О "ТЕПЛИЧАХ, РЕКОМЫХ СОЛОМОНИЧАХ"


Они повторяли положения, которые Гуго де Пайен и его соратники положили в основу своей военно-монашеской общины, и присоединили к ним отдельные параграфы из Устава древнего братства иерусалимских "каноников Гроба Господня" (сепулькриеров, или сепульхриеров), а также из устава монашеского Ордена цистерцианцев, реформированного тем же Бернаром Клервосским. Новыми были лишь те пункты Устава, которые касались военной деятельности Ордена Храма. Кроме подробных указаний относительно молитвенных правил, порядка богослужения, соблюдения постов и обхождения с больными и бедными, храмовникам внушалась необходимость почтительного отношения к престарелым и беспрекословного повиновения вышестоящим орденским начальникам.

Всякий рыцарь Храма был обязан избегать каких бы то ни было мирских удовольствий, развлечений и наслаждений, в том числе такой излюбленной забавы западного рыцарства, как турниры и охота (кроме охоты на львов; дозволение храмовникам охоты на львов могло иметь и символическое значение, учитывая столь часто встречающуюся в священных книгах христиан характеристику дьявола как "Князя Мира сего, коий, аки лев рыкающий, ищет, кого бы пожрати", и неустанная борьба с которым не на жизнь, а на смерть рассматривалась в качестве первейшей и главной жизненной задачи всякого христианина, а тем более монаха, каковым являлся всякий храмовник).

Членами Ордена Храма могли состоять и женатые мужчины, но они не имели права носить орденские отличительные знаки (белый льняной плащ и пояс). Никаких украшений, в том числе на платье и оружии (кроме должностных колец с печатками) не допускалось, равно как и пользование родовыми гербами. Как истые монахи, члены Ордена Храма в мирное время были обязаны оставаться в своих кельях, делить со своими собратьями скромную общую трапезу и довольствоваться жестким ложем (на двоих полагалось одно одеяло), не брить бороду и редко мыться, демонстрируя этим презрение к плоти.

"Братьям" Ордена Храма воспрещались всякие праздные разговоры. Без разрешения начальника они не имели права отлучаться из общежития и не могли ни с кем обмениваться письмами, даже с родителями. Вместо мирских развлечений тамплиер был обязан усердно молиться и ежедневно, со слезами и стенаниями, приносить покаяние Богу. Радостно и безбоязненно должны были рыцари Христовы идти на смерть за святую веру, проявляя постоянную готовность "душу свою положить за други своя".

Новому Ордену, в котором жизнь и смерть его членов принадлежали Творцу, были открыты сердце и руки христиан всей Западной Европы. Благочестивые люди видели в тамплиерах ратоборцев во славу Божию, которые, чуждые всякого честолюбия, возвращались из битвы в тишину своих храмов; молящихся монахов, которые, однако, никогда не наслаждались безмолвной тишиной и безмятежностью монастырской жизни; воинов, смело шедших навстречу опасностям и жаждавших самопожертвования. В своем сочинении "О похвале новому рыцарству", написанному в честь недавно основанного Ордена Храма, Бернар Клервосский добился всеобщего признания этого (выражаясь современным языком) "Ордена нового типа", а именно - не чисто духовного, а духовно-рыцарского Ордена. Тем самым именно благодаря Бернару произошло слияние двух прежних великих идеалов Средневековья - монашеского и рыцарского, в единое целое.

То несомненное обстоятельство, что средневековое рыцарство являлось не просто воинской кастой, существовавшей в той или иной мере у всех народов и во все времена, подтверждается тем звучанием и содержанием, которые сохранили даже в нашем сегодняшнем языке слова "рыцарь" или "кавалер". С этими словами неотъемлемо связаны такие понятия, как ЧЕСТЬ, САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ, ЗАЩИТА ВДОВ, СИРОТ И ВООБЩЕ СЛАБЫХ И БЕЗЗАЩИТНЫХ, ВЕРНОСТЬ ДОЛГУ и другие ДОБРОДЕТЕЛИ — не побоимся этого слова! С другой стороны, оказалось не так уж трудно слить воедино монаха и рыцаря, ибо монах Восточной Церкви (а первые монахи и монастыри появились на Востоке, прежде всего в Египте) превратился на христианском Западе в члена монашеского Ордена.

Ушедший от "мира и всего, что в мире", инок-аскет, живший только молитвой и стремлением к спасению собственной души, превратился на Западе в живущего по четко регламентированному духовному уставу, в соответствии с новым, строгим распорядком орденского монаха — подчиненного строжайшей дисциплине воина Церкви. Его жизнь была настолько схожа с жизнью воина (рыцаря), что легко удалось слить эти два типа воедино. Из этого слияния родилось нечто новое - рыцарь духовно-военного Ордена, не относившийся в полной мере ни к рыцарскому, ни к духовно-монашескому миру, а служивший как бы связующим звеном между этими обоими мирами.

Этот новый тип человека и христианина нашел свое наиболее полное выражение в традициях и действительности Ордена Храма. Если дотоле постриг принимали только священники и монахи, то отныне особое духовное посвящение, необходимое для осуществления их особой духовной миссии, стали принимать и рыцари. Если дотоле чтение Часослова было обязанностью только священников и монахов, отныне это стало и обязанностью рыцаря военно-монашеского ордена, даже во время несения военной службы (правда, в форме кратких молитв). Если ранее только монастыри были обязаны постоянно творить дела милосердия, предоставляя нуждающимся кров и пищу, то отныне и замки духовно-рыцарского Ордена стали выполнять те же задачи.

Вскоре вся Европа оказалась усеяна постоялыми дворами Ордена Храма. Если дотоле образование, умение читать, писать и изъясняться на "международном" латинском языке было исключительной привилегией священников и монахов, то теперь, если верить летописям, многие тамплиеры (не только "братья-священники" Ордена, но и "братья-рыцари"!) были настолько образованы, что умели читать, писать, считать и свободно владели не только орденским "языком общения" - французским - но и латынью, многие арабским, а некоторые даже древнееврейским! Именно храмовники ввели в обращение долговые расписки, дорожные чеки и векселя (имевшие до того хождение лишь среди иудеев). Заплатив определенную сумму денег в кассу орденского замка где-нибудь во Франции, тамплиер или иной паломник, направлявшийся в Землю Воплощения, получал там лоскут пергамента или бумаги с криптографическими значками (понятными только тамплиерам), в обмен на который кассир Ордена Храма выдавал ему деньги по прибытии в Иерусалим. Возможно, это укрепляло их непросвещенных и суеверных современников во мнении, что "c тамплиерами дело нечисто"!

Вскоре после основания Орден Храма освободился от духовной опеки и контроля со стороны латинского Патриарха Иерусалимского (а позднее — и епископов) и перешел в прямое подчинение римского Папы, при дворе которого постоянно пребывал орденский посол, т.н. "прокуратор". Все рыцари Храма получили от Папы римского исключительное, уникальное право исповедовать в военно-полевых условиях любого собрата по Ордену и отпускать ему грехи! С другой стороны, "братья-священники" Храма играли активную роль во всех сферах орденской жизни, не ограничиваясь только духовным окормлением своей паствы. Эти капелланы были обязаны вести безупречный образ жизни, во всем повиноваться Магистру и жить в определенном месте. Клирики аристократического происхождения могли достигать в Ордене Храма высших должностей.

Ярким подтверждением данного обстоятельства являются материалы сфабрикованного французским королем и Папой римским процесса тамплиеров (1307-1312), положившего на время конец официальному существованию Ордена Храма — среди арестованных и осужденных тамплиеров числилось чрезвычайно много капелланов, т.е. "братьев-священников". Начиная с середины XIII в. капелланы при вступлении в Орден Храма должны были произносить те же клятвы, что и рыцари-монахи. Среди прочих членов Ордена Храма священники выделялись только благодаря привилегиям, связанным с их духовным саном. Тем не менее, только после ревизии Устава в середине XIII в. члены "Ордена Христа и Храма Соломонова" стали формально подразделяться на "братьев-рыцарей", "братьев-священников" (и те, и другие были монахами), "братьев-сержантов" и "полубратьев" (лат.: семифратрес - воинов и слуг), именуемых иногда "братьями-клиентами" (лат.: fratres clientes).

Правила, выработанные для Ордена Храма на церковном соборе в Труа при деятельном участии Бернара Клервоского ("Regula pauperum commilitonum Christi templique Salomoniaci", или, по-русски: "Правила для бедных соратников Христа и Храма Соломонова") содержали почти одни только общие положения, а потому, в соответствии с потребностями времени, вскоре понадобилось их расширение и преобразование. Эти добавления получили окончательную редакцию к середине XIII в. и составили вместе с "Regula" одно систематическое целое. Кстати, знакомство с полным орденским уставом у храмовников, в отличие от членов других Орденов, требовалось только от высших членов тамплиерской иерархии.

Члены низших категорий Ордена Храма знакомились с уставом лишь постольку, поскольку это диктовалось их служебным положением. Они были обязаны иметь лишь представления и сведения об общем духе, целях и задачах Ордена. Данное обстоятельство позднее послужило одной из причин распространения самых фантастических небылиц о якобы исповедовавшемся в недрах Ордена Храма "тайном еретическом учении", идолопоклонстве и т.п. абсолютно недоказуемых гипотез - конечно, если не считать признание поджариваемых на медленном огне и вздернутых на дыбу обвиняемых доминиканской инквизицией храмовников своей вины "царицей доказательств"!

Орденское братство рыцарей Храма имело строго иерархическое устройство.

Во главе Ордена тамплиеров стоял Великий магистр, или мастер, храмовников (Magister Templariorum), избираемый простым большинством голосов особым комитетом (советом), состоявшим из членов Капитула и утверждаемый Капитулом в должности, по своему рангу уравненный Папой римским с независимыми владетельными государями, а по достоинству - с епископами римско-католической церкви. Хотя во всех важнейших вопросах требовалось согласие Капитула, решавшего их опять-таки большинством голосов, и Магистр был обязан повиноваться ему, он все же обладал чрезвычайно широкими полномочиями - например, правом самому назначать высших должностных лиц (официалов, или офицеров) Ордена Храма. Его ближайшую свиту составляли:

1)капеллан (духовник),

2)искусный писец-клирик, в совершенстве владеющий латынью,

3)"сарацинский" (т. е. арабский) писец или европеец, владеющий арабским,

4)два оруженосца,

5))двое личных конных слуг из числа членов Ордена Храма,

6)рыцарь, исполнявший обязанности ординарца,

7)кузнец-оружейник, ковавший и чинивший доспехи и оружие Магистра,

8)два конюха, в обязанности которых входил уход за его боевым конем,

9)личный повар,

10)два т. н. "адъюнкта" - орденские рыцари из благороднейших родов, составлявшие ближайший совет Магистра.
Страницы: 1 2 3 4 5 6
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru