О ЖИЗНИ И ТРУДАХ МАГИСТРА ОНТ. Часть 1.

Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.
Часть 7.

О ЖИЗНИ И ТРУДАХ МАГИСТРА ОНТ

+NNDNN+

Памяти друга-корниловца полковника Сергея Проничева

Рождение чандала – преступление.

Из «Законов Ману».

Не смешивай семени человеческого с семенем скота.

Заповедь ветхозаветных патриархов.

И бе со зверми, и ангели служаху Ему.

От Марка святое благовествование.

А обезьяны, то те живут по лесу, а у них есть князь обезьянськый, да ходит ратию своею, да кто замает, и они жалуют князю своему, и оны, пришед на град, дворы разваляют и людей побьют.

Афанасий Никитин. Хожение за три моря.

Какую же надо было иметь веру в конечную целесообразность подобных побоищ, чтобы оправдывать их жестокость!

Артур Конан Дойл. Затерянный мир.

Прямые потомки, кровь которых никогда не смешивалась с кровью существ, похожих на человека, но покрытых шерстью, могущих ходить на четырех ногах или руках.

Михаил Первухин. Колыбель человечества.

Нет в мире непознаваемых вещей, а есть только вещи, еще не познанные, которые будут раскрыты и познаны силами науки и практики.

История ВКП (б). Краткий курс.

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

В 1900 г. бывший монах духовного (клерикального) Цистерцианского Ордена, под патронажем которого в начале XII в. (согласно наиболее распространенной версии - в 1119 г. в Иерусалиме) был основан военно-монашеский, (духовно-рыцарский) Орден бедных соратников Христа и Храма Соломонова (более известный под своим сокращенным названием Ордена Храма) австриец Йозеф (Иосиф) Адольф Ланц (принявший, как и подобает монаху, вместе с «ангельским» (иноческим) чином, монастырское имя Георг и вошедший в историю под литературным псевдонимом «барон (нем.: «фрайгерр», Freiherr) Йорг Ланц фон Либенфельз», основал «Орден Нового Храма» («Орден Новых Храмовников», или «Орден Новых Тамплиеров»), добавив к прежним орденским идеям тамплиеров-храмовников немало новых, собственного изобретения, некоторые из которых, согласно утверждениям целого ряда позднейших исследователей  - Вильфрида Дайма, автора нашумевшей в свое время книги «Человек, давший Гитлеру идеи. Йорг Ланц фон Либенфельз» (Daim Wilfred. Der Mann, der Hitler die Ideen gab. Joerg Lanz von Liebenfels), Николаса Гудрик-Кларка, автора еще более нашумевшей в свое время книги «Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию: ариософы Австрии и Германии, 1890-1935» (Nicholas Goodrick-Clarke. The Occult Roots of Nazism. Secret Aryan Cults and Their Influence on Nazi Ideology: The Ariosophists of Austria and Germany, 1890-1935)  и др. - были, якобы, позднее «творчески переработаны» тезкой Адольфа Ланца - фюрером (вождем) Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (НСДАП) Адольфом Гитлером в рамках национал-социалистической доктрины «Третьей империи» («Третьего рейха»).

Посмотрим, в какой мере эти утверждения соответствуют истине.

Относительно рождения основателя «Ордена Нового Храма» (лат.: «Ордо Нови Темпли», ОНТ, Оrdo Novi Templi, ONT) существует немало версий, из числа которых мы приводим только три наиболее распространенные.

Согласно одной из них, австрийский немец Йозеф (Иосиф) Адольф Ланц родился 19 июля 1874 г. в г. Вене (Австрия) в семье преподавателя гимназии Иоганна Ланца и Катарины Ланц (урожденной Гоффенрайх).

Согласно другой версии (которой мы еще подробнее коснемся ниже), будущий учредитель Ордена «новых тамплиеров» родился 1 мая 1872 г. в семье барона из древнего южно-германского рода в г. Мессине на о. Сицилия (Италия).

Согласно третьей версии Йозеф Адольф Ланц появился на свет в хлеву, поскольку его родители в то время, ввиду тяжелых семейных обстоятельств, скитались по свету; свидетелями его рождения стали местные пастухи. По этому поводу член учрежденного Ланцем ОНТ, фра (брат) Дитрих, писал в своей выпущенной к шестидесятилетию учредителя Ордена Нового Храма юбилейной брошюре «Йорг Ланц фон Либенфельз - 60 лет» (нем.: Joеrg Lanz von Liebenfels - 60 Jahre) следующее:

«...Примерно в то время, когда, согласно библейским расчетам, деяниям Христа на земле воистину надлежало стать вновь ощутимыми, через 12 лет после возвращения в высшие сферы великого медиума Божия Якоба Лорбера, на земле воплотился дух с подлинно божественным призванием, дух, призванный восстановить учение Господа во всей его изначальной чистоте и красоте.

Младенцу, узревшему, после довольно тяжелых родов, свет этого мира 1 мая 1872 г., была уготована необычная во всех отношениях, великая и вековечная судьба, которая, однако, будет оценена по достоинству, как у всех великих людей, посетивших сей мир, во всем своем значении лишь после того, как этот великий Дух покинет сферу планеты Земля, а его бренные останки обретут покой под зеленой травой».

Что бы ни утверждали современные Ланцу и позднейшие «конспирологи» и прочие любители «наводить тень на ясный день», вроде нашего соотечественника Юрия Юрьевича Воробьевского (бывшего друга-конфидента лидера современного российского неоевразийства Александра Гельевича Дугина, впоследствии в пух и прах разругавшегося со своим мэтром, и автора «очень страшной» книги «Третий акт»,  а также великого множества аналогичных «антимасонских» православных триллеров), учредитель «Ордена Новых Храмовников» не был «евреем» и даже не был «женат на еврейке». Мало того - за свою долгую, полную разнообразных треволнений и приключений жизнь он вообще умудрился ни разу не жениться - ни на еврейке, ни на арийке (вопреки мнению немецкого автора Хеннеке Карделя, утверждавшего в своем сочинении «Адольф Гитлер - основатель Израиля», будто Ланц «женился на еврейке Либенфельз» и добавил ее фамилию к своей).

Тот несомненный факт, что учредитель Ордена Нового Храма никогда не был женат, стал для недоброжелателей Ланца поводом обвинять его в «нетрадиционной» сексуальной ориентации (считавшейся в то далекое, «не толерантное» и «неполиткорректное» время, несмотря на свою достаточно широкую распространенность, истово верующими христианами – тяжким  грехом, а не столь религиозными людьми - вредным для здоровья, позорным и достойным осуждения пороком).

С детства Йозеф Адольф Ланц отличался мечтательным и романтическим складом характера и повышенным интересом к истории религиозных орденских организаций. По мнению почитателей учредителя «Ордена Нового Храма», данное обстоятельство могло указывать на то, что будущий основатель ариософии (по мнению его учеников и последователей) являлся перевоплощением некоего Высшего Духовного Существа. Некоторые из почитателей основателя ОНТ утверждали, что еще в детские и отроческие годы Йозеф Адольф Ланц творил чудеса (и, в частности, исцелял больных). Но это так, к слову...

В возрасте 19 лет Ланц вступил послушником в монашеский Цистерцианский Орден, в свое время стоявший у истоков основания исторического средневекового духовно-рыцарского «Ордена бедных соратников (рыцарей) Христовых и Храма Соломонова», более известного под сокращенным названием «Ордена храмовников», или «Ордена тамплиеров» (от латинского слова «темплум», Templum, означающего «Храм»), в монастыре Святого Креста, или, по-немецки, Гайлигенкройц, Heiligenkreuz,  (обязанном своим названием хранящейся в нем по сей день частице Истинного Креста Господня заключенной в золотой ковчежец, украшенный красным лотарингским крестом - одной из эмблем Ордена Храма), расположенном в районе Винервальд города Вены тогдашней столица «Цизлейтании», или «Цизляйтании», Zisleithanien, Cisleithanien, как тогда именовали в рамках двуединой Австро-Венгерской монархии ее немецкоязычную (официально) половину - Австрийскую империю (император, или, по-немецки: кайзер, Kaiser - от древнеримского имени, а впоследствии титула «кесарь», «цесарь» или «цезарь», лат.: Caesar - Австрии из тесно связанной с папским престолом династии Габсбургов являлся одновременно «апостолическим» или «(равно)апостольным» королем Венгрии, именуемой неофициально также «Трансляйтанией», или «Транслейтанией» (Transleithanien) - границей между немецкой и венгерской частями Двуединой монархии Габсбургов считалась река Ляйта, или Лейта).

Кроме австрийцев (совершенно официально считавшихся до 9 мая 1945 г. немцами) и венгров, в Двуединой (Дунайской) монархии Габсбургов проживало еще великое множество других народов и народностей – чехи, словаки, евреи, словенцы, сербы, хорваты, русины (западные украинцы), карпаторус(с)ы, румыны (они же, как тогда говорили, молдовалахи, или молдаво-валахи), боснийцы (босняки, бошняки), итальянцы, поляки, цыгане и проч.

До 1866 г. многонациональная и, следовательно, «не вполне немецкая» монархия Габсбургов (обобщенно именуемая «Австрией») входила в достаточно рыхлое объединение германских государств – «Германский Союз» (нем.: Дейчер, или Дойчер, Бунд, Deutscher Bund) -, именуемое иногда в русскоязычной литературе «Немецким Союзом, «Германской Федерацией», «Германской Конфедерацией», «Немецкой Федерацией» или «Немецкой Конфедерацией», и постоянно боролась за первенство в этом крайне непрочном союзе с другим «не вполне немецким» государством – Прусским королевством  во главе с королями из династии Гогенцоллернов (имевшими немало подданных славянского происхождения – поляков, кашубов, силезцев, мазовшан-мазуров, русских раскольников-старообрядцев («филипповцев», или «филиппонов») - евреев, а также литовцев). В 1866 г. австро-прусское соперничество (не в первый раз уже) вылилось в вооруженный конфликт. В российской историографии этот военный конфликт именуется Австро-прусской войной. Но в немецкой и австрийской исторической традиции он именуется иначе – Богемской войной, Boehmischer Krieg (поскольку боевые действия велись в основном на территории подвластной Габсбургам Богемии, т.е. Чехии) или Германо-германской войной (нем.: Deutsch-deutscher Krieg), причем последнее наименование представляется нам более обоснованным. Дело в том, что в этом военном конфликте, расколовшем Германский Союз, принимали участие не только Австрия и Пруссия. Австрию поддерживал целый ряд более мелких государств-членов Союза (преимущественно южногерманских) – Бавария, Баден, Лихтенштейн, Ганновер, Саксония и др. На стороне Пруссии выступило несколько мелких северогерманских государств, а самое главное – богатые торговые вольные и ганзейские города Гамбург, Бремен и Любек, без щедрого финансирования которыми военных операций («серебряной пули») победа прусской коалиции над австрийской в 1866 г. была бы невозможной. В результате поражения 1866 г. Австрия оказалась, по настоянию Пруссии, исключенной из Германского Союза.

