МЁРТВАЯ ЦАРЕВНА

МЁРТВАЯ ЦАРЕВНА

СКАЗКА, ЛЕГЕНДА ИЛИ ПРЕДАНИЕ?

Сотворив обряд печальный,
Вот они во гроб хрустальный
Труп царевны молодой
Положили — и толпой
Понесли в пустую гору,
И в полуночную пору
Гроб её к шести столбам
На цепях чугунных там
Осторожно привинтили
И решеткой оградили…

А. С. Пушкин

ЧАСТЬ I

Старинные саркофаги из белого камня.
(Фото автора – Азъ.)

Считается, порою непреложно, что А. С. Пушкин на основе сказки или сказок, кои рассказывала ему Арина Родионовна, всем известная няня – написал свои. Пушкин, как сообщают, «слушал её сказки, записывал с её слов народные песни»… В нашем случае можно сказать так: по мотивам фольклорно-этнографических источников появилось настоящее пушкинское неумирающее произведение: «Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях». И я взялся раскрыть уважаемому читателю именно эту историю этой «Сказки…», когда как произвёл собственное расследование. А подтолкнуло к этому одна старая статья из местной официальной газеты 1853 года «Рязанские губернские ведомости», которая являлась тогдашним местным печатным органом. О содержании той газетной статьи – точнее сказать «полной выписки» или извлечения, – будет сказано ниже. Порою не хватает несколько элементов, деталей, чтобы сложить пазл. Оттого добавилась информация из других источников, что б уловить адекватное отражение действительности или, по крайней мере, попытаться разобраться в сказках.

? «Тише, зритель, занавес открывается!»

* * *

Непробудная царевна-девица была погребена, как мы помним «в пустой горе» (большое ритуальное «печальное» сооружение)[1], для проведения траурных обрядов или горной пещере. Да в «гробе хрустальном», подвешенном на чугунных цепях, что закреплены были на шести столбах. И здесь абсолютно точно надо сказать, что лежала та гробная девица в белом платье. Именно в белом.

Пустая гора… пещера… гроб… Нет ли тут чего надуманного у Пушкина? Оказывается, что нет! Возьмём в руки (или найдём в Интернете) дореволюционный словарь. В нашем конкретном случае это «Полный Церковно-славянский словарь» издания 1900 года. На странице 133 словарная статья «Гробъ». Как она толкует? «Гроб = погребальная пещера, склеп. Гробница, место, где положен умерший; ров, похожий на погребальную пещеру».

А коли правду сказать захоронение в стеклянном или хрустальном саркофаге не нарушает канонов православной церкви и, в общем, не имеет спорных понятий к традиционным похоронным обрядам <…>.

? Александр Сергеевич Пушкин не раз и не два бывал запросто у князей Мещерских. Пушкин… Мещерские… Гончаровы… Какая связь? и «что осталось за кадром»? Оказывается, семейства связаны родственными узами. Более того, брат жены Пушкина Иван Николаевич Гончаров женился на княжне Марии Мещерской, в то время как княжна Елена Мещерская вышла замуж за одного из Гончаровых. Про старшую сестру жены Пушкина вспоминать тут не будем, хотя звено той цепочки спаяно навсегда ещё крепче: Гончарова ? убивец Пушкина ? Пушкин.

На всем известной картине А. Брюллова «Портрет Натальи Гончаровой» мы видим супругу Пушкина – Наталью Гончарову (Пушкину) в девятнадцатилетнем возрасте, в дорогих украшениях… князей Мещерских. Можно добавить, что мать Натальи Николаевны Пушкиной (Гончаровой) была родной праправнучкой гетмана Войска запорожского Петра Дорошенко (сказать точнее он был "гетманом обоих сторон Днипра"). Её звали – Наталья Ивановна (1785 † 1848), урождённая Загряжская. Гетман Дорошенко старость свою доживал в селе Ярополец, что под Москвой (Волоколамский уезд). Где и скончался (1698 г.) и похоронен. Дочь старшего сына гетмана вышла замуж за Загряжского (родственник самого Потёмкина). Пушкин отмечал гетмана и писал в поэме «Полтава»: «Когда бы старый Дорошенко…». Он ходил на могилу «старого» гетмана, когда навещал свою тёщу (1833 и 1834 гг.) и ажно просил брата Натальи Николаевны «построить часовенку» там, вместо старого склепа.

О стародавних временах одного московского ханства А. С. Пушкин слышал увлекательные рассказы от Сергея и Петра Мещерских. Да. Прежде всего от них; хоть ориенталистами их не назовёшь. Отнюдь не сказка. Эти знаковые семейные предания о легендарных старинных алмазах князей Мещерских, о царице Сююмбеке, о царице Фатиме-Султан бикем… Не сказочных, а реальных. Возникают же предания часто из рассказов очевидцев. Касимовское Царство или Касимовское Ханство – правильно и так, и так. Нынешняя Рязанская область. Умерли же царицы в неодинаковое время (XIV и XV вв.) и похоронены те царицы были в разных касимовских печальных местах, однако объединены скоро одной легендой. Или написать так: рассказы о царицах, каковые с течением времени отошли в область преданий. О чём поведаю чуть позже.

Тут что ещё интересно, и это правда; Пушкин каким-то образом упросил братьев кн. Мещерских дать «на время», «поносить» («дать погонять» на молодёжном сленге) фамильные серьги своей красавице жене Наталье (а она как мы помним, была родственницей князей Мещерских). Это женщина того времени (впрочем как и в наши дни) могла сказать своей близкой подруге или родственнице: «Jе tе pr?te mеs boucles d'oreilles pоur tе fаire belle» (могу дать поносить тебе свои сережки). Но факт остаётся фактом – на Наталье увидим старинные, родовые, драгоценные камни (о которых говорится в преданиях как об «алмазах небесных посланников») вставленные в оправу. Их «дали поносить» свояченице братья Мещерские.

Совпадение ли? Пушкин был удостоен придворного звания «камер-юнкер» в 1834 году. И таким же императорским указом «образца 1834 года» один из братьев князей Мещерских так же удостоен «камер-юнкером». «Пушкинский призыв» однако.

…Князья Мещерские, ведут свой род от князя Бахмета Ширинского. В 1198 году князь Ширинский Бахмет Усейнович пришёл из Большой Орды[2] – со своими людьми, воинами и богатой казной [в числе которой были не малым числом крупные алмазы] – в Мещёру и остались там (Городок Мещерский стал потом называться Касимов, по имени одного из царевичей перешедшего со своими казаками-черкасами на Московскую службу). Там родился у Бахмета сын Беклемиш, который крестился с именем Михаил (Михайло). Правнук Бахмета, которого звали Юрий Фёдорович, пришёл из Мещёры со своими воинами в помощь в. кн. Дмитрию Донскому и погиб в Куликовской битве в 1380 году…"жизнью запечатлел любовь свою к отечеству". А мы знаем, что Куликовская битва является «Днём воинской славы России». "Потомки его до 1398 г. сохраняли за собой владение Мещерью" (Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, т. 37).

Мещерские указаны в Бархатной Книге, «Родословной книге князей и дворян российских». При утверждении императором Павлом второй части Общего Российского Гербовника, 30 июня 1798 года, род князей Мещерских был подтверждён таким образом и внесён в число родов Российско-княжеских. Деятельные состоятельные князья Мещерские, многочисленный весомый их род, достигли значимых должностей на государственной службе – на протяжении всех лет существования Царской России, Российской Империи.

<…> Многие-многие, рассказывая о Наталье Гончаровой, не преминут прежде всего, упоминать её акварельное изображение художника А. Брюллова – с красивыми золотыми серьгами с бриллиантами и рубинами. Но не описывают их, не говорят о происхождении их, и не утруждают себя их названием.

По моему личному мнению это, по-видимому, вид подвесок «серьги-люстры», но более подходят тут серьги-жирандоль, каковые любят инкрустировать драгоценными камнями и особенно украшают бриллиантами.

В дополнение к сказанному, существует версия, дескать, древнерусское слово «серьга» происходит от тюркского слова «syr?a». Но если про серьги, что на портрете хотя бы сообщают писатели, то женское украшение, что мы отчетливо и непременно увидим на указанном портрете, – то самое что надевали на голову и спускающееся на её лоб, – отчего-то не упоминают вовсе. А напрасно. По-русски такое украшение называлось «налобничек». По-французски «фероньерка» или «фероньера». Таковая цепочка (иногда обруч) имела себе жемчужину или какой драгоценный камень, каковой спускался на лоб. А то и целая розетка, где очень «драгие каменья».

