Сайт imha.ru / ТАИНСТВЕННЫЙ ХРАМОВНИК

ТАИНСТВЕННЫЙ ХРАМОВНИК

Вольфганг Акунов


ТАИНСТВЕННЫЙ ХРАМОВНИК

       "У человекообразных обезьян голубых глаз не бывает".

       Людвик Крживицкий.



       108 лет тому назад, в 1900 г., бывший монах Цистерцианского Ордена (под патронажем которого в Средневековье был основан исторический Орден Храма), австриец Йозеф altАдольф Ланц (принявший монастырское имя Георг и вошедший в историю под литературным псевдонимом "барон Йорг Ланц фон Либенфельс"), основал "Орден Новых тамплиеров" ("Орден Нового Храма", лат.: Ordo Novi Templi), обогатив прежние орденские идеи немалым количеством новых идей собственного изобретения, некоторые из которых, согласно утверждениям целого ряда позднейших исследователей (Вильфрида Дайма, Николаса Гудрик-Кларка и др.) были, якобы, в дальнейшем творчески переработаны Адольфом Гитлером в рамках национал-социалистической доктрины. Как же обстояло дело в действительности?

       Как говорил еще Сократ, "исследуем вопрос".

       Будущий основатель "Ордена Новых тамплиеров" родился в 1874 г. в Вене в семье преподавателя гимназии Иоганна Ланца и Катарины Ланц (урожденной Гоффенрейх). В возрасте 19 лет он вступил послушником в монастырь Святого Креста (Гейлигенкрейц), принадлежавший монашескому Цистерцианскому ордену римско-католической церкви и расположенный в венском районе Винервальд. В стенах монастыря "брат Георг" увлекся изучением истории религии и монашеских, а также духовно-рыцарских орденов, астрологии и библеистики. Вскоре (как и другому известному австрийскому ариософу – Г(в)идо фон Листу) "брату Георгу Ланцу" было видение, вызванное созерцанием старинного надгробия, на котором было высечено изображение рыцаря, попиравшего ногами обезьяну. Юный Ланц воспринял данное изображение как указание на необходимость борьбы "аристократии человеческого рода" – белых "людей-господ" ("герренменшей") - с "обезьянолюдьми" ("аффенменшами"), и принял твердое решение всецело посвятить себя служению этой идее.

       В 1900 г., через год после своего рукоположения в священники, 25-летний "брат Георг Ланц", вследствие "повышенной нервозности", вышел из Цистерцианского ордена и основал свой собственный – "Орден новых тамплиеров" (ОНТ) под знаком мифа о Святом Граале, защиты прав мужчин, а также идеалов расовой чистоты, не без влияния ариософских идей Г(в)идо фон Листа. В ряды своих "новых тамплиеров" Ланц привлек, между прочим, немало высокопоставленных, богатых и "расово чистых" адептов - "арийских мужей", на деньги которых приобрел, в частности, орденский замок Верфенштейн, о котором будет подробно рассказано ниже.
 
       Ланц посвятил свой "Орден Нового Храма" (лат. Ordo Novi Templi, ONT) задачам борьбы против смешения рас и за выведение чистопородных арийцев. Многие исследователи утверждают, что молодой Адольф Гитлер, будущий вождь германских национал-социалистов и фюрер "Третьего рейха", лично встречался с основателем "Ордена новых тамплиеров" в 1909 г. и был постоянным читателем тогдашнего издававшегося Ланцем, начиная с 1905 г., "тамплиерского" (!) "журнала для блондинов" под названием "Остара" (названного, совершенно "не по-христиански", в честь гипотетической древнегерманской богини весны, имя которой было созвучно средневековому немецкому названию Австрии – "Остар-Рихи").

       Впрочем, в Швейцарии с Ланцем встречался и В.И. Ульянов-Ленин, будущий вождь большевицкой революции в России, отзывавшийся, если верить В. Дайму (автору книги о Ланце-Либенфельсе "Человек, давший Гитлеру идеи"), об идеях Ланца как об "очень интересных, но не столь интересных, как его (Ленина) собственные идеи", и даже "пожалевший" Ланца за то, что его идеи будут побеждены контр-идеями Леннна и иже с ним.

       Подобно воспевавшему героическое тевтонское прошлое "Обществу Г(в)идо фон Листа", тесно связанному с Пангерманским (Всенемецким) движением Георга Риттера фон Шёнерера (депутата австрийского парламента, выступавшего за "разрыв с Римом", т.е. с папским престолом, как "исконно враждебным германцам" учреждением, и за присоединение Австрии к Германской империи Гогенцоллернов - "Второму рейху"), "Орден новых тамплиеров" играл роль своеобразного "центра общения" между приверженцами теософии, ариософии, оккультизма и различных эзотерических философских учений. Очень многие представители перечисленных выше идейных течений состояли как в "Обществе Г(в)идо фон Листа", так и в "Ордене новых тамплиеров".

       Несомненно, сильнейшее влияние на оба общества оказали теософские идеи Елены Петровны Блаватской (успевшей за свою долгую жизнь не только обследовать весь полуостров Индостан, от острова Цейлон до Гималаев, но и вступить в Италии в карбонарскую ложу и получить ранение, сражаясь за изгнание династии Бурбонов из Неаполя под знаменами известного масона, карбонария и борца за освобождение народов Латинской Америки и объединение Италии Джузеппе Гарибальди)! Почти все члены тогдашнего венского "Теософического общества" состояли и в "Обществе Г(в)идо фон Листа". В то же время "Тайная Доктрина" Блаватской, якобы "продиктованная" ей некими тайными "Гималайскими Учителями" или "Махатмами" ("Великими Душами"), являлась непревзойденным образцом и постоянным источником вдохновения для проповедовавшего "религию ариогерманцев" Ланца фон Либенфельса. Кстати, именно Елена Петровна Блаватская, почтительно-фамильярно именуемая как своими последователями, так и своими противниками "Е.П.Б" (на латинице - H.P.B.), впервые ввела в широкий обиход в тогдашней Европе изрядно подзаюбытый там, со времен античности и раннего христианства (хотя и широко распространенный в "экзотических" азиатских странах, лежащих в исторической зоне индуистско-буддистского культурного влияния - от Индии до Китая и Японии) знак свастики (ломаного, или крюковидного, креста), помещенный ею на своей личной печати и на эмблеме основанного ею международного "Теософического Общества"

       Поклонником идей Ланца-Либенфельса и Елены Петровны Блаватской, наряду со знаменитым шведским драматургом Августом Стриндбергом (написавшим Ланцу, по прочтении его трудов: "Я прочел Ваши сочинения залпом, не отрываясь, и теперь пребываю в изумлении. Если это и не Свет, то, по крайней мере, несомненно, источник Света"!), являлся, к примеру, знаменитый британский генерал лорд Горацио-Герберт Китченер граф Хартумский, победитель суданских повстанцев-"дервишей" исламского фанатика Мохаммеда-Ахмеда (претендовавшего на звание мусульманского "мессии" - Махди), странным образом считавший потомков голландских и немецких поселенцев в Южной Африке - буров (несмотря на однозначно германское и, следовательно, арийское происхождение последних!) "белыми дикарями" и потому без малейших колебаний применивший против них, чтобы сломить их волю к сопротивлению британской колониальной мощи, такое варварское средство, как концентрационные лагеря для заведомо ни в чем не повинных перед британской армией бурских женщин, детей и стариков. В этих концлагерях от голода, жажды, жары и болезней погибло больше буров, чем было убито в ходе боевых действий. Но это так, к слову...

       В 1902 г. Ланц сменил свою прежнюю идентичность на новую. Он изменил дату и место своего рождения, объявив, что родился в 1872 г. в г. Мессине на о. Сицилии, а также изменив во всех документах имя и фамилию своих родителей. Своим отцом он, вместо скромного преподавателя гимназии Иоганна Ланца, объявил барона Иоганна Ланца де Либенфельса – представителя древнего швабского дворянского рода; своей матерью – итальянскую аристократку Катарину Скала. Вопрос о подлинном происхождении Ланца до сих пор окончательно не прояснен (как и вопрос о том, имел ли Ланц академическую степень доктора наук). Во всяком случае. Г(в)идо фон Лист опубликовал родословное древо своего ученика и соратника, дав подробное описание "подлинного арманического и феманического" родового герба "Ланца фон Либенфельса".

       Сам Ланц обосновывал необходимость этих изменений стремлением избежать возможности астрологической проверки его личности. Но недоброжелатели объясняли их желанием скрыть еврейское происхождение семейства Гоффенрейх, из которого происходила мать Великого магистра "новых тамплиеров". В противном случае Ланц сам не соответствовал бы расовым критериям своего собственного ордена. Сколько в этих утверждениях было правды, а сколько – клеветы, ныне сказать очень трудно. Как бы то ни было, даже в официальных документах города Вены он был зарегистрирован как "барон доктор Адольф Георг (Йорг) Ланц фон Либенфельс".

       Ланц зарабатывал себе на жизнь написанием бесчисленных статей для пангерманских газет, издаваемых Георгом фон Шёнерером, платившим ему щедрые гонорары. Ланц отвечал Шёнереру полной взаимностью, ставя его в своих статьях выше, чем кумира пангерманцев – Отто фон Бисмарка, ибо "Бисмарк (по Ланцу) только "посадил немецкий народ в седло", пробудив в нем "национальное самосознание", в то время как Шёнерер при помощи "молодого расового хозяйства" учит его "держаться в седле".

       Бывший католический монах стал яростным борцом с влиянием римско-католической церкви, в особенности – с влиянием иезуитов, и протагонистом возглавляемого Шёнерером движения "Прочь от Рима!", которое он восхвалял, как "арийское расовое движение", в следующих выражениях:

       "Мы являемся очевидцами начала новой эпохи мировой истории. Становится все яснее, что религиозные войны прежних времен и межнациональные конфликты, а также войны между нациями недавнего времени являлись ни чем иным, как предвестниками титанической борьбы между расами за господство над всем земным шаром. Повсюду мы видим постоянно множащиеся признаки приближения этой величайшей из войн... Средиземноморцы, монголы и негры вооружаются для совместной борьбы против германской расы".

       По мнению Ланца, главным "полководцем" этих "низших" рас являлся папский Рим – "самый заклятый враг всех германцев". Целью же германцев является "единая, неделимая, свободная от влияния Рима, германская народная церковь". Правда, сам Ланц не последовал собственным максимам и до конца своих дней оставался католиком – в отличие от многих сторонников Шёнерера и других австрийских "пангерманцев", перешедших в протестантизм.

       "Видение" Ланца вполне соответствовало по своему содержанию теориям Г(в)идо фон Листа и других тогдашних ариософов, связывавших возникновение и дальнейший прогресс человеческой цивилизации с деятельностью "нордической расы" - прагерманцев, явившихся с Севера. Лист излагал свои взгляды на этот счет следующим образом:

       "Прагерманцы не только принесли полулюдям начатки нравственности, но и вывели из них, путем скрещивания с собой, настоящих людей, вследствие чего от них произошли нынешние низшие расы средиземноморцев (обитающих по берегам Средиземного моря - В.А.), негров и монголов". По мнению Ланца, "получеловек является не более чем домашним животным и, в буквальном смысле слова, "творением" своего господина. Этим он, кстати, объяснял ненависть представителей низших рас к арийцам.

       Ланц, в частности, утверждал: "Подобно тому, как всякий ариец испытывает, при виде монгольской рожи или негритянской лярвы, непреодолимое отвращение..., так и в глазах представителей низших рас, при виде бледнолицых, загорается коварная, идущая от их далеких предков, ненависть. Но если в одних в подобные моменты, как наследие первобытной эпохи, пробуждаются чувства своего превосходства, сознание своего божественного происхождения, то в других – чувства все еще не прирученной, дикой человекообезьяны… Если бы наши пращуры не имели мужества вступить в эту борьбу, Земля была бы ныне заселена гориллами и орангутанами".

       Ланц занимал ведущие позиции в "Обществе Г(в)идо фон Листа", был принят Листом в его мистическое общество "Арманеншафт" и сам, в свою очередь, принял Листа в "Орден новых тамплиеров" в качестве фамилиара (члена орденской "фамилии", то есть "семьи"). Крюковидный крест (свастика), провозглашенный Листом символом арийской расы, как мы увидим далее, стал составным элементом герба самого Ланца и украсил собой знамя "Ордена новых тамплиеров".
 
       В 1906 г. Ланц приобрел в собственность полуразрушенный замок Верфенштейн в округе Штруденгау области Грейнгау на вершине отвесной скалы на берегу Дуная, восстановил его на пожертвования доброхотных дарителей и превратил в укрепленный монастырь – штаб-квартиру своего Ordo Novi Templi и "бастион арийского христианства против натиска международного скопища недочеловеков".

       На Рождество 1907 г. Ланц, объявивший себя Приором (Предстоятелем) Верфенштейна и Великим Мастером (Гроссмейстером) "Ордена новых тамплиеров", поднял над своим орденским замком два знамени собственного изобретения:

       1) Орденское знамя с красной свастикой и двумя голубыми лилиями на золотом поле (таким оно описано большинством современников, за исключением Франца Герндля, утверждавшим, что на знамени "Ордена новых тамплиеров" была изображена "красная свастика, окруженная четырьмя голубыми цветами на золотом поле", не указывая, что это были за цветы, и Бригитты Гаманн, утверждавшей, что на знамени ОНТ были изображены крюковидный крест-свастика и лилии, "выполненные в цветах ордена - серебре и лазури");

       2) Знамя с гербом самого Ланца, как Приора и Великого Мастера ОНТ. Этот герб представлял собой "варяжской" формы щит, имевший во главе красную правостороннюю свастику на серебряном поле, а в нижней части – пять золотых геральдических лилий на лазурном поле (что, по наиболее распространенному толкованию, означало конечное торжество тамплиерской идеи над французской монархией).

       Герб Великого Мастера, или Магистра, ОНТ был вырезан и на печати Ланца, по краю которой шла латинская надпись "Йорг Ланц де Либенфельс, владелец Верфенштейнского Дома".

       На обложке, по крайней мере, одного выпуска журнала "Остара" был изображен конный рыцарь с копьем наперевес, со щитом, одеянием и конской попоной, усеянными знаками крюковидных крестов (то есть, свастик, или, по-русски - коловратов).

       В 1907 г. Йорг Ланц фон Либенфельс, решив испробовать свои силы в амплуа "пангерманского" писателя, издал брошюру под названием "Раса и благотворительность, призыв к забастовке против благотворительности без разбора", в которой доказывал, что "не меньше трети всех болезней имеют вызваны расовыми причинами или имеют расовое обоснование". К числу этих болезней он относил и туберкулез, поскольку метисы (расовые помеси, или гибриды) особенно склонны к заболеванию туберкулезом, подлинной причиной которого "во многих случаях являются половые эксцессы".

       Кроме того, Ланц подчеркивал, что все "отвратительные кожные заболевания имеют восточное происхождение и, по сути, являются болезнями, вызванными грязью и расовым смешением. Однако ими страдают и представители высшей расы, потому что сама современная жизнь, не признающая границ между расами, вынуждает их к совокуплению с представителями низших рас".

       Ланц также возлагал на "дурные расы" вину за то, "что ныне переполнены сумасшедшие дома и приюты для слабоумных. Если бы государство занялось разумным расовым хозяйством и щадящими методами искоренило семьи с дурной наследственностью, можно было бы сэкономить значительную часть от 9 миллиардов крон (расходуемых ежегодно на содержание психиатрических лечебниц – В.А.)".

       Далее Ланц рекомендовал предоставлять благотворительную помощь нуждающимся в зависимости от их расовой принадлежности, отдавая предпочтение "исключительно людям высокого роста, с золотисто-белокурыми волосами, голубыми (или серо-голубыми) глазами, розовым цветом лица, продолговатым черепом, также продолговатыми и тесно прилегающими к черепу ушами, узким прямым носом, пропорциональным ртом, здоровыми белыми зубами, полным подбородком, гармонично сложенным телом, узкими ладонями и узкими ступнями".

       Большой популярности данная брошюра Ланцу не принесла – вероятно, потому, что не столько неимущие, нуждавшиеся в благотворительной помощи, сколько мало кто из тогдашних представителей высших классов Двуединой австро-венгерской монархии Габсбургов и, в частности, Вены, соответствовал выдвинутым им расовым критериям.
 
       В статье "Бисмарк и Шёнерер", опубликованной в "остермонде" ("новоязычески-германское" название апреля) 1908 г., Ланц писал: "Благодаря деятельности Шёнерера австрийские немцы, придерживающиеся правильного мировоззрения, в вопросах расовой политики опередили Германскую империю на 50 лет!... Ожесточенная борьба, которую нам, исключенным из состава Империи, приходится вести на границе, где сталкиваются три великие мировые расы, монгольская, средиземная и германская, дала тем из нас, кто следует за знаменем Шёнерера, расово-политическую выучку и расовую закалку... Мы знаем из нашей повседневной жизни, что низшая раса означает для нравственности и политики..."

       В отличие от австрийских немцев, Германская империя Гогенцоллернов (Второй рейх), столкнувшаяся, к описываемому времени, лишь с проблемой мигрантов-поляков, по мнению Ланца, в расовых вопросах находилась все еще на уровне изучения трудов графа Артура де Гобино, автора многочисленных расологических исследований и, в частности, хрестоматийного, намного опередившего свое время "Эссе (опыта) о неравенстве человеческих рас"). Поэтому, как подчеркивал Ланц: "Расовое просвещение всего немецкого народа должно исходить от прошедших школу расового обучения австрийцев – реставраторов и реформаторов германского расового учения".
 
       Как мы уже упоминали выше, Ланц оказывал активную поддержку ариософу Г(в)идо фон Листу (которого он, подобно другим пангерманским авторитетам Вены, именовал в своих изданиях "скальдом нашего времени"), и основанному последним обществу, в которое вступил и сам. Вся корреспонденция, предназначенная для "Общества Г(в)идо фон Листа", направлялась по адресу "Доктору Й. Ланцу-Либенфельсу. Родаун-Вена". Связи между основанными Г(в)идо фон Листом, наряду с официально зарегистрированным "Обществом" его имени, тайными союзами "Арманеншафт" и "Высокое Откровение Арманов" (ВОА, нем.: HAO), и орденом Йорга Ланца фон Либенфельса (с гордостью называвшего себя "учеником фон Листа"), существовали вплоть до смерти Листа в 1919 г.

       Начиная с 1908 г. в замке Верфенштейн проводились орденские празднества, на которые сотни избранных гостей прибывали по Дунаю пароходом из Вены, приветствуемые пушечной пальбой из украшенного флагами замка. Видимо, разработанные "новыми тамплиерами" церемонии западали глубоко в душу их участникам. Один из членов Ордена, фра (брат) Курт СONT (каноник Ордена новых тамплиеров) даже в 1915 г., в огне сражений I мировой войны, умудрился сочинить поэму о Верфенштейне, как о сакральном хранилище священного Знания, воспевая в перерывах между боями лучезарный образ замка-монастыря "новых тамплиеров", возвышающегося над "долинами расового хаоса"; над озаренными солнцем зубцами башен этого Храма Грааля развевался флаг с крюковидным крестом, а внизу, на грешной земле, несла свою опасную и трудную службу орденская "братия белого облачения".

       Дело в том, что интерес Ланца к тамплиерам проявился через его интерес к средневековым легендам о Парцифале и поискам Святого Грааля. Со временем он пришел к выводу, что рыцари Грааля были связаны, если не идентичны, с историческими храмовниками, чья непревзойденная доблесть, проявленная в Святой Земле превратила их в архетип религиозного рыцарства XIII столетия (не случайно рыцари Грааля – "темплеизы" - в поэме "Парцифаль" средневекового миннезингера Вольфрама фон Эшенбаха – облачены в белое, как и "духовные отцы" тамплиеров – монахи Цистерцианского Ордена, а в более ранней анонимной поэме "Перлесваус", или "Перлесвос", даже в белые одеяния с красными крестами, как подлинные, исторические "бедные рыцари Христа и Храма Соломонова").

       Вот только миссию исторических тамплиеров Ланц (сам в прошлом монах-цистерцианец) понимал весьма своеобразно – как стремление к созданию арийско-германского орденского государства, в которое должны были войти все страны Средиземноморского бассейна и Среднего Востока! Грааль, по его мнению, представлял собой "электронный символ панпсихических сил чистокровной арийской расы", а поиск Храма Грааля были метафорическим описанием "строгой евгенической практики храмовников, направленной на выведение новой, божественной породы людей" (занятие, что и говорить, весьма необычное для рыцарей-монахов, принесших обет целомудрия!).

       С целью подчеркнуть преемственную связь своего Ордена с историческим Орденом тамплиеров, Ланц разработал литургию, псалмы, молитвы, декламации на католической основе, но "творчески переработанные" в духе ариохристианства, и орденскую иерархию.

       В соответствии с Уставом (Кодексом) Новых Тамплиеров орденские браться подразделялись на 7 рангов, в зависимости от степени расовой чистоты.

       Низший, VII ранг составляли слуги-сервиенты Нового Храма (Servientes Novi Templi, SNT), расовая чистота которых, в соответствии с соматологией Ланца, составляла менее 50%, или же не достигшие еще 24-летнего возраста, когда проводился расовый тест;

       VI ранг – фамилиары Нового Храма (Familiares Novi Templi; FNT) – "члены орденской семьи", друзья Ордена, оказавшие ему большие услуги, но не стремившиеся стать полноправными "орденскими братьями" (в их числе были, к примеру, упоминавшиеся выше шведский драматург Август Стриндберг, объявивший главный труд Ланца о "теозоологии" книгой, "страшной для новых язычников", и венский ариософ Г(в)идо фон Лист);

       V ранг – послушники, бельцы или новики Нового Храма (Novices Novi Templi, NNT), расово чистые на более чем 50%, но еще не готовые к вступлению в высшие разряды;

       IV ранг – магистры Нового Храма (Magistri Ordo Novi Templi, MONT), имевшие 50-75% расовой чистоты;

       III ранг – каноники Нового Храма (Canonici Ordo Novi Templi, CONT) – 75-100% расовой чистоты;

       II ранг составляли Пресвитеры, выше которых стояли члены Ордена новых тамплиеров I ранга - Приоры (настоятели).

       Любой магистр или каноник мог стать пресвитером, но для этого ему требовалось основать новый "орденский дом", то есть новый филиал ОНТ. Они были вправе читать службы и совершать требы, но не принимать в "Орден Нового Храма" новых братьев и не рукополагать каноников. Всякий пресвитер, которому подчинялись более пяти магистров или каноников, мог выступать в качестве Приора, но оставался при этом в подчинении у Ланца, как Приора Верфенштейна и Великого Магистра всего "Ордена новых тамплиеров".

       Для братии каждого ранга орденской иерархии ОНТ была разработана система красных рыцарских крестов различной формы, в зависимости от ранга (лапчатых, костыльных, мальтийских и свастичных), нашивавшихся на единообразное орденское облачение – белую монашескую рясу с капюшоном, как у цистерцианцев и у средневековых храмовников. Пресвитеры носили красные береты. Знаком должности приора служил золотой жезл. Над входом в каждый орденский молитвенный дом располагался его герб, причем щитодержателями служили ангел и сатир, символизировавшие двойственность природы человека.

       При вступлении в Орден братья получали новое имя, включавшееся в формулу "Фра (брат) + орденское имя + орденский ранг + местоположение орденского дома" - например, "фра Детлеф КОНТ (каноник Ордена новых тамплиеров) ад Верфенштейн" (Fra Detlef CONT ad Werfenstein). Все орденские братья именовались "достопочтенными" (honorabilis), а пресвитеры и приоры – "преподобными" (reverendus).

       В 1909 г. Г(в)идо фон Лист посвятил свою книгу "Имена племен и народностей Германии" своему другу – "Отважному и уверенно идущему к цели писателю, господину доктору Й. Ланцу фон Либенфельсу – арманическому Ульфиле будущего, с глубочайшим почтением – автор".

       Под "Ульфилой" Лист подразумевал готского арианского епископа Вульфилу, жившего в IV в. п. Р.Х. и прославившегося своим переводом Священного писания на язык восточногерманского племени готов. Ланц предполагал, что на страницах сделанного епископом Вульфилой перевода Библии, не сохранившихся до наших дней, содержалась "истинное послание Священного Писания" – призыв к борьбе с "чандалами", представителями чуждых рас (термин "чандалы" он заимствовал из священных книг древних индийских ариев - "Вед", в которых "чандалами" именуются представители низшей касты, состоящей из представителей темнокожих первобытных племен полуострова Индостан, покоренных белокожими ариями-арийцами, в незапамятные времена пришедшими в Индию с севера).

       В 1906 г. вышел в свет главный труд жизни Ланца – "Теозоология или весть об обезьянышах Содома и об электроне богов". В нем Ланц, как истинное дитя своего времени, характеризовавшегося преклонением перед силой электричества, приписал арийским богам электрические силы, а также взял на вооружение сформулированные натурфилософом графом Карлом фон Рейхенбахом тезисы о магнетизме и "оде" (всепроникающей жизненной силе), сходные с ариософскими представлениями об "эфире" как о всепроникающем "пятом элементе", о том, что "арийцы зародились от удара молнии в светоносный эфир" и т.д. По мнению Ланца, человеческий мозг является аккумулятором "ода". Свои крайне экстравагантные для того времени и приводившие в неистовство представителей "академической науки" тезисы он подкреплял обширными ссылками на "библейские документы", приходя, в частности, к выводам вроде:

       "Может считаться доказанным, что Христос являлся электрическим человеком Третичного периода".

       Представления Ланца о нравственности соответствовали аналогичным представлениям Г(в)идо фон Листа:

       "Нравственным и добрым является все то, что идет на пользу высшей расе, а безнравственным и злым – все, что ей вредит". Только в случае сношений людей высшего типа (сверхлюдей) между собой, в них сохраняется то Божественное, что заложено в них, и они, через развитие по пути прогресса, в направлении постоянного улучшения, становятся все более подобными Богу. Если же они этого не делают и смешиваются с низшими расами, содержащееся в них Божественное постепенно умаляется, пока не исчезает совсем".
 
       Cогласно учению Ланца, "возможность облагораживания расы и повышения ее уровня путем сознательной селекции, направленной на все большую расовую чистоту, является единственным подлинным и эффективным "покаянием" в грехе расового смешения (метисизации или метисации)".

       В качестве идеального пути к поддержанию чистоты "белокурой расы" Ланц пропагандировал необходимость основания "колоний по выведению расово чистой породы людей", расположенных в сельской местности и строго изолированных от внешнего мира, в особенности же - от проникновения "монголов", "негров" и "средиземноморцев" к "селекционным матерям".

       Ланц писал: "Мы всегда защищали наш домашний скот от расового вырождения и заразы путем введения таможенных пошлин на продукцию животноводства, в то время как наших людей мы отдаем беззащитными на заражение и отравление крови похотливым чандалам (метисам) Востока и Юга".

       Кроме пресечения половых сношений между представителями "высшей" расы и "низших" рас, Ланц требовал введения официально узаконенного многоженства (полигамии) для расово чистых арийских солдат, отличившихся на войне, и "права на земельные владения в качестве военной добычи" после завершения победоносных войн:

       "Каждому немецкому солдату - крестьянскую ферму, каждому офицеру - свое имение во Франции! И не нужно нам военных контрибуций, в результате выплаты которых иудеи получают миллиарды, а бравые солдаты - лишь бронзовые медали да Железные кресты".
 
       Начиная с 1906 г. Ланц издавал журнал "Остара" - "первый и единственный журнал, посвященный изучению и развитию героического расизма и прав мужчин", содержащий подробные и обстоятельные материалы на тему "расового хозяйства".

       Серия журналов "Остара" изначально была задумана как форум для пангерманских авторов и публицистов. Так, первые два номера "Остары" были направлены против всеобщего избирательного права и против венгров. В журнале публиковались и авторы из Германской империи - например, Адольф Гарпф, опубликовавший на страницах "Остары" свой труд "Народная мысль и аристократический принцип".

       Однако, начиная примерно с 1908 г., Ланц стал единственным автором почти всех номеров "Остары", опубликовав на ее страницах свои труды "Раса и женщина,предпочитающая мужчину низшей расы" (1908), "Введение в расологию (биохимическое, физиологически-электрическое, морфологическое и антропометрическое различение расовых признаков)"; "Опасность прав женщин и необходимость морали господ, стоящей на защите прав мужчин" (1909); "Оценка характера по форме черепа" (1910); "Половая жизнь и любовь светлых и темных" (в двух номерах, 1910); "Введение в сексуальную физику" (1911); "Моисей как дарвинист (введение в антропологическую религию)"(1911); "Каллипедия или искусство сознательного производства детей" (расово-гигиенический справочник для отцов и матерей" (1911); "Блондин как творец языков" и многие другие.

       Ланц использовал в своих трудах идеи Г(в)идо фон Листа, Отто Вейнингера (автора нашумевшей антифеминистской книги "Пол и характер", покончившего с собой, не в силах вынести бремени своего еврейского происхождения), натурфилософа Карла фон Рейхенбаха (умершего в 1869 г. автора теории "ода", упоминавшегося нами выше), Чарльза Дарвина (автора эволюционной теории), ариософа Хьюстона (Хаустона)-Стюарта Чемберлена и других, перемешивал их идеи с примерами, взятыми из области современного электричества, религиозной мистики и толкований Библии, к которым добавлял мысли, свидетельствовавшие о его крайнем женоненавистничестве и постоянной готовности бороться за права мужчин (именуемой в наше время "мачизмом").

       Студентов Ланц предостерегал: "Немало отличных парней попало в беду и не смогло выполнить своего жизненного предназначения из-за баб. Честно говоря, в наше время для молодых людей ниоткуда не грозит столько опасностей, сколько от невоспитанных или неправильно воспитанных немецких баб". По его мнению, "немецкая баба" в качестве сексуального партнера предпочитает представителей низших рас, или "полуобезьян", из-за присущей последним большей "мужской силы".

       Ланц любил иллюстрировать свои тезисы рассказами о суках, предпочитающих, чтобы их покрывали не породистые кобели, а дворовые псы (метисы, то есть, ублюдки). Поскольку первый любовник женщины "пропитывает" ("импрегнирует") ее своим семенем и тем самым навеки превращает ее в свою собственность, дети этой женщины ото всех последующих партнеров наследуют исключительно признаки этого первого мужчины, что (в случае его принадлежности к "полуобезьянам") приводит к систематической "порче расы". Поэтому сохранение невинности до брака имеет не только любовную, но и чрезвычайно важную расово-научную ценность.

       Жених должен непременно проверять свою невесту у врача на предмет девственности и строго охранять свою жену после заключения брака. Ибо: "Трагичность эротики героического мужчины заключается в том, что он представляется как женщине его собственной расы, так и в еще большей степени - женщинам чуждой расы, гораздо менее сексуально привлекательным, в силу своей более тонкой конституции... Живущие среди нас темные мужчины низших рас, в силу своей более грубой конституции, являются более сексуально привлекательными для наших женщин, ибо окончательно испортили их эротический вкус - как в психическом, так и в физическом смысле..."

       Ланц неустанно боролся с феминистками и феминистами (в описываемое время протагонистами прав женщин выступали и мужчины - в Австрии таким являлся, в частности, видный социал-демократический деятель Виктор Адлер). Ланц утверждал, что феминистки ("суфражистки") ненавидят детей и стремятся "взвалить на мужчин бремя воспитания детей. Представьте себе эту гротескную картину!" По его убеждению, "безумное увлечение чрезмерным женским школьным обучением", доходящее до глупости, не только вызывает у женщин нервные заболевания, но и приводит к утрате ими способности рожать детей и выкармливать их грудью".

       Он призывал "немецкого юношу" избегать следующих типов женщин: "баб с университетским образованием; девушек, состоящих на государственной службе; девушек, охотно вращаюшихся в свете и проводящих много время на улице; девушек, не разбирающихся в домашнем хозяйстве и в приготовлении пиши; заядлых театралок; дам, увлекающихся спортом; девушек из населенных пунктов, в которых расположены военные гарнизоны".

       В то же время он советовал отдавать предпочтение домовитым, предельно чистоплотным, скромным, лишенным амбиций, покорных мужчинам и верным девушкам, уже по одной внешности которых можно без труда распознать их принадлежность к типу "селекционных матерей" героической женской расы".
 
       Женщина представляла для Ланца ценность лишь как "селекционная мать", и он, в почти религиозном экстазе, воспевал "мать, страждущую во имя расовой чистоты" в следующих выражениях: "Селекционным матерям надлежит пребывать в строгой изоляции, чтобы не поддаваться соблазну супружеской измены... женщине предстоит вернуться назад, в прошлое, этим преисполненным страданий путем, после того, как она тысячелетиями блуждала по ложным путям вакхической похоти. Ей надлежит сотворить достойный плод покаяния за свою греховную страсть".

       Однако за все лишения женщину ждет достойная награда: "Она удостоится любви прекраснейших, достойнейших, сильнейших молодых мужчин, с которыми произведет на свет красивейших и благороднейших детей, а грядущие поколения воздвигнут ей, новой, достойной почитания и поклонения,наиблаженнейшей Богине-матери, храмы и памятники, воздавая ей высочайшие почести".

       Ланц требовал передачи женщин "во владение" мужчинам, ибо "фактически, сама Природа предназначила им быть нашими рабынями"... Они суть наша собственность, подобно тому, как плодоносящее дерево является собственностью садовода".

       Впрочем, даже многие "пангерманцы" были не согласны с теми или иными положениями Ланца. Так, врач-немец из г. Эгера (Хеба) в Судетской области, критикуя теорию Ланца, согласно которой истинными героями могут быть только блондины, писал ему, что: "истинные герои немецкого народа не обладали теми внешними признаками, который сей автор (Ланц - В.А.) считает единственно героическими... Ибо доктор Мартин Лютер был круглоголовым (брахикефалом), а Отто фон Бисмарк - не только круглоголовым, но вдобавок еще и брюнетом". Врач из Эгера был особенно возмущен попытками Ланца классифицировать, в соответствии с критериями своей расовой теории, современных политических деятелей.

       Так, Ланц относил доктора Юлиуса Офнера из Немецкой Народной партии к представителям "героической белокурой расы". Между тем, на поверку оказалось, что Офнер был еврейского происхождения. "Итак", писал возмущенный врач из Эгера - "если верить Ланцу-Либенфельсу, героическая раса "докатилась до еврея" (немецкое выражение тех времен "ауф ден юден коммен" означало нечто вроде нашего "дойти до ручки"! - В.А.).
 
       Вообще, следует особо подчеркнуть, что в плане расизма или антисемитизма Ланц-Либенфельс особого влияния на мировоззрение позднейшего национал-социализма не оказал и оказать не мог. Ведь главным "образом врага" для него (по крайней мере, до 1914 г.) оставались "немецкие бабы", "монголы", "негры" и "средиземноморцы" (под которыми он понимал обитателей стран Средиземноморского бассейна - "левантинцев", и, в том числе, евреев). Поскольку Ланц считал главным злом расовое смешение, расовый хаос, то его мало беспокоили этнические группы, строго соблюдавшие свою расово-этническую обособленность, как это делали не ассимилированные, ортодоксальные иудеи, а также евреи-сионисты.

       Как говорил Ланц: "Мы идем направо, иудеи - налево, мы не хотим ничего, кроме аккуратного отделения друг от друга, и этот момент наступит тем быстрее и легче, чем раньше иудеи займутся своей собственной национальной селекцией". Проблему он усматривал в существовании "расовых помесей", "метисов", "расовых ублюдков", "расово неполноценных" - прежде всего, евреев-ассимилянтов. Ланцу постоянно не давал покоя вопрос: "Что нам делать с многими миллионами этих необрезанных и крещеных "мы-тоже-немцев", и даже "немецких националистов" - этих метисов, населяющих промышленные зоны и крупные города и сделали немцев и все немецкое столь ненавистными повсюду в мире?"

       Всю свою жизнь Ланц был весьма озабочен угрозой смешения высшей расы с низшей, бастардизированной расой "недочеловеков", которых считал потомством, происшедшим от "нечестивого блуда" недостойных представителей рода человеческого с животными (прежде всего - с обезьянами).

       Но в качестве "лекарства" от этой "заразы" Магистр "новых тамплиеров" постоянно приводил примеры истребления подобных "зверолюдей" ("косматых" сеиров, анакимов, рефаимов, зузумимов, енакимов, хананеев и прочих "обезьянышей Содома") "угодными Богу", то есть, "расово чистыми" ветхозаветными израильтянами, описываемые в Пятикнижии Моисеевом, книгах пророков и даже в Талмуде (цитируемом Ланцем - ученым гебраистом - в своих трудах весьма широко). На основании глубокого изучения Ветхого Завета и Талмуда Йорг Ланц фон Либенфельс пришел в следующему выводу:

       "Мистерия „Ветхого Завета“ раскрыта, это зверочеловек, а смысл и содержание „Завета“ заключается в истреблении зверочеловека и в развитии более высоко развитого нового человека! Именно это поднимает Библию и другие писания древнеарийской (!? - В.А) первобытной эпохи (например, „Эдду“) на огромную высоту по сравнению со всеми иными писаниями и объясняет, почему Библия смогла стать и навсегда останется основой мировой религии, преобразующей человечество!"

       Соответственно, и проповедуемый Ланцем "ариофильский расизм" (по собственному выражению Магистра "Ордена новых тамплиеров") вовсе не включал в себя заметных элементов антисемитизма. Мало того - в рядах "Ордена Нового Храма" состояли и "братья" еврейского происхождения (правда, крещеные и порвавшие, по крайней мере официально, с талмудическим иудаизмом) - например, издатель популярного венского журнала "Ди Факель" ("Факел"), неустанно полемизировавшего с покровительствуемой еврейским мультимиллионером Ротшильдом венской газетой либерального толка "Фрейе Винер Прессе" ("Свободная Венская Пресса"), выкрест Карл Краус, непримиримый враг венской либеральной прессы, которого Ланц-Либенфельс считал "человеком героического арийского типа" ("ариогероиком").

       Как писал Ланц: "Тот, кто видел когда-либо Карла Крауса, вне всякого сомнения, признает, что он не принадлежит ни к монгольскому, ни к средиземноморскому типу... У него темно-русые волосы, которые в молодости наверняка были светло-русыми, высокий лоб красивой формы и вообще голова героической формы - особенно это касается верхней части лица. У него светло-серые глаза. ...Я не знаю точных размеров его головы... Именно потому, что Карл Краус вышел за пределы своей расы, он смог стать яростным врагом и усмирителем чандалов... героический человек является также человеком гениальным. Карл Краус - гений, подлинный гений, ибо он действует, как и подобает творческому человеку-первопроходцу. Уже одно это говорит о его расовой сути..."

       Как известно, Конвент "Ордена новых тамплиеров" заседал в замке Верфенштейн на Дунае, над которым в 1907 г. впервые в Европе было поднято знамя с крюковидным крестом (то есть, со свастикой-"гакенкрейцем"). Так вот - странным образом,именно в "орденском" замке Верфенштейн иудейская община города Вены отмечала праздник Кущей ("Суккот"). Связь между Ланцем и венской иудейской общиной поддерживалась через кандидата в раввины Морица Альтшюллера - друга магистра "новых тамплиеров" и издателя "Монумента иудаика" (Собрания памятников древней и средневековой иудейской литературы), в издании которого принимал активное участие и сам "борец за чистоту ариогероической расы" Йорг Ланц фон Либенфельс.

       Правда, по некоторым сведениям, Ланц, якобы, выступал за переселение "иудеев" на остров Мадагаскар, поскольку считал этот остров у берегов Африки остатком затонувшего в древности в водах Индийского океана гигантского первобытного континента "Лемурии" ("земли Му"), а "иудеев" - потомками "допотопных" лемурийцев.

       Оставим эти утверждения на совести тех, кто их выдвигает, заметив при этом, что, во-первых, неясно, каких "иудеев" - "чистокровных" или "ассимилированных" - Ланц, якобы, собирался переселить на Мадагаскар, а во-вторых - что "Мадагаскарский проект" отнюдь не был изобретением основателя "Ордена Нового Храма". Этот проект неоднократно выдвигался и до, и после него, причем не только ариософами, но и политиками - например, даже Адольфом Гитлером (после поражения Франции, колонией которой являлся Мадагаскар, в 1940 г.).

       Некоторые американские мормоны (адепты "Церкви Святых Последних Времен") германского происхождения утверждают, ссылаясь на какие-то известные только им источники, что во время посещения молодым Адольфом Гитлером Магистра "Ордена Новых тамплиеров" в Вене Ланц (будучи "Тайным Посвященным"), якобы, "помазал" будущего фюрера НСДАП на "царство" (имея в виду под "царством" будущий "Третий рейх"). Косвенным свидетельством в пользу того, что подобные утверждения могут быть не совсем беспочвенными, служат кадры кинохроники, посвященные пребыванию Гитлера в Вене в 1938 г., после воссоединения Австрии с Германской державой (на некоторых из этих кадров ясно различимо присутствие, среди многочисленных нацистских знамен с крюковидным крестом, средневековых штандартов "Священной Римской империи германской нации" с двуглавым орлом).

       Еще один близкий друг Ланца и его Ордена - теософ Франц Гартман, один из основателей "Ордена Восточного Храма" ("Ордо Темпли Ориентис", ОТО) британского "черного мага" и сатаниста Алистера Кроули, служил "мостиком" к оккультной организации "Туле". Но это - отдельная тема, слишком обширная для данного краткого очерка.
      
       В 20-е гг. ХХ в. перебравшийся "на всякий случай" вместе с Капитулом своего "Ордена Нового Храма" из ставшей республикой Австрии в Венгрию (формально продолжавшей считаться монархией, хотя и с регентом вместо короля) Ланц всеми силами старался выдать себя за человека, якобы "приуготовавшего пути" Адольфу Гитлеру и вообще национал-социалистическому движению.

       Так, в 1926 г. Ланц-Либенфельс прислал Гитлеру в подарок свое новое издание "Книга немецких псалмов. Молитвенник ариософов, расовых мистиков и антисемитов" (нем.: Das Buch der Psalmen teutsch. Das Gebetbuch der Ariosophen, Rassenmystiker und Antisemiten) с собственноручным посвящением фюреру национал-социалистов. Друзья Ланца неоднократно утверждали, что "все движения, выступающие под знаком свастики, и все фашистские движения, являются, в сущности, ничем иным, как боковыми ответвлениями идеи "Остары".

       В 1932 г., в день рождения Ланца, его собравшиеся в Мюнхене "новые тамплиеры" преподнесли своему Великому Магистру приветственный адрес, прославлявший его как "первопроходца национал-социализма - простого, скромного монаха Йорга Ланца фон Либенфельса".

       После 1945 г. Ланц-Либенфельс проживал, главным образом, в Вене, странным образом не подвергаясь никаким преследованиям со стороны советских оккупационных властей (чего можно было ожидать, будь он в самом деле "идейным отцом" германского национал-социализма!), и в то же время не стесняясь давать журналистам интервью о своих имевших, якобы, место до I мировой войны встречах с двадцатилетним Адольфом Гитлером, которому он якобы "дал все его идеи" (по утверждению психоаналитика Вильфрида Дайма, беседовавшего с 77-летним Гроссмейстером "новых тамплиеров" в 1951 г.). Юный Гитлер якобы посетил Ланца в Родауне и попросил продать ему несколько номеров журнала "Остара", которых у него не было. Ланц якобы сделал это и "подарил молодому человеку, производившему вид настоящего бедняка, две кроны на трамвай".
 
       Трудно сказать, что тут правда, а что - фантазии. Современнице Ланца и Гитлера Эльзе Шмидт-Фальк, последовательница Г(в)идо фон Листа, хорошо знавшей обоих и неоднократно встречавшейся с ними (по отдельности) в Вене перед I мировой войной, не было известно ничего о каких-либо встречах между Гитлером и Ланцем. Мало того! Гитлер (которому она даже подарила сохранившуюся до наших дней книгу фон Листа с посвящением "Моему арманическому брату Адольфу Гитлеру", на основании которого многие историки делают вывод о членстве молодого Гитлера в листовском обществе "Арманеншафт" или в его же "Высоком Ордене Арманов"), по словам госпожи Шмидт-Фальк, даже никогда не говорил с ней о Магистре "новых тамплиеров", и лишь однажды кратко и недоброжелательно отозвался о "Ланце и его гомосексуальной клике". Сама же поклонница Листа отзывалась о Ланце не иначе как о "страшном человеке", "псевдо-дворянине" и "монахе, выпрыгнувшем из своей рясы".

       Впрочем, неважно, встречался ли Ланц с юным Гитлером в Вене, или нет. Гитлер наверняка читал "Остару" и многочисленные статьи Ланца в "пангерманских" газетах и журналах. Интервью старого Ланца, последнее из которых было дано им за три года до смерти, однозначно свидетельствуют, что он - даже после вызванных деятельностью Гитлера и Ленина всемирных катастроф - был по-прежнему заинтересован в том, чтобы подчеркнуть свое историческое значение как "человека, давшего Гитлеру идеи" и в то же время лишний раз напомнить о влияниии, якобы оказанным им и на Ленина.

       Тезисы о расовом отборе, выведении чистой породы "истинных германцев", соблюдении чистоты крови, о благородных, белокурых и голубоглазых "ариогероиках" и расово неполноценных метисах- "содомс-эффлингах" ("обезьянышах Содома")пользовались в начале ХХ века столь широким распространением, что Гитлер мог их усвоить от множества других ариософов.

       Правда, Гитлер в своих политических речах и статьях не раз заявлял о том, что "негры" и "евреи" сообща "портят немецких женщин" и тем самым "арийкую расу", что заставляет вспомнить аналогичные утверждения Ланца. Так, в связи с оккупацией Рейнской области Германии в 1921 г. французскими войсками (состоявшими в значительной степени из африканских и азиатских колониальных частей), Гитлер в статье "Немецкая женщина и еврей" писал:

       "Еврей стремиться осквернить и полностью погубить нашу немецкую расу; поэтому он в Рейнской области отдает немецкую женщину в жертву негру".

       Заставляют предположить влияние идей Ланца и некоторые пассажи "программной" кнниги Гитлера "Моя борьба", например:

       "Чернявый еврейский молодчик часами поджидает, с выражением сатанинской радости на лице, не подозревающую ничего дурного девушку, которую оскверняет своей кровью и тем самым похищает девушку у ее народа. Всеми средствами пытается он испортить расовые основы народа, который стремится подчинить своему игу".

       Но, будучи изощренным политиком, Адольф Гитлер никак не мог взять на вооружение некоторые экстремистские аспекты теории Ланца и, в особенности, женоненавистничество последнего. Да и вообще, книга Гитлера "Моя борьба" содержит немало крайне агрессивных выпадов против неустанно враждующих и спорящих между собой ариософских сектантов:

       "Характерным для этих натур является то, что они восторгаются древнегерманским героизмом, седой древностью, каменными топорами, копьем и щитом, в действительности же являются величайшими трусами. Ибо те же самые люди, которые размахивают в воздухе древнегерманскими, тщательно стилизованными под старину, жестяными мечами, в препарированных медвежьих шкурах и с бычьими рогами на бородатом челе, проповедуют для текущего дня борьбу посредством так называемого "духовного оружия" и поспешно убегают прочь при виде резиновой дубинки любого коммуниста...Что же касается так называемых религиозных реформаторов древнегерманского пошиба, то эти личности всегда внушали мне подозрение, что они подосланы кругами, не желающими возрождения нашего народа. Ведь это факт, что вся деятельность подобных личностей на деле отвлекает наш народ от общей борьбы против общего врага - еврея - и распыляет наши силы во внутренней религиозной распре... Они не только трусы, но всегда оказываются бездельниками и неумехами..."
 
       И совсем не случайно в марте 1936 г. в передовой статье, опубликованной в издававшейся в Мюнхене расово-гигиенической (евгенической) газете "Тело и жизнь" ("Лейб унд Лебен"), Ланц был подвергнут критике за "искажение расовой идеи посредством тайных учений". Однако не существует никаких официальных документов, которые подтверждали бы правильность утверждений некоторых историков, будто бы Гитлер наложил запрет на издания и публикации Ланца-Либенфельса в "Третьем рейхе".

       Существуют многочисленные свидетельства, согласно которым Гитлер в 30-е гг. почти не интересовался "национальным сектантством" и предпочитал латинский шрифт готическому (именовавшемуся, кстати, в описываемое время "новонемецким"). Когда некий чрезмерный ревнитель всего "немецко-национального" обратился к фюреру с предложением заменить текст либретто оперы Моцарта "Волшебная флейта" (написанный масоном и выкрестом Шиканедером и потому якобы "проникнутой еврейским духом"), своим собственным, новым, "арийским" текстом, Гитлер отклонил это предложение, заметив, что "не намерен выставлять себя перед всем миром на посмешище". Кроме того, известно, что фюрер "Третьего рейха" в узком кругу близких друзей с нескрываемой иронией отзывался о пристрастии рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера к древнегерманским традициям, обрядам и "целебным зельям мудрых женщин".
      
       "Орден Нового Храма" просуществовал в Германии и Австрии до 1938, в Венгрии – до 1939 г. По некоторым сведениям, он существует по сей день, но о нем мало что известно.

       Здесь конец и Богу нашему слава!

Вольфганг Акунов

16 августа 2009
Вернуться назад