Главная > "Г" > Глубоковский Николай Никанорович, профессор Богословия

Глубоковский Николай Никанорович, профессор Богословия


1 апреля 2021. Разместил: imha

Профессор Богословия Глубоковский Николай Никанорович

Родился 6.XII.1863 в селе Кичменгский Городок, Никольского уезда, Вологодской губ., † 18.III.1937, София (Болгария).

Богослов-библеист, историк Церкви, член-корреспондент Имп. АН.

Из семьи священника.

В 1884 г. после окончания Вологодской дух. семинарии поступил в Московскую дух. академию.

В 1887 г. был на год отчислен из Академии из-за спора с начальством о правах студентов (см. статью Н.Г. "По поводу письма проф. Н.И.Субботина к К.П.Победоносцеву".- СПб., 1914).

За время учебы опубликовал ряд серьезных работ: "Теософическое общество и современная теософия (Вера и разум.-1888.-N 8);"Свобода и необходимость (против детерминистов)"(ibid.-1888.-NN 14,15); " Преображение Господа (критико-экзегетический этюд)"; (Православное обозрение.- 1888.- NN 8,10);"Разбор учения Гартмана об Абсолютном, как безсознательном" (Вера и разум.- 1888.- NN 20,21,24);"Путешествие Евреев из Египта в землю Ханаанскую" (Чтения в Общ.люб.дух.просвещ.- 1889.- NN 1-4); "Происхождение, сущность и значение монархианства (по поводу взглядов Адольфа Гарнака на монархианское движение)" (ibid.- 1889.- N 9); "О значении надписания псалмов Lamnazzeach"(ibid.- 1889.- N12).

По окнчании курса первым кандидатом состоял с 16.VIII.1889 по 16.VIII.1890 профессорским стипендиантом при каф. общей церковной истории.5.V.1890 защитил диссертацию на степень магистра богословия "Блаженный Феодорит, епископ киррский" (В 2-х тт.- М., 1890).

В этом труде Н.Г. проявил себя, как достойный ученик проф. А.П.Лебедева и проф.Е.Е.Голубинского, взяв от первого прекрасное знание современного состояния западной науки, а от второго - глубокий, критический подход к проработке источников. Диссертация, исчерпывающе раскрывшая всю эпоху V в. в восточной церкви, была удостоена от Св.Синода полной Макариевской премии (отзыв проф.В.В.Болотова в ж."Христианское чтение".- 1892.- II) и сразу же приобрела известность среди западных ученых.

18.X.1890 Г. назначен преподавателем Священного Писания в Воронежскую дух. семинарию. 21.X.1891 приглашен в Санкт-Петербургскую дух. академию на каф. Свящ.Писания Нового Завета.

11.X.1894 стал экстраординарным профессором. С XI.1893 по V.1894 - помощник редактора "Церковного вестника" и "Христианского чтения". 21.I.1898 утвержден в степени доктора богословия и 28.I.1898 - в должности ординарного профессора после защиты диссертации "Благовестие св. Апостола Павла по его происхождению и существу. Библейско-богословское исследование" (СПб., 1897; часть "Благовестие св.Апостола Павла и иудейско-раввинское богословие". СПб., 1896; М., 1998), за которую Н.Г. вторично был удостоен полной Макариевской премии. Эта диссертация позже выросла в трехтомник (СПб., 1905;1910;1912). "Самое ценное в данной работе - ... самостоятельный экзегезис, состоящий во все исчерпывающем - филологическом и сравнительном анализе данных терминов и понятий и строго-научном выведении смысла и объёма содержания их, на основании библейско-богословских, исторических и филологических изысканий" (Поснов М.Э. Библиография: Н.Н.Глубоковский. Благовестие св. ап.Павла... В 3-х кн.- Киев,1914).

Помимо экзегезиса Н.Г. дает здесь критику рационалистических теорий о происхождении благовестия Ап.Павла. Начиная с докторской диссертации, главным предметом своего изучения Н.Г. сделал жизнь и деятельность Ап.Павла. Вместе с этим у Г. возникает план раскрыть три главных аспекта Евангелия Христова: Евангелие христианской свободы (Послание к галатам); Евангелие христианской святости (Послание к евреям); Евангелие христианской славы (Апокалипсис).

Первому аспекту посвящена работа "Благовестие христианской свободы в послании св. Апостола Павла к Галатам" (СПб.,1902; София, 1935; М., 1999); второй аспект Г. начал разрабатывать в таких работах, как "Ходатай Нового Завета" (Серг. Посад, 1915), "Христос и Ангелы" (П., 1915); "Искупление и искупитель" (П.,1917) и завершил в послереволюционный период в эмиграции ( "Послание к евреям и историческое предание о нем".- София, 1937).

Третий аспект раскрыт в посмертно изданном "Благовестии христианской славы в Апокалипсисе св. апостола Иоанна Богослова" (Джорданвилль, 1966; СПб., 2002). Новозаветной экзегезе и филологии, истории первохристианства также посвящены следующие работы: Опыт русской обработки материала для жизнеописания св. ап. Павла // Христианское чтение, 1894, 11. "О пасхальной вечери Христовой" (Богословский вестник.- 1895.N9); "О пурпуровом списке евангелий" (Христианское чтение.- 1893.- N 7-10); "Современное состояние и дальнейшие задачи изучения греческой Библии в филологическом отношении" (Христианское чтение.- 1895.- N 1-4); "Евангелие и евангелия" (Вера и разум.- 1896.-N 7); "Греческий рукописный Евангелистарий" (СПб., 1898); Обращение Савла и Евангелие св. апостола Павла: речь, произнесенная на торжественном годичном акте СПбДА 17 февраля 1896 г. СПб., 1896. Из: ХЧ, 1896. ";Греческий язык Библии,- особенно в Н.З.,- по современному состоянию науки" (СПб., 1902); Учение св. апостола Павла о христианской жизни в «Духе» и его самобытная независимость // ХЧ, 1904, апр., с. 751-787. Учение книги Премудрости Соломоновой о Божественной Премудрости или Духе - по сравнению с апостольским // Христианское чтение, 1904, май. Учение св. апостола Павла о предопределении по сравнению с воззрениями книги Премудрости Соломоновой // Христианское чтение, 1904, июль–авг. "Вера по учению св. Ап. Павла" (Христианское чтение.- 1905.- N5); Благовестие св. апостола Павла и мистерии // Христианское чтение, 1909, апр., июнь–июль; "Хронология Ветхого и Нового Завета. Перевод с англ. с введением и в редакц. Н.Н.Г-го" (Киев,1911); "О Квириниевой переписи по связи ее с Рождеством Христовым" (Киев, 1913); "Библейский греческий язык в писаниях Ветхого и Нового Завета" (Киев, 1914); "О втором послании св. Ап.Павла к Фессалоникийцам" (П., 1915); Греческий язык Нового Завета в свете современного языкознания. Пг., 1915. "; "Дидаскалия и Апостольские постановления по их происхождению, взаимоотношению и значению" (П., 1916; София, 1935). С 1905 г. Н.Г. - редактор "Православной богословской энциклопедии" (тт. VII-XII.1905-1911 гг.), где были опубликованы такие его статьи, как "Библейское богословие", "Воскресение из мертвых", "Гарнак Ад., проф.".

Велико было значение Н.Г., как профессора СПб. дух. Академии. Задачей изучения своего предмета - Св.Писания Нового Завета он считал "точнейшее усвоение божественных постановлений внимательным проникновением в богодухновенное слово человеческое". Н.Г. принимал большое участие в обсуждении церковно-общественных вопросов, в первую очередь, касающихся духовной школы, в деятельности многих комиссий и совещаний при Св.Синоде.

В 1896 г. работал в комиссии по вопросу об изменении академического устава, в 1905-1906 гг. по выработке правил наблюдения за произведениями духовной литературы, куда представил сообщение относительно "Индекса" в западной и восточной церквах ("К вопросу о духовной цензуре"); по выработке нового академического устава; в 1907 г.- по исправлению славянского текста богослужебных книг. В 1906-1907 гг. он был членом Предсоборного Присутствия при Св.Синоде, куда внес две записки "Об основе духовно-учебной реформы и желательных типах духовно-богословских школ" и "К вопросу о постановке высшего богословского изучения в России". В "Отзывах епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе" (СПб.,1906) митрополит С.-Петербургский Антоний (Вадковский) поместил записку Н.Г. с предложением учредить православные богословские факультеты в университетах, чтобы снять бюрократические узы, препятствующие свободному развитию русской богословской науки. Отстаиванию свободы духовной науки Н.Г. посвятил также вызвавшие большой резонанс статьи "По вопросам духовной школы" (СПб.,1907) и "Своеобразная защита Учебного Комитета" (СПб., 1908).

Н.Г. также был поднят вопрос о преподавании Св.Писания в духовных семинариях. В Предсоборном Присутствии, помимо преобразования духовных школ, Г. внес важный вклад в разрешение проблемы отношений церкви и государства, указывая, что монарх или всякий иной правитель не может обладать в церкви исключительными правами, но равен всем своим подданным и действует в церкви только как свободно подчиненный церкви наиболее могущественный ее член.

В 1907 г. в совещание о реформе дух. школы подал две записки об организации школьного пастырского приготовления и об устройстве богословско-пастырских училищ и реорганизации Учебного комитета при Св.Синоде.

В 1909 г. принимал участие в особом совещании при Св.Синоде для выработки проекта положения о поводах к разводу и опубликовал статью "Развод и его последствия по учению Христа Спасителя" (Богословский вестник.- 1895.- N 9).

С 1909 г. Г. - член-корреспондент Имп. АН по Отдел рус.яз. и словесности. Он участвует в подготовке в АН "Словаря русского языка", пишет отзывы о сочинениях представленных на соискание премий АН (отзыв о сочинении проф. Прокошева "Didascalia Apostolorum..." (Томск, 1913) удостоен золотой медали АН). Статья Г. о МДА "За тридцать лет (1884-1914 гг.)" опубликована в юбилейном сборнике "У Троицы в Академии" (Серг.Пос., 1914; Церковно-исторический вестник. 1999. 2-3). В 1917 г. по поручению АН Г. написал работу "Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии" (Изд. в сокращении: Варшава, 1928; М., 1993). По русской церковной истории Г. написал: "Св.Киприан, митрополит всея России, как писатель" (Чтения в общ.люб.дух.просв.- 1892.- N 2); "Преосвященный Иоанн (Кратиров), бывший епископ Саратовский"(1909); "Преосвященный Евсевий (Орлинский), архиепископ Могилевский" (1909); "Высокопреосв.Смарагд (Крыжановский), архиеп. Рязанский"(СПб., 1914); "Православное рус. белое духовенство по его положению и значению в истории" (П.,1917). Принимал участие в "Русском биографическом словаре" А.А.Половцева. Важный вклад внес Н.Г. в разъяснение расхождений различных христианских конфессий, в частности статьей, написанной для американского журнала "The Constructive Quarterly" (Vol. I, No. 2: June 1913) "Православие по его существу"; (СПб., 1914; М., 1991). Г. вел переписку с В.В.Розановым, о.П.Флоренским (Вестник РХД.- 1989.- III; 1990.- III), Е.Е.Голубинским. Г. состоял штатным членом Училищного Совета при Св.Синоде; Honorary Correspondent of Society for Biblical Study (Лондон); почетным членом Киевской, Московской и Казанской дух. академий (с 1915), Общ.люб.дух.просвещения в Москве (с 1909), Московского братства св. митр. Петра, Церковно-исторического и Археологического общ. при Киевс. дух. академии, Орловского Церковного историко-археологического общ., Московского им. императора Николая II Археологического инст., Александро-Невского братства при Никольском духовном училище, Витебской ученой архивной комиссии (с 1909), Имп. Петроградского Археологического инст., Киев. православного религиозно-просветительского общ. (с 1915); действительным членом Имп. Общ.истор. и древн. Рос. при Мос.универ., Исторического общ. преп.Нестора-летописца при Киев.универ. им. св.Владимира, Тульской Епархиальной палаты древностей, Тульской губ.ученой архивной комиссии; пожизненным членом братства преп. Сергия в Мос. дух. академии, Общ. вспомоществования недостающим студентам Петроград. дух. академии (с 1915), Казанской дух. академии, Богоявленского при Киев. Дух. академии братства для вспомоществования служащим и студентам академии (с 1915); членом комитета рус.правосл. церкви в Биаррице (Франция); попечителем церковных и земских школ Кобыльского прихода в Никольском у. Вологодской губ. (с 1904); членом Исполнительного комитета по созыву Международного исторического съезда в С.-Петербурге в 1918 г. В эмиграции в 1921-1923 гг. - профессор университетов в Праге и Белграде. С 1923 г. профессор Богословского факультета Софийского университета. Читал лекции в Свято-Сергиевском Богословском ин-те, публиковался в "Православной мысли" и "Пути" (Париж). Много статей о православной русской церкви при большевиках, о христианском единении во многих периодических изданиях. Работы, изданные в эмиграции: Tract on Ortodox Church and the Reunion of Christians (1924); Христианское единение и богословское просвещение в православной перспективе // Путь, 1926, № 4, С. 139–144. Граматика на грецкия библейски език Ветхи и Нови Завет (София,1927); Ветхозаветный закон по его происхождению, предназначению и достоинству // Путь, 1928, № 10, с. 43-52. Бог-Слово. Экзегетический эскиз "пролога" Иоаннова Евангелия (1:1-18) // Православная мысль, 1928, 1, с. 29-121. ; Евангелия и их благовестие о Христе-Спасителе и его искупительном деле.- София, 1932; Св. апостол Лука, Евангелист и Дееписатель.- София, 1932 (М., 1999); Славянская Библия (1933); Петербургская Академия во время студенчества Патр.Варнавы.- Ср.Карловцы, 1936 (Церковно-исторический вестник. 1999. 2-3). Литература о Н.Г.: Афанасьев Н.И. Современники. Т. II.- СПб., 1910; Лаговский. Вестник (Париж).- 1937.- N 3-4.- Сс.17-21; Аверкий, архиеп. Очерк жизни и деятельности проф.Н.Н.Глубоковского в кн.: Глубоковский Н.Н. Благовестие христианской славы в Апокалипсисе.- Джорджанвилль,1966; Игнатьев А. Памяти проф.Н.Н.Глубоковского//ЖМП, 1966, N8. С. 57-77.

А. Платонов

Опубликовано в энциклопедии "История Отечества" и энциклопедическом словаре "Русская философия"

Заслуженный профессор д-р Богословия Н. Н. Глубоковский. Некролог

Заслуженный профессор д-р Богословия Н. Н. Глубоковский

18 марта 1937 года скончался выдающийся представитель православной богословской науки Николай Никанорович Глубоковский. Н. Н. Глубоковский родился 6 декабря 1863 г., на севере России, в бедной семье; он рано остался сиротой. По окончании Московской духовной Академии, Н. Н. Глубоковский был оставлен при Академии в качестве профессорского стипендиата для продолжения научной подготовки. Магистерская диссертация молодого стипендиата — «Блаженный Феодорит, епископ Кирский» обратила на себя внимание всего научного мира, не только русского, но и заграничного.

По окончании года стипендиатства, Н. Н. Глубоковский получил назначение в Воронежскую духовную Семинарию. Вскоре – по настоянию влад. Антония (Вадковского) — тогда ректора Петербургской духовной Академии — молодой преподаватель семинарии был приглашен для преподавания в Петербургскую духовную Академию. Случай — очень редкий в летописях духовной школы, так как каждая Академия пополняла свой профессорский состав предпочтительно из круга своих же питомцев.

До последних дней бытия высшей духовной школы в России, Н. Н. Глубоковский был славой и украшением не только Петербургской Академии, но и гордостью всей духовной школы.

Научный авторитет Н. Н. Глубоковского стал общемировым, и покойный был избран почетным членом ряда заграничных Академий. Труды его печатались почти на всех культурных языках. С его научными утверждениями и взглядами считались все выдающиеся авторитеты в области исследования новозаветного текста. В 1921 году Н. Н. Глубоковский оказался в эмиграции. Не долгое время он был профессором Университета в Белграде, а потом — с 1923 года и до конца дней своих — профессором и одним из создателей Богословского Факультета Софийского Университета.

Н. Н. Глубоковский участвовал в жизни и создании и Православного Богословского Института в Париже, где он несколько раз читал курс лекций.

Покойный профессор был не только замечательным ученым, но и выдающимся церковно-общественным деятелем. В России — он принимал большое участие в работах так называемаго «Предсоборнаго Совещания».

В эмиграции — Н. Н. Глубоковский тесно был связан с работой междухристианского сближения. Стокгольм, Лозанна, Ламбетская конференция — словом, все крупные даты взаимных встреч представителей различных христианских церквей и исповеданий связаны с именем и Н. Н. Глубоковского.

Почивший принимал близкое участие в жизни и Р. С. Х. Движения; Р. С. Х. Движение в Болгарии утеряло в лице покойного неизменного друга и любящего руководителя.

Н. Н. Глубоковский в своих научных трудах сумел дать органическое сочетание поразительной верности церковной традиции и церковному преданию с широкой свободой научной мысли и строгим методом. В этом отношении его труды в области исследования новозаветного текста заслуживают особого внимания и изучения.

Отметим, хотя бы истолкование тех (будто бы) «противоречий», какие находили и находят в Евангелии от Луки в повествовании относительно переписи, которую Св. Апостол Лука указывает в качестве хронологической даты для определения времени Рождения Спасителя. Путем обоснованных и остроумных справок Н. Н. Глубоковский убедительно показывает, что противоречия, усматриваемые здесь, суть противоречия мнимые, что перепись была и была так, как об этом повествует Апостол и Евангелист Св. Лука[1].

Опытной и твердой рукой Н. Н. Глубоковский ведет читателя и при разрешении так называемой «синоптической проблемы» — вопроса о времени происхождения, авторах и месте написания первых трех евангелий, их взаимном отношении и влиянии. И здесь покойный профессор, располагал огромными знаниями, умело обосновывает правильность традиционного церковного предания относительно этих вопросов[2].

Последние труды Н. Н. Глубоковского изданы им самим. Кто знает, как скромно жил покойный, кто знает, что стоит издание книги, не могущей по самому предмету рассчитывать на широкое распространение, тот оценит эту жертву для будущего и сумеет прочесть по настоящему скромную пометку, имеющуюся на последних изданиях трудов почившего: «издания проф. Н. Н. Глубоковского».

В книгах почившего Профессора, несмотря на их трудность, сжатость, загруженность и даже перегруженность цитатами, справками, примечаниями есть особый огонь, властно овладевающий сердцем читателя, связующий его с автором таинственной близостью и любовью — огонь глубокой веры, глубокой преданности Господу Иисусу Христу. Это не просто «научные труды». Это исповедание веры и неумолчный гимн во славу Христа Искупителя на языке науки и ее методов.

Читая эти труды, живешь радостью общей с автором жизни во Христе. О многих писаниях покойного можно повторить слово Св. апостола Павла об «утешении верою общею — моею и вашею» (Рим. 1,12).

Верность традиции, глубокое, любящее внимание ко всему прошлому, если оно достойно признания и уважения, чувство смирения при полной свободе, независимости и даже ,,дерзостности”, когда этого требовало служение Церкви, было органической чертой и научного, и личного характера Н. Н. Глубоковского.

В одной из своих предсмертных книг — очень острой, быть может, не во всем справедливой, но искренней — «С. Петербургская Духовная Академия во время студенчества там патриарха Варнавы» (Сремски Карловици 1936 г.) — покойный, вспоминая о днях своей молодости, пишет: «Я лично должен был перепечатать в своей докторской диссертации («Благовестие св. Апостола Павла по его происхождению и существу». С. Петербург 1887 г.) несколько страниц ради нескольких выражений — исключительно для успокоения благочестивой мнительности моего прежнего профессора, смиреннейшего Д.Ф. Голубинского».

Лишь при соприкосновении с ложным благочестием, с ханжеством, с умственной ленью, прикрываемой «требованиями веры», с боязнью научной мысли и слова, Н. Н. Глубоковский был беспощаден, непримирим, даже резок. Особенно, если дело касалось чести и церковного значения труда высшей богословской школы или покушений на ее свободу и авторитет. Воспитанник старой русской богословской школы, верный хранитель и наследник ее преданий и традиций, покойный с особенным негодованием относился к тому новому, возникшему в конце 19 - в начале 20 в. «настроению» части правящих верхов Русской Православной Церкви, которое «догматически провозглашало с кафедры, что наука ничтожна, а важны только молитва и пост» («точно — иронически замечал он — они противны между собою»), что «достойно и спасительно, якобы, одно благочестие и, главным образом, под монашеским клобуком, хотя прежде все искренне веровали и открыто исповедывали, что само христианство есть свет истинный и аскетизм чистый»[3].

Вместе с покойным Митрополитом С. Петербургским Антонием (Вадковским) Н. Н. Глубоковский твердо верил, что «Академии — святые». Эту глубокую веру он непоколебимо пронес через всю жизнь и исповедовал ее даже до последнего часа смерти. Один из своих предпоследних в этой жизни трудов — «Евангелия и их благовестие»... он посвятил «Святейшей AlmaeMatri Московской духовной Академии, благовествовавшей истину Божию и любовь Христову во Святом Духе», а другой — «Св. Апостол Лука»... он написал «во славу «святой Академии» С. Петербургской, обеспечившей мне научное «служение Слову».

Научная работа для него, действительно была святым делом служения Слову через слово, подвигом благочестия и устроением спасения. Святые Академии были для него подлинно святым местом служения Святому Духу, куда нельзя было входить, «не иззув сапог» (Исх. 3, 5), не приняв пути научного служения, как пути некоего «священнослужительства, которое приносится Богу Истины изучением ее и проповедыванием».

Образ профессоров — подвижников веры и благочестия, аскетов «мученического трудолюбия» в научном служении во славу Бога Истины — и среди них особенно образ «смиреннейшего» В. В. Болотова, который, «когда лишился возможности сидеть, продолжал заниматься, лежа и ползая по полу,» — был для Н. Н. Глубоковского завещанием и нормой, к которой должен стремиться и приближаться профессор святой Академии.

До революции — Н. Н. Глубоковский был редактором одного из ценнейших церковно-научных изданий — «Православной Богословской Энциклопедии». Она осталась незавершенной. Но пока был жив Н. Н. Глубоковский, как бы еще жила и возможность окончания ее, потому что он сам был живой православной богословской энциклопедией.

Мне лично Господь судил встретиться с Н. Н. Глубоковским только уже в дни эмиграции, в то время, когда он уже был профессором Университета в Софии и жил в доме принадлежащем Митрополии, в квартире над общежитием студентов богословов.

Эти встречи навсегда останутся в памяти неизгладимыми. Более чем скромная, почти убогая обстановка; поражающее обилие книг, неисчерпаемое радушие и тароватое гостеприимство; светлый, ясный, юношески живой ум, «мученическое» подвижничество не только в научной, но и в личной, далеко не легкой, жизни; постоянный и чистый интерес, — радующийся, сочувствующий — ко всему, что касалось успехов и положения богословской науки и Православия, изумляли, вдохновляли, освежали. Можно утверждать, что заграницей не было человека, который столь близко принимал бы к сердцу интересы всех Православных церквей, столь много бы знал о малейших подробностях их жизни и столь бы болел о всех трудностях и нестроениях текущей церковной действительности, как почивший заслуженный ординарный профессор С. Петербургской духовной Академии доктор Богословия Н. Н. Глубоковский. Вечная память и вечный покой вечному труженику, верному хранителю и представителю святого научного «мученического» трудолюбия и великой живой веры, учителю и наставнику.

И. Лаговский.



[1] "Св. Лука, Евангелист и Дееписатель". София 1932 г.

[2] "Евангелия и их благовестие о Христе-Спасителе и Его искупительном деле". София 1932 г.

[3] "С. Петербургская духовная Академия..."


См. также:

Н.Н.Глубоковский. Христово уничижение и наше спасение

Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии

Академик Е.Е. Голубинский

Письмо к В.В. Розанову с критикой иерархии, духовной цензуры и идеи восстановления патриаршества.

Смысл 34 апостольского правила: [Ответ на возражения проф. Н. А. Заозерского]

Вместо эпилога к моей полемике о 34-м Апостольском правиле

Начало организованной духовной школы: (Комитет об усовершенствовании духовных училищ)

Академические обеты и заветы: [Богословие как наука; Во имя академических заветов]

«Война и мир» в Финляндской Православной Церкви

О нем:
Автобиографические воспоминания

Переписка в кн.: Сосуд избранный. СПб., 1994.

По поводу 40-летия ученой деятельности // Православная мысль

И. Лаговский. Заслуженный профессор Д-р Богословия Н.Н, Глубоковский (некролог)

Из Библиологического словаря о.А.Меня

Иером. Петр (Еремеев). Софийский архив Н.Н. Глубоковского

Диакон Дмитрий Юревич. Профессор Н.Н. Глубоковский: библеист, опередивший время.

Богословский анализ труда заслуженного профессора Н.Н. Глубоковского “Благовестие христианской свободы в послании св. Апостола Павла к Галатам”

Грилихес Л., прот., Юревич Д., свящ. Библейско-богословская деятельность профессора Н.Н. Глубоковского в эмиграции // Глубоковский Н.Н. Библейский словарь. Сергиев Посад - Джорданвилль, 2007, с. 6-18.

Т.А.Богданова. Н.Н. Глубоковский и В.В. Болотов

Т.А.Богданова, А.К.Клементьев. Н.Н.Глубоковский и неудавшаяся попытка объединения в 1918 году Петроградской Духовной академии и Петроградского университета

Богданова Т.А. (Санкт-Петербург). Н.Н.Глубоковский: исход из «Петроградского Египта»

Т. Богданова. Деятельность профессора Н. Н. Глубоковского в беженстве

Иерей Димитрий Савич. Ординарный профессор Н. Н. Глубоковский и его «замечания на славяно-русский текст евангелия Матфея, Марка, Луки и Иоанна» (история рукописи)

Кн. Ратиев. Воспоминания о профессоре Глубоковском Н.Н.

Никола Казански. Патриарх православного богословия в Болгарии


Вернуться назад