Главная > "П" > Панютин, Федор Сергеевич, генерал-адъютант, член Государственного Совета

Панютин, Федор Сергеевич, генерал-адъютант, член Государственного Совета


11 апреля 2013. Разместил: imha

Панютин, Федор Сергеевич, генерал-адъютант, член Государственного Совета (отец Панютина, Степана Феодоровича, статс-секретаря, тайного советника, см.), сын гвардейского прапорщика Сергея Федоровича Панютина и Надежды Федоровны, урожденной Козловой, родился в 1790 году, и, получив первоначальное домашнее воспитание, в 1807 г. было пределен в Пажеский корпус, откуда, окончив курс учения в 1809 году, выпущен в Лейб-Гвардии Семеновский полк (см.).

Продолжая службу в этом полку по 1820 год, Панютин уже в чине полковника был переведен после известной истории с полковником Шварцем, в Севский пехотный полк, а затем — назначен командиром Ревельского пехотного полка (в 1826 году, 16-го сентября).

Вместе с Семеновским полком, Панютин участвовал во многих сражениях Отечественной войны 1812 года; в Бородинской битве 24-го и 25-го августа он находился в резерве армии, а в день 26-го августа — и в самом сражении; затем, он был при Тарутине и Малоярославце.

Точно также он находился и при переходе войск через Неман, участвовал в 1813 году в сражении при Люцине, Бауцене и в Лейпцигской битве (где был контужен ядром в правую ногу) и, наконец, при взятии Парижа 18-го марта 1814 года.

За все эти сражены он получил Анну 4 ст. за храбрость, Владимира 4 ст. с бантом и прусский орден "Pour le m?rite».

Произведенный в 1828 г. (29-го сентября) в генерал-майоры за отличие, Панютин был назначен командиром 2-ой бригады 20-й пехотной дивизии и, при возникшей в 1828 году войне с Турциею, вместе со всею дивизиею направлен был на усиление войск отдельного Кавказского корпуса, действовавшего против Турции со стороны Малой Азин.

Панютин участвовал в упорном сражении при Баязете, длившемся 32 часа, и был тяжело ранен пулею в бедро правой ноги.

За отменную храбрость, выказанную в этом сражении, он был награжден орденом Св. Георгия 3-го класса, но полученная им рана лишила его возможности участвовать в дальнейших военных действиях Турецкой войны, окончившейся миром 1-го октября 1829 года.

По заключены мира, войска 20-й дивизии возвратились на Кавказскую линию и были направлены главнокомандующим на Кавказе (в то время графом Паскевичем) для покорения неприязненных России народов, населявших Кавказские горы, в особенности на р. Пшебсу, чтобы действовать против шапсугов.

Вспыхнувшее в ноябре 1830 года восстание в Царстве Польском заставило для его усмирения направить русскую армию под начальством фельдмаршала Дибича в пределы Польши.

Панютин состоял при нем в это время и, следуя к армии, был взят мятежниками в плен, в котором оставался с 8-го по 20-е августа, а затем, вместе с вверенным ему небольшим отрядом (1 полк пехоты с полком кавалерии при 4 орудиях), занимал местечко Петрикау до самого окончания этой войны в 1831 году.

Командуя после этого полками, а затем — 8-й и 9-й дивизиями, Панютин стоял в пределах бывшего Царства Польского не вдалеке от австрийской границы.

Возникшие в Галиции и городе Кракове беспорядки были причиною того, что особый отряд русских войск из Кельца под командою Панютина был направлен в пределы Австрии, занял Краков, а затем, по восстановлении порядка, снова возвратился в пределы Царства Польского.

Вскоре после этого вспыхнуло восстание в Венгрии, поставившее Австрию в крайне затруднительное положение.

Спасение Вены от гибели, по словам князя Шварценберга (в письме его к Паскевичу), заключалось единственно в немедленном появлении русских войск на правом крыле венгерцев (овладевших уже Коморном на Дунае); Император австрийский, писал Шварценберг, не может сомневаться в намерении своего августейшего союзника, но опасается только, что известие о настоящем положении дел может достигнуть до его величества лишь тогда, когда уже слишком поздно будет помогать такими силами, которых теперь было бы достаточно.

Паскевич; в то время бывший наместником Царства Польского, не замедлил сообщить о том его величеству, а между тем получил от австрийского правительства новые, еще более настоятельный просьбы о немедленной помощи, так как венгерские войска под начальством Гергея уже приближались к Вене.

Паскевич, не сомневаясь в твердом намерении своего Государя оказать помощь Австрии, которой грозила неминуемая гибель, послал, не ожидая особого высочайшего повеления, отдельный отряд из 4-х пехотных полков и одной артиллерийской бригады под начальством Панютина на усиление 7-й части австрийской армии, которой угрожала наибольшая опасность от венгерцев.

Панютин немедленно двинулся с дивизиею по железной дороге из Кракова к Вене и, доехав на другой день до Градиша (между Ольмюцем и Гедингом), по просьбе австрийцев остановился (30-го апреля 1849 года), а затем двинулся к ним на присоединение, так как в это время венгерские войска занялись осадою Офена, и австрийский главнокомандующий Вельден (вскоре замененный фельдмаршалом бароном Гайнау) намеревался перейти в наступление. Панютин двинулся чрез Вартенберг к Диосту, где находилась австрийская армия, и должен был находиться при главной армии до сближения её с армиею Паскевича.

Гергей намеревался разбить австрийцев до соединения их с русскими войсками, но это ему не удалось, ибо в сражении 8-го (20-го) июня под Перёдом русские войска Панютина доставили австрийцам победу, очень для них важную: они были на время обеспечены от нападений венгерцев и могли сосредоточить свои войска на правом берегу Дуная для действия на Рааб и Пешт. Панютин, при этом сжег еще мост чрез р. Вааг у Немедн. За это блестящее дело он был сделан генерал-адъютантом его величества, австрийский же Император наградил его орденом Железной Короны 1-й степени.

Гергей после этого сражения отошел к Коморну, сильной крепости на р. Дунае, к которой скоро приблизились и австрийские войска. Гайнау, рассчитывая на превосходство своих сил, желал решительного сражения, которое произошло 20-го июня (2 го июля) и было сначала не благоприятно для австрийцев, но Панютин быстро, двинувшись им на помощь, своими удачными распоряжениями во время самого боя, доставил возможность нанести поражение венгерцам, которые отступили и заперлись в крепости. Их предводитель Гергей был ранен саблею в голову, а командование венгерскими войсками принял Клапка.

После этого Гайнау чрез Офен и Пешт двинул свои войска на левый берега Дуная, чтобы идти к нижней Тиссе и действовать против венгерского ополчения. При этом произошло сражение при Темешваре, в котором Панютин опять оказал большую услугу тем, что, своевременно заняв важное место Бешеново, дав возможность австрийцам нанести венгерцам поражение, после которого их южная армия перестала существовать.

Панютин за участие и распорядительность в этом деле был награжден орденом Св. Александра Невского; австрийцы же в реляции об этом сражении совершенно умолчали о том участии, которое выпало в нём на его, долю.

Тем временем армия Гергея сдалась Паскевичу, и Панютин получил приказание присоединиться с вверенными ему войсками в главной русской армии, чем и закончилась эта двухмесячная кампания, после которой Панютин возвратился в пределы Отечества и был назначен в 1849 году командиром 2-го пехотного корпуса.

В наступившую Крымскую войну при формировании в 1855 году в Юго-Западном крае средней армии, Панютин был назначен командующими оною, но не имел случая принять действительного участия в борьбе нашей с англо-французскими войсками. Вверенная ему армия имела назначением, кроме охранения края, служить главным резервом для войск наших, действовавших и на Дунае, и под Севастополем.

За распорядительность и сформирование необходимых подкреплений Панютин пожалован был орденом Св. Владимира 1-й степени, а при расформированы этой армии после заключения Парижского мира был назначен Варшавским военным губернатором и, вместе с тем, присутствующим в Варшавских Департаментах Сената.

Позднее, в 1861 году, Панютин был сделан членом Государственного Совета. Расстроенное его здоровье заставило его в 1865 году просить об увольнении в отпуск за границу, но, получив на это разрешение, он вскоре, же скончался — 31-го мая 1865 года.

Панютин состоял шефом Алексопольского пехотного полка (см.) и числился в списках Лейб-Гвардии Семеновского полка.


Вернуться назад