Дерпт

Дерпт, древний русский уездный город Лифляндской губернии Российской империи на р. Эмбах и на Балтийской железной дороге

Дерпт был первоначально эстонской крепостью (maalinn), с 1224 г. он становится епископским замком, а с 1582 г. Дерпт попеременно был то польской, то шведской крепостью; в 1704 г. был взят Петром Великим, укрепления были разрушены и с тех пор уже не восстановлялись.

План крепости ДерптЭстонский Дерпт, располагаясь в центре наиболее значительной эстонской области Угаунии (приблизительно Юрьевский и Верроский уезды Лифляндской губернии), служил в средние века оплотом против частых набегов соседей: русских, ливов, латышей и литовцев.

Особенно часты были набеги русских, которые временами пытались здесь водвориться и обложить эстонцев данью. Так, Великий князь Ярослав Мудрый в 1030 г. взял Дерпт, сильно укрепил его и назвал Юрьевом.

Вскоре после возвращения Ярослава в свое Киевское княжество эстонцы осадили Юрьев и выбили из него русских.

Юрьев стал опять эстонским Дерптом и просуществовал таковым еще около 200 л.

В начале XIII в. у старой Эстонии является новый враг в лице Ливонского ордена, который с 1208 г. в союзе с ливами и латышами, подчинившимися ордену без сопротивления, стремится покорить также эстонцев.

Против Дерпта был предпринят ряд походов, особенно опустошительных для Угаунии, в 1208-11 гг.

Русские, в свою очередь, также вторглись в 1212 г. в Эстонию и, взяв дань, удалились. Им ответил эстонский ванем (старейшина) Лембит, который в феврале того же года взял Псков и разграбил город.

Из дальнейших совместных походов Ливонского ордена с ливами и латышами на Дерпт заслуживает упоминания поход 1221 г., когда ордену удалось взять Дерпт и, сильно укрепив его, на короткое время утвердиться в нем.

В 1223 г. орден снова осаждал Дерпт, но безуспешно; простояв под крепостью 5 дней, немцы сняли осаду, когда до них дошел слух, что русские решили прислать эстонцам поддержку. В том году новгородцы, действительно, прислали на помощь уганийцам князя Вячко с 200 ч.

С 14 апреля 1224 г. немцы снова осаждают Дерпт 5 дней, но также безуспешно. В июле того же года архиепископ Рижский Альберт предложил Вячке сдаться. Вячко, рассчитывая на помощь новгородцев, отказался, ибо Дерпт был хорошо укреплен.

Кроме того, угаунийцы набрали за время 16-лет. войны с Ливонским орденом много рыцарских доспехов и оружия и были отлично вооружены. Угаунийцы, по примеру сареланов (эзельские эстонцы), научились также строить камнеметные и прочие военные машины того времени. Получив от Вячки отказ, Альберт решил уничтожить последний оплот эстонского народа и тем окончательно сломить его.

Епископ Альберт организовал для осады Дерпта огромный отряд из всех наличных членов ордена, наемников, добровольцев и рижских купцов. 15 августа 1224 г. отряд Альберта прибыл под Дерптом, стал лагерем и начал сооружать всякие осадные приспособления.

В 8 дней немцы построили огромную деревянную башню из круглых бревен, высотой наравне с городскими стенами, придвинули ее через ров вплотную к валу и начали подкапываться. Вместе с тем снова послали парламентеров к князю Вячко. Но Вячко ждал выручки со стороны новгородцев и упорно отказывался оставить город.

Осаждающие поражали защитников на валу стрелами из арбалетов, метали машинами камни, катапультами кидали в город раскаленное железо и огненные горшки.

Большой страх среди осажденных, по сообщению Генриха Латышского в Ливонской хронике, был вызван постройкой «ежей» и «поросят» (ericios et porcos), — башен, под которыми подкапывались под вал.

Осажденные подобным же образом сооружали машины и катапульты против немцев.

День и ночь подкапывались немцы, и башня придвигалась все ближе к городу. «Усталые не знали отдыха: днем сражались, ночью заводили игры и кричали; ливы и латыши ударяли мечами по щитам и кричали, немцы играли на трубах, свирелях и других музыкальных инструментах, русские также играли и кричали. Так проходили ночи без сна».

