Щербатов, Меркулий Александрович, князь

Щербатов, Меркулий Александрович, князь, окольничий, известный воевода конца XVI в., участник почти всех походов в течение 1580-1594 гг.

В 1580 г. был в битве с татарами в качестве 2-го воеводы передового полка; в следующем году, начальствуя сначала сторожевым полком, a затем, будучи товарищем воеводы большого полка, ходил на литовцев; в 1582 г. мы встречаем его в шведском походе, а два года спустя — в походе на Казань. К 1586 г. относится известие, что он, недолго перед тем провоеводствовал в Туле (1585 г.), был назначен в товарищи к первому воеводе в Новгороде, где и пробыл до начала 1538 г., когда был переведен судьею в Тверь.

На новой должности ЩЕРБАТОВ продержался недолго, — уже летом того же 1588 г. он снова находится на ратном поле, принял участие в астраханском походе, а два года спустя, в качестве посыльного воеводы передового полка он ходил на шведов.

В 1593 году мы встречаем ЩЕРБАТОВА в несвойственной ему роли дипломата. По решению царской думы, в ноябре этого года он был отряжен послом к крымскому хану для заключения мира и размена пленными. В товарищи ему были даны боярин князь Федор Яковлевич Хворостинин и оружничий Богдан Иванович Бельский, выехавшие раньше ЩЕРБАТОВА для предварительных переговоров с ханским уполномоченным Ахмет-пашею.

Наладить дело мира ЩЕРБАТОВ не сразу удалось по приезде в Крым. Многие татарские князья и мурзы остались недовольны привезенными им ЩЕРБАТОВЫМ из Москвы денежными и вещевыми подарками, говоря, что прежде им "не токмо с послами, но и с гонцами царя посылывалось более».

Тщетно указывал ЩЕРБАТОВ князьям и мурзам, что, помимо 17 тыс. рублей деньгами и платьями для них, московский царь еще для хана послал 10 тыс. руб.; князья и мурзы, более влиятельных из которых Щербатов очевидно, не сумел задобрить лишними подачками, стояли на своем, твердя, что до запросных ханских денег им нет дела, и "платья и наших денег с ханскими запросными деньгами нельзя мешать».

Остался недоволен и царевич - калга, требовавший 5000 руб., грозивший в случае отказа идти на Украйну в отсутствие хана и с последним из-за этого даже побранившийся. Наконец, и сам хан не хотел давать шерти, находя, что единовременная сумма в 10 тыс. руб. для него недостаточна, и требуя платы в таком размере в течение нескольких лет. Только после долгих усилий ЩЕРБАТОВУ при содействии миролюбивого Ахмет-паши удалось сломать упорство мурз и царевича и склонить хана к выдаче шертной грамоты, в которой, между прочим, крымский хан впервые согласился написать полный царский титул, что раньше он делал только для турецкого султана.

Покончив с вопросом о мире, ЩЕРБАТОВ приступил к другому делу, оказавшемуся не менее трудным, — делу о безденежном размене пленными.

На соответственное предложение ЩЕРБАТОВА хан ответил, что у него самого русских пленных нет, есть же они у князей и мурз, а "в Крымском хорте не ведется, чтобы дарю отнимать пленных у князей и мурз; они тем живут, а у которых татар братья и племя в плену у вашего государя, тех они окупают и меняют сами, a мне до них дела нет». Таким образом, ЩЕРБАТОВУ пришлось иметь переговоры с каждым вельможею отдельно, и дело не обошлось без приплат и подачек.

В донесениях ЩЕРБАТОВА из Крыма содержится много любопытных данных, рисующих зависимость власти хана от принцев и даже видных вельмож; интересны также указания ЩЕРБАТОВА о том, как он разузнавал о нужных ему вестях.

"У нас», писал он, с полонянки старые прикормлены для твоего государева дела»; например, о распре хана с царевичем - калгой он узнал от старого русского пленника, жившего в мельниках у одного мурзы. Много указаний содержится в донесениях ЩЕРБАТОВА

о жадности и мелочности татар, начиная с хана и кончая уланами; глава царства, например, не стеснялся выпрашивать у ЩЕРБАТОВА лишний кусок пастилы.

С успехом завершенные переговоры в Крыму доставили Щербатову, по его возвращении, звание окольничего.

В это время он был в явной милости, которая, однако, вскоре почему-то сменилась на маскированную опалу; по крайней мере ничем иным нельзя объяснить то обстоятельство, что ЩЕРБАТОВ, видный воевода и дипломат, удачно выполнивший миссию в Крыму, в 1596 г. вдруг получил назначение воеводою в отдаленный Тобольск, тогда совсем незначительный городишко, незадолго до того основанный. Об этом назначении умалчивают все фамильные родословные, что должно считаться лишним доказательством правильности понимания этого назначения, именно как ссылки.

В Тобольске ЩЕРБАТОВ оставался во всяком случае недолго: в 1598 г. он находится уже в Москве и во время осады её татарами действует в качестве воеводы для вылазок.

Последнее упоминание о ЩЕРБАТОВЕ относится к 1600 г., когда он значится воеводою большого полка на южной окраине государства.


См. статью: "Щербатовы, князья"

См. статьи с тегом: "Щербатовы"

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru