Главная > Т-библиотека > ТЕВТОНСКИЙ ОРДЕН И ЕГО БОРЬБА С ЛИТВОЙ.

ТЕВТОНСКИЙ ОРДЕН И ЕГО БОРЬБА С ЛИТВОЙ.


29 октября 2009. Разместил: templarius
Вольфганг Акунов

ТЕВТОНСКИЙ ОРДЕН И ЕГО БОРЬБА С ЛИТВОЙ.

Моему другу Станиславу Думину

1226 год ознаменовал собой начало одного из важнейших периодов в истории Тевтонского ордена. Правивший на севере Польши (фактически утратившей государственное единство и распавшейся, к описываемому времени, на ряд отдельных владений) князь (именовавшийся немцами "герцогом») Конрад I Мазовецкий, буквально изнемогавший в борьбе с язычниками-пруссами, потерпев неудачу в нескольких организованных им против них Крестовых походах, обратился за помощью против пруссов к Тевтонскому ордену.

Пруссы, это воинственное прибалтийское племя, родственное литовцам, на протяжении cтолетий вели успешные войны против Польши, Померании и Мазовии, каждый год разрушая там церкви и монастыри, сжигая села, города и угоняя в плен множество мирных жителей. В 1217 году, после неудачи очередного Крестового похода, организованного поляками по призыву назначенного епископом Пруссии Христиана, монаха Ордена цистерцианцев (под чьим патронажем в свое время был учрежден Орден тамплиеров), прусские язычники в очередной раз огнем и мечом прошли всю Померанию и Северную Польшу.

Только в Мазовии пруссы, в ходе набегов, сожгли 250 церквей и 1000 деревень, убили около 20 000 и угнали в полон 5 000 жителей. Раздробленное и слабое польское государство в целом, а уж тем более Конрад Мазовецкий, были совершенно не способны сопротивляться пруссам. Князь Конрад обещал вознаградить Тевтонский орден за военную помощь Кульмской (Хелминской) землей и всей территорией Пруссии (которую, правда, еще предстояло завоевать).

Папа римский санкционировал эту миссию, а римско-германский Император Фридрих II Гогенштауфен специальной буллой (так называемой "Золотой буллой Римини») даровал Верховному магистру тевтонов в Пруссии (которую еще предстояло завоевать) все права суверенного государя. Таким образом, Тевтонский орден на своих прусских землях не являлся ленником, то есть вассалом, германского Императора, получив полную автономию и избавившись от верховного владычества над собой "Священной Римской Империи германской нации».

В результате многолетней войны собравшимся со всей Европы крестоносцам под предводительством Тевтонского ордена удалось наконец покорить Пруссию. При этом вовсе не произошло никакого поголовного истребления прусского населения и замены его немецкими колонистами, как ошибочно полагают (а может быть - не столько полагают, сколько утверждают!) многие у нас и за рубежом.

Тевтонский орден вовсе не стремился к физическому уничтожению всех прибалтийских племен (и тем более - славян). В его задачу входило обращение язычников в Христианскую веру, и это являлось как бы единственным оправданием всех его завоеваний. Большинство пруссов, приняв (пусть и не всегда и не совсем добровольно) Святое Крещение и продолжало жить на старом месте, хотя и под новыми, христианскими, именами, в качестве арендаторов орденских земель или горожан, составляя вспомогательные дружины ордена Девы Марии в военное время - подобно "чуди» (эстонцам) в орденской Ливонии. Эти прусские слуги Тевтонского ордена (проживавшие частично в орденских замках, частично - в предоставленных им орденом на правах лена имениях, расположенных в сельской местности, именовались "витингами», "вейтингами» или "вайтингами».

Очень многие вожди местных племен принимали Христианство совершенно добровольно и активно участвовали в военных походах Тевтонского ордена. Орден Девы Марии весьма ценил их за верную службу и старался по достоинству вознаградить. Как правило, в качестве награды отличившимся неофитам предоставлялись земельные наделы, освобождение от податей и т.д. Поэтому с течением времени даже те из пруссов, куршей, ливов, леттов, латгалов, земгалов (семигалов) и эстов, кто поначалу оказывал ордену активное сопротивление, постепенно смирялись с положением вещей и начинали ему служить. Поэтому немалую часть орденского войска составляли воины-прибалты, принявшие Христианство или склоняющиеся к его принятию.

В орденских хрониках историков Петра из Дусбурга, Иоганна (Иоганнеса, Иоанна) из Посильге (Посилие), Николая (Николауса) из Ерошина и др. зафиксированы имена многих крещеных пруссов, верно служивших делу Ордена и своей кровью, пролитой на поле брани, засвидетельствовавших свою верность Христу и Верховному магистру - Глаппо, Стовмел, Конрад-Дьявол, Мартин из Голина, Скуманд и многие другие прусские "митинги». В походах орденского войска "витинги» выступали под собственной хоругвью (баннером, или знаменем).

Аналогичные процессы происходили и в Ливонии, где "Воинству Христову» - рыцарям ордена меченосцев - оказывали активную поддержку, например, окрестившийся вождь (король) угрофинского племени ливов (по которому завоеванная западными крестоносцами земля, собственно, и была названа Ливонией, хотя ливы отнюдь не являлись ее единственным туземным населением) Каупо и его сын, погибшие в бою с язычниками-эстами.

На военную службу крещеные союзники тевтонов (именовавшиеся в русских летописях "чудью») являлись в своем исконном вооружении. Конные прусские воины - "великие (большие) свободные», "вейтинги» или "витинги», по орденской терминологии - в сфероконических шлемах с кольчужной бармицей, кольчугах или пластинчатых (ламеллярных) панцирях (по-немецки: "платтенгарниш»; поэтому военная служба прусской знати Тевтонскому ордену именовалась "платтендинст»), с большими круглыми или каплевидными щитами, копьями, мечами или длинными боевыми тесаками (дюссаками или дуссегами). Пешие ("малые свободные») - тоже в шлемах с бармицами, кольчужных рубахах, с круглыми щитами, копьями, сулицами (дротиками) и боевыми ножами (мечи стоили дорого и были не всякому по карману). Необходимо заметить, что вспомогательные контингенты орденских войск оказали немалое влияние на тактику боевых действий и даже на состав вооружения тевтонов в Прибалтике.

Многие элементы прибалтийского вооружения - например, дротики-сулицы, или легкие круглые прусские щиты, равно как и литовские щиты с вертикальным рельефным выступом посредине, со временем заняли полноправное место в комплексе военного оснащения воинов Тевтонского ордена Пресвятой Девы Марии в Пруссии и Прибалтике, придав ему неповторимый облик.

Так, в сражении при Танненберге (Грюнвальде) 15 июля 1410 года, если не решившего окончательно, то во многом предопределившего исход противоборства рыцарей Пресвятой Девы Марии с поляками и Литвой и судьбу Тевтонского ордена в Пруссии, даже многие рыцари отборного отряда орденского войска, атаковавшего польского короля Владислава, были, в отличие от противостоявших им поляков, вооружены не длинными тяжелыми копьями, а именно сулицами (вследствие чего поляки из состава атакованной тевтонами Большой Королевской хоругви поначалу даже приняли их за литовцев).

На завоеванной многонациональными армиями крестоносцев во главе с тевтонами территории и сложилось самостоятельное тевтонско-орденское государство, просуществовавшее до начала XVI столетия.

При этом еще раз следует подчеркнуть, что братья-рыцари Тевтонского ордена составляли только отборные части и гарнизоны возводившихся на покоренных землях замков. Все крупные сражения были выиграны крестоносцами, съезжавшимися на помощь тевтонам сначала из Польши и Северной Германии, а впоследствии - со всей германской метрополии, из нынешних Бельгии и Голландии, Франции и Англии.

В последующие десятилетия в среде европейского дворянства вошло в обычай получать посвящение в рыцари в Пруссии. В 1253 году литовский князь Миндовг (Миндаугас) при посредстве Тевтонского ордена крестился, получил от папы римского королевскую корону и назначил орденского священника Христиана католическим епископом всей Литвы. Миндовг позволил ордену Пресвятой Девы Марии основать комменду в своей резиденции, предоставил тевтонам полную свободу христианизации Жмуди (Самогитии или Жемайте, то есть Нижней Литвы), а в 1260 году завещал "Божьим дворянам» на случай, если останется бездетным, и Верхнюю Литву.

В Риме в описываемое время связывали с Тевтонским орденом большие надежды и далеко идущие планы - ему было поручено ни много ни мало - отвоевать Русь у татаро-монголов (вопреки инкриминируемой ордену Пресвятой Девы Марии некоторыми современными глубокомысленными виртуозами пера "нерушимой братской дружбе» с этими самыми татаро- монголами!). Впрочем, эти обширные планы были сорваны опустошительным вторжением татаро-монголов в Пруссию в 1259 году, поражением орденского войска в Жемайтии в 1260 году и вспыхнувшим вслед за тем "Великим восстанием» пруссов, осложненным изменой ренегата Миндовга Тевтонскому ордену (за вероломство Бог покарал Миндовга, вскоре павшего от рук мятежного князя Довмонта, бежавшего после убийства короля Литвы на Русь, крестившегося там и ставшего псковским князем под именем Тимофея).

Параллельно с постепенным упадком рыцарства в XV веке стал неудержимо нарастать и кризис в римско-католической церковной среде, приведший к Реформации и расколу Западной Европы по религиозному признаку. Тевтонский орден в Пруссии превратился в самостоятельное государство и одновременно укрепил свои позиции почти во всех европейских государствах, хотя размеры отдельных орденских провинций постоянно менялись.

Орденское государство играло важную роль в жизни не только Прибалтики, но и всей Восточной и Северной Европы, превратившись с течением времени (и не в последнюю очередь - благодаря прочному альянсу с Союзом Ганзейских торговых городов) в крупную военно-морскую державу на Балтике.

Так, при Верховном магистре Конраде фон Юнгингене флот Тевтонского ордена в союзе с Ганзой разгромил пиратов-витальеров (ликеделеров), долгие годы разбойничавших в Балтийском и Северном море и захватил их главную базу - г. Висби на острове Готланд. При брате и преемнике Конрада - Гохмейстере Ульрихе фон Юнгингене - флот тевтонских рыцарей совершил так называемый Северный морской поход - полярную морскую экспедицию в поисках таинственной земли Гипербореи (Туле, Фулы), расположенной, по старинным легендам на крайнем Севере (возможно, даже за Полярным кругом). Согласно характерным для Средневековья магическим воззрениям, за крайним арктическим барьером лежат неведомые страны, в которых жизненные процессы развиваются гораздо энергичней, нежели в нашей "земной глуши». Этот северный поход тевтонских рыцарей впоследствии нашел свое отражение в драме немецкого романтика Цахариаса (Захариаса) Вернера "Гиперборея». В драме Вернера Верховный магистр Ульрих фон Юнгинген произносит слова, позднее ставшие крылатыми:

       "Наш путь во льдах! Полночное светило
       Нам озарит цветущий материк».

О том, чем завершилась Северная экспедиция тевтонов, достоверных сведеннй не сохранилось. Скорее всего, рыцарственные мореплаватели погибли в арктических льдах. Хотя - кто знает? Но это так, к слову...

Важность положения, занимавшегося Верховным магистром, была связана не только с его должностью главы всего ордена Девы Марии, но и с значительными размерами находившихся в его непосредственном подчинении территорий. Все государства, в том числе и европейские, постоянно воевали друг с другом. Было бы странно, если бы войны обошли стороной государство Тевтонского ордена.
Необходимо подчеркнуть, что литовские князья выступали союзниками тевтонских рыцарей, которых призывали себе на помощь как в борьбе с внутренними врагами (прежде всего - собственными братьями и другими родичами - особенно охотно прибегали к помощи тевтонов Витовт и Свидригайло), так и в борьбе с врагами внешними. Так, в 1399 г. в составе войска Великого князя литовского Витовта в битве на реке Ворскле с золотоордынским войском хана Едигея (ставленника Тамерлана) участвовал, наряду с дружинами западнорусских князей, польскими отрядами и татарами хана Тохтамыша (того самого, что в 1382 г. сжег Москву) воинский контингент Тевтонского ордена. Битва на Ворскле (см. приведенную ниже  иллюстрацию) завершилась сокрушительным разгромом разноплеменного войска Витовта и гибелью большинства его воинов (которым не помогло благословение самого папы римского, приравнявшего их - в том числе язычников-литвинов, западнорусских православных схизматиков и татар-мусульман! - к крестоносцам и даровавшего им отпущение грехов как мученикам в борьбе за Веру). Пал на Ворскле и Дмитрий Боброк Волынец - знаменитый "организатор победы" Великого князя Московского Дмитрия Донского над золотоордынским войском темника Мамая на Куликовом поле в 1380 г.

Окрепшие и объединившие свои силы Польша и Литва (после крещения последней у ордена Пресвятой Девы Марии исчез повод призывать крестоносцев со всей Европы воевать с язычниками) после ряда ведшихся с переменным успехом войн разгромили десятитысячное войско Тевтонского ордена под Танненбергом в 1410 году. С легкой руки польских летописцев это сражение у нас почему-то называют "битвой при Грюнвальде». Однако никакого "Грюнвальда» там не было и нет. Битва происходила между селениями Грюнфельде и Танненберг. Очередная загадка истории! Об этой битве написано уже так много, что мы ограничимся только самым главным.

Ливонский "ландмейстер» Конрад фон Фитингоф(ен), ссылаясь на сепаратный мирный договор, заключенный им с Великим князем Литовским Витовтом (Витольдом) - союзником польского короля Владислава (в недавнем прошлом, до крещения - литвина Ягайло), не пришел на помощь своему Верховному магистру Ульриху фон Юнгингену. Формально Фитингофен был даже прав - Юнгинген вел войну с польско-литовским государством в своем качестве провинциального магистра Пруссии (эта должность исполнялась тевтонскими гохмейстерами с момента переноса орденской резиденции из Венеции в крепость Мариенбург на реке Ногате в 1309 году) - но сама возможность подобного дерзкого отказа свидетельствует о весьма далеко зашедшем процессе ослабления внутриорденской дисциплины.

В роковой для тевтонов битве при Танненберге пали Гохмейстер брат Ульрих фон Юнгинген (почти ослепший к тому времени), орденский маршал Фридрих фон Валленрод (Валленроде, Валлероде, Вальроде), великий комтур Конрад фон Лихтенштейн и почти все высшие должностные лица Тевтонского ордена, комтуры Торна (Иоганн фон Зейн), Меве (граф Иоганн фон Венде), Шлохау (Арнольд фон Баден), а также 203 из 250 участвовавших в сражении орденских "братьев-рыцарей» (всего в Пруссии по состоянию на 1410 год насчитывалось около 700 "белых плащей» - рыцарей Тевтонского ордена). Первоклассную орденскую крепость Мариенбург на Ногате польско-литовской рати взять не удалось. Подоспевшее из ливонских владений ордена Девы Марии и из города Данцига подкрепление и болезни, вспыхнувшие в лагере осаждавших, заставили их снять осаду Мариенбурга.

Тем не менее, на Тевтонский орден, лишившийся части своих владений, была наложена победителями огромная контрибуция. Денег взять было негде - в частности, вследствие запрета иудеям проживать на орденских землях, в то время, как главный противник ордена Пресвятой Девы Марии - чрезвычайно гостеприимное к иудеям польско-литовское государство - "asylium judaeorum» - пользовалось у иудейских ростовщиков широчайшим кредитом. Между прочим, по старинному сказанию, первым польским королем был избран иудей Аврам Парховник (Порховник), вскоре, впрочем, уступивший корону Пясту. основателю древнейшей польской королевской династии! Но это так, к слову.

В результате всех перечисленных выше военно-политических и финансовых проблем, орден Девы Марии оказался настолько ослаблен, что против него взбунтовались его же собственные подданные- немецкого происхождения! - горожане и - самое главное! - рыцари-вассалы ордена (еще до танненбергского разгрома создавшие тайный "Союз ящериц», стремившийся к свержению орденской власти), объединившиеся с другими сословиями орденского государства, в т.ч. с мятежным бюргерским "Союзом городов»,  в так называемый "Прусский союз», взявшие изменой большинство орденских замков и призвавшие на помощь польского короля.

Неверные вассалы Тевтонского ордена, во главе которых встал рыцарь Ганс фон Байзен, стремились заменить для себя твердую орденскую власть польско-литовский "шляхетной вольностью». Горожане восстали, поскольку были недовольны возросшими поборами, необходимыми для выплаты польско-литовскому государству контрибуции, и недопущением их к управлению государственными делами (когда же Гохмейстер Генрих фон Плауэн попытался удовлетворить их требования и привлечь бюргеров к управленимю государством, он столкнулся с "непримиримой оппозицией» в лице орденских рыцарей, отрешивших его от власти и заключивших в узилище).

Для борьбы с восставшими, составлявшими до сих пор основную военную силу Тевтонского ордена, Верховный магистр уже не мог призвать на помощь иноземных крестоносцев, готовых обнажить меч только против язычников, но ужникак не против своих собратьев по Вере, да еще и вчерашних орденских вассалов! Пришлось прибегнуть к помощи наемников, которые стоили немалых денег. В результате орденская казна была окончательно опустошена. Тогда наемники, главным образом моравяне, силезцы и чехи, оборонявшие орденскую столицу Мариенбург-на-Ногате, в связи с задержкой выплаты им жалования, за деньги открыли ворота полякам. Войны со взбунтовавшимися подданными и польско-литовским государством осложнялись вторжениями на орденские земли войск еретиков-гуситов - "страха и ужаса» всей тогдашней Центральной и Западной Европы.

ПРИЛОЖЕНИЕ

БОЕВАЯ ПЕСНЯ БРАТЬЕВ ОРДЕНА ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЫ МАРИИ ТЕВТОНСКОЙ

Оригинальный немецкий текст этой тевтонской орденской песни-псалма, сочиненной в XIII веке, мы даем в том виде, в каком она вошла в так называемый "Глогауский песенник (нем.: Глогауэр Лидербух)», датируемый 1480 годом:

Christ ist erstanden
Von der Marter alle.
Des solln wir alle froh sein,
Christ will unser Trost sein.
Kyrieleis.

Waer er nicht erstanden,
So waer die Welt vergangen,
Seit dass er erstanden ist,
So lobn wir den Vater Jesu Christ.
Kyriеleis.

Halleluja,
Halleluja,
Halleluja.
Des solln wir alle froh sein,
Christ will unser Trost sein -
Кyrieleis.

Перевод на русский язык:

Христос Воскресе
После всех мучений.
Мы все должны возрадоваться этому,
Христос станет нашим утешением.
Кирие элейсон (греч.: Господи, помилуй)!

Если бы он не воскрес,
То мир бы перестал существовать.
С тех пор, как Он воскрес,
Мы хвалим Отца Иисуса Христа.
Кирие элейсон!

Аллилуия (Хвалите Бога),
Аллилуия,
Аллилуия!

Мы все должны возрадоваться этому,
Христос станет нашим утешением!
Кирие элейсон!

Вернуться назад