Вновь фероньерка входит в моду как раз ко времени нашей брюлловской акварельной живописи, в нашем конкретном случае портрет: Наталья Николаевна Пушкина-Ланская (урождённая Гончарова), 1831-1832 гг., бумага, акварель. На портрете ей нет и 20 лет (родилась в 1812 году). Этот всем известный портрет написал, как уже было сказано, русский художник, академик, профессор Императорской Академии художеств, – Александр Павлович Брюллов.

Опять-таки фероньерка стала модной в Англии с 1830 (31) года. Как пишут, во французском языке слово (ferronni?re) закрепилось в 1832 году. У нас, в одном из номеров столичной частной ежедневной газеты «Северная пчела», где к слову печатался Пушкин, в рубрике «Смесь» сообщалось, что «фероньерки сделались необходимостью». И причёска Натальи а-ля Мелибран, и украшение к ней – последний крик моды, – dernier cri de la mode. И только-только (1831 г.) поженились они с Александром Сергеевичем. Вот оно что! А познакомилась она с нашим Александром Пушкиным ещё в декабре 1827 года. Не случайно я написал с «нашим». Словами писателя А. Григорьева «Пушкин наше всё» (1859 г.)[3].

Сказать к слову, о женихе пушкинской «мёртвой» царевны, – как крестили не знаю, а зовут его «Елисей». Согласно Корану («Аль-коран»), где имя упоминается два раза, его же восточное имя «Аль-Яса»: Елисей. Не забудем притом две другие пушкинские сказки. Князь Гвидон Салтанович – сын царя, а значит «царевич». Кстати сказать, и известный нам с детства пушкинский Руслан (иначе – Еруслан, Аслан), жених семнадцатилетней Людмилы, – в свой черёд «попал» к нам с Востока. Его имя разумеется. «Месяц под косой блестит…» – какие тайны в своей биографии скрывает пушкинская Царевна Лебедь (Царевна-лебедь)?

Опустим паруса в тихой гавани. Остановимся «на минутку». Есть интересный у меня вопрос – отчего в русских сказках весьма многочисленные царевичи ведут неосёдланную жизнь, странствуют, скитаются? Некоторым неспроста помогает именно волк. Моё личное мнение – это были «татарские» царевичи чингизиды. У некоторых имена не совсем русские, а которые царевичи [именно и непреложно царевичи!] имеют православные, русские имена, – так, то крещёные[4]. Их не пересчитать, настоящих, взаправдашних царевичей.

Примеры? Пожалуйста. Сколько угодно! Братья царевичи: «царевич Бектулат», «царевич Тохтамыш» или Тахтамыш. Царевич Даир Кайдагул Орда-Ичинов, он же Пётр Ордынский (Пётр Ростовский). Есть разговоры о том, что бежал из Орды в Ростов Великий. Это правнук Чингизхана, один из племянников Батыя и Берке, но нам известен как святой преподобный Пётр, царевич Ордынский. И великий иконописец Дионисий – потомок "царевича Ордынского". Это всё наша История. Помнить и знать.

Ногайский князь Утямыш-Гирей, сын царицы Сююнбеке (той, что покоилась в подвешенном гробе) с семи лет слоняется, однако в молодости крестился и когда помер, то похоронен (погребён) был в Архангельском[5] соборе Кремля под христианским новым именем Александр. В соборе, где с Ивана Калиты (1340 г.) «хоронили» почти всех правителей Москвы и России до петровских времён. Худулай-Кул или Кудайкул (в крещении Пётр Ибрагимович) <† 1523 г.>, сын царицы Фатимы похоронен в том же Архангельском соборе Московского Кремля.

Всех русских, российских царевичей связанных с престолом История знает поимённо. Их по пальцам можно перечесть. Царевичи, сыновья Ивана Грозного, или Михаила Романова? Да никто-никто из них не замечен в странствиях и скитаниях по «белу свету». Факт. Даже самозваных царевичей знаем и знаем их злоключения. А татарских настоящих царевичей было страсть сколько: видимо-невидимо. Если посмотреть на карту, то они перемещаются почти по всей европейской территории будущего государства Российского.

На Руси со временем появляется новая форма службы – это принятие многочисленных «татарских» царевичей [«царевич» – это сын «царя»[6]] с их войсками, и мурз – татарских «князьков», на московскую службу. Многочисленных настолько, что их невозможно даже кратко перечислить. При этих строках всё ж не удержался и ниже привожу часть, как пример. Выпись из дореволюционной книги. Всё меняется со временем.

«При великом князе Иване Васильевиче всеа Руси самодержце служили царевичи: царевич Даньяр, царевич Салтанай, царевич Зденай, царевич Енай, царевич Шиговлей, царевич Петр, царевич Василей, царевич Иван, царевич Лев, [ещё] царевич Василей, царевич Феодор Мегдарович, царевич Агдавлет Ахтуртов, царевич Еналей.

При великом князе Василье Ивановиче служили: царь Шигалей Казанской [Шах-Али хан до 1519 года именовался царевичем], царь Магмет Амин Казанской.

При государе царе и великом князе Иване Васильевиче всеа Руси служили: царь Семион Бекбулатович Тверской, царь Дербыш Алеев, царь Шигалей Шигавлеярович Казанской, царь Семион Касаевич Казанской. Царь Александр Сафакиреевич Казанской, царевич Тахтамыш, царевич Кайбула, у нево сын царевич Михайла Каубулович, царевич Ибак, царевич Бекбулак. (Стб. 60). [Отчего-то в списке король Ливонии – «Лиолянъской король Арцымагнус». Литовский татарин? – Азъ].

При государе царе и великом князе Феодоре Ивановиче всеа Руси служили: царевич Будалей, царь Мустафалей Городецкой, царевич Арасланалей Кайбулович, царевич Маметкул Сибирской.

При царе Борисе Феодоровиче всеа Руси служили: царевич Казанские орды Ураз Магмет, царевич Сибирской Маматкул, царевич Шемарханьской Щихим, царевич Угреньской Умамет.

При государе царе и великом князе Василье Ивановиче всеа Руси служили <…> князь Машук да князь Василей Шибок Черкасские, князь Семен Ардасович, князь Иван, князь Федор, князь Гаврила Кангулатович, князь Василей Шиканшукович Черкасские, князь Иван Таутуков Чаркаской. А были все бездетны.

Лета 7069 году приехали к царю и великому князю служити князь Михайла Темрюкович Черкасской, а с ним выехала сестра ево, и царь и великий князь изволил на ней женитись, а князь Михайла Темрюковича пожаловал в бояре; и у князь Михайла детей не была; со князем Михайлом же приехал князь Олександр Черкаской.

85-го году приехал ко государю князь Канбулат Черкасской, а привез с собою сына своего, и государь ево пожаловал отпустил, а сына ево велел крестить, а во крещении имя ему князь Борис, а была за ним дочь Микиты Романовича Юрьева Марфа. И при царе Феодоре Ивановиче был боярином; да дочь… княжна Ирина, была за Феодором Ивановичем Шереметевым. (Стб. 62)[7].

…Князь Пётр Урусов[8], «…Бий-мурза, во св. крещении – князь Пётр Асланович Урусов, – убил Тушинского самозванца в 1610 году...» (сообщает граф А. А. Бобринский). Сказать проще – что зарубил саблей Дмитрия Самозванца II. Род ведёт из владетелей ногайских с Дона. Есть так же мнение, что из карачаевских горских князей <…>.

А до царей русских были на Руси подобные явления с «татарами»? Пожалуйста. Не царевич, но всё ж… В 1159 году князь Андрей-Китай Юрьевич Боголюбский (прозвище князя “Боголюбский” происходит от названия села Боголюбово возле города Владимира-на-Клязьме, где была его резиденция) дал Киево-Печерскому монастырю грамоту на ставропигию, начинавшуюся словами: “Се аз великий князь Китай, нареченный во святом крещении Андрей Юрьевич…”. Его бабки – дочери ханов. Андрей Боголюбский святой Русской православной церкви.

"…Мало-помалу свыклись с русскими на столько, что и сами обращались в русских по религии и по чувствам"[9]. Царевич-мещеряк Иаков Васильевич один из любимых рязанских местночтимых[10] Святых. Он скончался 7 января 1677 года, а его день приходится на Яблочный Спас 6 августа, по старому на 19-е – Преображение Господне.

* * *

Что увидел царевич Елисей? после того как всезнающий «ветер буйный» отвечал ему:

…Перед ним гора крутая;
Вкруг неё страна пустая;
Под горою тёмный вход.
Он туда скорей идёт.
Перед ним, во мгле печальной,
Гроб качается хрустальный,
И в хрустальном гробе том
Спит царевна вечным сном.

Революционер и фольклорист «сын купеческий», Иван Худяков, который родился чуть позже создания пушкинского произведения, в 1842 году, записал одно сказание в селе Жолчино, которое теперь пишется как «Жёлчино». А это опять таки Рязанский район, как и Касимов. В его работе под названием «Падчерица» в книге «Великорусские сказки в записях И. А. Худякова» увидим эту вариацию о «мёртвой царевне», которая, как оказалось, всего лишь обмерла на неожиданно продолжительное время. Где всего лишь «подвесили гроб на дуб, прикрепили довольно крепко, чтобы ветром не снесло» и т. д.

В сборнике всем известного собирателя русского фольклора и любителя старины А. Н. Афанасьева «Народные русские сказки», – «Волшебное зеркальце» (записано в Гродненской губернии) – братья сделали для хорошо уснувшей королевской дочки серебряную труну (гроб) отвезли в лес и там повесили на одном дереве. Её и нашёл там «кралевич», и снял гроб, и увёз к себе домой. Там люди его «паставiлi у яго пакоi». Честно благородное слово! Там и влюбился королевич в эту «панну», да так что никуда не выходил… Особенным образом любовь. И прожили они потом вместе «до гробовой доски».

Да, в других сказках с подобным сюжетом присутствует в вариантах «мёртвая царевна», которую братья хоронят «в гробнице натянутой золотыми цепями к двум соснам». Из сонма других ещё отыщем эпизод, где «прикрепляют гроб и золотыми и серебряными цепями к могучим деревьям». Имён не знаю, а числом назову. Семь братьев… семь богатырей… семь гномов… И во всех таких сказках есть общее дело с обратным условием: во что бы то ни стало криминальное успение сказочной «уснувшей», нетленной красавицы, заканчивается, в конечном счете, оживлением или воскресением. Это основная мысль. Как весной непременно оживает после временной смерти, холодной зимы природа. Зимность… Белым саваном снег… В России словосочетание понятно любому.

Заглянем в русскую сказку в стихах Петра Ершова «Конёк-горбунок» («Конекъ-Горбунокъ», 1834 г.). Эта поэма весьма, и даже очень, близка к пушкинской «Сказке о царе Салтане» («Сказка о Царе Салтане, о сыне его, славном и могучем богатыре Князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной Царевне Лебеди», 1832 г.). И приглядимся к сказке «о мёртвой царевне», где нас, прежде всего, ожидают тематические знакомые слова. Слияние двух сказок в четырёх ершовских строках:

Какъ на мор?-Окiян?,

И на остров? Буян?,

Новый гробъ въ л?су стоитъ;

Въ гроб? д?вица лежитъ…

(1834 г.)

Обратим своё внимание, что в издании 1909 года первая строчка пишется уже так: «Какъ на мор?-океан?», а всё остальное, в общем-то, также как было…

Что интересно, в одной из сказок – собранных и изданных ещё в XVII веке в книгах

«Lo Cunto de li Cunti overo lo Trattenemiento de Peccerille», писателя [Аббаттутис] Джамбаттисты Базиле, – о спящей красавице (читай «усопшей»), «красавице спящей в лесу», имеется много параллелей. В сказке той есть и отец король, и домик для упокоенной, домовина [это не мондегрин] в лесу. Когда дочь короля неожиданно засыпает мёртвым сном от укола веретеном, то отец просто усадил румяную упокойницу на бархатный трон и приказал слугам отнести принцессу-дочь в небольшой домик [один из синонимов «домик» – «палата»], что стоял в дремучем лесу, или в сосновом бору (у Жуковского [1831 г.] царевна спит в домике именно в сосновом бору). Ведь ещё древние римляне считали сосну, пихту и кипарис деревьям печали и употребляли лапы хвойных деревьев как знаки траура. Сказка называется «Sole, Luna e Talia», цикл «Пентамерон», День пятый. Домик закрыли-заперли и все ушли оттуда навсегда. Но случайно нашёл спящую красавицу, как уже говорилось, похотливый проезжий молодой король…

Лишь читать надо отправной перевод, дословный, а не пересказ старинной сказки отредактированный для детей. ? «Молодой король»! «Я знаю, что вы сделали прошлым летом».

Теперь впишем новую страницу. Что опять-таки интересно будет знать нашему читателю о Касимовском царстве, так эта обещанная информация. Настоящее, как было сказано, было опубликовано в «Рязанских губернских ведомостях» за 1853 год:

В городе Касимове «на старом посаде в поле на татарском кладбище две палатки [читай «маленькие палаты» – А.А.] каменныя древния, под которыми были выходы каменныя и в них висели на цепях гробы царей Касимовских, а по Татарски ханы, и покрыты были златыми парчами и татарския была неусыпная, при оных стража, когда же сии гробы пришли в истление, и попадали на землю, тогда татары заклали эти выходы камнем и закопали землёю, и караулить перестали». Оставил нам такую заметку в газете подьячий Иван Волков. Подьячий – это канцелярист, делопроизводитель; помощник диакона, письмоводителя. Вывод – гробы на цепях имелись, лишь кто лежал в них?

В родословной рода сеидов Шакуловых, предки которых пришли в Мещёру с царевичами-султанами, есть подтверждение этому. Это было, кажется при царе Арслане (по-иному: Араслан Алеевич, умер в 1627 г.). Назначен в августе 1614 г. царём[11], а те гробы были султана Авган-Мухаммеда и царицы Фатимы – досказывает академик Вельяминов-Зернов. Его книги я конспектировал в своё время в читальном зале Г.И.Б.[12]

Похоронена Фатима в «текие», усыпальнице, которое было высотою в два этажа, да с глубоким и большим подпольным помещением. Но у нас две героини, или так – два действующих лица изложения с комментариями.

? Не знал ли что больше об этом поэт? Предание – это жанр фольклора. То – устный рассказ, который содержит сведения об исторических лицах, событиях, передающихся из поколения в поколение.

Будто так: …Гроб ее к шести столбам //На цепях чугунных там //Осторожно привинтили… (Александр Сергеевич Пушкин, "Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях"). Написано в 1833 году (sic! Сразу после женитьбы на Гончаровой!). А хрустальный гроб царевны? Вот, что повествуют старинные легенды о будущей жене Царя касимовского Шигалея – красавице Сюнбекех (Сюнбека, Сумбека, Сююнбеке). Правду сказать, Сумбеку отправили в Москву [из Казани] в специально приготовленном для неё струге: "Посередине струга было сделано помещение для царицы – стеклянный теремок, светлый как фонарь, покрытый золочёнными досками, в котором, как свеча, сидела царица, видя во все стороны". Но вероятно, изысканный стеклянный теремок предназначался вовсе не для удобства путешествия пленницы, а для того, что бы все по пути её следования могли увидеть столь значительную добычу московского правителя. Горько рыдала Сумбека, прощаясь со своим царством: "И положили её в теремке на царскую её постель, словно больную или пьяную, упившуюся, как вином, беспробудною печалью…" (из книги Ирины Грачевой "Касимов-город: Былины и предания"). Была царицей Казанской, но стала царицей Касимовской. Однако И. Грачёва ничего не знает о гробах на цепях, иначе непременно написала бы. Но её текст очень-очень близок к тому, о чём сообщаю и додумываю я.

Мастер исторической живописи художник Василий Григорьевич Худяков (1826 †

1871) изобразил в картине «Пленённая царица Сююмбике, покидающая Казань» (1870 г.), – которая сейчас хранится в Ульяновском областном музее, – на речном судне (струге) стоит шатёр царицы [м. б. из белой газовой ткани?], и т. д. Реализм.

Необходимо добавить, что прежний муж царицы, ногаец Юсуф-мурза, был убит в 1556 году своим братом Исмаилом, а два сына были отправлены в Москву, где приняли крещение, а потомки, ветвь, стали именоваться "князьями Юсуповыми", род которых представлять нет особой надобности.

? Как влиятельная красавица оказалась в Касимове? Ретроспекция.

1549 г. Смерть казанского хана Сафа-Гирея. На престоле его маленький сын Утемеш-Гирей. Регентшей является его мать Сюнбекех (Сюнбека, Сююнбеке), дочь ногайского князя.

1550. Январь. Неудачное выступление войск Ивана IV Грозного на Казань.

1551.09.05. Чтобы не допустить войны Казани с Москвой, казанцы выдали Сюнбекех и её сына Утемаша (Утямишь-Гирей, Утемеш) и второго, которые были сначала заключены в Кремле. Однако случился 3-й "казанский поход" Ивана IV. [Во 2-м отряде шли касимовцы].

В 1551-1552. Шах-Али снова правил Казанью. Это Иван Грозный ставит ханом (царём) своего хана (царя) Касимовского Шигалея (Шах-Али).

1552.03.06. Шах-Али вынужден уехать из Казани, он снова вернулся в Касимов, в мае женился на Сюнбекех. В Казани к власти пришла прокрымская партия, которая пригласила на правление астраханского царевича Ядигера. Но в августе Шах-Али уже активно участвует со своими воинами во «взятии Казани» в рядах войск Ивана Грозного.

Какая из цариц, Фатима или Сюнбека, лежала в «хрустальном гробе», подвешенном «на цепях между столбов» (между небом и землёю, т. е. в состоянии перехода из одного мира в другой)? скорее всего, с наибольшей долей вероятности, – это собирательный образ у Пушкина, основанный на исторических фактах и преданиях, – несказочной прозы. Жанр, «разрабатывающий историческую тематику в её народной трактовке».

Имеется, разумеется, у меня открытый вопрос. У христиан, по правде говоря, погребение может осуществляться путём предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп); огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом): «огненного погребения» и воде. Ещё существует при том «воздушное погребение» (или воздушная могила арангас). Но это уже иной Восток и Зороастризм [корни религии в Иране (Персии), Таджикистане, Афганистане, Пакистане,]. Зороастрийцы клали и кладут своих умерших в дахмы («башни молчания»), которые только иногда назывались «башнями». Обычай страшный для нас, потому описывать не будем. И у них покойник не должен был соприкасаться с землёю. Это большой грех! Но и сжигать тоже нельзя. Только это и роднит, что совершенно нельзя хоронить умершего человека их веры в землю. Добавлю, что у мордвы бывало покойника хоронили стоя в могиле, но это так, к сведению написалось.

Тем не менее, тут, что-то другое. Касимовцы – сунниты. У мусульман, допустим, это должны быть мазар или тюрбе… «почитание могил»… «пять столпов ислама»… Но подвешенных гробов не имелось, как не имелось и самих гробов, а если всё ж случилось, то крышку гроба мусульмане не забивают гвоздями. У саркофага конечно никак, безусловно, не забивают крышку. А хоронят мусульманина или мусульманку в белом саване или в трёх отрезах полотна (женщину в пяти) и без гроба. В общем и целом в исламе не было принято оставлять покойных «между небом и землёю».

Разве что у татар барабинских, они «магометанской веры» (ислам и мусульманство), хотя до сегодняшнего дня нет-нет да сохранили свои языческие обряды. Эти сибирские татары мёртвых детей клали в гроб и несли его в дремучий лес. Там ставили гроб на предпочтенное дерево или привязывали гроб к дереву.

Османский (турецкий) историк Сейфи Челеби в «Таварих» («Хроники»), сообщает об одном из траурных обычаев киргизов или кыргызов (конец XVI в.). «Умерших они не зарывают в землю, а кладут в гроб, который подвешивают на растущие у них деревья: кости их остаются там, пока не сгниют и не рассеются». В другом переводе «кладут в гробах на высокие деревья». Тюркоговорящие киргизы – сунниты. В Интернете нашёл строку, что «киргизы в прошлом хоронили на деревьях богатых и знатных людей».

В нашем случае непонятно. «Есть многое на свете, друг Горацио…». Оторвалась царица от своей веры, а к другой ещё не пристала? От «пяти столпов» к «шести»? Ответа я не нашёл. В старой своей записной книжке увидел свои же выписки, изыскания. Как эти. У ногайцев тех времён под оболочкой мусульманских представлений сохранялось наследие языческих времён. А несторианское христианство и другие в Золотой Орде запретил Узбек.

Однако что-то ещё другое тут есть; за гранью. Имеются и другие намётки.

Есть рабочая версия изложенная в таком роде: де «хрустальный гроб» того времени было мол государство Московское, после Смутного времени. Шесть столбов – это есть Министерства иностранных дел того времени, и назывались тогда они «Приказы».

Приказов было много, но разделялись на шесть основных. А так, – в качестве примера «Разрядный Приказ», «Рейтарский Приказ», «Стрелецкий…», «Поместный…», «Посольский…»… Под такими названиями были до преобразований императора Петра I.

Столб – сенатский чекан. Символический «столп Закона». Столп = колонна. В России такая эмблема «узаконилась» в 1801 году. Опять же говорят, что Пушкин написал так: «В России нет Закона // В России столб стоит // К столбу закон прибит, // А на столбе корона». Говорят.

«Решётка» – духовная, и ещё какая, изоляция. Ограждение государства. «Чугунные цепи» – хрупкость, на которых всё держалось в государстве тогда. Ведь чугун, как известно, хрупкий сплав. Попал же к нам в Россию через монголо-татар. Вот как то так. Говорят и сегодня толкуют. Но тогда отчего русских царевен (Людмилу и ту, «мёртвую») спасают молодцы с татарскими именами?

При всём притом, есть и другие «шесть столпов». В Исламе существует пять столпов; они содержат основные предписания шариата: и первым столпом считают шахаду. Вторым столпом мусульманства считают совершение намаза. Третьим столпом является закят, милостыня. Четвертым столпом является пост саум или ас-саум (ураза) и в месяц Рамадан. Пятым столпом является совершение хаджа (хаджж). Однако мусульманство и ислам основываются на шести столпах имана, – «Вера». Вера в Аллаха; в ангелов; в Священные Писания; в Пророков, посланников Божьих; в Судный день; в предопределение (аль-кадар).

…Не удержался и ещё расскажу тут о своём приватном обнаружении. Пушкин и Восток. В Китае, на восточном склоне горы Цзиншань долгое время сохранялся ясень, имевший ствол закованный, опутанный цепями. «Немой свидетель» крушения династии Мин и восшествия династии маньчжурской Цин. Ясень, закованный в железную, правда не в золотую, цепь, – оберегался и охранялся как историческая реликвия. Цепь на мощном дереве, где мы это уже слышали? Да и, коли правду сказать, – не забывали?

У лукоморья дуб зелёный; // Златая цепь на дубе том: // И днём и ночью кот учёный //
Всё ходит по цепи кругом…

? Там ясень, а тут дуб, укажет внимательный читатель. Не беда!

Приоткроем уголок исторической странички. В Англии ясень – одно из священных растений, наряду с… дубом! Если мы посмотрим на герб коммуны Ашау-на-Инне, то увидим мощное дерево с могучими корнями и большими листьями. Это ясень! Ясень живёт более двух сотен лет, а ствол этого дерева может быть диаметром до метра. С дубом не сравнится по этим параметрам, но всё ж. В Европе 10 видов дерева ясень, а в Азии около 50. Широко распространён «Маньчжурский ясень».

Ясень – мужское дерево, из него изготовляли различные нужные вооружения для воинов и оружие охотников. В германо-скандинавских сагах ясень связывается с Одином, именем верховного бога. Ясень олицетворяет источник жизни и бессмертия. «Его крона, ствол и корни соединяют небеса, землю и подземный мир». Ясень магическое дерево, связанное с рунами, письменами преимущественно скандинавов. Из его древесины широко изготовлялись амулеты… По древнегреческой мифологии покровительницы деревьев – нимфы дриады. В переводе с того же греческого «дубовые» или же попросту «древесные». Полуобнажённые девы мелиады или мелии – это нимфы дриады живущие и обитающие в ясенях. А нимфы, как мы знаем, низшие женские божества, водящиеся повсюду; но нас интересуют собственно мелиады. Повторюсь, что это дриады живущие лишь только в деревьях ясенях. У нашего Пушкина в ветвях дерева обитает русалка. И, как всем известно, русалки есть персонажи восточнославянской мифологии. Однако на Русском Севере, в Поволжье, на Урале и в Западной Сибири тамошние русалки очень отличаются от южнорусских и западнорусских русалок. О чём можно справиться хоть бы в толковом словаре русского языка В. И. Даля. Параллель в вышесказанном и подмеченном мною ясно просматривается.

* * *

Поверия перешли в поэтический вымысел главного поэта, Первого поэта России.

Однако что бы сказали на это братья Гримм? После того когда рассказали, передали, свою версию? (Schneewittchen). Всю их сказку пересказывать не станем, это попросту отнимать время нашего читателя, но выписки и замечания тут в полной мере полезны будут.

«Белоснежка была мертва и оставалась мертвою». В другом переводе: «…бедняжка как была мёртвой, так мёртвой и осталась». Затейливые гномы телообмывальщики «сделали стеклянный гроб, чтобы можно было видеть её со всех сторон». Положили Белоснежку в тот гроб, написали на нём золотыми буквами имя [псевдоним! Sic!][13] красавицы невесты [«невесть чья»] и что была она королевской дочкой.

Да. Есть в нашей пушкинской истории достойная параллель: немецкая сказка братьев Гримм «Белоснежка и семь гномов» (1812 и 1854 гг.). Нету только у них гроба на цепях. А в нашей Истории он есть. Весь остальной сюжет сказок весьма схож. Однако заметим себе что Белоснежка (Schneewittchen) была девочкой, чуть больше восьми лет отроду! Или даже семи[14]. Но когда нетленную красавицу радикально забрал записной принц, вместе с её гробом [! Принц полюбил мёртвую девочку!? Отклонение от нормы], то ей, согласно диснеевскому мультфильму, было уже 14 лет. Или всего 14 лет? Вместо ответа ставлю пунктир. Рассматривать, ежели, сказки под увеличительным стеклом? «Долго-долго лежала в своем гробу Белоснежка», – туманно поясняется в сказке у братьев Гримм. Девчонки-невесты. У Шарля Перро ей 15 лет (написано в 1697 г.). И 15 лет «Спящей царевне» у Василия Жуковского. В конце XIX века, в пересказе Ивана Тургенева «Спящая красавица» так: «…Наконец вступает [сын короля] в позолоченный покой и видит на кровати с раздёрнутыми занавесами прекраснейшее зрелище: принцессу не то пятнадцати, не то шестнадцати лет и прелести ослепительной, небесной». «Точно ангел лежала принцесса, так была она красива». Но проспала безжизненная красавица у него 100 лет! У Василия Жуковского и того дольше! Почившая или почивающая? вот загадка для детей. Временно находившаяся, на грани, «мёртвая царевна» надолго отправилась в потусторонний тур, приобретя NDE (околосмертный опыт).

У братьев Гримм находим сходный сюжет в сказке Dornr?schen, «Шиповничек», «(сборник Kinder und Hausm?rchen»). Пятнадцатилетняя королевна (как ей и предсказали) уколола пальчик веретеном и уснула глубоким «непробудным» сном. Её находит знатный молодой человек и после поцелуя забирает себе «спящую» девочку[15]… Сказать к слову, что юноша, продравшийся через изгородь шиповника, увидал, что «спят с ней заодно король и королева и все придворные», судьба которых остаётся нам никак неизвестной.

Белоснежка и Спящая красавица – два сказочных персонажа, которых объединяет одно – обе красивые совсем молодые девушки, обе принцессы, и обе на долгий срок уснули.

Разумеется и бесспорно, что сон с древнейших времён считался тонкой нитью, границей между жизнью и смертью. В картине Виктора Васнецова "Спящая царевна" («Спящая красавица», 1913-1917 гг.) нашли отражение сразу две сказки – "Спящая красавица" и "Сказка о мёртвой царевне и семи богатырях" Пушкина. Этот же сюжет мы увидим на картинах европейских художников. А именно: «Спящая красавица» (1899), Генри Мейнелл Рим; «Розовая Беседка» (1890), Эдвард Коли Бёрн-Джойс; «Спящая красавица», 1921 г. Джон Кольер.

У британского писателя Нила Геймана героини в его сказке и Белоснежка, и Спящая красавица, так и вовсе сразу вместе.

Тут что ещё интересно, синоним слова «сюжет» – «канва». У Пушкина находим в «Дубровском»: «…под её иглой канва повторяла безошибочно узоры подлинника». Но у Белоснежки были свои достоверные, взаправдашние, прототипы, – немецкие молодые «принцессы». Одна графиня, а другая баронесса. Какая из них? И у нас в самом деле Фатима[16] и Сюнбека умерли и упокоились по-настоящему. И гробы на цепях реалия.

Белоснежка (от Snee, «снег»; witt, «белый»). Её и хоронят в белоснежных одеждах (кто бы сомневался?) и кладут в белом гробу... Хрусталь белого цвета. Хрусталь – особый вид стекла, а с греческого языка переводится как «лёд». Что также зимняя, белая, тема. Белая зима, как мы знаем, символизирует неизбежность смерти. Зима является периодом холода, спячки и временной смерти.

Перед печальным событием [покудовой смерти] дважды Белоснежку спасают гномы, но в третий раз случилась беда с их любимицей. Бездыханная Белоснежка как уже говорилось достаточно долго лежит в простом гробу, но в то же время казалась спящей, да и выглядит по-прежнему хорошо… И, даже, щёки с румянцем. «Лишь только не дышала». Угадали не собственными глазами, а оком души. А нет, так её и не погребают в землю, и она не взята могилою. Потому как переложили её затем в прозрачный хрустальный гроб. А дальше, в конце концов, происходит то, что не знает только ленивый.

У Пушкина «могучий» ветер поэтично и фигурно говорит:

«Там за речкой тихоструйной
Есть высокая гора,
В ней глубокая нора;
В той норе, во тьме печальной,
Гроб качается хрустальный
На цепях между столбов.
Не видать ничьих следов
Вкруг того пустого места;
В том гробу твоя невеста».

Как мы теперь знаем понятие «гроб» в прежние времена имел и другое значение слова – пустая гора… пещера… склеп…

Почему так и сегодня говорят? «Спала как убитая», «спала мёртвым сном». И тут же в прямом смысле: «Спать сном могилы, мёртвым, последним, вечным сном». «Непробудным сном». Почему так легко путаются, смешиваются, понятия «сон» и «смерть»?

«Спящий и мёртвый схожи друг с другом, не смерти ли облик они являют?»

(Шемас Маканны, «Мой рыжий дрозд»).

«Мне снился сон, что сплю я непробудно, что умер я» (Афанасий Фет).

МЁРТВАЯ НЕВЕСТА

ПРЕДАНИЕ, ПОВЕРИЕ ИЛИ БЫЛЬ?

ЧАСТЬ II

? Как было в старые времена и как в наши дни? Много ли изменилось?

Женский гроб от старины и до сих пор обивают белой тканью или другой, но светлой материей: голубой, бирюзовой, сиреневой, розовой[17]. Обивали гроб штапелем, ситцем или сатином, или ещё лучше глазетом, а теперь перешли на отделку искусственной материей. Но чуть раньше, пару-тройку веков назад обычно красили, подчас лаком покрывали. На юге России, как говорят, в стародавние времена кондовый гроб, он же труна, он же домовына – ничем не оббивали как теперь, а попросту разводили известь или белую глину и покрывали его, красили. Но могли покрасить и в другой цвет.

Сам же гроб должен был быть чётко "под покойника", не больше! а то ждать вскоре дополнительного. Извините, примета. Не путать со специальным гробом, имеющим прямоугольную форму и размером чуть больше обычных. Такой гроб называется "колодой". Согласно Церковно-Славянскому Словарю в глубокую старину гроб – собственно вырытое место, могильная комната. Такие бытовали понятия. Потом переносно – ящик, в котором хоронят мертвеца. На Руси уже по принятии христианства тело обвёртывалось в луб, отчего и гроб вообще называли корстой (Котляревский). К слову сказать, что в большинстве различных книгах, содержащих толкования снов и сновидений, Сонниках, видеть во сне гроб или похороны – признак положительный! Лексикограф Луи Бешерель обобщает: «Сон – брат смерти».

В Древней Греции при изготовлении вместилища для трупов использовали ?????????? ????? [известняк], быть точнее особый известковый камень, разновидность которого так и называется "саркофаг". Позднее римляне переняли такой способ захоронения и применяли под видом обыкновенных гробниц – с заменой materialis из мрамора, порфира, терракоты или даже металла. "Весьма рано обычай этот усвоен и древними христианами", – как сообщается в старой книге. Конечно же прежде всего использовали известняк (намогильные кресты и памятники monumentum – той же серии). У нас на старинных кладбищах и сейчас можно увидать потемневшие со стёртыми надписями и узорами небольшие каменные саркофаги из извесняка. Чаще всего на кладбищах при уцелевших монастырях и церквях. С античной эпохи название легко перекинулось вообще ко всяким гробницам, из какого материала не были бы они сделаны. Современные гробы похожи на прежние изделия, которые изготовлялись продолговатой формы, величиной более средних размеров человеческого тела, с рельефными украшениями на лицевой стороне и крышкой.

Мерку снимают с мёртвого человека для изготовления его домовины. Этот аршин ни в коем разе нельзя класть на кровать, а покамест его выносят из дому. И ещё: с живого человека воспрещаться снимать мерки для мёртвого (дескать, всё одно, – и ростом схож и телосложением) ни для погребальной, "смертной" одежды (у которой, в свою очередь, имелись свои многочисленные особенности), ни тем более для гроба. А то, мол, в скором времени на себе уже не примерять будешь… "Наша встреча там. Занимай места!" – по антипословице Линды. "Сегодня жив, а завтра жил". А для тех, кто из баловства это сделал или по глупости, то болтают, мол, что существует целая система заговоров, с тайными противодействиями.

Пустой гроб кропят святой водицей: освящённой в церкви водой. Коли гроб окажется велик для безжизненного тела, то это очень плохая примета. В гробовую подушку помещали стружки, с гробовых досок наструганные, – остальные сжигают, такие стружки нельзя было запросто выбросить. Иной раз пускали стружки на воду. Иногда состриженные волосы умершего могли положить или в его подушку или в специальный мешочек, который дополнительно клали под мёртвую голову. Укладывали "троицкую зелень"[18] иначе "троицкую траву" (в Малороссии Троицкую неделю называли Зелёными святками), или её же клали под покойницкую подушку. А хранили такую траву обычно на божнице в засушенном виде, – это ритуальная растительность, универсальная. В общем, её клали под подушку, в подушку, под голову покойного – тем или иным способом. При непонимании уже смысла и значения действий. А вот перьевую подушку в гроб класть не дозволяется. Серебряные предметы нужно с усопшего снять и в этом случае – серебряный нательный крестик можно заменить. Это можно.

Форм погребений было два узловых вида: "сожигание" на ритуальном костре и "предание земле". Кремация (сожжение) и ингумация (захоронение в земле). Морские странствия, путешествия и флотские военные походы привнесли вынужденные положения – спускание безжизненного тела в воду.

Наши далёкие предки считали, что девочки умершие некрещёными обращались в русалок. Это теперь синонимы – мавки да навки. Навий день – день поминовения усопших (много позже – последний четверг Великого поста): навий день – мёртвый день. В старинном русском языке "навей" (в литовском navie) – мертвец.

Отдавалась дань целомудрию и непорочности. Если в девичьи годы померла девушка, то на кладбище её несли не женщины или мужчины, а лишь девушки. Встречаются упоминания о том, что давно, ещё при царях, мужчины выносили мужчину, женщины – женщину[19], девушки – девушку. Гроб девицы покрывали белой материей[20]. Может оттого, что женщины несравненно консервативны [от лат. conservativus – охранительный], ведь в древности белый цвет – цвет смерти. Оттого и полотняный саван белый, которым покрывали только мирских. Саваном называли и облачение крестившегося – "белые одежды". В иных случаях гроб с покойником накрывали чёрным покрывалом. Чёрный – цвет скорби. Древние считали естественными цветами только белый и чёрный. Более того хоронить девушку да и вовсе молодёшенькую девочку в подвенечном наряде, в нарядной одежде как на свадьбу, традиция, теряющаяся в веках. Особенные похороны, особенная одежда. «Жених души нашей – Христос, чтобы взять в свой чертог». Сочетание погребального обряда со свадебным: убирают-одевают… омовение… печальные песни… совокупность действий и поступков… Семантичное объединение брачного союза и смерти, разумеется по общей картине погребального и свадебного обрядов. Как при похоронах и поминках, так и при свадебных обрядах обязательны были невестины "причитанiя с вытьемъ". В Костромской губернии было так: если невеста сирота, то ночью, за день до брака, она с подругами идёт на кладбище прощаться с родителями и просит, поклонившись могилкам, родительского благословения! Там же в иных сёлах другие подобные посещения кладбищ связанных со свадьбой, да с венчальными иконам приходили[21].

В связи с только что сказанным "обычай поцелуя новобрачных в конце церемонии бракосочетания пришёл к нам из Древнего Рима". Поцелуй тогда являлся скрепляющей брачный договор своеобразной печатью[22]. И говорят так, мол, жених, убирая с лица фату и целуя невесту, возрождал её к жизни уже в новой семье.

«…Ему готовить честный гроб // И тихо целить в бледный лоб (А. С. Пушкин «Евгений Онегин», 1832 г.). Сколько ни жить, а смерти не отбыть.

Есть поцелуй иной. Ещё с древних времен, как и сейчас, поцелуй в лоб считался «последним целованием» – так целуют покойников перед погребением. И это не просто традиция. Прощание с умершим. Считается, что такой поцелуй убирает у почившего его воспоминания о земной жизни, и он является чистым перед Господом. Так обычно по православным традициям покойницу или покойника на прощание целуют в лоб. На Западе такой обряд прикосновения с отдавшим Богу душу не укоренился. И если усопшие инокиня или инок, то там свои правила. Ещё существует ритуал целования в уста. С давних веков слывёт, что умирая, покойный не разлучается с близкими, потому как, и в том мире все живут во Христе.

Взять турецкую свадьбу – жених целует исключительно в лоб свою невесту наряженную в белое платье, после того как они стали мужем и женою. А вместо букетов из цветов на свадьбе той увидим венки с лентами! Размеры и внешний их вид – как у нас на могилу ставят. Ужасно похоже.

В арабской культуре поцелуй в лоб является знаком высокого уважения и почтения. У нас поцелуй в лоб – благословение. И поддержка! А почему родители целуют своих детей в лоб на ночь, перед сном?

…Умирающий давал последние распоряжения и наставления (тут и общеизвестное: "приказал долго жить", а как помер, то уже ему самому наказы дают), а для того, чтобы облегчить ему последние минуты, близкие зажигали восковую или сальную свечу, которую могли дать в руку умирающему, возлежащему в смирной одежде, а могли поставить у изголовья или реже рядом с постелью, и читать отходную. Свечи, ладан, покрывало – последние атрибуты жизни.

А как помер, то зажигают церковные свечи, налепленные к углам гроба или так: ставят их в «стакан» (цилиндр, цилиндрический сосуд без ручки) по обеим сторонам еловой домовины и в головах одну, толщиной в палец. Ногами лежит к образам, как прилично покойнику. Есть варианты. На груди иконка, которая после прощания с усопшим остается во гробе. Лампадка горит под образами, и свечам не дают погаснуть, пока в доме усопший. Или так: перед выносом у гроба зажигают свечи и поют молитвы. Когда выносят, свечи гасят и кладут в гроб. Вместе со стаканом, в котором горела свеча, и неиспользованные свечи, но приготовленные для этого дела, – все в гроб помещали.

Ad notam: священник Тихон Воздвиженский (1822 год) отметил о нашем, доимперском периоде: «В тогдашние времена обыкновенно было пред кончиною постригаться в монахи. Сие делали не токмо князья, но и все вельможи, мня тем вступисть в ангельский чин, и, с отречением вновь от мiра, получить отпущение содеянных грехов в мiре. Страннее еще то, что постриженики сии по выздоровлении жили не в обителях, а в мiре и по своим домам» <…>.

Правую руку покойного клали или влагали сверху на левую – «чтобы мог креститься». В левую руку кладут деревянный (или какой ещё) крест (староверы не хоронили с крестом); свернув трубкой «рукописание» (т. е. написанную молитовку, а назвать её правильно: разрешительной грамотой, или подорожной); свечу, "лестовку", книгу, образок или ещё что.

Сразу, как только человек отошёл, зеркала в доме занавешивали, по каким-то недошедшим до нас наблюдениям, но отчего-то иногда уточняют, что обязательно белым. Однако ни в писаниях святых отцов ни тем более в самих Церковных правилах ничего разъяснительного нет. Покойники ли тут или демоны, – лукавая сила замешаны – не знаю. Безусловно лишь то, если у всех печали и вокруг скорбь – не следует пред зеркалом крутиться. И это правильно. Да и вообще если зеркало разбито, то к худу это. А освобождать его можно было от такого покрывала сразу после похорон. Впрочем, обычай покрывать зеркало на сорок дней объясняется и тем, что душа, могущая ещё бывать в доме, может испугаться того, что подойдя к зеркалу по привычке, не увидит своего отображения и приидет в ужас, который может остаться в ней навсегда… Такие поверия были в век создания сказочных «Белоснежек» и «мёртвых царевен».

Если мы посмотрим на некоторые старые европейские фотографические карточки, которые были крайне популярны к концу XIX столетия, то воочию увидим либо мёртвую девочку, или же мёртвую девушку – в белых платьях невесты: сидящих, стоящих, а то и возлежащих на ложе. Каковые лишь только имитировали живых. Это «постмортем» (Post-mortem), жуткоизумительный жанр. Специальный фотограф, гримёр… и умершую не хоронили долго, пока не сделают задуманный фотоснимок, накопив для этого деньги. «Как живые» получались леденящие душу «невесты» «в белом».

В старые времена жизнь и смерть были не в такой мере строго-настрого разграничены, как теперь в нашем сознании, в век ХХ и ХХI. Но много ли чего изменилось?

Снаряжали отдавшую Богу душу, готовили как на свадьбу, называя невестой Христа, Божьей невестой (мол, Бог прибрал). «"Собирается замуж" говорят об умирающей» – встретилась строка в Интернет-опроснике, а женская одежда для похорон – "приданое"! Посему православной девице-покойнице, на безымянный палец правой руки надевали обручальное колечко, но уже замужней женщине кольца не надевали (а если было оно, то снимали), хотя в некоторых случаях незамужних или безвременно ушедших женщин в гроб клали в подвенечных платьях. Довольно часто погребали без обуви, оттого что "в рай нужно идти босиком". Лишь только вместо венца – венчик бумажный на чело накладывают, со священными изображениями и который даётся в церкви родственникам умершего, когда заказывается отпевание (долгого у старообрядцев). Было так, например. В некоторых местах Саратовской губернии "голову умершей девицы подруги убирают цветами, делая из них венок; потом на гроб кладут также венок и несут к могиле: молодую девицу несут молодые ребята, а женщину – женатые. Сказать к слову, в исламе только мужчины могут сопровождать носилки, которые называются «табутой», и на которых несут умершего мусульманина или мусульманку…

Траурный ритуал относится к числу самых консервативных традиций. Вообще же, мой читатель, связанные со смертью приметы и обычаи – дело очень и очень серьёзное. «Потусторонний мир». Смерть нужно уважать. Даже когда собираешь материалы и пишешь по этой теме траурного действа нужно быть весьма осторожным и аккуратно относиться к этой, обратной стороне, к похоронным обрядам, к траурным мероприятиям, и о чём узнал куда больше. Переезд на ту сторону тема сложная и неоднозначная, как и сам этот сложный вопрос. «Мир иной». Лишь по молодости мнится, мол, «смерть – это то, что бывает с другими».

Когда я уже перепечатывал свой черновик с исправлениями, изрядно сжав выписки и наблюдения, то знать, зачерпнул излишне из той темноты. Чуть только перейти какую-то границу, и как следствие – в октябрьскую пятницу одному своему двоюродному брату выражал соболезнования, а на следующий день, в субботу, – другому! Мои тётушки ушли… Господь да упокоит их в селениях праведных!

…Взять что-либо с кладбища считается большим грехом; некоторые молодые женщины и девушки боятся даже рвать ягоды на кладбищах, чтобы ночью не пришёл к ним покойник"[23]. На Троицу девушки пели: нам венки завивать // и цветы сорывать… Венками же из зелёных ветвей и цветов увенчивали почти все народы мира и жертв и жрецов. Венок почитается залогом безсмерт, знамением перехождения души и союза мёртвых с живыми. Венок как символ и стихия служит к загадыванию или разгадыванию (завиванию или развиванию их) будущей судьбы, – будь то брачный союз или о счастье или несчастье, до пределов жизни и смерти.

Порой можно встретить объяснение, мол, любой девушке в старину заранее приданое собирали и личное подвенечное платье не враз изготовлялось: шили его индивидуально, подбирая что получше, а как вдруг померла – кто ж потом наденет на свою свадьбу платье покойницы? Грубо говоря, "чтобы не пропало" пристроили. И что же? Тем не менее, хоронили в белых платьях невесты и маленьких девочек (дивчинятко у кубанцев) и взрослых женщин не бывших никогда замужем и замужних женщин в своих собственных прежних свадебных сохранившихся платьях. Все они сделались теперь чистыми от греха.

Потом исстари считали, что тут обручение со смертью, ведь смерть молодой девушки (женщины) сочеталась с брачным возрастом ("не долго тебе девовать") и что так вот всё просто кончиться не должно и не может. Тем самым не в этом мире, так в другом она непременно "замужем" всё одно будет. Ещё я полагаю такое параллельное объяснение: "…когда из мертвых воскреснут; тогда не будут… замуж выходить, но будут, как Ангелы не небесах" (Евангелие от Марка, Гл. 12, 25). То есть во всём белом, как ангелы! «Белые одежды» – «чистые».

Александр Николаевич Азаренков

2020

======================

Примечания:

[1] История знает достаточно много примеров. Погребальные глубокие шахты (камеры) с саркофагами известны и находят до сих пор в Египте. Им много-много веков. Искусственные удивительные горы – гробницы древних египетских царей. Хотя знаем, что аналогичные культовые сооружения построены разными культурами. В достаточной мере известно – «зиккурат» (уже не пирамида) от вавилонского слова «вершина», «вершина горы». Ключевое слово «гора». У китайского города Сиань, 38 гор оказались рукотворными траурными пирамидами.

В наше время, в наш сумасшедший век, можно заказать и купить скорбный стеклянный гроб в Китае, по цене до 300 долларов. У нас в стране «хрустальные гробы» или «гроба» изготавливаются из многослойного стекла триплекс. Используют дополнительно дуб, а цвета внутренней обивки, как принято для женщин – белые или светлые.

[2] Ещё малые примеры: …Род Ермоловых идёт от Арслан-Мурзы-Ермола, который в 1506 г. приехал из Орды. Предок Дениса Давыдова – Кончак Кансаевич… Ф. В. Ростопчин (Мин. Иностр. Дел); Голенищевы-Кутузовы… и т. д. и т. д.

[3] А, ведь, правда. Пушкин вполне присутствует среди нас, и ныне живущих. Даже так; я работаю в Басманном районе Москвы. Пушкин жил одно время в Большом Харитоньевском переулке с 1801 по 1803 гг. А родился, крестился и жил сперва там, где сейчас знаменитый Елоховский собор… К слову в этом соборе находятся останки Касимовского царя и в. кн. Тверского Симеона Бекбулатовича.

[4] Принятие веры тогда означало изменение этнической принадлежности. Понятие "русский" и "православный" виделись абсолютно тождественными, причём конфессиональный фактор доминировал над этническим. ("Отечественная история", Российская академия наук, № 1, 2005 г).

[5] Великих княгинь и царевен хоронили в Вознесенском монастыре. Анатолий Скуратович вспоминает, как в лихое время их останки переносили на паперть Архангельского собора. Там вскрывали гробницы из белого камня («подрубали со всех сторон, снимали крышку, а там деревянный гроб. В нём лежал скелет»). Скуратович сам родился в Кремле, в 1921 году. Отец его – кремлёвский шофёр, затем в «гараже особого назначения при СНК и Совете Труда и обороны СССР».

[6] Несколько веков было так. В двух словах. Ордынских ханов, чингизидов (торе?), называли «царями», т. к. титул их был выше князей русских. Царский титул переносится на ханов Золотой Орды.

[7] Дела Тайного приказа [под редакцией С. А. Белокурова]. Санкт-Петербург: тип. Гл. упр. уделов, 1904-1926. (Русская историческая библиотека, изд. Постоянной историко-археографической комиссией; Т. 21-23, 38). Кн. 2, 1908 г.

[8] Представители родов Урусовы и Черкасские, ещё в XVII веке стояли на высших степенях московского боярства, не смотря на то, что члены этих родов только недавно приняли православную веру. Князья Черкасские считались потомками египетского султана Инала. Причислены при императоре Павле к русско-княжеским родам. Подробнее: Карнович Е. П. "Родовые прозвания и титулы в России, и слияние иноземцев с русскими", С. -Петербург, 1886 г., стр. 179. В тоже время, – в списках опричных людей Грозного Урусов записан как князь и княжич. Городецкий удалец Пётр Асланович кн. Урусов (до крещения – Бий-Мурза) лично срубил голову близ Калуги Лжедмитрию II, Тушинскому вору. Урус-хан, который и считается основателем рода Урусовых, писал в своё время к Ивану Грозному: "Я твой казак и твоих ворот человек…" (Соловьёв, Ист. Рос., т. VI, стр. 123).

[9] Энциклопедический словарь. Брокгауз, Ефрон, СПб. т. XIV, 1895 г. (О касимовцах-мещеряках).

[10] То есть святые, канонизированные для почитания в своей епархии. Реже – в своём монастыре.

[11] В 1614 в августе Михаил Фёдорович назначил царём в Касимове царевича Арслана, за ним – его сын Сеид-Бурган (Вельяминов-Зернов, ч. III, стр. 1). В других источниках упоминается грамота "Приезд в Москву Касимовского Царя Араслана, 1623 г. Февраля 13 (Соб. Госуд. Грам. и догов., т. III, стр. 254).

[12] "Исследование о Касимовских царях и царевичах В. В. Вельяминова-Зернова". Санктпетербург, в типографии Императорской Академии Наук (в 4-х частях). Три книги: Часть I, 1863 г., Часть II, 1864 г., Часть III, 1866 г. [ГИБ].

[13] Параллель. Сын знаменитого архитектора Виктор Мельников ещё помнит, как его отец делал первый саркофаг (необыкновенный гроб) для вождя мирового пролетариата. Цитата. «Его эта идея зажгла. Он даже как-то думал о спящей красавице. И первый его вариант – таким кристаллом он сделал… зеркальные стёкла отражали объект», – говорит на 23-й минуте в документальном фильме «Мавзолей» (режиссёр Вера Сторожева, 1999 г.) – Виктор Мельников. «Это, между прочим, первый саркофаг, который показал тело… Таких саркофагов не было. Это первый саркофаг в мире, который показал полностью объект (тело)» – добавляет В. Мельников. От того саркофага Мельникова остались лишь чертежи. Но, говорят, что тот саркофаг был случайно обнаружен где-то в запасниках музея-заповедника «Горки Ленинские», и не совсем давно. Саркофаг Мельникова был необычайной геометрической формы, и полностью выполненный из прочного стекла.

Напомню читателю, что К. С. Мельников (1890-1974), один из плеяды самых великих отечественных архитекторов. А мы никоим образом, никак, не будем путать и смешивать «мавзолей» с «саркофагом». Щусевских Мавзолеев было в истории, как известно, три, а саркофагов…

«Архитектурная идея моего проекта, – вспоминал позднее Константин Мельников, – состояла из четырёхгранной удлинённой пирамиды, срезанной двумя противоположно наклонными внутрь плоскостями, образовывавшими при пересечении строго горизонтальную диагональ. Таким образом, верхний стеклянный покров получил естественную прочность от прогиба. Найденная конструктивная идея исключала необходимость обрамлять стыки частей саркофага металлом. Получился кристалл с лучистой агрой внутренней световой среды», – писал К. С. Мельников.

Но вот уже сам директор мемориала "Горки Ленинские" (Музей Ленина), Олег Хромов, сообщает: «Построить саркофаг поручили Константину Мельникову. Он взял идею из сказки о спящей царевне: хрустальный гроб должен был висеть в воздухе". Невесомость конструкции Мельников придал за счет преломления света. Но тело вождя пролетариата надо было защитить. Желательно непробиваемым стеклом. "А где его взять в разорённой стране? — продолжает Хромов. — Так вот, Мельников часто бывал в ресторане "Яръ", где до революции гуляли купцы. Гуляли от души, порой дрались и выбивали окна. Поставили стекла попрочнее. И вот они пригодились для саркофага Ленина"». См.: "Гроб из старого мира". Чего мы не знаем о Ленине [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ria.ru/20200422/1570377664.html, свободный. – Загл. с экрана.

Что предшествовало этому? После смерти Владимира Ульянова (псевдоним «Ленин») для увековечивания его памяти и сохранения тела был объявлен конкурс. 22 февраля 1924 года Мельников получил предложение принять участие в том конкурсе проектирования саркофага для Мавзолея В. И. Ленина, архитектурный проект которого осуществлял А. В. Щусев. Правительственная комиссия по увековечиванию памяти В. И. Ленина под председательством Феликса Дзержинского признала лучшим проект К. Мельникова.

Итак. 21 января 1924 года умер, почил или уснул мёртвым сном. О смерти Ленина газеты сообщили лишь 24 января. «Похороны» состоялись 27 января 1924 года: когда «хрустальный» гроб с набальзамированным телом Ленина был помещён в специально для этого построенный на Красной площади Мавзолее.

[14] См.: «Снегурочка» [Белоснежка], Гримм Я., Гримм В. К., /пер. с нем. Петникова/, «Юнацтва, 1983 г., стр. 186.

[15] См. об этом: Яков Гримм, Вильгельм Гримм «Настоящие сказки братьев Гримм»), полное собрание сказок, собранных братьями Гримм в неадаптированном варианте… (1800-1818 гг.).

[16] Царица Фатима и её сын, царевич Мелик-Тагир умерли в Каргополе. Сыновья Мелик-Тагира были крещены с именами князей Василия и Фёдора; из них Фёдор Мелик-Тагирович был в 1531 г. наместником в Новгороде. Царевич Худай-Кул (Кудайгуль), другой её сын, в 1505 г. крестился с именем царевича Петра Ибрагимовича и женился на дочери великого князя Василия III Евдокии (Евдокее) Ивановне. [Вельяминов-Зернов сообщает версию, что "русский Царь выдал не дочь свою за царевича Казанского, а сноху"]. Он умер в 1523 году и был погребён в Архангельском соборе в Москве. Надпись же на памятной плите гласит: "Въ лето 7017 Марта в 13 день преставись Царевичь Петръ сынъ Ибреимовъ сына Маматякова Царя Казанскаго" (1509 год). Архангельский собор служил усыпальницей русских великих князей и царей. Там находились и сейчас находятся захоронения великих и удельных князей, царей (только гроб царя Бориса вынули и зарыли в монастыре) и даже одного императора. При входе в собор, через три шага, сразу, два захоронения. Чуть влево – покоится Пётр (Кудайкул или Худай-Кул † 1523), правее – Александр ("Царь Казанский" Утямишь-гирей или Утемиш Сафа Гиреевич или Утемиш-Гирей † 11 июня 1566), сын царский и сам бывший царём в Казани. Он крестился под именем Александр 8 января 1553 года [подробнее: Фукс К. Ф. "Краткая история города Казани", Казань, 1817 г. Издание Общества археологии, истории и этнографии, 1905 г., стр. 44-45]. За саркофагом Кудайкула, примерно на таком же расстоянии как до захоронения Утемиш-Гирея, погребены цари: Иван V (†1696), Фёдор († 1682) и Пётр II († 1730). "Формирование династической усыпальницы великих князей и царей шло в строгом соответствии с существовавшими тогда представлениями об иерархии. Всё в строгом соответствии с церковными канонами" ("Некрополь Архангельского собора"). [При моих (– Азаренков) расспросах у служащих собора, выяснилось, что останки Александра и Петра покоятся не в столпах, где эпитафии, а чуть рядом, внизу (в крипте) - авт. А. А.].

У Худай-Кула было две дочери, и, обе по имени Анастасии. Старшая была за мужем за князем Василием Шуйским. У А. П. Мстиславской был сын Иван Фёдорович, дочь которого Анастасия Ивановна вышла замуж за бывшего Касимовского хана Саин-Булата, крестившегося с именем Симеона Бекбулатовича. Впоследствии назначенного "Царём всея Руси". В наше, после перезахоронения, время останки Симеона Бекбулатовича нашли последнее пристанище в Богоявленском Елоховском соборе. См.: Панова Т. Д. "Некрополи Московского кремля", М. 2003 г.; "Вопросы истории" № 10, 2004 г., стр. 172.

[17] См., например: Чехов А. П. "Страшная ночь". В советское время по рекомендации (проект СНК 1937 г.) проведения похорон, женщин, как и мужчин (равноправие) рекомендовали класть в гроб с обивкой: «людям пожилого возраста — красный с черной каймой, ребенку – розовый с черной каймой, молодому или молодой – белый с черной каймой. Согласно Декрету СНК от 7 дек. 1918 г.: «одинаковые похороны».

[18] Троицын день = Духов день.

[19] В документальном фильме "Товарищи под знаком Эдельвейс" (1942 г.) попались кадры похорон украинки: носилки несли одни только женщины, и вся та процессия состояла только из женщин.

[20] Наш современник свидетельствует (Максим Мармур): «…в Пятигорске после взрыва электрички [в электропоезде "Кисловодск-Минводы, 5 декабря 2003 г.], когда я пришел на кладбище, я увидел три ряда траншей, могил под сотню, наверное, выкопанных одновременно, и они входят в перспективу, это, конечно, оказывает некое воздействие и на мою психику в том числе… Я видел девушку в гробу в платье невесты. Хоронили – белый гроб, белое платье. Производящее огромное впечатление зрелище, очень тяжелое…» http://www.svobodanews.ru/content/transcript/1952486.html

[21] Снегирёв И., «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» выпуск V, 1839 г., стр. 146.

[22] Относительно параллели. Mense Maio nubunt mali – кто в мае женится, тот будет маяться, – говорили древние римляне. У них май месяц почитался неблагонадёжным для супружества. Находится много сходного при свадебных обрядах у русских и римлян (тут даже при чихании римляне говорили "здравствуй!", а у нас "будь здоров!"). Само слово "свадьба" (сватба в старину) одного корня с латинским suada.

[23] Минх А. Н. "Народные обычаи, суеверия, предрассудки и обряды крестьян Саратовской губернии: собраны в 1861-1888 годах".

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru