Главная > "О" > Ожеро, Пьер-Франциск-Карл, герцог Кастильонский

Ожеро, Пьер-Франциск-Карл, герцог Кастильонский


8 февраля 2013. Разместил: 996d67df0d686ca

Ожеро, Пьер-Франциск-Карл, герцог Кастильонский

ОЖЕРО, Пьер-Франциск-Карл, герцог Кастильонский, маршал и пэр Франции; родился в 1757 г. и, не получив никакого образования, уже в зрелом возрасте вступил карабинером в войска Неаполитанского королевства.

В 1792 г. он вернулся во Францию и поступил в республиканские войска и менее, чем через 3 г., сделался дивизионным генералом. Находясь в 1796 г. в рядах Итальянской армии, Ожеро особенно отличился при взятии моста через Лоди, затем взял Кастильоне и Болонью, а при Арколе, когда французы, поражаемые австрийской артиллерией, дрогнули и начали отступать, Ожеро вырвал знамя у знаменщика и, бросившись через мост, осыпаемый дождем картечи, увлек за собою солдат; неприятель, уже торжествовавший победу, бежал.

В награду за этот подвиг Ожеро был послан в Париж со взятыми у австрийцев трофеями.

Директория встретила Ожеро с большим почетом и подарила ему то самое знамя, с которым он бросился через Аркольский мост.

Вскоре значение Директории поколебалось, и роялисты готовили переворот.

Верные принципам республики, генералы Итальянской армии поспешили обратиться к своим солдатам с различными воззваниями. Одним из самых решительных и кровожадных воззваний была прокламация Ожеро, он писал: "Трепещите, роялисты. До Парижа, для нас остался один лишь шаг! Ваши беззакония уже оценены по достоинству и расплата за них — на конце наших штыков!".

Для противодействия заговорщикам Директория нуждалась в решительном человеке. Её внимание остановилось на Ожеро, о котором Бонапарт писал: "Этот человек решителен и мало способен к рассуждению, что делает из него прекрасное исполнительным орудием".

Ожеро был вызван в Париж и назначен командующим Парижскими войсками. 18 фруктидора Ожеро действовал так решительно, что Директория быстро справилась со смутой и объявила его "спасителем отечества".

Недальновидный, не умевший разбираться в обстоятельствах, Ожеро поверил, что он действительно необходим отечеству и заявил о своем праве войти в состав Директории.

Тогда его назначили в Рейнскую армию, для замены умершего Гоша, а затем в Перпиньян для командования 10-ой дивизией.

В 1799 г. Ожеро был избран в Совет Пятисот.

Генерал Моро. Первая половина XIX в. Бумага, гравюра резцом. 22х17 см. ГИМ

Вернувшись в Париж, он всячески стал противодействовать Бонапарту, но после событий 18 брюмера стал у него заискивать и быстро вошел в его доверие. Следствием этого явилось назначение Ожеро командующим Голландской армией. Во главе этой армии он двинулся в южную Германию для поддержки Моро, но не добился никаких результатов.

После провозглашения империи на Ожеро посыпался ряд милостей: он был сделан маршалом, пожалован титулом герцога Кастильоне и орден большого орла Почетного Легиона.

В 1805 г. Ожеро командовал отдельным корпусом, назначенным для обеспечения правого фланга французской армии.

В 1806-07 гг. он отличился при Иене и Прейсиш-Эйлау.

В день этого последнего сражение Ожеро был совершенно болен и к тому же в самом начале его ранен. Чувствуя, что силы оставляют его, Ожеро не желая сдавать командование, велел привязать себя к лошади и так провел весь бой.

В 1809 г. Ожеро командовал армией в Испании. Однако, распоряжение большими войсковыми массами было ему не под силу, и он потерпел ряд неудач, после которых ему было предписано сдать армию Макдональду и вернуться в Париж.

Во время похода в Россию 1812 г. Ожеро командовал обсервационным корпусом в Берлине, где в 1813 г. был окружен казаками и едва спасся. Удалившись на юг, он начал собирать резервы, с которыми подошел к Лейпцигу и принял участие в "Битве народов".

В 1814 г. Ожеро была поручена оборона Лиона. Однако, не выдержав атак неприятеля, он сдал город, и это было его последнее боевое дело.

Узнав об отречении Наполеона; он объявил об этом событии своим войскам в столь грубой форме, наградил великого полководца и Императора столь непристойными эпитетами, что вызвал негодование своих современников, а Бонапарт, вернувшись с Эльбы, объявил его предателем.

Когда на троне Франции снова явились Бурбоны, Ожеро сейчас же явился к услугам Людовика XVIII, получил от него звание пэра и командование 15-ой дивизией.

Во время Ста Дней Ожеро вновь объявил себя преданным слугою Бонапарта и привел к нему всю свою дивизию; однако, Бонапарт уклонился от его услуг.

Равным образом, и Людовик XVIII не пожелал иметь Ожеро на своей службе.

Ожеро окончательно оттолкнул от себя всех, когда при выборе состава суда над несчастным Неем согласился судить своего товарища, в противоположность большинству своих соратников.

Убедившись, что карьера его кончена, Ожеро удалился в свое имение и умер в 1816 г. от водянки.

Как боевой генерал, Ожеро обладал большим талантом, был счастлив и удивительно смел, но после большого подъема энергии часто впадал в крайнюю неуверенность, даже после победы; эти внезапные переходы от подъема к пассивности свидетельствовали о его неврастении.

Как человек Ожеро был полон недостатков.

Сын лакея, он, как лакей, служил только тому, кто хорошо платил и кто в данный момент был у власти.

Убеждения свои Ожеро менял в зависимости от обстановки. Грубость Ожеро была удивительна, а алчность и хищничество столь велики, что во всей французской армии знали фургоны Ожеро.


Вернуться назад