Главная > "У" > Умургаш

Умургаш


27 апреля 2011. Разместил: 996d67df0d686ca

Умургаш —  одна из вершин Софийских Балкан (14 вер. к западу от Орханийского перевала).

Генерал-адъютант Гурко, готовясь в русско-турецкую войну 1877-78 г., после падения Плевны, к переходу через Балканы, имел в виду обойти левый фланг корпуса Шакира-паши; занимавшего укрепленную позицию на Орханийском перевале, и отрезать его от Софии; при этом главные силы предполагалось направить от Врачеша через Умургаш.

Путь от Врачеша по ущелью речке Чешковица довольно сносен на первых 4 ? вер.; далее же обращается в тропу, местами не более 2 шагов шириною, все время поднимающуюся в гору, иногда по круче до 45°, т. ч. пеший с трудом может на нее карабкаться.

Сама вершина Умургаша совершенно открыта; по тропе к ней только летом появляются пастухи коз, зимою же эта тропа обледеневает, a сравнительно ровные места заваливаются глубоким снегом; разработка же или расчистка её легко могла быть обнаружена турецким отрядом y Лютикова.

Расстояние от Врачеша до Умургаша 12 ? версты.

С вершины — спуск (местами по круче до 40°), направляющийся, по крайне пересеченной местности, на юг к монастырю Богородицы (7 вер.), откуда, ущельем притока речки Чурьяк и ущельем последней, — проезжая дорога через Телешницу к Желяве (15 вер. от Умургаша).

По получении точных сведений о свойствах пути на Умургаш, Гурко отказался от предположения двинуть по нему главные силы западного отряда, которые решено было направить через гору Маанатец к деревне Чурьяк; для прикрытия же правого фланга главной колоны со стороны Лютикова и Софии назначено было двинуть через Умургаш особую колонну.

По диспозиции 11 декабря (см. Орханийский перевал), для перехода через Балканы, между прочим, предписывалось: правой колонне (6 батальонов, 16 эскадронов, 4 пеших и 8 конных орудий), под начальством генерал-лейтенанта Вельяминова, выступить 13-го из Врачеша (пехоте со всею артиллерией  —  в 5 ? утра, кавалерии — в 5 ч. вечера) и следовать непрерывно к горе Умургаш остановясь на ночь, где застанет темнота; 14-го же, в 4 ч. утра, направиться к Желяве, по прибытии туда составить заслон для главной колонны со стороны Софии и Креминовцы, a батальон 17-го пехотного Архангелогородского полка, по достижении перевала, выдвинуть к стороне Лютикова, для обеспечения отсюда колонны.

11-го и 12-го на роту гвардейских сапер, с 2 батальонами 3-й гвардейской пехотной дивизии, возложена была разработка пути Умургаш; но пришлось ограничиться только укаткою части его помощи салазок и некоторой расчисткой от снега; на случай же подъёма разобранных орудий нанято y болгар 24 воловьих саней.

13-го, утром, в сильнейший мороз, началось выступление колонны из Врачеша.

Первоначально орудия везли на лошадях, в помощь которым, на каждое орудие, назначено было по роте. Подойдя к началу подъема и осмотрев его, генерал Вельяминов приостановил колонну и донес генералу Гурко о чрезвычайно трудности дальнейшего движения, особенно для артиллерии. Вместе с тем приступлено было к подготовительным работам для подъема: высланы в перед войсковые саперы, для вырубки по льду ступеней и расчистке тропы от снега; приказано было разобрать орудия и разложить на сани, a т. к. на каждое потребовалось по 4 сапера, то ограничились разборкой только 8 конных орудий; к саням привязаны был лямки в которые спереди могли впречься по 30 человек, a сзади столько же должны были их сдерживать; всего на каждое орудие назначалось по 2 роты рабочих.

Все эти работы были окончены только к полудню 14-го.

Между тем утром прибыл к Вельяминову ординарец Гурко с приказанием идти отряду вперед, не взирая ни на что; разрешалось лишь отправить назад пешую батарею и бросить задние ходы зарядных ящиков в конных батареях, что и было исполнено.

В 1 ч. дня колонна тронулась и к вечеру только 1 батарея была втащена на 1-ю площадку (в 2 верстах от начала подъема); высланные же в авангард 1-ые батальоны 17-го и 122-го пехотных полков, захваченные сильною метелью, вынуждены были остановиться на 2-й площадке, потеряв до 20 человек замерзших и обмороженными.

15-го, с рассветом, батальон 17-го пехотного полка выдвинут вправо, к Лютикову, a прочие части двинулись к перевалу; к 2 ч. дня 1-й батальон 122-го пехотного полка достиг вершины Умургаш, откуда люди, по пояс в снегу, начали спускаться к монастырю Богородицы; сверхчеловеческими трудами остальных 2-х батальонов Тамбовского полка удалось к вечеру втащить на 2-ю площадку орудия 1 батареи, а 2 батальона 121-го полка втащили на 1-ю площадку и другие батарею. Весь день приходилось работать в стужу, при сильном ветре, превратившемся к вечеру в метель и вьюгу; с наступлением темноты люди остановились, где кто был, усталые, голодные, в промерзлых шинелях, не находя приюта от метели и не имея возможности обогреться.

15-го же, утром, когда хвост пехоты продвинулся вперед, кавалерия могла начать движение от Врачеша; вынужденная идти по одному, ведя коней в поводу, она растянулась до того, что последняя её часть выступила из Врачеша лишь утром 16-го, еще до рассвета 3-го для подъема пехота начала тягу орудий в гору и около полудня, при жестокой снежной буре, голова колонны достигла вершины Умургаш, a шедший в авангарде батальон 122-го пехотного полка, в 2 ч. дня, прибыл в Teлешницу, где соединился с батальоном 123-го пехотного полка, подошедшим от Чурьяка (из авангарда главной колонны).

К вечеру Вельяминов получил от капитана генерального штаба Биргера (находившегося при авангардном батальоне) донесение о его прибытии в Телешинцу и совершенно непроходимом пути для нашей артиллерии, вследствие кручь, крайне пересеченной местности и снежных сугробов; драгунским же разъездом отыскан был другой, не особенно затруднительный спуск от Умургаша к Чурьяку.

Испросив предварительно на то разрешение у Гурко, Вельяминов приказал 2-м батальонам 122-го пехотного полка, с 1-й батареей, собрав орудия, запречь лошадей и спускаться к Чурьяку, куда велено свернуть и кавалерии; но исполнять последнее был не легко: отряд к ночи на 17-к растянулся на 10 верст, без возможности сойти с головоломной тропы; требовались особые усилия, чтобы не дать заснуть и замерзнуть во вьюгу пехотинцам, утомленным неимоверным усилиям и съевшим последний сухарь.

К ночи на 17-е голова колонны спустилась уже к Чурьяку, a к утру прибыли туда и упомянутые 2 батальона 122-го полка с батареей. Кавалерия, не останавливаясь, к 10 ч. вечера достигла вершины Умургаш и, обойдя пехотинцев, продолжила ночью движение их Чурьяку, куда пришла 17-го, к 3 ч. дня, употребив 2 ? сут. на прохождение 20 верст, причем потеряно ею всего только 6 лошадей, слетевших в пропасть.

2 батальона 121-го полка, с другой батареей, оставались Умургаше до полудня 17-го, пропускали кавалерию, под жестокой вьюгой при сильном морозе; батарея спущена в Чурьяк к вечеру, a хвост 1-й бригады 31-й пехотной дивизии прибыл туда только к 3 ч. утра.

18-го, к вечеру в тот же день (т. е. на 6-е сутки по выступлении из Врачеша) вся колонна Вельяминова расположилась y Желявы, сделав 32 версты.

Источники:

"Военный Сборник»: 1878 г. № 4 — рапорты ген.-ад. Гурко и г.-л. Вельяминова; 1879 г. № 4 — "Воспоминание о войне 1877-8 г. в Европейской Турции», Пузыревский; 1892 г. №№ 1 и 2  —  "Очерк действий западного отряда», Епанчина; Thilo v. Trotha — "D. Operation, im Eutropol-Balkan», 1887; Springer  —  "u. Kus.-Turk. Krieg 1877a in Europa», 1893.


Вернуться назад