентября 1934 г.; «Русские в Парагвае», той же газеты, того же года, от 14 июня, и копия статьи К. Парчевского «Парагвайские жертвы». У Константина Парчевского, к слову, выходила книжка "В Парагвай и Аргентину: очерки Южной Америки" (1936 г.).

Taking the opportunity, приношу благодарность Алексею Викторовичу!

* * *

В своё время Генерал-майор Эрн и есаул Персианов направили приветственное письмо в журнал "Часовой"[38], где рассказывают, что с 1939 г. существует в Асунсьоне "Русский Союз", утверждённый декретом Президента Республики. На 1949 год – председателем являлся Н. Ф. Эрн, товарищами председателя – доктор М. Ретивов и полковник И. Астраханцев, казначей – инженер А. Лапшинский, секретарь – Д. Персианов. Среди членов Союза встретилась фамилия: корнет Б. Н. Эрн.

В наши дни [на момент написания этой работы], казачьего корня, Николай (Николас) Ермаков[39], возглавил ассоциацию русских эмигрантов и их потомков[40] в Парагвае (1989), которая носит название "Ассоциация АРИДЕП[41]".

Благодарю за помощь в создании статьи:

Хлистунова С. В. (г. Сидней, Австралия),

Казанцева Н. Л. (г. Буэнос-Айрес),

Азаренкова К. А. (г. Малага, Испания).

Специально для статьи свой рисунок прислал Юрий Каштанов (г. Смоленск).

А. А. Н..

Полный вариант с примечаниями автора.

2007-2009-2011 гг.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРИЛОЖЕНИЕ

«Глава государства чествует русских», «Наши Вести», № 385, стр. 20.

«5 ноября с.г. в столице Парагвая Асунсионе, по инициативе Президента страны Альфреда Стресснера и в его присутствии, в зале знамён Министерства обороны, заполненном членами правительства, генералитетом, высшим командным составом Парагвайской армии и особо приглашёнными гостями, состоялось чествование памяти русских белых офицеров, павших в войне с Боливией в 1932-35 гг., скончавшихся после неё и ныне здравствующих.

По прибытии Президента был исполнен парагвайский гимн, а затем министр обороны генерал М. Саманиего открыл торжественное собрание и объяснил присутствующим его цель, предоставив слово генералу Г. Прието Бусто, начальнику Военной академии. Последний в блестящем докладе на тему «Выдающаяся роль белых русских в войне за Чако» нарисовал героическую картину участия русских на стороне Парагвая и этим растрогал всех приглашённых на торжество русских ветеранов этой войны и семьи погибших. Всем им министр обороны вручил почётные грамоты.

Генерал парагвайской службы и учёный-математик с мировым именем С. Л. Высоколян, ветеран войны с Боливией, от лица белых русских офицеров благодарил Президента генерала Стресснера и в его лице всю страну за столь сердечное отношение к белым офицерам и к русской эмиграции вообще. Затем всем присутствующим было предложено угощение, во время которого медалью Военного министерства были награждены генерал Высоколян и подполк. Экштейн.

В непринуждённой обстановке Президент республики беседовал с настоятелем столичного и других православных приходов страны прот. о. Иоанном Петровым, нашим соратником по Русскому Корпусу, а также со своими русскими боевыми товарищами.

За всю историю русской эмиграции почти не было глав государств, которые, как король-рыцарь Югославии Александр 1-ый и теперь Президент Парагвая генерал Альфредо Стресснер, так тепло, а главное, благородно относились бы к белому русскому воинству и к русским вообще.

В заключение следует отметить, что в столице страны имеется целый ряд улиц, носящих имена русских эмигрантов, внёсших значительный вклад в историю Парагвая, как например: Салазкин, Малютин, Касьянов, Гольдшмидт, Серебряков, Корсаков, Вейс, Конради, Шишпанов, Кривошеин и др.»

MEDALLA CRUZ DEL CHACO 1933. Аверс MEDALLA CRUZ DEL CHACO 1933. Реверс

MEDALLA CRUZ DEL CHACO 1933

Ответ на статью «Большая Победа Белой гвардии в маленькой войне»

Тем, кому дорога наша история, я уверена, с гордостью прочтут эту статью. Ведь очень долгое время людей, покинувших Россию после революции, «благодаря» советской идеологии, считали предателями, чуть ли не подвергали их анафеме. [В качестве малого примера: музыка С. В. Рахманинова была долгое время запрещена, уехал – значит предал, и это несмотря на том, что в годы Второй мировой войны композитор отчислял немалые суммы в фонд Советской Армии].

Замечательная статья А. Азаренкова открыла неизвестную для многих страницу истории Белой эмиграции, открыла и возродила для нас имена русских героев – наших соотечественников, вставших на защиту Парагвая, своей второй Родины, и погибших ради неё. Поэтому в далёкой стране так чтут память о своих русских защитниках.

Я искренне присоединяюсь к отзыву Главного редактора старейшей русской Монархической газеты за рубежом Н. Л. Казанцева, который написал автору: «Поздравляю с прекрасной статьёй о Парагвае…».

Шендяпина Л.

Сотрудник Гостелерадиофонда

радиоведущая

//////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

В столичном Русском Свято-Покровском храме (Покрова Пресвятой Богородицы)

В столичном Русском Свято-Покровском храме

(Покрова Пресвятой Богородицы)

---------------------------------------------------------------------------------------------

Примечания:

[1] Название столицы, здесь и далее, приводится по первоисточнику. В переводе на русский язык полное название столицы звучит так: "Наша Госпожа Святая Мария Успенская". Все примечания к статье, Азаренкова – А.А.

[2] "Исторический архив", № 5, 2005 г. Письма из Парагвая, стр. 37-38.

[3] Голубинцев С. В., из дворян Войска Донского, Корнет 11-го Гусарского полка. В ВВД служил в возрождённом Лейб-гвардии Казачьем полку. Последний чин в Белой Армии – штабс-ротмистр. После эвакуации служил в Иностранном Легионе, в Африке. Затем, Южная Америка. Во 2 М.В. в Русском Корпусе.

Заместитель председателя кадетского объединения в Сан-Паулу. Ротмистр. Умер в 1985 г. в Бразилии.

[4] См. об этом: Ковалёв В. «Казаки в Уругвае», «Вестник Казачьего Союза» № 18-19, Париж, 1928  г., стр. 24-27.

[5] «Вестник Казачьего Союза» № 16-17, Париж, 1928 г.

[6] Знаменитый учёный Г. И. Лангсдорф, исследователь Камчатки и русской Америки, организовал экспедицию по исследованию бассейна реки Парагвай и др., оплаченную императором Александром I.

[7] Чако – охотное поле, на языке индейцев гуарани. 1-е боевое столкновение 20 века между странами произошло в 1928-29 гг.

[8] Письма казаков в зарубежных изданиях, 1928 г. Подписано: Вл. Куртин. Печатается с сокращениями по подшивкам журнала "Дон", 1990, № 5, 6, 7; 1991, № 10, 11. Заметка называется: "Карьера казака" ("Трагедия казачества". М.: "Молодая Гвардия", 1994 г., стр. 434).

И это не единственный случай. Говорят, что Герой Советского Союза, сбитый в 1944 году в небе над Львовом, полтавчанин Иван Даценко, стал вождем индейского племени ирокезов по имени Пронзающий Огонь. После немецкого плена и мытарств оказался в Канаде.

[9] Кармен А. Р. "Открытие страны Гуарани", Латинская Америка, 2005, №№ 3 и 4.

[10] См. об этом: "Наши Вести" № 404-405, 1986 г. Хоронили генерала [генерал-лейтенант парагвайской армии] 1 августа, в присутствии президента государства, генералитета, представителей государственных учреждений, общественных организаций, воинских частей всех родов войск. Из русской церкви гроб везли на артиллерийском лафете на Южное русское кладбище и по пути следования кортежа стояли шеренги учеников столичных школ. У входа на кладбище был выстроен батальон пехоты…

[11] Дочь генерала Эрна, стала основательницей первой в Парагвае балетной школы.

[12] Союз участников 1-го Кубанского похода (от Главного правления) сообщет на страницах «Часового»: «В 1934 г. сошли в могилу многие видные первопоходники… 20 мая пал в бою с боливийцами у м. Коньядо-Стонисто капитан парагвайской службы Николай Иосифович Гольдшмидт» (№ 143 или 144, стр. 18. В личном архиве автора подшивка из двух номеров, но без обложки).

[13] Полковник артиллерии, cjmandante de regimiento (mayor Leonidas Lesch 12 Rubio-ñu enchaco) скончался в Puerto Casado 29 июня 1940 г. В книге «Русские в Латинской Америке» (Нечаев С. Ю., М.: Вече, 2010 г.) говорится, что Георгиевский Кавалер Л. Леш окончил Михайловское Артиллерийское училище, служил в Марковском артдивизионе (полковник, артиллерист), в Парагвае в 1936 года – командир полка.

[14] Керн Сергей Николаевич (17.06.1897 † 9/22 Мая 1934). Майор Парагвайской армии, погиб в войне Парагвая с Боливией в сражении при дороге Лабраго в день ангела (сведения поступили от С. Г. Зирина, редактора "Михайлов День", г. Ямбург).

[15]В Парагвае, в декабре 1989 года, скончался полковник парагвайской армии Анатолий Николаевич Флейш(н)ер, бывший воспитанник Владикавказского и Крымского кадетских корпусов.

[16] Воевал в Северо-Западной Армии Юденича, в конно-егерском полку. В Чакскую войну служил в эскадроне Касьянова, капитан. Один из основателей организации АRIDEP. Личный секретарь Альфреда Стрёсснера (Alfredo Stroessner Matiauda). Последний чин – полковник.

[17] В РИА ротмистр 18-го драгунского Северского Короля Датского Христиана IX полка ( - С. Г. Зирин).

[18] Скончался 23 февраля 1936 г. Был случайно тяжело ранен во время парагвайского переворота, при похоронах Булыгина (Максимова Т. С. «Воскресшее имя», «Белая Армия. Белое Дело» № 18, Екатеринбург, 2010 г.).

[19] http://www.russianurugvay.com/showthread.php?t=59

[20] Тут, как объяснила мне Флоренция Дель-Ко из Уругвая, - в переносном смысле можно сказать "вождь" (- А. А.).

[21] См. об этом: "Nashi Vesti" № 158, "Наши Вести", 1 августа 1959 г., стр. 10, 11.

[22] Гв. Полковник Беляев Н. Т. (26. 06. 1879 † 06.11.1955 Париж), выдающийся учёный-металлург, профессор, историк.

Интересно. Что их родная сестра – М. Т. Беляева, – выла замуж за отца поэта Александра Блока (профессора А. Л. Блока). Так, что она оказалась мачехой знаменитого русского поэта, классика русской литературы, А. А. Блока.

[23] До своей смерти Африкан Петрович продолжал состоять Донским Атаманом. Африкан Петрович <27 дек. [9 янв.] 1872 † 21 окт. 1934 Париж. Выборный Донской атаман (с 6 февр.1919 – 21 окт. 1934).

[24] «Новое русское слово», 27 сентября, 1934 г.

[25] См., в частности: Каратеев Михаил "По следам конквистадоров: история группы русских колонистов в тропических лесах Парагвая".

[26] Некролог из «Кадетской переклички»: После тяжелой болезни, в начале июля 1985 г. в городе Асунсионе (Парагвай) тихо скончался полковник Парагвайской Армии (в отставке) Леонид Викторович Оссовский.

Покойный в 1919 г. окончил вице-фельдфебелем Одесский Вел. Кн. Константина Константиновича Кад. Корпус и по окончании корпуса, по приходе Белых в Одессу поступил добровольцем на правах вольноопределяющегося на бронепоезд "Иван Калита". За отличие в военных действиях был награжден Георгиевским крестом 4-й ст.

Когда в январе 1920 г. Одесса была оставлена и бронепоезда взорваны около Тирасполя, в составе Белозерского пех. полка совершил "Зимний поход" (Бредовский) и был интернирован в лагерях в Польше. В августе 1920 г. вернувшись из Польши в Крым поступил в Сергиевское арт. училище с которым и попал в Галлиполи.

Затем Болгария, где он окончил училище и был произведен в офицеры. Люксембург и тяжелые работы и, в конце концов, в начале тридцатых годов, с группой русских офицеров он прибыл в Парагвай, где был принят в Армию и участвовал в войне Парагвая с Боливией в 1932-1935 гг. В Парагвайской Армии дослужился до чина полковника и в 1975 г. вышел в отставку с пенсией.

Покойный был большим русским патриотом, православным христианином и "крепким" кадетом. Живя "на отлете" он символически принадлежал к Кадетскому Объединению в Аргентине, всегда присылал свои поздравления к кадетским праздникам и любил подчеркнуть, что он "последний фельдфебель Одесского корпуса на Российской территории". Похоронен Леонид Викторович на Русском Участке кладбища в Асунсионе.

Мир праху твоему, дорогой друг, соратник и однокашник. Не суждено тебе было лечь в родную землю, землю твоей родины, которую ты так любил. Пусть же эта, хоть и чужая, но гостеприимная земля, упокоит твою душу. Твоей осиротелой семье искреннее соболезнование от всех однокашников (№ 40, 1986 г.).

[27] Михаил Каратеев "По следам конквистадоров: история группы русских колонистов в тропических лесах Парагвая", М., 1991 г., стр. 34.

[28] См.: документальный фильм о Чакской войне, снятый в 1932 году режиссёр – Роке Фунес («кадры фильма сняты на полях сражений», как утверждается в титрах). «В аду джунглей Чако».

[29] В церкви памятная доска, установленная в 1932 году: «Светлой памяти государя императора Николая II и его августейшей семьи † 17 июля 1918 г.». Под этой табличкой стоит копия царской, императорской, короны.

[30] Сообщает письмом К. Э. Козубский (г. Дубна).

"Из песни слов не выкинешь": И. Т. Беляев во Вторую Мировую войну ходил с красным флагом по Асунсьону и разругался там со всей белой колонией («Наша Страна», “Nuestro Pais”, № 3034, Buenos Aires).

[31] "Перекличка" Военно-политический журнал № 68, Нью-Йорк, 1957 г., стр. 14.

[32] Один, лишь, пример: начальник отдела внешних сношений министерства внутренних дел Парагвая Педро Прокопчик.

[33] См. подробнее: Моравский Н. В. "Остров Тубабао 1949-1951", М.: "Русский Путь", 2000 г.

[34] "Изгой. Поток-Богатырь в Зарубежье", "Возрожденiе" ("La Renaissance") № 1, Париж, 1949 г.).

[35] "Наши Вести" № 404-405, 1986 г., стр. 31.

См.: Русские могилы на кладбище "Реколета" в Асунсионе, Парагвай. Публикация Виктора Давыденко (Буэнос-Айрес). Русских кладбищ в столице два – А.А.

[36] Хохульников К. Н. "Казачью славу приумножив!..", Ростов-на-Дону, 2009 г., стр. 137.

[37] Николай Леонидович Казанцев, главный редактор газеты "Наша Страна" (Буэнос Айрес).

[38] Эрн Н., Персиянов Д., «Парагвай», "Часовой", № 286 (6), июнь, 1949 г., стр. 21.

[39] Его дед, Николай Николаевич Ермаков, офицер Добровольческой Армии, участник 1-го Кубанского похода.

По последним данным (2011) - Владимир Линевич: Bladimiro Szwako Linievich Presidente de ARYDEP.

[40] В программе "Намедни" (30 мая 2004 г.) Луис Канонников (сын или внук?) сказал: "Я недавно побывал в России… оказывается Волга такая же широкая, как наша река Парагвай! Галина – мать Луиса – уроженка Украины, ушла с немцами на Запад, долго жила в лагере DP… На мелководье, рядом с владениями Канонниковых, ржавеет, со времён 2-й Чакской войны боливийская канонерка "S2". Старый Алексей Кравчук хорошо помнит ту войну… Хранитель мемориального дома И. Т. Беляева в колонии Энкарнасьон – князь Урусов, уроженец Парагвая. Есть в Парагвае деревни "Сибирь" и "Кавказ". Объединённые в с/х кооператив "Фрам" (председатель – синьора Т. Тарасюк) [Информация поступила от историка-исследователя К. Э. Козубского, г. Дубна].

[41] На стене «Пантеона Героев» табличка на испанском языке, что в переводе гласит: «от русской Ассоциации ARYDEP и их потомков в Парагвае. Офицерам павшим на защите своей второй Родины на войне Чако» и внизу по-русски: «Для них вечная память».

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru