Главная > Б-библиотека > Броня крепка и танки наши быстры.

Броня крепка и танки наши быстры.


21 августа 2009. Разместил: templarius

      

      Вольфганг Акунов.

       БРОНЯ КРЕПКА И ТАНКИ НАШИ БЫСТРЫ.
       Венок на могилу полковника Пайпера.



       Знак Святого Креста на танке
       Для отступников - страшный сон.
       Им милее бордели, банки,
       "Голубые каски" ООН.

       Николай Боголюбов. Крест на броне.


       Шел второй день "Арденнского прорыва" - последнего германского наступления на Западном фронте. Утро этого 17 декабря 1944 г. здесь, на западных склонах Бельгийских Арденн, выдалось сырым и туманным. Шел мелкий, холодный дождь, принесенный с Атлантики порывистым северным ветром. К южной окраине небольшого городка Мальмеди подходил полносоставный американский бронеартиллерийский дивизион, состоявший из 27 новейших танков "Шерман", 26 стволов полевой и противотанковой артиллерии и 200 солдат и офицеров. Кварталы городка, смутно проступавшие сквозь пелену тяжелого утреннего тумана, казалось, были уже совсем близко. Американские танкисты, высунувшись по пояс из башен, весело жевали чуинггам и переговаривались через ларингофоны. И вдруг...

       Что-то очень большое и одновременно очень быстрое промелькнуло в просвете тумана и на колонну, на ходу поворачивая длинный хобот башенного орудия, выскочил из-под склона оврага немецкий танк T-V "Пантера" с "крестом святого Николая" на броне. Хрустнул раздавленный гусеницей "Пантеры" лафет головного американского орудия. Она стремительно перемахнула через две следующие, теперь, вблизи, уже не опасные противотанковые пушки. Косо, почти на ходу, с каким-то хохочущим надрывом, выплюнув дымно-красный сноп огня, ударило орудие "Пантеры" - и сразу же рванул боекомплект на головном американском "Шермане". Мертвенно клюнув стволом, "Шерман" мгновенно превратился в ярко пылающий факел. Откуда-то сбоку, из тумана, вынырнули еще два немецких танка и, круто развернувшись, ударили из пулеметов по американской орудийной прислуге. Вспыхнули, так и не успев приготовиться к бою, еще два новехоньких "Шермана", а остальные, грузно ломая строй, испуганным стадом аризонских быков, ринулись вниз по пологому, долгому склону, трусливо подставляя шипящим на лету снарядам немецких "Пантер" свои угловатые пепельные бока...

       Разгром был полный. На поле танкового боя, продолжавшегося не более четверти часа, остались 16 сгоревших "Шерманов" и тела 70 (по иным сведениям – 71 или даже 86) убитых американцев. Вся ствольная артиллерийская батарея была полностью уничтожена. При этом немцы не потеряли ни единого человека. Успех германского танкового удара под Мальмеди мог бы войти в анналы мировой военной науки, как одна из самых быстрых и результативных тактических танковых операций Второй мировой войны. Мог бы, но не вошел. Тому имелось несколько причин.
 
       Во-первых, немецкий план сбросить англо-американских "союзников" в Атлантический океан, откуда они приплыли, потерпел неудачу. После настойчивых просьб Рузвельта и Черчилля "спасти рядового Райана" Сталин бросил в массированное наступление советские войска трех центральных фронтов, что заставило командование германского вермахта перебросить наиболее боеспособные части с Западного фронта на Восточный. Немецкое наступление в Арденнах было остановлено – англо-американцы оказались спасены, операция "Стража на Рейне" провалилась.

       Во-вторых, блестящая победа под Мальмеди была одержана войсками СС, которые, по-видимому, еще до вынесения соответствующего приговора Нюрнбергского международного трибунала, было негласно решено считать, вместе со всеми СС, преступной организацией – хотя с таким же успехом можно было бы считать советские войска НКВД, сражавшиеся на фронтах, ответственными за все преступления, совершенные палачами НКВД в сталинских лагерях и застенках, только из-за того, что они носили одинаковую форму!

       В-третьих, победа при Мальмеди была одержана не просто какими-то войсками СС, а чинами 1-й танковой дивизии СС, носившей имя лейб-гвардии самого Адольфа Гитлера, что могло быть истолковано не только в чисто военном, но и в нежелательном символическом смысле.

       В-четвертых, командование американских экспедиционных сил, презрев все правила офицерской чести, не пожелало перед лицом Истории признать свои войска столь быстро и бесславно разгромленными при Мальмеди. Уничтожение, в течение всего лишь четверти часа, целого бронеартиллерийского дивизиона силами всего лишь двух немецких танков и трех бронемашин, можно было объяснить только двумя причинами:

       1)полной бездарностью американского военного руководства (но этого вояки "дяди Сэма", понятное дело, признать не могли – "честь мундира" не позволяла!);

       2)превосходной моральной и боевой подготовкой противника (но признание этого факта, конечно же, нанесло бы удар по боевому духу армии США, особой стойкостью не отличавшейся – тому примером служат ее компании в Корее, Вьетнаме, Сомали, Ираке и т.п.).

       Впрочем, закрыв глаза на правду, можно было попытаться найти (а, говоря точней – измыслить) и третью причину приключившейся "конфузии". И англо-американские "мудрецы" пошли по этому третьему пути.

       Через несколько дней после стабилизации фронта в Арденнах радиостанция британских Королевских ВВС передала информационную сводку (разумеется, не сообщив, что переданная ею информация поступила отнюдь не от войсковой разведки, с поля боя, а с прямо противоположной стороны – из-за океана, от спецслужб США!). В сводке сообщалось, что немцы, с целью создать впечатление о разгроме американских войск под Мальмеди, перебили несколько сотен пленных американских солдат, якобы специально привезенных заранее с этой целью в район Мальмеди из Германии.

       Так была спасена "честь американского мундира". Но этим дело не кончилось.

       По окончании войны в разделенной на оккупационные зоны Германии началась форменная охота за военнослужащими 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольфа Гитлера" (хотя в бою под Мальмеди участвовали лишь 2 танка "Пантера" и 3 наспех переоборудованных полугусеничных бронемашины из состава 1-го танкового полка, входившего в состав этой дивизии). В нарушение всех международных конвенций об отношении к бывшим военнослужащим капитулировавших военных держав, солдат и офицеров 1-й танковой дивизии СС арестовывали и подвергали тюремному заключению уже после их фактического разоружения и, конечно, значительно позднее совершения самого юридического акта безоговорочной капитуляции Германии.

       Более 1100 младших офицеров и солдат танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольфа Гитлера" были заключены в тюрьму г. Швебиш-Галль, где из них усердно выбивали "добровольные признания" в не совершенных ими преступлениях при помощи поистине средневековых пыток (например, забивания под ногти железных гвоздей с последующим накаливанием этих гвоздей добела в пламени газовой горелки, и т.п.). Заключенные в Швебиш-Галле подвергались и многочисленным моральным издевательствам и унижениям. Самым "безобидным" из них было требование американских "следователей", чтобы заключенные немецкие солдаты регулярно справляли естественные надобности на специально разостланную в камере карту Третьего рейха, а затем спали на ней, свернувшись клубком и имитируя своей позой и движениями повадки собаки. Американские военные следователи никогда особо не миндальничали с военнопленными. Совсем недавно нам показывали по телевидению интервью с вьетнамским офицером-инвалидом, которому американские тюремщики, пытаясь склонить его к сотрудничеству, отпилили по кускам обе ноги – разумеется, без наркоза! То и дело мы узнаем похожие новости из американских военных тюрем в оккупированном Ираке. Но это так, к слову.

       Команду "следователей" в мундирах армии США возглавляли полковник Розенфельд и старший лейтенант Перль. Последний страдал тяжелой формой паранойи с садистскими наклонностями. Кстати, позднее, уже по возвращении Перля в США, он был приговорен американским судом к 16 годам тюремного заключения за зверское избиение собственной невесты, которой он в порыве садистской страсти переломал все (!) пальцы на обеих руках! Но это так, к слову.

       Несмотря на все это, американским "заплечных дел мастерам" удалось выбить "добровольные признания" лишь из немногих заключенных, а именно – восемнадцатилетних солдат. Применявшиеся к заключенным пытки привели к нескольким случаям самоубийств и умственного помешательства. Достаточно сказать, что назначенная впоследствии для пересмотра всех дел американская сенатская комиссия установила 139 случаев одних только неизлечимых повреждений половых органов у допрашиваемых "с пристрастием" немецких заключенных.

       "Процесс Мальмеди" начался в мае 1946 г. в лагере Дахау под руководством "юридического советника армии США", того же полковника Розенфельда, хотя в составе суда было и несколько американских генералов. Суд отклонил (не называя причины) показания взятого в плен немцами американского полковника Маккоуэна, являвшегося непосредственным свидетелем боевых действий 1-го танкового полка дивизии СС "Лейбштандарт Адольфа Гитлера" и утверждавшего, что все 70 американских военнослужащих были убиты под Мальмеди в бою, а не расстреляны немцами "задним числом". Вместе с тем, подобная непонятная "глухота» к показаниям свидетеля-очевидца ничуть не помешала американской военной Фемиде принять на веру устное голословное заявление обер-садиста Перля, что во время следствия он, якобы, и пальцем не тронул ни одного из заключенных.

       В качестве главного обвиняемого на "процессе Мальмеди" проходил штандартенфюрер СС (полковник войск СС) Йоахим ("Йохен") Пайпер – один из храбрейших германских офицеров времен Второй мировой войны, награжденный Железными крестами II и I класса и Рыцарским крестом Железного креста с Дубовыми листьями, командир танкового полка в 30 лет. Благородство Пайпера не раз на протяжении процесса приводило американских судей в полное замешательство. С самого начала судебного разбирательства штандартенфюрер Пайпер (имевший в дни Арденнского прорыва чин оберштурмбаннфюрера СС, соответствовавший подполковнику) взял на себя единоличную ответственность за не доказанную "вину" всех чинов своего танкового полка – при условии сохранения жизни его бывшим подчиненным. Суд, жаждавший крови, отклонил это предложение.

       Чтобы лучше понять личность этого немецкого солдата, небезынтересно будет привести следующую выдержку из протокола допроса полковника Пайпера, опубликованного в американском журнале "Political Science quarterly" за июнь 1956 г.):
       
       Вопрос: Принимали ли Вы, проходя службу в войсках СС, участие в репрессиях против гражданского населения?

       Пайпер: Нет, не принимал. Регулярные войска СС составляли наиболее боеспособную часть германской армии, мы принимали участие почти что исключительно в наступательных операциях, направленных на прорыв неприятельской обороны либо же на стабилизацию линии фронта при натиске на позиции наших войск.

       Вопрос: Но Вы, конечно, знали о том, что войска СС используются для репрессий против мирного населения?

       Пайпер: Повторяю, что за четыре года службы мне ни разу не приходилось слышать об использовании в этих целях регулярных частей СС. Офицеры СС иногда принимали участие в подобных акциях, в качестве командиров специально сформированных, по большей части из состава тыловых батальонов и румынских войск, команд. Регулярные же части СС решали боевые задачи.

       Вопрос: Неужели Вы, воюя в составе частей СС национал-социалистической Германии, не понимали, что совершаете уголовно наказуемое деяние? (любопытно, что американские "судьи" еще до объявления Нюрнбергским международным трибуналом всех СС, включая войска СС, преступной организацией, уже "заранее" считали службу в войсках СС уголовным преступлением! – В.А.).

       Пайпер: Я всегда считал и считаю, что, вступив в годы войны в СС, я лишь выполнял свой долг перед германским государством и свой долг немца перед германской нацией. Штандартенфюрера СС Йоахима Пайпера можно обвинять в чем угодно (например, в "слепом фанатизме" и пр.), но только не в отсутствии национального достоинства, солдатской честности и человеческой чести.

       16 июля 1946 г. суд вынес приговоры 73 обвиняемым. 43 обвиняемых были приговорены к смертной казни. Приговоренных к повешению спасло лишь энергичное вмешательство американского защитника обвиняемых на процессе, военного юриста подполковника Эверетта. Возмущенный до глубины души столь драконовским приговором, Эверетт, с помощью нескольких сенаторов, дошел до Федерального Суда США. В результате специального расследования материалов дела сенатской комиссией совместно с комиссией Федерального Суда США, ни один (!) из смертных приговоров не был приведен в исполнение, и, в конечном счете, все приговоренные были, по прошествии нескольких лет, отпущены на свободу.
Главный обвинитель на "процессе Мальмеди", американский подполковник Эллис, требовавший в 1946 г. смертного приговора для Йоахима Пайпера, спустя 20 лет написал Пайперу письмо, в котором попытался объяснить свои действия в ходе процесса "соображениями воинской дисциплины" (словечко "политкорректность" тогда еще не вошло в употребление). При этом Эллис отмечал, что "всегда считал полковника Пайпера достойным джентльменом" и не сомневался, что "приговор будет в конце концов отменен". Интересно, что через 20 лет напишут Милошевичу, Караджичу, Младичу и Саддаму Хусейну их "собственные" обвинители?

       К сожалению, полковник Эллис ошибся. Некая "заинтересованная сторона" не упускала Пайпера из виду и после освобождения, ожидая удобного случая для отправления своего собственного "правосудия" и вынесения своего собственного "приговора". Уже через 30 лет после "процесса Мальмеди" Йоахим Пайпер был зверски убит и сожжен в доме своей сестры на юге Франции, где он провел последние годы жизни. Когда представители французской криминальной полиции осматривали обугленный труп бывшего штандартенфюрера СС Пайпера, они ужаснулись, хотя по долгу службы повидали многое. В глазницы Пайпера были глубоко вбиты Железный и Рыцарский кресты, которые полковник всегда держал при себе. Убийцы и мотивы преступления так и остались невыясненными...

       Здесь конец и Богу нашему слава.

Вернуться назад