В сентябре эстонцы зажгли огромный костер в городе, открыли в городской стене выход, через который выпустили наполненную огнем башню на колесах, набросав еще сверху дров. Однако, осаждающие мешали им зажечь башню, сбивают колеса й тушат огонь.

В это время другие подносят дрова и зажигают мост, им стараются мешать русские. Вскоре немцы пошли по лестницам на штурм, часть штурмующих ворвалась в проход, через который была пущена горящая башня.

Эстонцы были сбиты с вала, а немцы ворвались в город. Началась резня, рубили мужчин и женщин, никому не давая пощады. Такая же судьба постигла русских, которые пали вместе с князем Вячко до последнего.

Часть осаждающих оцепила город кругом, убивая уходящих из него; Из осажденных остался жив только один суздальский боярин, которого немцы отпустили на родину для оповещения русских о случившемся.

Когда все мужчины были убиты, началось большое пиршество с игрою на трубах и свистках. После этого немцы собрали всю добычу и оставшихся еще в живых женщин и детей, сожгли город и вернулись, по словам летописца «с большой радостью домой».

С падением Дерпта покончила свое самостоятельное существование континентальная Эстония.

Эстонский архипелаг также начал теперь сдаваться остров за островом, последней пала в 1227 г. эзельская цитадель Вальдия, остатки которой сохранились по сие время.

В 1224 г. Герман, назначенный своим братом главой нового Дерптского епископства, начинает восстанавливать укрепления Дерпта, т. к. с востока продолжали угрожать русские, которые неоднократно являлись перед воротами Дерпта и давали немцам чувствовать свою силу. Так, в 1230 г. Дерпт снова был осажден русскими, хотя и безуспешно, но населению пришлось терпеть всякого рода лишения, причем русские, опустошая окрестности, разрушили монастырь Фалькенау, соединенный подземным ходом с Дерптскою цитаделью.

В 1262 г. Александр Невский в союзе с литовским князем Мендагом пытался вытеснить немцев из края, причем Дерпт был сожжен.

Затем наступает сравнительное затишье, т. к. татарское иго принудило русских к пассивности. Но как только Русь стряхнула ненавистное ярмо, она снова вспомнила о Ливонском ордене. Теперь действия русских приобретают более сознательный характер: Москва стремилась к более тесному общению со странами Балтийского побережья. Для этого надо было выдвинуться самому к этому морю, связывавшему между собою самые могущественные и культурные государства того времени. И вот до окончательного осуществления этого плана Россия ведет ряд войн.

Война Ивана IV Грозного с Ливонским орденом привела орден к развалу. В этой войне заметную роль сыграл и Дерпт.

Когда начались военные действия и русские осадили Нейгаузен, в Дерпте заседали сословия старой Лифляндии. Магистр ордена Фюрстенберг спешил к замку Кирумпя навстречу русским, а Дерпт оборонял епископ, фохт Эйлерт Краузе.

Окрестное население, ища убежища в Дерпте, переполнило и так тесную и не обеспеченную продовольственными запасами крепость.

9 июля 1558 г. передовые разъезды отряда князя Петра Шуйского появились около крепости по обеим сторонам Эмбаха и в тот же день расположились лагерем на лугу Туненгофа вдоль Эмбаха на протяжении полумили.

Русский парламентер передал коменданту письмо Петра Шуйского с предложением сдаться. Когда на другой день Шуйский получил отрицательный ответ, он немедленно отдал приказание бомбардировать крепость и начать осадные работы.

Бомбардировка сперва не дала большого результата за отсутствием надлежащей артиллерийской разведки. В ночь на 11 июля русские вырыли за Виттенгальмом траншею, которая в следующую ночь под сильный шум музыки и пения к утру была доведена до самых Андреевских ворот и отсюда вдоль крепостной ограды к Эмбаху. Всю ночь, русские обстреливали Андреевские ворота и ближайшие башни, разрушая амбразуры и бойницы.

В ночь на 13 июля против самых Андреевских ворот, всего в 3-4 сж., была выстроена батарея, а мельница у впадения крепостного рва в Эмбах была занята стрельцами, которые отсюда повели окоп вдоль Эмбаха до Немецкого моста и отсюда к Немецким воротам.

В ночь на 14 июля против Немецких ворот была выстроена батарея, вооруженная 8 медными мортирами, которые вместе с пушками большого калибра, начали бомбардировку Немецких ворот и Компанейской, как называлось в городах Ганзейского союза собрание Черноголовых (холостых, не приписанных к гильдиям купцов), расположенной над Немецкими воротами.

Особенно сильный артиллерийский огонь поддерживала батарея против Андреевских ворот, которая навесным огнем поражала городские дома каменными ядрами «величиною в человеческую голову».

В виду продолжительной засухи и знойной погоды, русские стали обстреливать город раскаленными ядрами.

Малочисленный гарнизон и граждане упали духом. Из среды городской думы была избрана Комиссия, явившаяся к епископу с ходатайством о сдаче крепости, которая и последовала 18 июля. Вместе с падением города прекратило свое существование Дерптское епископство, прекратились и торговые сношения с Ганзейским союзом.

Несколько лет спустя, часть горожан была отправлена в качестве военнопленных в Россию, т. к. царь боялся, что пример Пернова, сдавшегося, вследствие измены лифляндских дворовых людей, полякам, мог соблазнить и Дерптских горожан.

В 1571 г. последовала 2-я ссылка Дерптского населения в Московское государство.

В довершение всех бед в 1578 г. под Дерптом появился партизанский отряд эстонцев, под началом Иво Шенкенберга, прозванного эстляндским Ганнибалом, который зажег предместья Дерпта.

По Запольскому миру 1582 г., Лифляндия перешла к Польше.

Во время польско-шведской войны (см.) в 1600 г. Дерпт был осажден шведами и взят 27 декабря Карлом Зюдерманландским. Однако, уже в 1602 г. полякам снова удалось овладеть городом после кровопролитной осады под началом Ходкевича.

Горожане были обложены за сдачу города шведам штрафом в 2.500 гульденов.

В 1625 г. шведы, под началом графа Делагарди, снова появились под Дерптом, и после 4-недельной осады поляки должно были сдаться. Этим прекратилось навсегда польское господство над Дерптом.

Царь Алексей Михайлович, желая воспользоваться польско-шведской войной для овладения Балтийским побережьем, отправил в Лифляндию войска, которые 26 июля 1656 г. появились под Дерптом и сожгли его предместья. Хотя гарнизон был очень невелик, и оборонительные сооружения находились в плачевном состоянии, тем не менее, благодаря энергии и опыту коменданта, Лорса Флеминга, Дерпт выдерживал осаду в течение 2 1/2 мес., но 12 октября должен был капитулировать главнокомандующему русской армии кн. Трубецкому.

Попытка шведов взять Дерпт в следующем году обратно окончилась безуспешно. 4 г. спустя, по Кардискому миру, русские должно были вернуть Дерпт шведам.

В течение Северной войны, при Петре Великом была предпринята летом 1704 г. осада Дерпта.

Необходимость этой операции вытекала из стратегического значения Дерпта, который, во-первых, как убежище шведской речной флотилии, угрожал с фланга коммуникационной линии осадной армии Петра Великого, оперировавшей в Ингерманландии против Нарвы (р. Великая, оз. Псковское, Пейпус и р. Нарова) и, во-вторых, занимая центральное положение в узле грунтовых и водных путей, между Ригой, Ревелем и Перновом и в то же время связанный водными путями с русскими областями, служил бы для Петра Великого прекрасной базой для действия по внутренним операционным линиям против вышеуказанных трех шведских крепостей.

Вообще с самых древнейших времен старый Дерпт служил входными воротами для всех наступательных операций, направленных на Лифляндию с востока, и, насколько крепость Дерпт являлась бельмом на глазу у Петра Великого, видно из действий шведской речной флотилии в 1702 и 1703 гг.

В апреле и июне 1702 г. шведская эскадра всего из 2 шняв, 2 галиотов, по 6 пушек на каждом, и одного бомбардирного корабля с 2 мортирными, опустошает русский берег Пейпуса и в ряде стычек одерживает верх над русскими кораблями, причем несколько русских галеасов и галеонов были пущено ко дну.

В июне и июле 1703 г. шведская флотилия опять совершает ряд набегов по всему русскому побережью Пейпуса, причем разрушает около 30 деревень, уничтожает много корабельных материалов, а в стычках с русскими кораблями у Мустасаара и Лимасаара выводит их немало из строя.

3 мая 1704 г. шведская флотилия, зимовавшая у Дерпта, вошла в озеро Пейпус, но у устья р. Эмбах была встречена против города Кастерска ожидавшей ее русской флотилией. В происшедшем здесь бою шведы были разбиты, а вся их флотилия (14 военных судов) была взята русскими.

Эти обстоятельства принудили Петра предпринять осаду Дерпта возможно скорее. «Немедленно извольте осаждать Дерпт, — пишет царь своему главнокомандующему гр. Шереметьеву во Псков, — и зачем мешкаете — не знаю».

Действительно, Шереметьеву не зачем было мешкать: Дерпт не был так грозен, как думал последний. Несмотря на большие расходы, сделанные для укрепления Дерпта, к началу осады верки все же не были закончены. Вообще состояние крепостных верков представлялось в таком виде: от Немецких ворот к Андреевским и дальше вокруг города и Домберга, до ворот Святого Якова, помимо городской стены с рядом башен, были воздвигнуты земляные верки с 5 бастионами, и на этом же участке к городской стене с внутренней стороны примыкал служивший цитаделью епископский замок; этот участок был укреплен сравнительно хорошо; но совершенно иначе обстояло дело на противоположном стороне от ворот Св. Якова до Пороховой башни, дальше до Русских ворот и отсюда вдоль реки до Немецких ворот, где перекосившаяся каменая стена с палисадом впереди давала слабую защиту, а проектированные бастионы не были даже разбиты.

Вооружение крепости составляли: 84 пушек, 18 мортир, 6 гаубиц и 16 дробовиков. Гарнизон исчислялся в 5 т. чел., под началом полковника Шютте.

После ряда писем Шереметьев, наконец, решается выступить из Пскова. 2 июня он встречает уже шведские кавалерийские разъезды у замка Кирумпя в 65 вер. от Дерпта и гонит их по направлению к Дерпту, а через 2 дня русские разъезды появились в виду крепости; авангард в составе полка прибыл под Дерпт. 5 июня и расположился лагерем против крепости на другом берегу Эмбаха.

На следующий день русские произвели разведку, а 9 июня прибыли под Дерпт главные силы осадной армии, под командованием генерал-фельдмаршала Б. П. Шереметьева, и расположились лагерем у д. Терванд.

В состав осадной армии входили 5 драгунских полках: Баура, Кропотова, Волконского, Мещерского и Ифланта, числом всего в 4.975 драгун, и 6 полков пехоты, а именно: ф.-Швейдена, Айгустова, Мевса, ф.-Дельдена, Гассениуса и Гессинса (5.702 ч.).

В тот же день расположился на Нарвской дороге у Ратсгофа прибывший на судах по Эмбаху генерал-майор ф.-Верден с 3 драгунскими полками: Игнатьева, Григорова и Гагарина, 1 казачий полк Назимова, 1 рейтарский полк Мурзенки, с 6 пехотными полками: Николая Балка, Англера, Фридриха Балка, Скотта, Келина и Риддера (5.262 ч.) и 2 полков стрельцов Вестова и Палибина (1669 ч.).

Кроме того, в его отряде был особый рейтарский батальон в 150 ч. и 55 калмыков.

Общее число русских — 21.578 ч., включая и офицеров.

К этому надо добавить еще 55 орудий с артиллерийской прислугой в 159 ч., под командою майора Коберта, и штаб Шереметьева.

До подхода главных сил были только небольшие стычки между русскими и шведскими разъездами. За это время комендант крепости полковник Шютте принимает ряд мер, распределяет гарнизон по веркам, сжигает пригороды, реквизирует скот, вооружает сельских обывателей, запрашивает совета офицеров, приводит к присяге тех, кто её еще не принимал и т.п.

С прибытием главных сил осадной армии русские немедленно приступают к осадным работам. Самую осаду можно разделить на 2 периода: с 9 июня по 3 июля атака ведется по плану Шереметьева и с 3 июля по день капитуляции 13 июля — по плану царя Петра.

Генерал-фельдмаршал неправильно оценил данные, добытые из разведки крепости, и направил атаку как раз на самый сильный фронт против бастионов.

Эта ошибка была сразу замечена Петром. Он решает атаковать север-восточный фронт между Пороховой башней и Русскими воротами, где «стена как бы ждет приказа, в какую сторону пасть».

Первый период осады русские укрепились со стороны Ропкой, где, на высоте Мистберг, а также против бастионов №№ 2 и 3 построили батареи; со стороны Ратсгофа была также построена батарея.

В ночь на-12 июня русские, несмотря на сильный артиллерийский огонь из крепости, прикрываясь турами, спустились от Ратсгофа ходами сообщений на самый берег Эмбаха. Утром их атаковала здесь шведская кавалерия, но безуспешно. Тогда по русскому окопу был открыт из крепости сильный артиллерийский огонь, который, хотя наносил вред, но не мог принудить русских покинуть свой окоп.

14 и 15 июня русские усиленно бомбардировали город, разрушив, м. прочим, башню над Русскими воротами. В ночь на 15 июня русские построили еще батарею на левом берегу Эмбаха, против Немецких ворот.

Шведы держались пассивно, не считая небольшой вылазки 16 июня, и слабо отвечали. 19 июня русские возвели у д. Текельфер 3-й лагерь, которым командовал полковник Балк, и отсюда начали спускаться ходами сообщения к воротам Св. Якова.

С 21 июня осаждающие начинают усиленно бомбардировать верки юго-западного фронта, в особенности бастионы 2 и 3. Шведы отвечают энергично.

25 июня русские выстроили еще батарею в 16 орудий на самом берегу, против Русских ворот. 27 июня шведы произвели вылазку на траншеи перед воротами Св. Якова, но безуспешно.

У ворот Св. Якова русские апроши подошли на расстояние 30 шагов. 30 июня русские начали из своих брешь-батарей громить город, стены около бастиона № 5 и ворот Св. Якова для производства обвала. 3 июля к осадной армии прибывает сам Петр и после личной рекогносцировки определяет новое направление атаки. Для этой цели ходы сообщения от Ратсгофа значительно увеличиваются, а батарея на берегу Эмбаха доводится до 30 орудий 6 и 7 июля русские огнем 24 пушек и 11 мортир обстреливают Русские ворота, снеся до основания башню над ними.

В ночь на 10 июня русские вывели из туров апроши от ворот Св. Якова до Пороховой башни, приблизившись, таким образом, к пункту атаки с двух сторон.

К вечеру 12 июля уже все было готово для штурма.

Против Русских ворот через Эмбах, под прикрытием дыма от загоревшегося на шведском берегу дровяного склада, наскоро возвели мост.

Штурм длился 7 час. подряд. Штурмующие продвинулись до палисада перед крепостной стеной и срубили его в то время, как обороняющиеся расстреляли свои заряды; стволы их мушкетов так накалились, что нельзя было держать их в руках. Когда русские взобрались на равелин перед Русскими воротами и взятыми здесь 6 пушек расстреляли ворота и проникли в башню, комендант полковник Шютте решил сдать крепость, капитуляция крепости Дерпт совершилась 13 июля.

Вскоре прекратила свое существование и самая крепость: в 1708 г. Петр, опасаясь с возвращением Карла XII из Саксонии потерять Лифляндию, приказал срыть крепостные верки Дерпта, но после Ништадского мира снова приказал восстановить Дерпт.

В 1772 г. крепость была окончательно упразднена.

В 1893 г. Дерпт вновь был переименован в Юрьев.

Письма и бумаги Петра Великого; В.Ф. Ласковский. Материалы по истории инженерного искусства в России, Спб., 1861; Sahmen, Collectanea majora, Bd. II; Hausmann, Verhandlungen der gelehrten esteischen Gesellschaft; Arvid M?ller, Kort Beskrif- ning ?fwer Est-och Livland; Heinrich von Lettland, Livl?ndische Chronik.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru