Главная > "О" > Одиночное обучение в Русской Императорской армии

Одиночное обучение в Русской Императорской армии


8 февраля 2013. Разместил: 996d67df0d686ca

Одиночное обучение в Русской Императорской армии

ОДИНОЧНОЕ ОБУЧЕНИЕ, совместно с воинским воспитанием (см. Воинский дух), имеет целью всестороннюю подготовку одиночного бойца.

Частными задачами Обучения объявляются: искусное действие оружием; строевое обучение, как подготовка к совместным действиям с товарищами; ловкость в преодолении препятствий; уменье пользоваться местностью для своего укрытия; теоретические сведения, касающиеся службы и быта солдата; и умственное развитие (грамотность).

В кавалерии и конной артиллерии — верховая езда и уход за лошадью.

Исторический очерк.

В древнюю эпоху народных ополчений Одиночное образование составляло задачу семьи и школы, которые выполняли ее под наблюдением правительства.

В Греции военная подготовка молодежи сводилась преимущественно к развитию физической силы и ловкости. Физические упражнения производились публично и были в большом почете.

Римляне, помимо гимнастических упражнений, давали будущим воинам и специально военное обучение.

Молодых людей собирали на Марсовом поле, где под руководством опытных воинов они проходили: стойку, военный шаг, бег, вольтижировку, стрельбу из лука, метание копья и рубку мечем, прыганье через ров и влезание на вал, укрепление лагеря и т. п.

При обучении применялись мечи и копья двойного веса; преодоление местных преград производилось с полной солдатской ношей.

Воен. шаг применялся трех видов: тихий (gradies Militaris) — 5 вер. в час; скорый (plenus gradus) — 7 в. в час и бег (cursus) — на большое расстояние.

Движение строя производилось в ногу и под музыку.

В средние века, в эпоху рыцарства, Одиночное обучение состояло также, гл. образом, в физических упражнениях и в обучении действию холодным оружием.

Когда на смену рыцарства явились наемные войска, военное искусство приняло цеховой характер; желающие посвятить себя военному делу обучались за плату разного рода "копейными бойцами" и "мастерами меча".

Но главной школой солдата, как и в прежнее время, являлись частые и продолжительные войны.

С учреждением постоянных армий Одиночное образование вступило в новый фазис.

Несмотря на появление огнестрельного оружия, объем знаний, требуемых от солдата, мало изменился, т. к. от него требовались те же механические действия в сомкнутых строях. Между тем, сроки службы были большие, а ненадежный состав вербованных армий требовал занять чем-нибудь свободное время солдата.

В числе других мер по этой части явилось увлечение тонкостями строевой выправки: появился тихий учебный шаг в три, два и один прием с вытягиванием и выравниванием носков, неестественная стойка, ружейные приемы, доводимые до артистического искусства. Даже заряжание ружья обратилось в ружейный прием на 4, 8, 12 и более темпов.

Т. обр. строевая выучка (муштра), составляющая одно из средств Одиночного обучения, обратилась в цель этого обучение.

Эта система, выработанная в последней четверти XVIII ст., продержалась до половины XIX века, привившись даже в таких армиях, которые никогда не были наемными (русская).

Понадобились кровавые уроки, прежде чем эта система был оставлена (Иена, Севастополь) и обучение солдата вернулось на нормальный путь.

В России, с учреждением постоянной армии, её обучение сразу был поставлено на практическую почву.

По первому её уставу 1698 г., дополненному в 1702 г., Одиночное обучение заключалось, помимо ружейных приемов и строевой выправки, также и в учебной стрельбе.

Воинский устав 1716 г. значительно упростил сложные приемы заряжание.

Взгляды Петра Великого на подготовку войск лучше всего выразились в инструкции, данной Нарышкину в 1708 г. В ней Царь отличает обучение новобранца от обученияе старых солдат, "ибо они того грандуса миновали".

Основы Одиночного обучения рекрута д. было состоять: в "справной неспешной стрельбе", "в добром прицеливании" и "в справном швеньковании" (поворот, эволюции).

Старого солдата указывалось "непрестанно тому обучать, как в бою поступать.., сначала на поле делать порознь и потом паки вкупе яко в самом деле".

В уставе 1716 г. большое внимание уделено обучению действию штыком с нанесением ударов во все стороны.

Влияние западного увлечения строевой муштрой проникает в нашу армию около середины XVIII ст.

В уставе 1755 г. появляется требование эффектов в ружейных приемах.

Высшая степень их совершенства заключается в "метании артикулов" по знакам флигельмана с "прихлопыванием" по суме и "пристукиванием крепко по ружью"; стали даже портить ружья.

Наряду с этим, в коннице этого времени проводилось требование совершенства в езде(без всяких тонкостей) и искусства владеть оружием, при чем обучение велось "порознь" с рубкой на-скаку болванок.

В эпоху Екатерины II, также как и Петре Великом, резко отличали Одиночное обучение от подготовки частей.

При Одиночном обучении руководствовались "инструкцией полковнику" (1764 г. для пехоты и 1766 г. для конницы), дававшей не только программу и объем обучения, но и основные его приемы. "Новоприверстанный (новобранец) не д. быть бит, ниже стращен, все сие с ласковостью и с истолкованием ему пояснять".

Обучение состояло в ознакомлении с ружьем и обращением с ним, в стойке и маршировке "без увлечение", ружейных приемах и стрельбе. "Вытяжки в стоянии, крепкие удары в приемах ружейных д. быть истреблены" (Потемкин).

Суворов требовал "скорый заряд и исправный приклад", а от конницы "со свободностью крепко сидеть, а не по манежному принуждению".

Срок обучение рекрута продолжался: в пехоте — 4-5 недель, в коннице— 2-2? мес.

Егерей учили, кроме стрельбы, проворному беганию, подпалзыванию и применению к местности.

При Павле прусская муштра была целиком пересажена в нашу армию, надолго остановив развитие русского военного искусства. Одиночное обучение сводилось к приемам механической дрессировки ради церемониала и вахтпарада.

В первые годы царствования Александра I непрерывные войны не способствовали развитию "шагистики, ружистики и парадомании", но тотчас же по окончании войн Павловский "Гатчинский" режим восторжествовал. По свидетельству современника, "нигде не слышно другого звука, кроме ружейных приемов и командных слов, нигде другого разговора, кроме краг, ремней и вообще солдатского туалета и учебного шага".

Солдаты обращались в машины и замучивались ученьями. Даже Цесаревич Вел. Кн. Константин Павлович в 1817 г. писал: "Ныне завелась во фронте такая танцовальная наука, что и толку не дашь... вели гвардии стать на руки ногами вверх... и маршировать, так промаршируют".

Старые боевые генералы (Барклай, Витгенштейн) тщетно указывали иные способы обучения; голос их заглушался Аракчеевым.

Плоды этого уродливого явления пожали в следующее царствование.

После Крымской войны, как результат реакции, на первом месте в Одиночном обучении была поставлена стрельба; не обошлось и здесь без увлечения.

Конечной целью стали ставить "тонкую" стрельбу, стремясь скорее к совершенству на стрельбище, нежели к боевому применению.

Наряду с этим отжившее стремление к строевому изяществу все же нашли убежище в церемониальном марше и в многочисленных уставах, касавшихся смотров и парадов.

К увлечением в Одиночном обучении этой эпохи можно также отнести излишний школьно-словесный характер в ротных (эскадронных) школах и учебных командах.

Война 1877-78 гг., в свою очередь, ввела некоторые поправки в Одиночное обучение, которое, впрочем, менее всего было повинно в наших неудачах.

Точно также вслед за войною 1904-05 гг. общее стремление к устранению недочетов боевой подготовки нашей армии коснулось и Одиночного обучения. Вновь большое внимание было уделено строевой выправке солдата, его стрелковой подготовке и физическому развитию, причем и здесь увлечение нередко переходило границы необходимого и полезного.

Достаточно вспомнить требовавшееся еще в недавнее время отдание чести с твердым отбиванием шага ("печатанием") или "соколиную гимнастику" с ружьями, под музыку, целыми полками и даже дивизиями, что уже совсем близко подходило в "танцовальной науке во фронте" начала XIX ст. Но мало-по-малу увлечение улеглись, уступив место действенно необходимому и возможному.

Из краткого исторического очерка можно видеть, что до появления огнестрельного оружия от воина требовалась, гл. обр., физическая сила, а подготовка его была настолько несложной, что почти всецело выполнялась в семье и школе.

С переходом к постоянным войскам забота о подготовке солдата перешла к армии. Некоторое усложнение, внесенное в Одиночное обучение введением гладкого огнестрельного оружия, с избытком возмещалось продолжительностью солдатской службы. Но по мере усовершенствования огнестрельного оружия, Одиночное обучение осложняется требованием от солдата, помимо физических качеств, все больших умственных познаний и развития.

Соответственно с этим усложнились и другие отделы боевой подготовки войск, что при кратких сроках службы сделало учебную работу армии напряженной. При таких условиях пришлось для подготовки солдата, подобно древним, прибегнуть к содействию школы и общества.

Взгляды начала XX в. на Одиночное обучение установились более или менее одинаковые во всех армиях, основными условиями рационального обучения признаются: учить только тому, что придется делать на волне; учить в такой последовательности, которая сама по себе указывала бы цель обучение; учить преимущественно показом.

Первое условие определял объем обучения; остальные два — его метод.

Средством для противодействия односторонним увлечением каким-либо отделом обучения является рациональное распределение времени в соответствии с относительной важностью отделов и сроком, данным на Одиночное обучение.

Распределение времени выливается в общий учебный план и расписание занятий.

В большинстве государств связь армии с народом выражается участием семьи, школы и общества в Отдельной подготовке солдата, с целью облегчить работу учебного состава армии.

В России Одиночное обучение обнимает: теоретическое знание, обязательные для рядового (сведение общие и из уставов); строевое обучение; обучение стрельбе; гимнастику; штыковой бой; грамотность.

Обучение молодых солдат велось отдельно от остальных.

Срок обучения их 4-мес., но распределялось так, чтобы после 2 мес. они, в случае надобности, могли стать в строй.

По строевому образованию воспрещается обучение т. называемому учебному шагу.

По стрелковому обучению много труда и времени отдавалось приготовительным упражнениям (прикладка и прицелка) и определению расстояний.

Предусматривались упражнения в отыскание целей на местности.

Одиночная стрельба различалась: подготовительная, имеющая целью приучить к производству меткого и скорого выстрела с измеренных расстояний, и боевая, производимая в условиях, приближающихся к боевым.

При обучении гимнастике видное место отведено втягиванию в бег и ходьбу; отводилось также место играм, с целью развить сообразительность и находчивость.

Фехтование ограничивалось выпадами и отбивами ружьем, а также и уколами чучел на месте и с разбега.

Обучение грамоте обязательно.

В отношении содействия школы и общества задачам военной подготовки молодежи русская армия находилась в наименее благоприятном положении по сравнению с другими армиями.

Вслед за Русско-Японской войной, по инициативе частных лиц, было положено начало такой подготовке, выразившееся в организации т. наз. "потешных".

Подобно французским "школьным батальонам" (см. ниже), эта мера, недостаточно продуманная и поспешно проведенная, оказалась не жизненной. Поэтому, несмотря на широкое содействие (в смысле труда и средств) войсковых частей, это увлечение также быстро потухло, как и появилось, уступив место более спокойному обсуждению этого важного вопроса.

В 1911 г. было объявлено в пр. по в. в. "Положение о внешкольной подготовке русской молодежи к военной службе", определяющее общие основания и объем этой подготовки.

Осуществление этой меры, до издание соответствующего закона, предоставлено частному почину отдельных лиц и учреждений.

Из немногочисленных у нас частных обществ, преследующих физическую подготовку молодежи, более известны: "Общество содействия физическому развитию учащейся молодежи" (Осфрум), "Богатырь", "Маяк".

Германия.

Во главе Одиночного обучения ставится подготовка к бою, которая начинается с первых шагов службы солдата.

Одиночное обучение молодых солдат в установленный для этого 12-нед. срок достигает вполне законченной подготовки, как для сомкнутого, так и для рассыпного строя. В отношении метода обучения заслуживает внимание постановка обучение рекрут.

Учителями молодых солдат являются исключительно унтер-офицеры и лишь в помощь им назначаются ефрейтора; "рекрутский" офицер, заведовавший их обучением, присутствует не только на занятиях, но также при пробуждении и одевании солдат, для приучения их к порядку, а также посещает казармы в обеденное время, вечером и ночью.

Все отделы Одиночного обучения ведутся преимущественно на местности.

Одиночное обучение слагается из: обучения бою (подготовка к рассыпному строю), строевое обучение, обучение стрельбе, определение расстояний, гимнастики, гарнизонной службы, словесности, чистки и пр. сведений по гигиене, опрятности и порядку (Putzstunde).

По подготовке к рассыпному строю заслуживают внимание: чрезвычайно систематические и тщательные занятия по познанию местности (описание её стрелком с разных точек стояния и оценка), по отысканию целей и постоянные практические упражнения в употреблении лопаты при боевой обстановке. Стремление дольше сохранить в руках стрелковую цепь вызвало существование особой "боевой муштры", к которой относится все, требующее чисто механического исполнения (установка прицела, быстрое заряжание, рассыпание и пр.).

Система строевого Одиночного обучения построена на "муштре" (Drill), имеющей целью выработать в солдате рефлекторные движения, почти бессознательное выполнение команды.

Взгляд немцев на строевую муштру всего определеннее выразился в словах генерала ф.-д.-Гольца: "Без твердых приемов, без стройного марша и без парадной муштры мы и в наше время не можем воспитывать дисциплины, которая в критические моменты заставляет нас сомкнуто, в ногу проходить опасную зону или под дождем пуль сковывает вновь в одно целое ослабевающих".

В строевом обучении самое важное — шаг, целый культ шага, разделяемого на учебный, мерный и вольный; ружейные приемы почти не разнятся от наших; повороты регламентированы более наших.

Учебная стрельба имела целью научить вполне меткому выстрелу (Punktschiessen).

Чрезвычайно систематично, круглый год производится определение расстояний, преимущественно лежа или с колена.

Гимнастика подразделялась на свободные упражнения, на снарядах, упражнения с ружьями (включая фехтование) и прикладную. К последней относится бег (2 раза до 4 мин. с перерывом в 5 мин.).

При изучении гарнизонной службы особенное внимание отводилось службе постов и караулов ночью.

Школьная военная подготовка еще не была установлена законом, тем не менее, на физическое развитие в школах обращено внимание.

Делу военной подготовки молодежи помогали многочисленные гимнастические, стрелковые, фехтовальные и др. спортивные общества. Наиболее популярно было "Jugendwehr", ведающее специально военной подготовкой и состоящее из отделов: музыкального, 5 пехотных рот, морского и санитарного.

Австро-Венгрия.

Основу Одиночного обучения составляла строевая выправка, как средство верно развить силу воли, привить полезные физические и нравственные привычки и достигнуть тактической и даже моральной дисциплины. Теоретические познания ограничивались лишь необходимым.

Учебного шага не было; преувеличенное вытягивание ноги, и отбивание шага воспрещалось.

Заряжание и стрельба проходились преимущественно лежа.

Обучение определению расстояний столь же тщательно и систематично, как и в германской армии.

Обучение штыковому бою рекомендовалось вести возможно просто, вольным боем, с применением чучел.

Систематично велась подготовка к ночным действиям.

Срок Одиночного обучения рекрута 8 нед.

В отношении объема Одиночное обучение сходно с германским. Вопрос о военной подготовке молодежи — в том же положении, как и в Германии.

Правительству помогают частные общества, состоящие в ведении отставных офицеров.

В Богемии наиболее популярно общество "Соколы".

В Венгрии, по инициативе фельдмаршала Джекельфалюси, почти во всех школах широко поставлено дело военного обучения.

Франция.

Одиночное обучение единственной целью имело подготовку к войне.

Строевое обучение мало отличается от нашего; можно отметить лишь существование особого "гимнастического" шага (170—180 шаг. в мин.).

Одиночное обучение стрелка ведется "индивидуально", причем, в зависимости от способностей обучаемого, достигнутые результаты будут различны. Оно состояло из технической и тактической подготовки стрелка. Первая имеет целью научить производству меткого выстрела в обстановке, близкой к боевой; вторая заключается в подготовительных упражнениях (определение расстояний, нахождение цели, применение к местности) и в одиночной боевой стрельбе, совместно с несколькими людьми соседних рядов, для развития солидарности (esprit desolidar t?). Отличительную черту стрелковой подготовки составляет абсолютная свобода ротных командиров в выборе последовательности и способов обучения (указанных в уставе).

Подробно проходится Обучение ознакомлению на местности с встречающимися закрытиями и постоянно практикуется применение шанцевого инструмента.

Подготовка молодежи к военной службе широко развита, преследуя, прежде всего, физическое развитие, уменье стрелять, читать карту.

Закон об обязательном преподавании гимнастики в школах издан еще в 1830 г., но учрежденные тогда "школьные батальоны" не пользовались доверием общества вследствие увлечение внешней показной стороной. Сильный толчок делу дал закон 8 апреля 1903 г., установивший некоторые льготы при поступлении на действительную службу лицам, имеющим аттестаты о предварительной военной подготовке (brevet d’aptitude Militaire).

Потом, правительство готовило законопроект, подтверждающий обязательность физического обучения молодежи во всех правительственных учебных заведениях, а также регулирующий деятельность многочисленных частных гимнастических и стрелковых обществ (Soci?t?s Scolaires, сокращ. S. S. и Soci?t?s Agr??s par le Ministre de la guerre, сокращ. S. Ag.).

Все эти общества, числом свыше 3? т., объединены в гигантский союз L’Union des Soci?t?s de Pr?paration au Service Militaire — Association Nationale.

Общества субсидируются, получали военных инструкторов, оружие и безвозмездно патроны.

Сопоставляя постановку Одиночного обучения в главных армиях, можно видеть, что у нас Одиночная подготовка солдата требует наибольшей затраты времени и труда. Причина этого лежит в малом (физическом и умственном) развитии нашего новобранца и в слабой пока связи между армией и народом, следствием чего является отсутствие совместной работы по созданию военной мощи государства.


Вернуться назад