Главная > С-библиотека > Слуга Царя Христа

Слуга Царя Христа


1 сентября 2009. Разместил: templarius

Вольфганг Акунов


Слуга Царя Христа.

 

 

       Леон Мари Игнас Дегрель (Degrelle), председатель бельгийской партии "Рекс" в 1936-1945 гг., командир штурмовой бригады СС "Валлония" и 28-й добровольческой гренадерской дивизии СС "Валлония" в 1944-1945 гг., оберштурмбаннфюрер Ваффен СС, родился 15 июня 1906 г. в г. Бульоне, овеянном славой Крестовых походов, в семье пивовара-валлона, депутата парламента от бельгийской провинции Люксембург. Вопреки распространяемой о нем неверной информации, он не был ни "генералом Ваффен СС" (вопреки утверждениям Сергея Муравьева в книге "Охота на любимца Гитлера"), ни, тем более, "сыном католического священника французского происхождения, члена ордена иезуитов" (вопреки утверждению, содержащемуся в томе "СС: охранные отряды" выходящей в московском издательстве "Эксмо" энциклопедии "III рейх" под редакцией Константина Залесского - утверждению тем более странному, что католические священники - да еще вдобавок члены монашеского ордена иезуитов! - как известно, принимают обет безбрачия и потому ни семьи, ни детей иметь не могут).

       Кроме Леона, в семье было еще семеро детей. Дегрель прошел обучение в иезуитском колледже и в 1925 г. поступил в Католический Университет г. Леобена, где изучал сначала философию и литературу, а затем право и политологию. Из-за его проявившегося еще в юности таланта оратора и присущей ему глубокой религиозности соученики избрали Леона председателем христианского студенческого союза "Католическое действие бельгийской молодежи" (Action Catholique de la Jeunesse Belge). Именно в этом качестве Дегрель установил первые контакты с леобенским издательским домом "Рекс" (полное название которого было "Christus Rex", то есть "Царь Христос"), стоявшим на консервативно-католических позициях и опубликовавшим, в частности, культурно-политическую программу "Аксьон Франсэз" ("Action Francaise", то есть "Французское действие") – правой консервативной монархической организации, основанной в 1899 г. известным французским писателем-роялистом, членом Французской Академии, Шарлем Моррасом, или Морра (Maurras), с целью восстановления власти династии Бурбонов во Франции. Поэтому Дергрель и его друзья, войдя в состав "Бельгийского Католического Союза" ("Union Catholique Belge") – политической партии, традиционно представлявшей интересы католиков – начали называть себя "рексистами".

       Скоро "рексисты" стали притчей во языцех в рядах собственной партии и за ее пределами из-за своей формы агитации, казавшейся по тем временам в консервативном, буржуазно-добропорядочном Бельгийском королевстве "вызывающе-агрессивной" и "нарушающей всякие приличия". Дегрель уже тогда не скрывал своих симпатий к дуче итальянских фашистов Бенито Муссолини, но отказался от предложенной ему реорганизации объединения своих сторонников по фашистскому образцу (включая введение форменных цветных рубашек, вскидывание правой руки вперед и вверх, приветствие вождя вставанием всех присутствующих в помещении и т.д.), не желая "превращать борьбу идей в борьбу фетишей" (по его собственному выражению). В 1930 г. Леон Дегрель был назначен заведующим отделом по связям с общественностью "Католического Действия" во всебельгийском масштабе и директором издательского дома "Рекс". Одновременно он являлся главным редактором еженедельников "Рекс" (Rex), "Флан" (Vlan) и "Сорэ" (Sorees), очень скоро превращенных им в органы собственной пропаганды. При этом Дегрель постепенно, шаг за шагом, заменял прежнюю тематику этих периодических изданий, посвященную в основном вопросам католической культурной политики, актуальными общеполитическими темами, одинаково интересными для всех слоев населения Бельгии. В октябре 1935 г. Дегрель развязал на страницах "рексистской" печати кампанию против ведущих католических политиков Бельгии. Дегрель обвинял бельгийский политический истэблишмент в кумовстве, коррупции, связях с франкмасонством (что было для него равнозначно обвинению в антипатриотизме) и обогащении за государственный счет. Растущая популярность Дегреля, причем не только в консервативно-католических кругах, побудила его, со временем, взять под обстрел также либеральных и социалистических политиков. Он обвинял их в двурушничестве, выражавшемся в согласии на индустриализацию страны, влекущую за собой многочисленные негативные последствия для большинства населения, ради увеличения числа своих сторонников за счет обездоленных и недовольных этой индустриализацией и возможности освоения новых источников денежных поступлений в партийную кассу.
       
       В ходе политической борьбы в преддверии парламентских выборов, состоявшихся 24 мая 1936 г., "рексисты" во главе со своим председателем Леоном Дегрелем выступали против традиционных правящих политических партий Бельгии – Социалистической, Католической и Либеральной – за "национальное обновление страны". Дегрель выступал перед избирателями с агрессивными речами. Залы, где он выступал, были всегда переполнены. В своих речах он постоянно призывал к проведению "большой чистки". Каждый предвыборный митинг, благодаря артистизму Дегреля, его манере держаться на трибуне и красноречию, превращался в его личный триумф. У итальянского фашизма Дегрель заимствовал идею сильной личности, вождя, а также антилиберальные, антимасонские, антикапиталистические, антипарламентские и антибольшевицкие лозунги и аргументы. Он оперировал понятием "новой морали» как основы преобразованного общественного строя, в котором не найдется места для старой, замкнутой в себе элиты, узурпировавшей управление страной. Власть в стране должна была перейти в руки молодых, действенных и перспективных политиков, устремленных в будущее. Дегрель использовал все большее недовольство валлонской (франкоязычной) части бельгийского населения политическим руководством страны, подвергая беспощадной критике тесные связи политической и церковной верхушки с крупным капиталом. Партия "рексистов" продолжала сохранять верность принципам католицизма, что не мешало ей полемизировать с руководством бельгийской католической церкви, обращаясь, прежде всего, к молодому поколению, требовавшему построения нового государства, исполненного подлинно христианского духа и основанного на принципах истинно-христианской морали.

 

      Дегрель был весьма успешным пропагандистом, умевшим искусно подавать слушателям недостатки своих политических противников в сравнении с собственными позитивными установками и целями. Дегрель и его сторонники ощущали себя моральной элитой страны в борьбе против коррумпированных старых политиков - масонов-марионеток, за спинами которых маячили кукловоды – воротилы международного банковского капитала. Он требовал расторжения военного союза с Францией, находившейся под властью правительства Народного Фронта, состоявшего из франкмасонов, коммунистов и социалистов и заключившего в мае 1935 г. договор о взаимной поддержке с большевицким Советским Союзом. Бельгийский правящий режим Леон Дегрель величал не иначе как "диктатурой гнили" (dictature des pourris).

 

       Партийный флаг "рексистов" был "пролетарского" красного цвета, с черной надписью латинскими буквами "РЕКС" (REX), шедшей по вертикали вдоль древка флага (причем каждая буква - по нисходящей - была несколько шире буквы, расположенной над ней), и наложенной на черное изображением царской (королевской) короны, наполовину заслоненной буквой "Е"  и увенчанной черным "латинским" крестом. 

    
       Когда партия "Рекс" 24 мая 1936 г. получила на выборах 11% голосов, 21 депутатское место (из 202) в нижней палате бельгийского парламента и 12 мест в сенате (верхней палате), все прочие партии восприняли это как "вызов парламентской демократии". Противники Дегреля стали открыто клеймить его не только популистом и демагогом, но и фашистом. Против последнего обвинения он, впрочем, ничего не имел. Дегрель никогда не скрывал своих симпатий к фашистской Италии и не раз бывал в гостях у Муссолини. На свою партийную пропаганду он ежемесячно получал из Рима 250 000 франков. Когда бельгийское государственное радиовещание отказало ему в праве выступать по радио, он обратился к бельгийской нации по итальянскому Туринскому радио. 26 сентября 1936 г. Дегрель познакомился с Отто Абетцем, назначенным после поражения Франции в 1940 г. германским послом в Париже, и не раз беседовал с имперским министром иностранных дел фон Риббентропом, представившим Дегреля Адольфу Гитлеру. Дегрель получил финансовое воспомоществование в размере 250 000 имперских марок. 9 октября 1936 г. Дегрель встретился в Кельне с имперским министром пропаганды доктором Геббельсом. В беседе с Геббельсом речь шла о запланированном на 25 октября 1936 г. "марше на Брюссель", задуманном по образцу "марша на Рим", совершенного Муссолини в 1921 г. Ожидалось, что в "марше на Брюссель" примут участие не менее 250 000 сторонников Дегреля. Марш состоялся, но бельгийские власти сконцентрировали столько войск и полицейских сил и настолько осложнили проведение марша всевозможными ограничениями, что он оказался неэффективным и не вызвал, как ожидалось, всеобщего восстания против "прогнившего антинационального буржуазного режима".
       
       В последующем Леон Дегрель направил острие своей партийной пропаганды главным образом на остававшиеся нерешенными на протяжении десятилетий острые социальные вопросы. Новыми темами, к которым он теперь постоянно обращался, были необходимость программы семейного развития, повышения производительности труда, улучшения положения женщин, создания новых рабочих мест и повышения уровня жизни трудящихся. Интересно, что милитаризм и антисемитизм заметного места в "рексистской" пропаганде не занимали. Поскольку сходные цели ставил перед собой и возглавлявшийся Стафом де Клерком (Staf de Clercq) "Фламандский Национальный Союз" (Vlaamsch Nationaal Verbond, VNV), Дегрель заключил с ним политический альянс, невзирая на то, что партия "Рекс" из-за этого оказалась втянутой в борьбу ФНС за превращение Бельгии в два государства – фламандское и валлонское, объединенные в рамках унии во главе с бельгийским королем. 8 октября 1936 г. обе партии приняли решение о "совместной борьбе за авторитарное и корпоративное (сословное) народное государство".
       
       В марте 1937 г. Леон Дегрель, отказавшись от своего мандата депутата "рексистской партии» в городском совете Брюсселя, добился проведения дополнительных выборов в парламент, выдвинув свою собственную кандидатуру. Выборы должны были стать своеобразным всенародным референдумом. Однако христианская, социалистическая и либеральная партии объединились и выставили своего общего, оказавшегося непобедимым, кандидата – премьер-министра Ван Зееланда. Дегрель проиграл еще и потому, что католические духовенство и пресса Бельгии выступили против него, как "представителя фашизма". Он получил лишь 20 % всех поданных голосов. Неудача Дегреля на выборах повлекла за собой падение влияния партии "Рекс". На парламентских выборах 2.4.1939 г. только 4 % избирателей отдали свои голоса "Рексу". Из 21 "рексистских" депутатов в парламенте осталось только 4, из 8 "рексистских" сенаторов только 1. Восстановление прежнего политического влияния "рексистов" казалось невозможным. Когда Дегрель, планировавший издавать новый политический журнал род названием "Журналь де Брюссель" (Journal de Bruxelles), в начале февраля 1940 г. попросил германское посольство в Брюсселе о финансовой поддержке, ему было отказано.
       
       После начала войны с Германией Дегрель, подобно многим другим оппозиционным политическим деятелям, был 10 мая 1940 г. арестован бельгийской полицией, невзирая на его парламентский иммунитет. Он прошел через 22 тюрьмы (!), после чего был выдан бельгийскими властями французам, доставившим его в штаб-квартиру французской тайной полиции в Лилле. Французы продолжали держать Дегреля в заключении даже после капитуляции Франции и освободили его только под давлением Отто Абетца, ставшего к тому времени германским послом. В ходе своей встречи в Париже Дегрель и Хендрик де Манн, председатель социалистической "Бельгийской партии трудящихся" (Belgische Werkliedenpartij) договорились о сотрудничестве рексистов с социалистами ради национального и социалистического обновления Бельгии. Дегрель планировал добиться согласия Гитлера на объединение обеих партий. Для этого он собирался встретиться с Гитлером на обратном пути фюрера с его встреч с испанским каудильо Франсиско Франко и главой нового Французского государства (Etat Francais) маршалом Филиппом Петэном в конце октября 1940 г. Однако Гитлер, извещенный о запланированном итальянцами нападении на Грецию, в последний момент отказал Дегрелю в аудиенции и отбыл в Италию.
       
       Реакция населения Бельгии на нанесенное ей Германией поражение заключалась в бесчисленных проклятиях по адресу бельгийского правительства, бежавшего в Лондон, и в выражениях признательности королю Леопольду III, нашедшему в себе достаточно мужества, чтобы – против воли правительства! – заключить 28 мая 1940 г. перемирие с немцами. Поскольку все политические партии в Бельгии были запрещены, рексистам, так же как и "Фламандскому Национальному Союзу", пришлось ходатайствовать перед военными властями о регистрации. Им удалось добиться этого, использовав тот аргумент, что они, в соответствии со своей фашистской идеологией, всегда находились в оппозиции к парламентаризму. Кроме того, Дегрель получил лицензию на издание газеты "Реальное государство" (Pays Reel) и разрешение сформировать в рамках движения "Рекс" полувоенную организацию самообороны – "Валлонскую гвардию" (Garde Wallonne), на первых порах насчитывавшую в своих рядах 4000 бойцов, одетых в черную полувоенную форму. Тем самым в умах бельгийцев был как бы "переброшен мостик" к временам "черной" валлонской гвардии испанских королей и кесарей "Священной Римской Империи германской нации" из династии Габсбургов.
       
       В октябре 1940 г. Дегрель составил для германского посла в Париже, Отто Абетца, обширный меморандум, в котором изложил свои представления о будущем Бельгии. Он требовал сохранения "духовной личности" народа. Германские военные власти должны были ограничиться в своей деятельности исполнением полицейских функций, предоставив политическое перевоспитание бельгийского народа обеим официально разрешенным политическим партиям (во франкоязычной валлонской части страны – партии "Рекс", а в германоязычной, фламандской части – "Фламандскому Национальному Союзу"). По утверждению Дегреля, его "Валлонская гвардия" совместно с полицией была в состоянии самостоятельно поддерживать общественный порядок. Власть старых партий, крупных финансистов и политическое влияние церкви предполагалось ликвидировать. После войны Германии следовало сконцентрировать свои усилия на охране внешних границ новой единой Европы, предоставив входящим в нее странам заниматься вопросами своей внутренней политики. Будущая Бельгия должна была включать в себя нидерландские провинции (Голландию и Зеландию) и некоторые области Франции, в свое время отторгнутые ею у Фландрии и Брабанта (Нижней Лотарингии), достигнув размеров Бургундии времен герцога Карла Смелого (XV в.) и простираясь от Амстердама до Дижона. Как в свое время бургундцы (или бургунды) "Песни о Нибелунгах", так и граждане этой новой "Великой Бельгии", которых Дегрель считал германцами, говорящими по-французски, должны были служить германским форпостом на Западе. Как писал сам Дегрель:

 

"По крови мы происходим от германцев. По почве мы также происходим от германцев…Для нас не стоит вопрос коллаборационизма, сотрудничества с внешним врагом. Мы не можем коллаборировать с германским народом, поскольку мы сами являемся частью германского мира" ("Par le sang, nous appertenons a la germanite. Pat le soil. nous appertenons a la germanite...Il ne peut donc etre question pour nous d'une collaboration exterieure. Nous ne pouvons collaborer avec le peuple germanique, puisque nous sommes du monde germaniquе").

 

Но, несмотря на все заверения Дегреля в принадлежности его народа к германскому миру как по крови, так и по почве, у германских оккупационных властей были иные планы в отношении Бельгии. Они стремились включить Фландрию в состав Третьего рейха.
       
       Начало войны Третьего рейха с Советским Союзом 22 июня 1941 г. дало Леону Дегрелю еще один шанс добиться от немцев взаимности. Почти одновременно с формированием добровольческого легиона "Фландрия» ("Legion Flandern"), состоявшего из фламандских волонтеров и включенного в состав войск СС (Waffen SS), Дегрель начал вербовать добровольцев в свой собственный, "Валлонский легион", который планировалось включить в состав германской армии (вермахта). 8 августа 1941 г. первые 800 валлонских добровольцев, которых Дегрель предпочитал именовать "бургундцами" ("бургиньонами"), отбыли из Брюсселя для прохождения военной подготовки в лагерь Мезериц. В эту первую партию добровольцев входил и сам Леон Дегрель. В составе "Валлонского легиона" на Восточный фронт отправился и контингент русских белых эмигрантов-монархистов, главным образом членов "Российского Имперского Союза-Ордена" (Р.И.С.О.), выступавших за восстановление на Российском Императорском Престоле законной династии Романовых в лице Местоблюстителя престола – Великого Князя Владимира Кирилловича (деда нынешнего претендента на трон, Его Императорского Высочества Великого Князя Георгия Михайловича) - во главе с Н.Н. Сахновским. Кроме общего для всего легиона черно-красно-желтого щитка с надписью "Валлония", носившегося на левом рукаве выше локтя, русские белые добровольцы носили на левой стороне груди восьмиконечный православный крест с надписью "Сим победиши" на центральной поперечной перекладине. Позднее этот крест вошел, в качестве элемента, в эмблему крупнейшей "кирилловской" ("легитимистской") монархической организации – "Русского Христианско-Монархического Союза" (которую автор этих строк имел честь возглавлять в течение почти шести лет).

       В ноябре 1941 г. "Валлонский легион" принял участие в германском наступлении, проделав с боями путь от Днепропетровска до Дзержинского, где и расположился на зимние квартиры. Весной 1942 г. валлоны участвовали в боях в составе 97-й легкой пехотной дивизии вермахта, переименованной 6 июля 1942 г. в 97-ю егерскую дивизию, и с боями дошли до Ростова-на-Дону. Летом 1942 г. дивизия, в составе германской 17-й армии, приняла участие в наступлении на Кавказ. В течение 32 дней ее солдаты прошли пешим ходом 800 км. 15 октября 1942 г. они дошли до р. Псху. В одном из боев Леон Дегрель, раненый в обе ноги, огнем из ручного пулемета в течение получаса один сдерживал натиск красноармейцев, пока не подоспело подкрепление. На Рождество 1942 г. валлонский легион был отправлен в Германию на отдых. В военном лагере Мезериц он пополнил свои ряды 2000 новых добровольцев и достиг размеров полка.
       
       По инициативе группенфюрера СС Феликса Штайнера, командира 5-й танковой дивизии СС "Викинг", валлонов, как и фламандцев, стали зачислять в войска СС. Дегрель приветствовал эту идею, поскольку считал, что будущее Европы зависит не от вермахта, а от СС. Чтобы продемонстрировать свое влияние, он в начале января 1943 г. выступил в брюссельском Дворце спорта перед ликующей публикой, рассказав о том, что своими глазами увидел в "советском раю для трудящихся" и снова начал вербовать добровольцев для "Валлонского легиона". 31 января 1943 г. Дегрель выступил в берлинском Дворце спорта перед бельгийскими и французскими рабочими, рассказав им о Сталинградской битве и, невзирая на это поражение, уверяя их в том, что Германия все-таки победит. Эта политическая деятельность Дегреля стала приносить свои плоды. Он был принят рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером, имел с ним продолжительную беседу и договорился об условиях перевода "Валлонского Легиона" из вермахта в Ваффен СС. Эти условия заключались в следующем: вооружение и снаряжение, как у немцев, право носить валлонский герб на униформе, использование французского языка в качестве командного, замена немецкого командного состава валлонскими офицерами и унтер-офицерами и придание каждому валлонскому батальону католического священника. В противоположность фламандским планам вхождения в состав германского рейха, Дегрель добился от Гитлера отказа от принятия каких-либо конкретных решений в отношении Бельгии до окончания войны. При этом Гитлер и Гиммлер одобрили идею создания "новой Бургундии» между реками Соммой и Рейном, по примеру Бургундского королевства "Песни о Нибелунгах".
       
       В мае 1943 г. "Валлонский легион" был переименован в "5-ю мотопехотную (панцер-гренадерскую) штурмовую бригаду" и включен в состав войск СС (из числа русских добровольцев в СС было переведено лишь 40 человек). После завершения формирования в военном лагере Вильдфлеккен, валлонская бригада, под командованием штурмбаннфюрера СС Люсьена Липпер(т)а, в ноябре 1943 г. была переведена в расположение 5-й танковой дивизии СС "Викинг" в районе Корсуня-Шевченковского на Украине. Леон Дегрель стал офицером штаба дивизии, возглавлявшегося группенфюрером СС Гербертом Гилле. В феврале 1944 г. Дегрель, после гибели Люсьена Липпер(т)а, возглавил штурмовую бригаду и совершил успешный прорыв из Черкасского котла. 44 000 солдат удалось вырваться из советского окружения. Среди них были и 632 уцелевших валлонских добровольца 5-й штурмовой бригады, всего за 4 месяца перед этим прибывшей на Восточный фронт в количестве 2000 человек.

 

      Дегрель был специальным самолетом доставлен в ставку фюрера в Растенбурге (Восточная Пруссия). Там он 20 февраля 1944 г. был, вместе с другими командирами частей, вырвавшихся из окружения под Черкассами, был награжден лично Гитлером Рыцарским крестом Железного Креста. Вручая Дегрелю награду, Гитлер сказал ему: "Если бы у меня был сын, я хотел бы, чтобы он был таким, как Вы". Эти слова, произнесенные фюрером во всеуслышание, отныне открывали перед Дегрелем все двери, как в рейхе, так и на оккупированных территориях. Гитлер предполагал назначить Леона Дегреля командующим корпуса войск СС "Запад" ("Westen"), который должен был включать в свой состав все французские, фламандские, валлонские и испанские части войск СС, но так и не был сформирован. Приветствуемая сотнями тысяч ликующих соотечественников, штурмовая бригада СС "Валлония" 2 апреля 1944 г. торжественным маршем прошла по Брюсселю. Парад принимал Дегрель, получивший к тому времени звание штурмбаннфюрера СС. 150 валлонских добровольцев – участников прорыва из черкасского "котла" - были награждены Железными крестами. Через два дня Дегрель выступил в Пале де Шайо перед несколькими тысячами французов с речью о будущем единой Европы. Он потребовал от петэновского "правительства Виши» более активного участие в европейском "Крестовом походе против большевизма".
       
       В мае 1944 г. штурмовая бригада СС "Валлония" была пополнена в военном лагере Дебице 800 новыми добровольцами. В составе III (германского) танкового корпуса СС (под командованием обергруппенфюрера СС Феликса Штайнера) она приняла участие в боевых действиях в Прибалтике. Во главе с Дегрелем бригада с боями отступила к Нарве. Осенью 1944 г. Дегрель получил из рук Гитлера новые боевые награды, в том числе золотой знак за ближний бой (высшую награду, которую мог получить пехотинец). Он стал первым иностранцем, награжденным "Дубовыми листьями" к Рыцарскому кресту (за то, что сорвал попытку отборных частей Красной Армии прорвать фронт под Дерптом). К концy Второй мировой войны мундир Леона Дегреля украшали 22 германские боевые награды.
       
       Несмотря на растущую славу Дегреля, партия "Рекс", по мере нарастания военных неудач держав Оси, неудержимо теряла свое влияние в Бельгии. В отсутствие Дегреля партией руководил его соратник Виктор Маттис (Victor Mattys). Уже зимой 1942/43 гг. из партии стали выходить первые колеблющиеся. По мере нарастания финансировавшегося англичанами движения Сопротивления участились покушения на членов партии "Рекс". До начала августа 1944 г. участниками бельгийского Сопротивления было убито 740 "рексистов" (не считая многочисленных раненых и покалеченных при покушениях). К этому времени в Германию бежали почти 200 000 бельгийцев, в том числе немало "рексистов".
       
       Леон Дегрель, остававшийся правоверным католиком, несмотря на свой высокий эсэсовский чин, особенно тяжело переживал свое отлучение от католической церкви. Когда во время мессы в кафедральном соборе его родного г. Бульона 25 июля 1944 г. священник не позволил ему причаститься Святых Даров (мотивировав это тем, что Дегрель пришел в храм в мундире "безбожных" войск СС), в церкви произошла свалка, в ходе которой была якобы осквернена гостия (католический аналог просфоры). В происшедшем святотатстве был обвинен Дегрель, что привело к его отлучению от церкви.

       Летом 1944 г. из остатков штурмовой бригады СС "Валлония" и новых бельгийских добровольцев в лагере Гронау была сформирована 28-я добровольческая гренадерская дивизия СС "Валлония" (28. SS Freiwilligen-Grenadier-Division Wallonien) в количестве 8000 человек. 16 сентября 1944 г. рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер приказал использовать национальные фашистские движения стран, оккупированных германскими войсками, в обороне этих территорий от войск стран антигитлеровской коалиции. Дегрель призвал "рексистов" к участию в защите Отечества. Все военнообязанные были включены в состав 28-й добровольческой гренадерской дивизии СС "Валлония", а все годные к нестроевой – в "Валлонскую трудовую службу" (Wallonischer Arbeitsdienst), сформированную по приказу Дегреля 6 декабря 1944 г. На этом основании брюссельский военный суд, после освобождения Бельгии войсками западных союзников, заочно приговорил Леона Дегреля к смерти за "организацию вооруженных банд на службе у врага".

 

       10 ноября 1944 г. Гитлер окончательно отказался от вынашивавшихся частью руководства Третьего рейха планов превратить бельгийские области Фландрию и Валлонию в две "имперские области" (Reichsgaue) в составе "Великогерманской империи" и одобрил проект германского министерства иностранных дел (Auswaertiges Amt) создать после войны на месте Бельгии "Комитат (Графство) Фландрию-Валлонию" (Komitat Flandern-Wallonien). 23 ноября 1944 г. Дегрель подписал с Гитлером секретное соглашение, по которому его, после освобождения Валлонии от войск западных союзников, должны были назначить "народным вождем" (Volksfuehrer) Валлонии.

       В период Арденнского наступления Дегрель находился при германском штабе в Штейнбахе в Арденнах, чтобы иметь возможность следовать по пятам германских войск. 4 декабря 1944 г. он заявил, что жители бельгийской столицы увидят его на первом танке, который въедет в Брюссель. 27 января 1945 г. Дегрель получил приказ прервать боевую подготовку своей дивизии и помочь остановить наступление Красной Армии на Одере. Под командованием Дегрелля, повышенного в звании до оберштурмбаннфюрера СС, 3 батальона и 3 отдельные роты валлонских добровольцев приняли участие в боях против советских войск под Штаргардом. После окончания боев, продолжавшихся 32 дня, в живых осталось только 625 валлонов. На подступах к Брюсову и северо-западнее Пренцлау остатки 28-й добровольческой гренадерской дивизии СС "Валлония" в период с 20 по 25 апреля 1945 г. в последний раз попытались остановить продвижение Красной Армии на Берлин. От Брюсова и Пренцлау они отступили в направлении на Любек, откуда рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер безуспешно пытался вести с англичанами переговоры о заключении перемирия. 2 мая 1945 г. Дегрель встретился с Гиммлером в Маленте. Гиммлер посоветовал Дегрелю отвести остатки своей дивизии в Данию, для предстоящей борьбы против Красной Армии совместно с западными союзниками (на что Гиммлер упорно продолжал надеяться, вопреки очевидности). Прибыв туда и убедившись в нереальности планов Гиммлера, Дегрель был вынужден бежать от приближавшихся английских войск в Норвегию, все еще занятую германскими оккупационными войсками.

       8 мая 1945 г. Дегрелю удалось на самолете, зарезервированном Альбертом Шпеером на случай бегства норвежского премьер-министра Видкуна Квислинга, совершить беспосадочный перелет в Испанию. При приземлении самолет потерпел аварию, но Дегрель выжил, несмотря на полученные им тяжелые ранения. Несмотря на то, что бельгийский военный суд заочно приговорил Дегреля к смерти, все попытки западных союзников вынудить испанское правительство выдать им Дегреля оказались безуспешными. Даже высказанное Организацией Объединенных Наций обвинение Испании в том, что она, укрывая у себя Дегреля, "угрожает безопасности держав-победительниц», ни к чему не привело.

       Леон Дегрель нашел убежище в монастыре монашеского ордена доминиканцев, где скрывался до 1955 г. Там он узнал о массовых публичных расстрелах своих сторонников в Бельгии. В своих воспоминаниях, изданных в 1955 г., Дегрель пытался оправдать свое поведение как до, так и во время Второй мировой войны. Согласно его утверждениям, участие валлонских добровольцев в войне против Советского Союза было средством дать бельгийцам возможность принимать эффективное участие в жизни послевоенной Европы после победы Германии.

       Леон Дегрель отрицал совершение им и его подчиненными военных преступлений и выразил готовность вернуться в Бельгию, если ему будет предоставлена возможность свободно защищать себя, если судебный процесс будет проводиться открыто и транслироваться по радио. Однако бельгийское правительство ответило на все предложения Дегреля отказом, оставив в силе вынесенный ему заочно смертный приговор. Дегрель был усыновлен испанской аристократкой, получил новое имя (Леон Хосе Рамирес Рейна) и испанское гражданство.

       Попытка агентов израильской секретной службы выкрасть Дегреля и устроить ему нечто вроде показательного "процесса Эйхмана" в Иерусалиме провалилась. Один из похитителей, Цви Алдуби, работавший под видом израильского журналиста, был арестован испанскими властями и приговорен к тюремному заключению.

       До конца своей жизни Дегрель не уставал оправдывать свое участие во Второй мировой войне на стороне Германии. В эмиграции он опубликовал в общей сложности 15 книг.

       В последней из них, изданной в 1990 г., под названием "Ибо ненависть умирает. Воспоминания европейца", Дегрель, в частности, писал:

 

       "История оценивает заслуги людей по достоинству. Невзирая на все наше несовершенство, свойственное всему земному, мы принесли нашу молодость в жертву. Мы сражались за Европу, за ее веру и ее культуру. Прямодушные и готовые к самопожертвованию, мы остались верными до конца. Рано или поздно Европе и миру придется признать, что мы бились за правое дело и с чистым сердцем жертвовали собой. Ибо ненависть умирает... А все великое - вечно".

 Здесь конец и Богу нашему слава!


Вернуться назад