Любопытно, что накануне Австро-прусской войны, 7 мая 1866 г., в столице Пруссии г. Берлине еврей Фердинанд Коэн-Блинд совершил неудачное покушение на прусского министра-президента (премьер-министра) графа Отто фон Бисмарка (будущего князя и первого имперского канцлера объединенной Германии, прославившегося своим изречением: «Построить социализм можно; надо только найти для этого страну, которую не жалко»). Коэн-Блинд, проживший много лет в Англии (куда его отец, активный участник революции 1848-49 гг. в Германии и офицер республиканской Баденской Народной Армии, нем.: Badisches Volksheer, разбитой прусскими войсками, эмигрировал после подавления революции объединенными силами германских государей, в первую очередь - короля Пруссии и императора Австрии), якобы хотел убийством Бисмарка «предотвратить братоубийственную войну между немцами». Бисмарк спасся только чудом. Коэн-Блинд (между прочим, чемпион Англии по стендовой стрельбе!) почти в упор разрядил в него револьвер. Первая пуля попала Бисмарку в пуговицу, остальные четыре (выпущенные террористом, когда тот уже боролся со схватившими его полицейскими) прошли мимо. Загадка покушения на прусского министра-президента так и осталась не разгаданной до конца (Фридрих Энгельс - также служивший в свое время офицером в артиллерии Баденской Народной Армии - и проявлявший к покушению на «собирателя германских земель» и объединителя Германии «сверху», «железом и кровью», огромный интерес, в письмах друзьям утверждал, что Бисмарк носил под одеждой кольчугу; Бисмарк это неоднократно отрицал, в том числе публично, перед германским имперским парламентом-рейхстагом). А «ворошиловский стрелок» Коэн-Блинд ухитрился покончить с собой в камере полицейской тюрьмы (следственного изолятора) еще в самом начале расследования обстоятельств покушения на столь важную персону. В-общем, довольно темная история...Но это так, к слову...

После победы над французской Второй империей Наполеона III Бонапарта в войне 1870-1871 гг. (именуемой в российской историографии «Франко-прусской», а в немецкой – «Германо-французской») произошло объединение всех германских государств (кроме Австрии, Лихтенштейна и Люксембурга) в рамках Германской империи, или Германского рейха (нем.: Дейчас, или Дойчес, Райх, Deutsches Reich) во главе с германским императором (нем.: дейчер, или дойчер, кайзер, Deutscher Kaiser) из династии Гогенцоллернов (являвшимся одновременно прусским королем). После всех этих бурных событий австрийские немцы оказались в меньшинстве в рамках империи, которую традиционно привыкли считать «своей» и «немецкой». На восемь с лишним миллионов австрийских немцев приходилось пять с небольшим миллионов венгров (мадьяр), почти столько же чехов, словаков, поляков, евреев, а также множество представителей более мелких народностей, перечисленных выше. Как правило, жизненный уровень этих национальных меньшинств был ниже, чем у австрийских немцев, зато количество детей в семьях – значительно больше, и размножались они с гораздо большей скоростью.

В то же время главным цементирующим элементом австро-венгерской державы и, в первую очередь, ее австрийской части, оставались немцы (каковыми австрийцы, несмотря на все революции и государственные трансформации первой половины бурного и кровавого XX столетия, продолжали официально считаться до 1945 г.). Причем данный факт имел и чисто экономическое выражение. По авторитетному мнению родившегося подданным Двуединой монархии венгерского историка Оскара Яси, автора фундаментального труда «Распад Габсбургской монархии»: «За первое десятилетие ХХ в. немцы, составлявшие 35,58% от населения (Цизляйтании - В.А.), обеспечили 63% прямых налоговых поступлений. Немец (в Австрии - В.А.) платил в среднем в два раза больше налогов, чем чех или итальянец, в четыре с половиной раза больше, чем поляк, и в семь с половиной раз больше, нежели представитель южных славян (Оскар Яси. «Распад Габсбургской монархии, с. 352). Тем не менее, «концепция объединенной немецкой нации во главе национального (австрийского - В.А.) государства никогда не была политической идеей (в Австрии - В.А.), в отличие от Венгрии, где гегемония мадьяр составляла фундамент политической жизни» (Там же, с. 564). Все это заставило крепко призадуматься немецких националистов монархии Габсбургов. Однако вернемся к герою нашего повествования.

В стенах старинного монастыря Святого Креста (герб которого украшал красный лапчатый крест храмовников-тамплиеров с белой рукой в перекрестье)  юный «брат Георг» Ланц увлекся изучением истории религии и монашеских, а также духовно-рыцарских Орденов, астрологии и библеистики. Вскоре (как и другого известного австрийского ариософа описываемой эпохи – Г(в)идо фон Листа) – Ланца посетило «видение», вызванное созерцанием старинного надгробия, на котором было высечено изображение рыцаря, попиравшего ногами «сирену» (так в средневековой Западной Европе именовали обезьян; хотя, судя по сохранившемуся изображению данного надгробия, запечатленное на нем, под ногами рыцаря – «маршала Австрии Бертольда фон Тройна», как было открыто Ланцу в «видении» -, существо скорее напоминает не обезьяну, а животное из породы кошачьих; впрочем, один из видов обезьян - мартышек - в средневековой Германии называли «мееркатцен», Meerkatzen, что в переводе на русский язык буквально означает «морские кошки»). Ланц воспринял изображение на надгробии как данное ему свыше указание возглавить беспощадную борьбу аристократии («элиты») человеческого рода – богоизбранных «людей-господ» (нем.: «герренменшей», Herrenmenschen), «солнечных людей» («зонненменшей», Sonnenmenschen), «ангелолюдей» (нем.: «энгельменшей», Engelmenschen) или даже «боголюдей» (нем.: «готтменшей», Gottmenschen) - с богоотверженными, проклятыми Богом «обезьянолюдьми» (нем.: «аффенменшами», Affenmenschen), или «шреттлингами» (нем.: Schraettlinge, производное от немецкого диалектального слова «шрат», Schrat, или уменьшительного от «шрат» - «шреттлейн», Schraettlein, означающего буквально: «космач» - распространенный в немецком народном фольклоре образ «дикаря», «дикого (лесного) человека», вошедшего со временем в германскую геральдику в качестве фантастической фигуры - обычно щитодержателя) и принял твердое решение всецело посвятить себя претворению в жизнь этой величайшей, по его мнению, идеи.

Следует заметить, что еще задолго до Ланца, во второй половине XVIII столетия (вошедшего в историю как «Век Просвещения»), видный «вольный каменщик» и основатель мартинизма, учредитель мистического «Ордена рыцарей-масонов избранных коэнов (древнееврейское слово «коэн», «коген» или «коган» означает «священник - так ветхозаветные и талмудические иудеи именовали потомков Аарона, брата Моисеева - В.А.) Вселенной», автор знаменитого «Трактата о реинтеграции существ в их первоначальных качествах и силах, духовных и божественных», учитель «Неизвестного Философа» Луи-Клода де Сен-Мартена, автора не менее знаменитой книги «О заблуждениях и истине», - христианский каббалист, маг, духовидец и теург Мартинес де Паскуалис (Мартиниш ди Паскуалиш) - утверждал, что, наряду с людьми, избранными Богом для спасения, существовали и целые народы, отвергнутые Богом. Например, каиниты - потомство Каина, «до сих пор не находящееся в состоянии "примирения"» (с Богом - В.А.), и хамиты - потомство Хама, которое «не реинтегрировало духовно». По Паскуалису, к «проклятым народам» относились и евреи, из-за смешанных браков с хананеями евреи стали называться «детьми тьмы», и их место перед лицом Бога заняли «дети Божественной милости». Свое резко отрицательное отношение к еврейству (четко отделяемому им от иудейства) Паскуалис (которого, по иронии судьбы, многие «конспирологи» прошедших и нынешних времен самого считают евреем, а заодно - иудеем, хотя этот французский дворянин и офицер королевской армии португальского происхождения в действительности не был ни тем, ни другим) демонстрировал на страницах своего «Трактата» многократно: «Из-за смешанных браков с хананеями евреи стали называться детьми тьмы, и их заменили детьми Божественной милости», «культ, который отправляют нынешние евреи, заставляет осознать, что они ведомы только ложными принципами и самим князем тьмы»; «слово иудей - праведный, иудейский язык - язык святости. Евреи - народ, произошедший от Евера. В потомстве Евера не осталось ни одного из истинных иудеев» (см. Ткаченко-Гильдебрандт В. Введение // Паскуалис М. Каббала Мартинеса де Паскуалиса: Трактат о реинтеграции существ в их первоначальных качествах и силах, духовных и божественных. М., 2008, с. 82, 100, 122, 142). Но довольно об этом...

В 1900 г., через год после своего рукоположения в священники, 25-летний «брат Георг» Ланц, вследствие «постоянно повышающейся нервозности» (а вовсе не  каких-то «половых эксцессов», в чем обвиняли его впоследствии многочисленные недоброжелатели), вышел из Цистерцианского Ордена и, как уже говорилось выше, основал свое собственное братство – «Орден Нового Храма» - под знаком мифа о Святом Граале, защиты прав мужчин, а также идеалов расовой чистоты, под явным влиянием идей Г(в)идо фон Листа, провозгласившего себя прямым потомком, преемником, хранителем, а также продолжателем традиций и тайных знаний жреческой (священнической) касты «арманов», существовавшей, по его убеждению, в незапамятные времена у древних германских племен. В ряды своих «храмовников» Ланц привлек, между прочим, немало высокопоставленных, богатых и «расово чистых арийских мужей», на деньги которых приобрел, в частности, орденский замок-монастырь Верфенштайн, о котором будет подробно рассказано ниже.

Георг Ланц твердо решил посвятить деятельность своего «Ордена Нового Храма» бескомпромиссной «борьбе против смешения рас и за выведение новой, высшей расы чистопородных арийцев».

Некоторые историки и литераторы, претендующие на звание историков (например, Тревор Равенскрофт, или Рейвенскрофт, автор нашумевшего «романа ужасов» под претенциозным названием «Копье судьбы», содержание которого до сих пор принимается многими наивными читателями на веру - хотя оно высосано из пальца от начала до конца!-, и др.), утверждают, что молодой Адольф Гитлер, будущий вождь Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (нем.: Национальсоциалистише Дойче Арбайтерпартай, Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei), сокращенно: НСДАП (NSDAP), и канцлер национал-социалистического (сокращенно: нацистского) «Третьего райха», якобы лично встречался с основателем «Ордена Нового Храма» в 1909 г. и принадлежал к числу постоянных читателей издававшегося Ланцем, начиная с 1905 г., «храмовнического» (!) «журнала блондинов» «Остара. Письменная библиотека блондинов и борцов за права мужчин» (нем.: «Остара, Брифбюхерай дер Блонден унд Маннесрехтлер», Ostara, Briefbuecherei der Blonden und Mannesrechtler).

Журнал был назван Ланцем совершенно «не по-католически» и – более того! – совершенно «не по-христиански», в честь предположительно существовавшей в пантеоне древних германцев богини весны Остары, имя которой было созвучно этнониму древнего германского племени остроготов (остготов), сыгравшему решающую роль в разгроме Западной Римской империи в эпоху Великого Переселения народов, в судьбах возникших на ее развалинах варварских государств и Восточной Римской («Византийской») империи, а также средневековому немецкому названию Австрии – «Остар-Рихи», Ostar-Richi, что в переводе на русский язык означает «Восточная держава», или «Восточный рейх»).

По мнению Ланца и его последователей, древние германцы отмечали праздник Остары (именовавшейся англо-саксами Эострой) в пору весеннего равноденствия, когда день и ночь равны по продолжительности. В этот день, в который, по древним германским верованиям, возрождался король Остролиста, богиня весны Остара представала в качестве высшего олицетворения плодородия, и потому в ее честь якобы совершался ритуал крашеных яиц.

Символом Остары-Эостры был заяц (или кролик), олицетворение плодовитости и плодородия, силуэт которого почитатели Остары видели на Луне. Они одаривали друг друга в честь Остары крашеными яйцами и цветами, зажигали в честь богини очистительные огни, сеяли первое зерно, проводили в домах весеннюю уборку, плели корзины в подражание гнездам птиц (возвращающихся весной с юга на север) и пекли хлебцы с изображением солнечного колеса - «зонненрада», Sonnenrad, носившего также название «зонненкройца», или «зонненкрейца», Sonnenkreuz (креста, вписанного в круг). Ланц считал, что памятью об Остаре служит позднейший праздник христианской Пасхи (нем.: «Остерн», Ostern) и такие атрибуты последнего, как пасхальные крашеные яйца (нем.: «Остерайер», Ostereier), которые, по германским народным поверьям, приносит людям пасхальный заяц (нем.: «Остергазе», Osterhase). Но это так, к слову.

Кстати, с основателем ОНТ встречался, судя по всему, не только Адольф Гитлер. В Швейцарии с Ланцем виделся и Владимир Ильич Ульянов-Ленин, будущий руководитель большевицкой революции в России и создатель Третьего, или Коммунистического, Интернационала, отзывавшийся, если верить Вильфриду Дайму («глубинному психологу» и автору книги о бароне Йорге Ланце-Либенфельзе «Человек, давший Гитлеру идеи»), об идеях Ланца как о «чрезвычайно интересных, (согласно воспоминаниям самого Ланца, будущий вождь мирового пролетариата назвал его идеи не только интересными, но и верными!), однако не столь интересных, как его (Ленина - В.А.) собственные идеи», и даже «выразивший сочувствие» Ланцу за то, что его идеи будут побеждены контр-идеями Ленина и иже с ним. После большевицкого переворота в России, обосновавшийся в Венгрии Ланц, в ответ на  попытки основанного победоносным Лениным в красной Москве Коммунистического Интернационала (Коминтерна) экспортировать социалистическую (коммунистическую) революцию в другие страны (в частности, в Германию, Австрию, Словакию, Польшу, Эстонию, Латвию, Литву, Финляндию, Венгрию), в своих статьях и книгах подвергал беспощадной критике большевиков, которых гневно клеймил как представителей низшей расы «зверолюдей», установивших диктатуру «недочеловеков», практиковавших «сексуальный терроризм» и осуществляющих «целенаправленное истребление представителей высшей,  ариогероической  расы с целью ввергнуть человечество в тотальный расовый хаос».

В области внутренней политики Ланц был солидарен с воспевавшим героическое тевтонское прошлое «Обществом Г(в)идо фон Листа» (Guido-von-List-Gesellschaft), тесно связанным с «Пангерманским (Всенемецким) движением» (нем.: «Алльдойче Бевегунг», Alldeutsche Bewegung) Георга Риттера («риттер», Ritter - не фамилия, а принятый в тогдашней Австрии - как, кстати, и в Баварии - титул, означающий «рыцарь» и стоящий в иерархии аристократических титулов выше низшего дворянского титула «эдлер», Edler. т.е. «благородный») фон Шёнерера (депутата австрийского парламента, выступавшего за «разрыв с Римом», то есть с папским престолом, как «исконно враждебным германцам» учреждением, и за присоединение Австрии к Германской империи Гогенцоллернов – «Второму райху»). «Первым райхом» («Первой империей», «Первой державой») немецкие националисты-народники, как известно, именовали основанную франкским королем Карлом Великим в 800 г. п. Р.Х. и обновленную германским королем Отто(ном) I Великим в 962 г. «Священную Римскую империю (германской нации»)», упраздненную императором французов Наполеоном I Бонапартом в 1806 г., и потому именовавшуюся в немецких народнических кругах также «Тысячелетним райхом» («Тысячелетней империей»).

Впоследствии гитлеровцы, руководствуясь той же логикой, стали именовать свою державу «Третьим райхом» («Третьей империей», «Третьей державой»), что в определенной мере перекликалось с идеями итальянского масона, карбонария и борца за объединение Италии Джузеппе Мадзини о «Третьем Риме» («Рома Терциа», Roma Tertia), под которым он понимал объединенную Италию - наследницу «Второго Рима» («Рома Секунда», Roma Secunda), то есть папского «Римского престола», и «Первого Рима» («Рома Прима», Roma Prima) - Древнеримской империи. Напрашиваются невольные (но далеко не случайные) аналогии и с учением псковского православного старца Филофея о Москве как «Третьем Риме» - наследнике «Первого (Ветхого) Рима» (на Тибре) и Второго (Нового) Рима на Босфоре, то есть Константинополя-Царьграда («четвертому же Риму не быти»), но мы не будем далее углубляться в данную тему, не связанную напрямую с жизнеописанием героя нашего краткого очерка.

На рубеже XIX-XX веков движение «Прочь от Рима!» (нем.: Los von Rom!) было весьма популярным не только среди приверженцев Шенерера и «пангерманцев», но и вообще в среде немецких националистов-народников. Один из них, германский ариософ Курт Пельке, утверждал, к примеру: «Новое германское народное сообщество (нем.: фольксгемайншафт, Volksgemeinschaft - В.А.) откажется от римского права, которое на протяжении веков медленно убивало Германию; будет восстановлено германское право. Так называемое римское право исполнено иудейского духа, а потому является капиталистическим. Древняя Римская империя находилась полностью под иудейским влиянием, вследствие чего была разрушена...». Подобные взгляды пользовались настолько широким распространением, что отразились впоследствии даже в известных 25-ти пунктах партийной программы гитлеровской НСДАП, один из которых гласил:

«Мы требуем замены римского права, служащего интересам материалистического мирового порядка, германским народным правом»...

Как говорил Георг Риттер фон Шенерер:

«Без Иудеи, без Рима

Будет построен Храм Германии»

(Ohne Judа, ohne Rom

Wird erbaut Germaniens Dom)...

Цитированный выше Курт Пельке, кстати говоря, возглавлял ариософскую квазиорденскую организацию «Союз гуотов», или «Гуотенбунд», известную в русскоязычной литературе также как «Союз готов» или «Союз благих» (в немецком названии которой содержится игра слов). Название орденской организации Курта Пельке можно перевести с немецкого языка на русский и как «Союз Готов» - (Bund der Goten), и как «Союз Благих» - (Bund der Guten), и даже, по Горслебену (о котором пойдет речь далее), как «Союз богов». Впоследствии Ланц-Либенфельз, весьма уважительно относившийся ко всему готскому (считая его, не только по созвучию, но и по сути, «божественным», «полубожественным» или «близким к божественному»), поддерживал активные контакты с «Гуотенбундом», в свою очередь, уважительно относившимся к ариософскому движению..

A propos, раз уж мы употребили прилагательное «ариософский», производное от слова «ариософия» (которое далее станем употреблять довольно часто), не лишним будет вкратце описать, что под «ариософией» имеется в виду.

Ариософия в изначальном смысле – «мудрость ариев», синоним понятия «индоевропейская религиозность». В узком смысле под ариософией понимается учение, исповедуемое и проповедуемое Ланцем (считавшим себя, в отличие от собственных учеников, последователей и критиков, вне всякого сомнения, ариософом, но отнюдь не основателем ариософии), названное им самим «расовокультовой религией» (нем.: Rassenkultreligion) и имевшее научное продолжение в лице разработанной Либенфельзом науки теозоологии. Согласно одной из формулировок самого Ланца: «Ариософия есть древнейшая религия, из которой произошли все другие религии... Все они были в основе своей чандалоборческой (кто такие чандалы, нами будет рассказано далее - В.А.) ариософией, поскольку они проповедовали воплощение Бога в Арийце, но также и Его страдания, его погребение в расовом смешении с низшими, тёмными расами обезьяньих существ, а также Его конечное славное Воскресение из могилы расового смешения ради Преображения грядущего Бога-Сына Эры Водолея». С современной точки зрения можно определить ариософию как расово-культовую религию, имевшую признаки акваризма (от латинского названия созвездия Водолея - Аквариус, и, соответственно, «эры Водолея-Аквариуса, более известной в наше время под названием «Новой Эры», или, по-английски: «Нью-Эйдж», New Age), ариохристианства и расового дуализма, сочетавшую в себе учение об Асгарде-Атлантиде, находившейся в незапамятной древности на Северном Полюсе, о тождестве-единстве Христа и Небесного Адама (Адама-Кадмона, или Адама-Гадмона каббалистов), о происхождении ариев-арийцев от Богов и о борьбе арийских боголюдей с содомско-каинитскими зверолюдьми, проходящей лейтмотивом через всю историю человеческого общества. Вопреки широко распространённому (но оттого не менее ложному) представлению, ариософия Ланца не была «(нео)язычеством», но принадлежала к учениям немецких и австрийских представителей крайне националистического, хотя и более духовного, чем политического, движения «народников»-фёлькишей (нем.: «фёлькише бевегунг», Voelkische Bewegung), наряду с занятым истолкованием первосимволов (нем.: Ursymboldeutung) кругом профессора Германа Вирта (о котором подробнее пойдет речь далее), ирминизмом-арманизмом Г(в)идо фон Листа и гляциальной школой Ганса Гёрбигера, создателя теории Мирового Льда, или, точнее, учения о Мировом Льде (Вельтайслере, нем.: Welteislehre, сокращенно: WEL). Один из известнейших адептов ариософии - всемирно знаменитый шведский драматург Август Стриндберг - в одном из своих писем характеризовал наиболее известный труд Ланца - книгу «Теозоология, или весть об обезьянышах Содома и об электроне Богов. Введение в древнейшее и новейшее мировоззрение и оправдание (опровержение обвинений, предъявляемых в адрес - В.А.) государей и (наследственных - В.А.) аристократов») как самый сильный пророческий труд, после известного труда идеолога «народнического» движения Юлиуса Лангбена «Рембрандт как воспитатель» (нем.: Rembrandt als Erzieher). В другом письме Стриндберг рекомендовал своему корреспонденту, Эмилю Шерингу, прочитать «Теозоологию (религию обезьянышей Содома) Ланца-Либенфельза» как «направленную против новых язычников, страшную для них книгу», и был отчасти прав в своем утверждении, поскольку у Ланца в «Теозоологии» (и особенно в другом его труде «Библиомистиконе», или «Книге о тайнах Библии») действительно содержится немало серьёзных аргументов против язычества, поклонения демонам под видом внешне привлекательных кумиров, и т.д. В период после окончания Второй мировой войны судьбы теозоологии (как имеющей полное право на существование своеобразной палеоисторической гипотезы) и ариософии (как гностического ариохристианского культа) разошлись: первая была превращена в свою вотчину присвоившими себе духовное наследие Ланца криптоисториками из общества «Палео-СЕТИ», включая  швейцарца Эриха фон Деникена, исследователя палеоконтактов, автора многочисленных книг на эту тему, в частности - известной книги «Воспоминания о будущем» (нем.: Erinnerungen an die Zukunft), по которой был снят сенсационный для своего времени кинофильм, широко демонстрировавшейся повсюду в мире, включая Советский Союз, и многих книг в том же роде; вторая же претерпела дальнейшее развитие в рамках доктрины основанного Ланцем «Ордена Нового Храма», дополненного учением Генриха Минера (1895-1968) о феях и космическом свете, духовными практиками «европейской тантры» Рихарда Андерса (1894-1965) и др.

Своим более широком употреблением термин «ариософия» (как синоним учений ирминов-арманов и других донацистских расовых эзотериков Австрии и Германии) обязан неоднократно переведенной на русский язык книге Николаса Гудрик-Кларка, сделавшего при исследовании этих эзотерических традиций немало новых открытий, но одновременно внесшего в вопрос немалую путаницу, отождествив ариософию с «оккультными корнями нацизма», вопреки введенному национал-социалистическими властями, после присоединения Австрии в 1938 году к гитлеровской Германии, официальному запрету на отправление ариософского культа в замке Верфенштейн - духовном центре учрежденного Ланцем «Ордена Нового Храма» - запрету на издание ланцевского журнала «Остара» и других ариософских публикаций. Данный запрет со стороны гитлеровской тайной государственной полиции (гестапо), а также заключение в концентрационный лагерь Дахау близкого к ариософам рунолога Фридриха Бернгарда Марби, послужил поводом к осуждению ариософов и ариософии в официальных изданиях «Третьего райха», и, если следовать логике Гудрик-Кларка, отождествившего ариософию с «оккультными корнями нацизма», то нужно признать, что ариософии не существовало, поскольку при более-менее внимательном прочтении попросту невозможно не заметить: сам же Гудрик-Кларк постулирует в конце своей книги...отсутствие у нацизма «оккультных корней»! Но это так, к слову...  

Подобно современному Великому Приорству Российскому (Российской Гранд-Приории) Державного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, в которое были приняты люди самых разных взглядов и направлений (командир Московского Корпуса и Глава Центрального Совета Военно-Исторической комиссии Всероссийского Общества охраны памятников истории и культуры - ЦС ВООПИиК - генерал-майор Петр Федорович Космолинский; литературовед, историк и канцлер Миссии Мальтийского Ордена в России Владимир Александрович Захаров; дебютировавший в 1982 г. песней «Конец проклятому Совдепу» полярный фашист, прошедший «солярную инициацию» в кружке Евгения Головина герметик, православный философ, рыцарь Ордена Святого Иоанна и целого ряда других - в том числе масонских и парамасонских - Орденов, член Фронта Национального Спасения и васильевского Национально-Патриотического Фронта «Память», клуба «Бункер» и Изборского клуба, национал-большевик лимоновского толка, а впоследствии – создатель «Евразийского Союза Молодежи» и «старообрядец» Александр Гельевич Дугин; геральдист и преподаватель Воронежского кадетского корпуса Ефим Анатольевич Комаровский; Председатель Всероссийского и Московского Монархического Центров Николай Николаевич Лукьянов; астролог Евгений Hиколаевич Колесов; публицист и переводчик масонской и эзотерической литературы подполковник Владимир Анатольевич Ткаченко-Гильдебрандт; глава одной из Катакомбных Церквей Истинно Православных Христиан архиепископ Готфский владыка Амвросий фон Сиверс и многие другие), ланцевский «Орден Нового Храма» играл роль своеобразного «закрытого клуба» или «центра общения» между приверженцами теософии, ариософии, оккультизма и различных эзотерических философских учений. Очень многие представители перечисленных выше идейных течений сочетали членство в «Обществе Г(в)идо фон Листа», с членством в «Ордене Нового Храма».

Не подлежит никакому сомнению, что сильнейшее влияние на оба общества оказали теософ(иче)ские идеи первой проповедницы грядущего владычества над миром «коренной» арийской расы – нашей соотечественницы Елены Петровны Блаватской (Е.П.Б.),  основательницы «Теософ(иче)ского Общества», успевшей за свою долгую жизнь не только обследовать Индию, но и вступить в Италии в ложу парамасонского тайного общества карбонариев («угольщиков» или «углежогов») и получить ранение, сражаясь за изгнание неаполитанской ветви королевской династии Бурбонов из Неаполя под знаменами всемирно известного борца за освобождение народов Латинской Америки и за объединение Италии («Рисорджименто») Джузеппе Гарибальди, являвшегося одновременно врагом папского престола и римско-католической Церкви, а также высокопоставленным франкмасоном египетского обряда Мемфис-Мицрайим и карбонарием (что не столь широко известно)! Одновременно госпожа Блаватская (как указано, например, в «Конспирологии» А.Г. Дугина) была агентом «охранки», т.е. Охранного отделения (так назывались структурные органы департамента полиции Министерства внутренних дел Российской империи, ведавшие политическим сыском). Ученица и преемница Блаватской на посту главы «Теософического общества», одна из основательниц т.н. «смешанного» масонства (допускавшего в свои ложи не только мужчин, но и женщин) и главной его организации — ложи «Права человека» — Анни Безант была активной деятельницей партии Индийский Национальный Конгресс и чуть не стала ее председательницей (несмотря на свое чисто английское происхождение). Но это так, к слову...

По мнению многих исследователей, почти все члены тогдашнего венского «Теософ(иче)ского общества» одновременно состояли и в «Обществе Г(в)идо фон Листа». Согласно теософскому учению мадам Блаватской, содержавшемуся якобы в древнейшем в мире памятнике письменности – «таинственной «Книге (Строфах) Дзиан» - на Земле последовательно господствовало пять сменявших друг друга со временем «прарас» (нем.: «ур-рас», Urrassen), или же «коренных рас» (нем.: «вурцель-рас», Wurzelrassen). Первой из них была «астральная» раса студенистых аморфных бесполых существ, которые возникли в неведомой и вечной священной земле, «получив дыхание от Солнца», и размножались почкованием. Астральную расу сменила вторая «коренная раса Земли» – гиперборейская (что означает на древнегреческом языке «крайне северная»). Представители гиперборейской расы имели менее аморфное тело и обитали на затонувшем впоследствии полярном континенте «Гиперборее», тождественном, согласно некоторым ариософским толкованиям, «А(ль)тланду»=«Древней земле», то есть упоминаемой древнегреческим философом Платоном Атлантиде (Ланц в своих трудах именовал Атлантиду «Асланд» или «Асенланд» - страна упоминаемых в эддических сказаниях асов, светлых богов древних германцев); кстати, в наши дни гиперборейскую теорию активно пропагандировал кандидат философских наук Валерий Никитич Демин. Гиперборейскую расу сменила третья «коренная раса Земли» - «лемурийская». Cогласно теософским представлениям, лемурийцы были обезьяноподобными существами громадных размеров, обладавшими самым низким духовным уровнем в «эволюционном расовом цикле» и обитавшими на гигантском острове Лемурии, или «Земле Му (Мю)» в Индийском океане. Звероподобные исполины активно практиковали смешанные браки, плодя бесчисленных уродов. Эти первые три «коренные расы» являлись «протогуманоидными», то есть еще не человеческими в полном смысле этого слова. Их сменили достигшие степени «человечности» представители четвертой, атлантической, «коренной расы». В отличие от теософов, американский ясновидец Эдгар Кейси считал лемурийцев не полудикими зверолюдьми, а основателями древнейшей на Земле высокоразвитой цивилизации, достижения которой впоследствии легли в основу цивилизации Атлантиды. Но это так, к слову...

Согласно теософ(иче)скому учению, атлантическая раса появилась на Земле в результате земного воплощения высокоразвитых космических существ, так называемых «Солнечных Питрисов (Отцов)», или «Сынов Огня» - одного из высших разрядов «Сынов Разума». Атланты также были исполинами, но, в отличие от лемурийцев, обладали высшим разумом и психической силой Фохат (что означает «Огненный Туман»). После гибели атлантической «коренной расы» (также в результате затопления), ее сменила новая (теперь уже человеческая), пятая, арийская «коренная» раса, развивавшаяся под наблюдением Высшего Существа - Ману (так в священных книгах белых арийских племен – «Ведах» - именуется Первочеловек, или Прачеловек, чье имя созвучно имени Манна, или Маннуса - легендарного прародителя всех германских племен, о котором повествовал римский историк Корнелий Тацит в своем описании германцев и Германии) и призванная господствовать на Земле.

«Тайная Доктрина» мадам Е.П. Блаватской (для постижения сути которой, кстати, вовсе не обязательно досконально изучать гигантский по объему труд Е.П.Б., достаточно прочитать фантастическую повесть «красного графа» Алексея Николаевича Толстого «Аэлита», в котором история Атлантиды и ее столицы - «Города Золотых Ворот» в теософской интерпретации - изложена в весьма сжатом очерке, популярно, но довольно точно, хотя большинство читателей повести - особенно советской эпохи - наверняка и понятия об этом не имели!), якобы «продиктованная» ей некими таинственными представителями «Белого Братства» - «Гималайскими Учителями», или «Махатмами» («Великими Душами»), была непревзойденным образцом и постоянным источником вдохновения для «брата Георга» Ланца и других ариософов. Однако ариософия во многом отличалась от теософии Блаватской и антропософии ее последователя Рудольфа Штейнера (или Штайнера, изменившего своей наставнице и создавшего собственное учение). В данной связи можно утверждать, что ариософия, «наука о древней арийской премудрости», основателем которой верные ученики и последователи Ланца - например, многолетний издатель его трудов Иоганн Вальтари Вёльфль - считали своего вождя и учителя, хотя сам Ланц себя таковым отнюдь не считал, как уже говорилось выше, представляла собой своеобразную «национал-теософию» или «расовую теософию», вобравшую в себя наследие немецких романтиков и всецело погруженную в изучение происхождения «коренных рас». Если по учению мадам Блаватской, «коренных рас» было пять, и они сменяли друг друга, как последовательные ступени эволюции, все более возвышаясь и «восходя к Свету», то, например, у немецкого ариософа Рудольфа Йона Горслебена таких «коренных рас» было всего две:

А) «кельто-германцы» (нем.: Kelt-Germanen), они же – «герои-германцы» (нем.: Held-Germanen - Горслебен обыгрывал сходное звучание этнонима «кельт», Kelt, и немецкого слова «хельд», Held, то есть «герой»), они же – «готы» (нем.: Goten) или «готтесфольк» (нем.: Gottesvolk, т.е. «народ Божий», «народ богов», «божественный народ»; в данном случае Горслебен обыгрывал сходство звучания этнонима «гот» и немецкого слова «готт», то есть «Бог»);

Б) «Йоты», Joten (производное от упоминаемых в древних германских сказаниях, в частности, в «Старшей Эдде» и «Младшей Эдде», названия исполинов-«йотунов», «йетунов» или «етунов», обитавших в мрачном «Йотунгайме», Jotunheim,  и боровшихся против светлых божественных асов, Asen), они же «йуды»=«юды», Juden  (этот этноним соответствует немецкому слову «юде», Jude, обозначающему исповедников религии иудаизма - иудеев - и в то же время этнических евреев), народ темных «иу-ху-гет(т)ов».

Еще один известный ариософ, упоминавшийся выше голландский фриз профессор Герман Вирт - будущий глава научно-исследовательского общества СС «(Дойчес) Аненэрбе», (Deutsches) Ahnenerbe, то есть «Наследие (германских) Предков», о котором еще пойдет речь, в гитлеровском «Третьем райхе» -, создатель своей собственной «гиперборейской теории», также проповедовал существование (и вечное противостояние) только двух «коренных» рас:

А) Северной (нордической, от немецкого слова «Норд», или «Норден», то есть «Север») расы светлых и духовных белокожих белокурых выходцев с затонувшего палеоконтинента Арктогеи (эквивалент Гипербореи Е.П. Блаватской и ее последователей-теософов);

Б) Южной (сурдической, от слова «Сур», т.е. «Юг») звероподобной темной расы, происходящей с палеоконтинента Гондвана (эквивалента теософской Лемурии или «Земли Му»), бездуховной и всецело пребывающей во власти низменных, разрушительных инстинктов (следует заметить, что впоследствии некоторые ариософы-эпигоны - например, перуанец Антенор Оррего и чилиец Мигель Серрано, именовали «сурдическими» племена нордической расы, мигрировавшие на Юг, однако данная точка зрения осталась, так сказать, на задворках ариософии).

Выходцы из Арктогеи отличались от выходцев с Гондваны группой крови (1-й и 3-й соответственно), формой черепа, пропорциями тела, пигментацией кожи, глаз и волос, но самое главное – уровнем интеллекта.

Цветные расы были помесями (впоследствии Ланц говорил и писал в этой связи о «смесях»), образовавшимися в результате неупорядоченных половых сношений между «высшей» белой и «низшей» темной расами («расового греха» или «расового преступления», отождествляемого Ланцем впоследствии с библейским «грехопадением» - «первородным грехом»).

При этом своеобразно истолковывалась ветхозаветная библейская история и сотворении первой женщины Евы «из ребра» первого мужчины Адама: Адам был усыплен, когда из него делали Еву, а когда он проснулся и увидел ее, сказал: «На сей раз это кость от костей моих и плоть от плоти моей...» и далее по тексту книги Бытие.

Из слов «на сей раз» делался вывод, что это был не первый раз. Простой смысл ветхозаветного стиха заключался, с точки зрения ариософов, в том, что человек первоначально пытался найти себе пару среди животных, которые уже существовали на тот момент, но никто из них ему не подошел, ибо они ему ни в чем не соответствовали. И лишь когда партнерша для Адама была сотворена по принципу «кость от кости и плоть от плоти» его, то есть из него самого, она получилась удачной, полностью соответствующей первому человеку, прародителю людского рода. В этом заключался смысл слов «на сей раз».

Перечисленные выше идеи не могли не оказать своего влияния на Ланца, проповедовавшего свою собственную, новую «религию ариогерманцев», с Иисусом Христом как «проповедником расовой чистоты», ангелами как «расово чистыми существами» и Страшным Судом как последней битвой между «белокуро-синими» арийцами (блондинами с синими глазами) и «зверолюдьми» (метисами, но, в первую очередь, иудеями). При этом традиционное христианское отвращение к злу Ланц истолковывал как «ненависть ариев (арьев, арийцев, ариогероиков) ко всему иудейскому», а проповедуемая им необходимость «углубления религиозного чувства» превращала последнее в средство мобилизации антисемитов не только на рациональном, но и на эмоциональном уровне. Профессор Лондонского университета Мэри Бойс, принадлежащая к числу ведущих современных иранистов, подчеркивая характерное для теософов пристрастие к наукообразной терминологии, указывала на то, что бомбейские теософы конца XIX в. вслед за Генри С. Олкоттом (участвовавшим, вместе с Е.П. Блаватской, в основании Теософического общества в Нью-Йорке) «объясняли религиозные обряды псевдонаучными терминами, заявляя, например, что ритуалы поклонения огню предназначены для получения «термоэлектричества» (Мэри Бойс. Зороастрийцы. Верования и обычаи. М., 1988, с. 215). Точно такое же, типично теософское, пристрастие к наукообразию, было характерно и для Ланца, уснащавшего свои многочисленные сочинения множеством терминов, заимствованных из самых разных сфер научного знания и отличавшегося всю свою жизнь особой «любовью к электричеству» (об этом мы расскажем подробнее несколько позже). 

Здесь нам представляется уместным указать на связи, существовавшие не только между Лениным и Ланцем, но и между тем же Лениным и «Гималайскими Учителями», вдохновлявшими мадам Блаватскую и ее последователей-теософов - в частности,  действовавших уже после Великой (Первой мировой) войны и победы большевицкой революции в России художника и литератора-розенкрейцера Николая Константиновича Рериха, его жену-духовидицу Елену Ивановну Рерих (почитаемую рерихианцами как реинкарнация Е.П. Блаватской и «Матерь Мира») и все их окружение, которые даже самого Ленина причисляли к числу «Великих Душ» - «Махатм» -, именуемых ими «духовными водителями Востока, выдвигающими идеи единения Советов со всем буддийским миром». Уж не потому ли столетие со дня рождения Ленина - кровавого палача русского и других народов - было торжественно отмечено в 1970 г. на уровне ЮНЕСКО?

В 1926 г. Н.К. Рерих, в качестве посланца гималайских «Великих Душ» (пребывающих, по его утверждениям, в некой недоступной простым смертным «блаженной стране», именуемой в буддийско-тибетско-монгольской традиции «Шамбхала» или «Шамбала» и охраняемой, между прочим, «снежными людьми» - «йети», кем-то вроде эддических «йотунов», горслебеновских «йотов», ланцевских «шраттов»-«лешаков», американских «сасквачей»-«бигфутов» и кавказских «алмасты», «очокочи» и «каджи», о которых у нас еще пойдет речь), привез правительству официально «безбожного» Советского Союза и руководству его большевицкой партии ВКП (б) «Послание Махатм», начинавшееся словами: «На Гималаях мы знаем делаемое Вами...» и фактически полностью одобрявшее и даже благословлявшее все, что большевики (якобы ищущие Общего Блага!) творили над порабощенными ими многострадальным русским народом и другими народами России.

А видный российский теософ доктор Константин Николаевич Рябинин, (близкий, до двухэтапного государственного переворота 1917 г. в России, ко двору императора Николая II и к врачу тибетской медицины буряту Жамсарану, в крещении - Петру Александровичу - Бадмаеву, первому переводчику на русский язык трактата «Чжуд-Ши», крестнику императора Александра III, лечившему членов семьи Николая II и друга царской семьи Григория Ефимовича Распутина-Новых, убеждавшему российских императоров включить в состав России Тибет, Монголию и Китай), готовивший в 1916 г. князя Феликса Феликсовича Юсупова к убийству Распутина, врач экспедиции Рерихов в Тибет в 1928 г. (осуществляемой, как ни странно, в самый разгар «всемирной классовой борьбы», под эгидой «оплота мирового коммунизма» - Советского Союза и «оплота мирового капитализма» - Северо-Американский Соединенных Штатов, или, выражаясь современным языком - Соединенных Штатов Америки -  одновременно, да еще и в сопровождении замаскированного под монгольского ламу агента советской разведки чекиста Якова Григорьевича Блюмкина, по кличке «Шамбала»!), позволял себе цитировать в своем дневнике некоего «Высокого Общинника Востока» в следующих выражениях:

«Придется встретиться с людьми, - говорит Он («Высокий Общинник» - В.А.), которые будут смеяться при каждом непонятном для них слове. Их аппарат восприятия покрыт мозолями невежества. Например, если им сказать - Шамбала, они примут это реальное понятие за фетиш суеверия. Не так поступили Маркс и Ленин. Уже говорилось, что наши представители посетили Маркса в Лондоне и Ленина в Швейцарии (совсем как Ланц фон Либенфельз! - В.А.). Явно было произнесено слово Шамбала. Разновременно, но одинаково оба вождя спросили: «Какие признаки времени Шамбалы»? Отвечено было: «Век истины и мировой Общины». Оба вождя одинаково сказали: «Пусть скорей наступит Шамбала». Если невежда дерзнет называть себя марксистом или ленинцем, сурово скажите ему - явное предательство основ Общины».

Для ясности не мешает добавить, что словом «Община» Н.К. Рерих, этот, по воспоминаниям Натальи Александровны Луначарской-Розенель, жены советского наркома просвещения, масона Анатолия Васильевича Луначарского, «недобрый колдун с длинной седой бородой, слегка раскосый, похожий на неподвижного китайского мандарина», и его последователи (в несколько завуалированной форме, чтобы не отпугивать «недостаточно просвещенных» последователей из числа теософов) обозначали коммунизм (слово, происходящее от латинского слова «коммунис», то есть «общий»).

О Шамбале нам представляется необходимым сказать следующее. В 1775 г. третий Панчен-Лама (второй по рангу священнослужитель-лама, после духовного и одновременно светского правителя Тибета Далай-Ламы, в «желтошапочной» школе Гелуг-па тибетского буддизма-ламаизма) Лобсанг Палдан Йеша написал труд под названием «Повествование о Шамбале, великом местопребывании совершенных, вместе с описанием страны ариев, именуемое "Источник, сотворяющий радость"». Этот «Источник» представляет собой нечто вроде путеводителя - описание пути из Арьядеши (Индии) в Калапу, столицу Шамбалы (по-тибетски), или Камбалу (на санскрите - искусственном языке образованных классов Древней Индии, по-прежнему являющемся священным языком индуизма). К началу XX века «Источник» был уже переведен на несколько европейских языков (в том числе в 1915 г. - на немецкий, под названием Der Weg nach S'hambhala (S'ambalai lam yig), изд. в Мюнхене, в переводе Альберта Грюнведеля). Согласно «Источнику», мудрецы Шамбалы, незримые для профанического (то есть непосвященного в высшие тайны мироздания) мира, незримо наблюдают за всем происходящим в этом мире, все больше погружающемся во зло в современную эпоху - Железный Век (Кали-Юга). В год Огненной Овцы (Козы) 22-го рабджуна, когда господство Зла на земле достигнет своего апогея, на престол («Львиный трон») Шамбалы взойдет ее 25-й по счету правитель - Калки Рудра, который объявит войну всем нечестивым варварам-млеччхам «ла-ло» (в первую очередь мусульманам - главным историческим врагам центральноазиатского, кашгарского, афганского, тибетского и индийского буддизма; любопытно, что знаменитый немецкий и английский филолог, индолог, мифолог и религиовед Фридрих Максимилиан Мюллер считал буддизм конечным завершением, или богословским резюме, всей традиции народов арийских, а ислам - конечным завершением всей традиции народов семитских). С этой точки зрения можно рассматривать «Войну Шамбалы» не только как схватку буддистов с мусульманами на «локальном» центральноазиатско-кашгаро-афгано-тибетско-индийском «фронте», но и как «последний и решительный бой» арийцев с семитами вообще, во всемирном масштабе. Не менее любопытным представляется, однако, тот факт, что, в свою очередь, согласно некоторым мусульманским сказаниям (то есть сказаниям тех самых млеччхов-«ла-ло», искоренить которых раз и навсегда призвано воинство Шамбалы!), грядущий спаситель - посланник единого бога мусульман - Аллаха - так называемый «Махди» («скрытый имам» измаилитов-низаритов) - должен явиться для спасения мира в конце времен из некоей таинственной страны с удивительно сходно звучащим названием - «Джамбаллай». А вообще-то еще в «Жизни Аполлония Тианского» (античного мудреца-неопифагорейца и теурга I в. п. Р.Х.)  Флавия Филострата повествуется о том, что где-то в Индии на высокой горе существует некое подобие Шамбалы - «крепость, в которой обитают мудрецы. Эти мудрецы не бьются с пришельцами, но отражают их, посылая знамения и бедствия - таковы их святость и богоизбранность...»  Как говорится, «темна вода во облацех»...

Согласно «Повествованию (Повести)» Панчен-Ламы Лобсанга Палдан Йеши, самодержавный правитель Шамбалы, Чакравартин (буквально: «Вращающий Колесо», то есть «Царь Мира») бросит 90 000 000 воинов Шамбалы на 100 000 золотых боевых колесниц, во главе с непобедимым полководцем Чандрасутой, объединившихся с небесным воинством 12 Великих Богов, оснащенных всеми видами оружия, включая «виманы» (боевые летательные аппараты, описание которых напоминает описание «неопознанных летающих объектов» и которые якобы состояли на вооружении жителей Атлантиды - именно на них, способных совершать даже межпланетные перелеты, представители высшей касты атлантов - магацитлы - спаслись с гибнущей Атлантиды, улетев на Марс - если верить «Аэлите» А.Н. Толстого!) в бой с нечестивыми «ла-ло», уничтожит их и установит Сатья-Югу (Золотой Век).

Рерихи и рерихианцы были безоговорочными почитателями мадам Е.П. Блаватской (перевоплощением которой, как уже говорилось выше, считали Е.И. Рерих - супругу своего духовного вождя).

А если к тому же учесть, что свастика («гакенкройц», «гакенкрейц», «крюковой крест», «крюковидный крест», «головчатый крест», «гаммадион»), помещенная Е.П. Блаватской на своей личной печати и на эмблеме «Теософ(иче)ского общества», а Йоргом Ланцем фон Либенфельзом - на своем должностном гербе и на знамени Ордена Нового Храма, после февральского переворота 1917 г. изображалась на купюрах российского Временного правительства (проступая через контуры принятого им в качестве нового государственного герба России «ощипанного» билибинского орла, лишенного - в разгар войны! - не только корон, скипетра и державы, но и образа покровительства Русского православного воинства - святого Георгия Победоносца!), в течение девяти месяцев плавно «сдавшего» Россию ленинцам-большевикам, и что с 1918 г. та же свастика (которую преемница Е.П. Блаватской на посту главы «Теософического общества» - видная феминистка, деятельница тред-юнионистского, т.е. профсоюзного, движения и «смешанного» масонства Анни Безант - носила на шее не только задолго до прихода к власти в Германии вождя НСДАП Адольфа Гитлера, но и задолго до того, как юный Гитлер вообще узнал о существовании свастики!) изображалась на денежных знаках уже ленинского правительства Советской России (в частности, на 5000- и 1000-рублевых купюрах-«пятаковках»), печатях Советов депутатов различного уровня, головных уборах, командирских знаках и нарукавных нашивках целого ряда частей «рабоче-крестьянской» Красной Армии (по крайней мере, вплоть до 1924 г.), то аналогии начинают приобретать все более странный и зловещий характер.

По мнению теософов, «свастика...есть символ энергии и движения, которое создает мир, прорывая отверстия в пространстве...создавая вихри, которые являются атомами, служащими созданию миров». «Коловрат», наряду с шестиконечной «звездой Соломона» (известной также под названием «звезда Давида» или «щит Давида» - «маген Давид», «моген Довид»), египетским «крестом вечной жизни» («анхом»), кусающим собственный хвост священным змеем Уроборосом и буддийско-индуистским знаком Творения «Ом», или «Аум», вошел в качестве элемента в эмблему Теософического общества, а также в личную эмблему основательницы современной теософии - Елены Петровны Блаватской, и украшал практически все теософские печатные издания. Так, например, знак коловрата присутствовал на титульном листе журнала немецких теософов «Цветы лотоса», издававшегося в «прусско-германском» Втором райхе Гогенцоллернов в 1892-1900 гг.

Свастика-коловрат в период между Первой и Второй мировыми войнами использовалась в качестве опознавательного знака на военных самолетах ряда стран мира - Финляндии, Норвегии и Латвии и даже США (фюзеляжи боевых аэропланов американской эскадрильи «Лафайет» свастика украшала еще в 1918 г.!), петлицах чинов 21-й и 22-й горно-стрелковых дивизий польской армии (до 1939 г.), знамени белого Сибирского добровольческого корпуса, погонах конников атамана Григория Михайловича Семенова и барона Романа Федоровича фон Унгерн-Штернберга, нарукавных нашивках чинов 45-й пехотной дивизии армии США (с 1923 по 1941 г.!) и советских красноармейских частей (сражавшихся в 1918-1919 гг. на Восточном фронте против войск Верховного Правителя России адмирала Александра Васильевича Колчака), на упоминавшихся выше 250-рублевых банкнотах Временного правительства (в сочетании с лишенным корон, скипетра и державы «ощипанным» билибинским двуглавым орлом) и - повторим это еще раз, ради вящей убедительности! - на большевицких банкнотах-«пятаковках» разного достоинства (уже безо всякого, даже «ощипанного», орла), на печатях некоторых Советов солдатских и рабочих депутатов в РСФСР (например, Московского губернского - по крайней мере, с 1918 по 1920 г.), на головных уборах калмыцких кавалерийских частей Красной Армии в 1919-1921 гг. (и даже в гербе советской Калмыцкой республики!).

Любопытно, что большевики, использование которыми «фашистского знака»  иные современные защитники чистоты идеологических риз партии Троцкого-Свердлова-Ленина-Сталина пытаются оправдать тем, что «ленинская гвардия»-де унаследовала денежные клише со свастикой от Временного правительства (на деле им почти не сопротивлявшегося, а передавшего красным узурпаторам Россию из рук в руки, после чего глава этого самого Временного правительства Александр Федорович Керенский, друг детства и соученик по гимназии Владимира Ильича Ульянова-Ленина, преспокойно выехал из большевицкой Совдепии на Запад, отнюдь не переодеваясь в женское платье, а в эмиграции, отнюдь не бедствуя, даже стал записным «совпатриотом-оборонцем»), в ту пору расцвета своего оккупационного режима ни разу ничего плохого против свастики не сказали и не предприняли (кстати, использование свастики на большевицких печатях, головных уборах и военных нашивках никаким «наследством Временного правительства», в отличие от денежных клише, объяснить при всем желании никак нельзя). Поэтому об этом ставшем впоследствии неполиткорректным факте большевицкое «министерство правды попросту заставило забыть, «сделать бывшее небывшим», совсем по Джорджу Оруэллу. После этого с легким сердцем можно было осуждать свастику как зловещий знак, под которым были истреблены десятки миллионов людей - хотя под другим, не менее зловещим, знаком - пятиконечной звездой-пентаграммой (используемой, как и свастика, отнюдь не только одними большевиками, но и, скажем, солдатами Японской Императорской Армии, не говоря уже о Вооруженных Силах Соединенных Штатов Америки) - было, в общей сложности, истреблено в ХХ в. гораздо больше людей. Но это так, к слову...


Правда, свастика на гербе (но не на флаге!) «Ордена Нового Храма» имела укороченные перекладины, была левосторонней и прямостоящей (именно такая свастика - но только с равноконечными перекладинами! - украшала капот автомобиля последнего российского Императора Николая II, молитвенники и многие личные вещи Царицы-Мученицы Александры Федоровны), а свастика на банкнотах Временного Правительства и ленинской Совдепии - хотя и левосторонней, но не прямостоящей, а вращающейся (и тем самым полностью идентичной свастике гитлеровской НСДАП и «Третьего рейха» - этот факт, кстати, полностью опровергает содержащееся в «программной» книге Адольфа Гитлера «Моя борьба» («Мейн Кампф», «Майн Кампф», Mein Kampf) утверждение, что именно он, в период между 1919 и 1922 гг., развернул в обратную сторону и наклонил, наподобие вращающегося колеса, свастику-гакенкрейц НСДАП, дабы показать свое желание «обратить вспять ход истории»).

Кроме общности символики, имелось много иных черт, роднивших кровавый режим, установленный в большевицким Третьим Интернационалом, с гитлеровским Третьим рейхом. Процитируем в этой связи исследование советского историка Петра Хмелинского «Навстречу смерчу. Сталинский «блицкриг», которого не было и не могло быть», увидевшее свет в 1991 г. в издательстве «Московский рабочий», где на странице 34 стоит черным по белому:

«Другое объяснение (сталинского – В.А.) террора – возможность поставлять дармовую рабочую силу в ГУЛАГ. Но все же начавшиеся в 37-м году массовые расстрелы в лагерях, уничтожение заключенных в газовых «банях» – это изъятие рабочей силы из ГУЛАГА, а не поставка ее. Тысячи и тысячи людей расстреливались до лагерей – сразу после ареста и по окончании следствия. В 37-м их буквально не успевали хоронить. Все места заключения были не просто заполнены, а переполнены и еле переваривали хлынувший туда людской поток...» и далее по тексту.

Александр Исаевич Солженицын на с. 297 второго тома своего капитального труда  «Двести лет вместе» также пишет об использованию советскими карательными органами удушающих газов для ликвидации «врагов народа» - иначе говоря, действительных или предполагаемых противников сталинского режима:

«Знаменитые душегубки изобретены, оказывается, вовсе не у Гитлера во Вторую Мировую Войну – а в советском НКВД в 1937. И изобрёл их Исай Давидович Берг, начальник АХО УНКВД Московской области. Бергу было поручено исполнять решения "тройки" УНКВД МО – и Берг исправно выполнял поручение: возил на расстрелы. Но когда в Московской области стали заседать одновременно три "тройки" – уже справиться было расстрельщикам невозможно. Тогда и догадались: жертв раздевать догола, связывать, затыкать рты и бросать в закрытый грузовик, снаружи замаскированный под хлебный фургон. На перегоне выхлопные газы шли внутрь грузовика – и до рва арестанты были уже "готовенькие"...»

Впрочем, если верить книге популярного современного российского автора Андрея Михайловича Буровского «Холокост: были и небыли» (М., «Яуза-Пресс», 2011, с. 127), ссылающегося на исследование Бориса Владимировича Сенникова «Тамбовское восстание 1918-1921 гг. и раскрестьянивание России 1929-1933 гг.» (М., «Посев», 2004), газовые машины-«душегубки», у которых выхлопные трубы выводились под днище и газ поступал внутрь герметизированной машины, использовались большевиками для истребления своих военных и политических противников еще с 1920-х годов (в частности, для уничтожения тамбовских повстанцев в 1921-1922 годах).

С целью ускорения процесса ликвидации «человеческого балласта» он был поставлен большевиками на поток» в буквальном смысле слова. Так, в Краснодаре (бывшем Екатеринодаре - столице Кубанского Казачьего Войска при «проклятом царском режиме Николая Кровавого») в здании НКВД стояла мясорубка, которая перемалывала трупы расстрелянных «врагов народа» и спускала их в канализацию. При немецкой оккупации эту мясорубку показывали иностранным журналистам (см. обо всем этом подробнее в книге Бориса Сергеевича Пушкарева «Две России ХХ века. 1917-1993». М., «Посев», 2008). Вероятно, именно эту НКВД-шную мясорубку имели в виду братья Стругацкие, вложив в уста арканарского алхимика-изобретателя отца Кабани, одного из героев их бессмертного антитоталитаристского романа-фэнтези «Трудно быть богом» рассуждение об изобретенной им на беду себе и людям «мясокрутке», отнятой у него жестоким и коварным орлом нашим доном Рэбой (Рэба - очевидная анаграмма фамилии Берия), применяющим эту «мясокрутку» в пыточной Веселой Башне для приготовления нежнейшего мясного фарша из государственных преступников: «И теперь в Веселой Башне мясной фарш делает. Очень, говорят, способствует...».

А теперь процитируем современного отечественного историка ариософии Андрея Викторовича Кондратьева, автора предисловия к книге  «Тибетская экспедиция СС» популярного исследователя различных аспектов гитлеровского «Третьего райха» Андрея Вячеславовича Васильченко, ссылающегося на книгу Грегори Дугласа «Секретная папка «Гестапо-Мюллер». Документы и свидетельства из секретных архивов США». Берг ам Штаренбергер Зее, 1995, стр. 50-51 (Douglas, Gregory. Geheimakte Gestapo-Mueller. Dokumente und Zеugnisse aus den US-Geheimarchiven. Berg am Starnberger See, 1995, S. 50-51):

«Опираясь на поверья и легенды русского народа, Н.К. Рерих предложил в свое время любопытную гипотезу, будто в Шамбалу существует много входов, и один из них находится на территории России (тогда - СССР - В.А.) в районе горы Белуха, что на Алтае. Эта сумбурная догадка русского оккультиста не имела бы к нашей теме никакого отношения, если бы нам не стало известно, что в начале 1930-х Н.К. Рерих собирал информацию для нацистской Германии, в том числе, вероятно, и для общества «Аненэрбе» (упоминавшейся нами выше организации Deutsches Ahnenerbe, научно-исследовательского общества СС под руководством профессора-фриза Германа Вирта, название которого переводится с немецкого языка на русский как «Наследие Предков» - В.А.).

В сохранившихся стенограммах бесед с бывшим шефом гестапо (государственной тайной полиции гитлеровской Германии - В.А.) Мюллером (от 1948 г.) тот рассказывал, что советский востоковед Н.К. Рерих был агентом Германии, где он числился под кодовым названием «Лама». В 1934 году Рерих контактировал с нацистами и передавал им собранную полевую информацию о состоянии дел в России и в Средней Азии (то есть в СССР - В.А.)...»

(см. подробнее в предисловии А.В. Кондратьева к книге А.В. Васильченко. Тибетская экспедиция СС. М., «Вече», 2012, стр. 24-25).

Между прочим, Н.К. Рерих, по утверждению ряда авторов, якобы, разработал в 1935 году, с одобрения американского президента Франклина Делано Рузвельта, дизайн однодолларовой банкноты США с иллюминатской символикой пирамиды, увенчанной треугольником со «Всевидящим Оком», и латинской надписью «NOVUS ORDO SECLORUM», то есть «НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК»). Впрочем, данное утверждение опровергается другими авторами, указывающими на пребывание Рериха в 1935 году не в США, а в очередной экспедиции на территории Маньчжурии).

В книге о Тибетской экспедиции СС упоминаются также планы совместных советско-германских операций по проникновению в Тибет и Афганистан и овладению этими территориями (датируемые периодом максимального сближения между гитлеровским и сталинским режимами). Видимо, кроме чисто геополитических аспектов, в этом сыграли свою роль и давние связи, существовавшие между тибетскими ламами и их адептом - магом Георгием Ивановичем Гурджиевым, тифлисским наставником молодого Иосифа Виссарионовича Джугашвили (будущего Сталина).

Впрочем, это - отдельная тема, углубленное исследование которой увело бы нас слишком далеко от главной темы нашего повествования...    

В одном из своих сочинений – «Пришествие Остары» (нем.: «Остарас Эйнцуг», «Ostaras Einzug»), опубликованном в 1896 г., венский расовый мистик Г(в)идо фон Лист призывал Отца богов-асов Вуотана (Вотана-Водана-Водена-Одина) воззвать к своим верным германцам, после тысячи лет мрака и угнетения, дабы они обрели новое могущество и дабы свершилось пришествие уже упоминавшейся в нашем повествовании Остары – германской богини весны – в посвященную ей «страну Остары»-«Остараланд» (Ostaraland, то есть Австрию). В отличие от Листа, Адольф Георг Ланц всю свою жизнь, несмотря на разрыв с официальной римско-католической церковной иерархией Габсбургской монархии, оставался христианином (как, между прочим, и его тезка Адольф Гитлер, который официально отношений с римско-католической церковью никогда не разрывал, после прихода к власти в Германии заключил конкордат между «Третьим рейхом» и папским престолом и до конца жизни оставался в лоне римско-католической церкви, продолжая исправно платить церковный налог, не уклоняясь при этом, в отличие от Ланца, в арианскую ересь!) и даже римско-католическим священником (никакая церковная инстанция священнический сан с Ланца не снимала), но, вероятно, не без влияния идей Г(в)идо фон Листа избрал для своего журнала и издательства именно название «Остара».

Поклонником ариософских идей Ланца, наряду с упоминавшимся выше знаменитым шведским драматургом Августом Стриндбергом (написавшим Ланцу, по прочтении его трудов: «Я прочел Ваши сочинения залпом, не отрываясь, и теперь пребываю в изумлении. Если это и не Свет, то, по крайней мере, несомненно, источник Света»!), был, к примеру, не менее знаменитый, на военном поприще, чем Стриндберг - в области драматургии -, британский генерал лорд Горацио-Герберт Китченер, граф Хартумский, победитель суданских повстанцев - «дервишей», или «махдистов» - фанатичных последователей лжепророка тогдашних воинствующих исламистов Мохаммеда-Ахмеда ибн Абдаллаха (Абдаллы) по прозвищу Махди, и герой Англо-бурской войны (1899-1902), именуемой британскими шовинистами-джингоистами «пикником с подкалыванием свиней» (англ.: Picknick with pigsticking), странным образом считавший потомков голландских и немецких поселенцев в Южной Африке - буров (несмотря на однозначно германское и, следовательно, арийское происхождение последних!) «белыми дикарями» (эта крайне нелестная и тенденциозно-искаженная характеристика буров перекочевала - видимо, не без влияния британской пропаганды! - и в популярную литературу - например, в известный приключенческий роман одного из любимых писателей нашего детства Луи Буссенара «Похитители бриллиантов») и потому без колебаний применивший против них, чтобы сломить их волю к сопротивлению британской колониальной мощи, такое варварское средство, как концентрационные лагеря для содержания заведомо ни в чем не повинных перед британской армией бурских женщин, детей и стариков. В организованных в Южной Африке по воле лорда Китченера концлагерях для бурского гражданского населения (хотя, по мнению некоторых исследователей, действительным организатором этих британских концентрационных лагерей для бурских некомбатантов был не сам Китченер, а британский губернатор Капской колонии, Трансвааля и Оранжевой республики лорд Альфред Милнер) от голода, жажды, жары и болезней погибло больше буров, чем было убито англичанами и их колониальными вассалами в ходе боевых действий. Для справки: Ленин организовал первые концентрационные лагеря в России только в 1918, а Гитлер первые концлагеря в Германии – только в 1933 г.! Но это так, к слову.

Между прочим, Карин Смирнофф, дочь Августа Стриндберга (на смерть которого в 1912 году Ланц откликнулся некрологом, начинавшимся словами: «И снова одному из наших пришлось вступить на путь в царство теней...»), была замужем за большевиком Владимиром Мартыновичем Смирновым-Паульсеном, занимавшимся, вместе с финским сепаратистом и одновременно агентом японской разведки Конни Циллиакусом (активно сотрудничавшим в своей подрывной деятельности с российскими эсерами, анархистами и большевиками и даже заключившим с Лениным особый транспортный договор), специализировался на контрабандной переброске антиправительственной литературы, революционеров и оружия в царскую Россию, был назначенным после Октябрьского переворота 1917 г. главой советского агентства новостей РОСТА в столице Швеции Стокгольме и переселился в мир иной (или, в соответствии с научно-атеистическим большевицким мировоззрением, ушел в небытие) в ранге генерального консула СССР  в Швеции при не выясненных до конца обстоятельствах. Но и это тоже - так, к слову...

В 1902 г. Ланц, по мнению ряда исследователей (впрочем, оспариваемому другими историками) так сказать, сменил свою прежнюю идентичность на новую. Он изменил дату и место своего рождения. В данном случае Ланц, вероятнее всего, руководствовался примером многих восточных правителей, которые, зная астрологию, сознательно скрывали свою подлинную дату рождения, заменяя ее поддельной, с целью сбить с толку астрологов своих противников, затрудняя тем составление своего правильного гороскопа. Аналогичным образом, кстати говоря, поступали и другие восточные люди, высоко вознесенные судьбой - советский диктатор Иосиф Сталин, иракский диктатор Саддам Хусейн, ливийский диктатор Муамар Каддафи (точная дата рождения двух последних неизвестна до сих пор). Ланц объявил, что родился в 1872 г. в г. Мессине на острове Сицилия, а также изменив во всех документы имя и фамилию своих родителей. Своим отцом он, вместо преподавателя гимназии Иоганна Ланца, объявил барона Иоганна Ланца де Либенфельза – отпрыска древнего швабского дворянского рода; своей матерью – Катарину Скала. Вопрос о подлинном происхождении Адольфа Георга Ланца до сих пор окончательно не прояснен (как и вопрос о том, имел ли Ланц академическую степень доктора наук). Во всяком случае, Г(в)идо фон Лист опубликовал генеалогическое древо своего ученика и соратника, дав подробное описание «подлинного арманического и феманического» родового герба господина «барона Ланца фон Либенфельза».

Этот герб представлял собой щит «варяжской» («норманнской») формы с изображением серебряного (белого) орлиного лёта («лётом» в геральдике именуется крыло) в червленом (красном) поле, увенчанный серебряным рыцарским шлемом с клейнодом (нашлемным украшением, или нашлемником) в виде червленой (красной) шляпы с серебряным (белым) шнуром, серебряными (белыми) орлиными лётами и червленым (красным) намётом с серебряным (белым) подбоем.

Cледует заметить, что присутствие орлиных лётов в гербе Ланца фон Либенфельза могло иметь для него самого и окружения учредителя ОНТ особое значение. Дело в том, что по-немецки слово «Адель» (Adel) означает «благородство», «знатность», знать», «аристократия» (преимущественно наследственная(, «дворянство» (преимущественно родовое), а производное от «Адель» слово «адлиг» (adlig) означает «благородный», «знатный», «аристократический», «дворянский». Отсюда происходит, в частности, геральдическая и сакрально-фонетическая мифология орла (по-немецки: «Адлер», Adler). Не случайно орел считался у римлян божественной птицей, спутником верховного бога Юпитера, или Дьяус-Питера, аналога древнего арийского Дьяуса - бога сияющего дневного неба, Отца Небесного (у греков Юпитеру соответствовал Зевс). Изображение орла украшало боевые значки древнеримских легионов, штандарты средневековых императоров «Священной Римской империи» Карла Великого и Фридриха I Барбароссы, а в Новое Время - навершия знамен полков императора французов Наполеона I Бонапарта. На прусских боевых знаменах со времен «короля-философа» Фридриха II Великого был изображен летящий орел с девизом «Не боится Солнца», а на австрийских - имперский двуглавый орел. Штандарты штурмовых отрядов гитлеровской Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (НСДАП) - СА (а также входивших в СА до 1934 г. частей СС) украшал орел, державший в когтях крюковидный крест в дубовом венке. Дело в том, что в сочинениях немецких и австрийских ариософов и «народников» конца XIX-начала XX в. орел считался «царем птиц» и «арийцем животного мира» (поскольку слово «ариец, «арий», нем.: «Ариер», Arier, производилось от древнего немецкого варианта названия орла - «Аар», Aar). В труде Рудольфа Йона Горслебена «Эпоха наивысшего развития человечества» (R.J. Gorsleben. Hoch-Zeit der Menschheit) об орле говорилось: «Аар, орел - царственная птица, гнездящаяся на высотах и стремящаяся ввысь, к Солнцу. Это арий, орел есть самый величественный символ, символ сынов Солнца». С ариософской точки зрения орел являлся совершенно безупречным символом, ибо, подобно носителям «внутреннего благородства» - «аделингам», «эделингам», «этелингам», «аделунгам», «аделигам», «адлигам», был связан с древнегерманской руной «Одал» («Одаль), означающей «наследие», «наследство», «кровное родство» и «благородство» (от «Одаль» происходят и наши слова «удаль», «удалой», «удалый»), но в то же время - «наследие», «наследство (материальное и духовное)», «наследственное владение» («удел»).

Сам Ланц обосновывал необходимость изменений в своей биографии стремлением избежать возможности вредоносного астрологического воздействия на его личность. Но недоброжелатели объясняли их желанием скрыть еврейское (хотя и не иудейское)  происхождение семейства Гоффенрайх, из которого происходила мать Великого Магистра «новых храмовников» (принявшая христианство и потому «иудейкой» в традиционном христианском толковании, т.е. исповедницей религии талмудического иудаизма, не считавшаяся; тонкость здесь в том, что немецкое слово «юдин», Juedin, означает как «еврейка», так и и «иудейка»). В противном случае Ланц сам не соответствовал бы расовым критериям своего собственного Ордена.

Сколько в этих утверждениях было правды, а сколько – клеветы завистников и недоброжелателей из числа личных врагов и идеологических противников, ныне сказать очень трудно. Кого только до и после Ланца не обвиняли в аналогичном «грехе»! Мартинеса де Паскуалиса, Рихарда Вагнера, Адольфа Гитлера, Иосифа Виссарионовича Сталина, Германа Геринга – «имя им легион». Как бы то ни было, даже в официальных документах города Вены он был зарегистрирован как «барон доктор Адольф Георг (Йорг) Ланц фон Либенфельз» (вопреки утверждением ланцененавистников, что дворянство Ланца в Австрии, якобы, официально не признавалось).

Барон доктор Адольф Георг (Йорг) Ланц-Либенфельз зарабатывал себе на жизнь написанием бесчисленных статей для пангерманских газет, издаваемых Георгом Риттером («Риттер», Ritter - не имя и не фамилия, а дворянский титул, означавший буквально «рыцарь», «кавалер», и занимавший в сословной иерархии Австрии и Баварии промежуточное место между «бароном», Baron, или «фрайгерром», Freiherr, и «эдлером», Edler, буквально: «благородным») фон Шёнерером, платившим ему щедрые гонорары. Ланц отвечал Шёнереру взаимностью, ставя его в своих статьях даже выше идола пангерманистов-пангерманцев – князя Отто фон Бисмарка, ибо «Бисмарк» (по Ланцу) только «посадил немецкий народ в седло», пробудив в нем «национальное самосознание», в то время как Шёнерер при помощи «молодой расовой науки учит его искусству верховой езды». Данный тезис Ланца был явной аллюзией на известную речь Бисмарка на заседании райхстага (парламента) Северогерманского Союза в 1867 г., в которой «железный канцлер», в частности, заявил: «Мы посадим Германию, так сказать в седло, а уж ездить она пусть научится сама».

Бывший римско-католический монах сделался пламенным борцом с влиянием римско-католической церкви, в особенности – с влиянием иезуитов, и протагонистом возглавляемого Шёнерером и упоминавшегося нами выше движения «Прочь от Рима!» («Лос фон Ром»!, «Los von Rom»!), которое он восхвалял, как «истинно арийское народное расовое движение», в следующих высокопарных выражениях:

«Мы воочию зрим начало новой эпохи мировой истории. Становится все яснее, что религиозные войны прежних времен и межнациональные конфликты, а также войны между нациями недавнего времени были ничем иным, как предвестниками титанической борьбы между расами за господство над всем земным шаром. Повсюду мы видим постоянно множащиеся признаки приближения этой величайшей из войн... Средиземноморцы, монголы и негры лихорадочно вооружаются для грядущей совместной борьбы против германской расы».

По мнению Ланца, главным «полководцем» всех этих «низших» рас являлся папский Рим – «самый заклятый враг всех германцев». Целью же германцев является «единая, неделимая, свободная от влияния Рима, германская народная церковь». Правда, сам Ланц не последовал собственным установкам и (подобно своему предполагаемому ученику Адольфу Гитлеру) до конца своих дней остался в лоне римско-католической церкви (от которой не был отлучен, несмотря на свои весьма нетрадиционные для католика религиозные воззрения) – в отличие от многих сторонников Георга фон Шёнерера и других австрийских «пангерманцев», перешедших в протестантизм - веру кайзера Вильгельма II Гогенцоллерна, владыки Германской империи, к которой они желали присоединить свою «малую родину» - так называемую «Немецкую Австрию» (нем.: Дойч-Эстеррайх, Deutsch-Oesterreich).

«Видение» Ланца вполне соответствовало по своему содержанию господствовавшим в то время представлениям о безусловном превосходстве людей белой расы над черными и цветными. Тогдашний властитель умов - знаменитый английский зоолог Томас Генри Гексли (Хаксли), популяризатор науки и защитник эволюционной теории Чарльза Дарвина (прозванный за свои яркие полемические выступления «Бульдогом Дарвина»), член (в 1883—1885 гг. — Президент) Лондонского королевского общества, награжденный в 1890 г. почётной Медалью Карла Линнея за продолжение линнеевских традиций в современной биологии, иностранный член-корреспондент Петербургской Академии Наук (с 1864 г.), открыто объявлял в своей издававшейся громадными тиражами на всех европейских языках книге «Место человека на земле и другие антропологические эссе» народы со светлыми волосами («нордических варваров») вершиной эволюции. Взгляды Гексли во многом совпадали с теориями Г(в)идо фон Листа, Рудольфа Йона Горслебена и других тогдашних ариософов, связывавших возникновение и дальнейший прогресс человеческой цивилизации исключительно с деятельностью «нордической (северной) расы» - прагерманцев, в незапамятные времена, под давлением наползавших ледников, покинувших свою полярную родину (именуемую разными авторами по-разному: «Арктогея», «Вара», «Вараха», «Туле», «Гиперборея» - как уже говорилось выше, тему «Гипербореи» у нас в России долго и активно разрабатывал ныне покойный доктор философии и автор многочисленных популярных книг на означенную тему Валерий Никитич Дёмин - , «Гиперботикон», «Арктида» и т.д.), спустившихся с Севера в области, лежавшие южнее и заселенные представителями «низших рас», «зверолюдьми», пришедшими с упоминавшегося выше гигантского материка под названием Гондвана (находившегося, согласно авторам разных гипотез, то ли на Южном полюсе, то ли в нынешнем  Индийском океане, то ли на месте теперешней Черной, или Экваториальной, Африки).

Сам достопочтенный барон доктор Йорг Ланц фон Либенфельз излагал свои идеи и соображения на этот счет следующим образом:

«Прагерманцы не только привили полулюдям начатки нравственности, но и вывели из них, путем скрещивания с собой, настоящих людей, вследствие чего от них произошли нынешние низшие расы средиземноморцев (южных европейцев, малоазиатов, левантийцев и североафриканцев, обитающих по берегам Средиземного моря –  В.А.), негров и монголов».

По мнению Ланца, «получеловек (нем.: гальбменш, Halbmensch)» является не более чем домашним животным и, в буквальном смысле слова, «тварью» – «творением» своего господина. Этим он, кстати, объяснял неизбывную ненависть представителей низших рас к ариям (арийцам). Ланц, в частности, утверждал:

«Подобно тому, как всякий ариец, при виде монгольской хари или негритянской лярвы, испытывает непреодолимое отвращение..., так и в глазах представителей низших рас, при виде бледнолицых, вспыхивает коварная ненависть, унаследованная от их далеких предков. Но в одних в подобные моменты, как наследие первобытной эпохи, пробуждаются чувства своего превосходства, сознание своего Божественного происхождения, а в других – чувства все еще не прирученной, дикой человекообезьяны... Если бы наши пращуры не нашли в себе мужества вступить в эту борьбу, Земля была бы ныне заселена гориллами и орангутанами».

Со временем убеждение Ланца в том, что современное человечество состоит не из представителей одного вида - «человека разумного» (гомо сапиенс, homo sapiens), а из представителей трех разных видов: «теозоа» (греч. Theozoa, «богозверей, «зверобогов»), «антропозоа» (греч. Anthropozoa, «человекозверей», «зверолюдей») и «демонозоа» (греч. Daemonozoa, «демонозверей», «зверодемонов», или, говоря по-русски - «бесозверей», «зверобесов»), настолько укрепилось в нем, что стало своеобразным кредо, символом его ариохристианской, или ариогероической, веры.

Язык Ланца может показаться нам сегодня слишком грубым и «неполиткорректным», (особенно по теперешним временам, когда арийскую белую расу все больше «загоняют в угол» сторонники «мультикультурного» и «мультирасового» общества), но в свое время он ничем особенно не выделялся из общего ряда.

Не кто иной, как классик французской литературы Гюстав Флобер, нисколько не опасаясь обвинений в «расизме», «европоцентризме» и «неполиткорректности», писал в своем всемирно известном историческом романе «Саламбо»:

«Наконец, как будто Африка была еще недостаточно широко представлена и для скопления диких страстей требовалось присутствие низших племен, появились люди с звериным профилем, смеявшиеся бессмысленным смехом, - несчастные существа, изъеденные отвратительными болезнями, уродливые пигмеи, мулаты смешанного пола,... мигавшие на солнце красными глазами; они произносили невнятные звуки и клали в рот пальцы, чтобы показать, что хотят есть».

И не кто иной, как светоч мировой науки, знаменитый французский ученый-натуралист, основатель палеонтологии барон Жорж Кювье, «при всем честном народе» утверждал о негритянской (черной) расе, что ее «характерная морда (sic!) и огромные губы сближают ее с обезьянами» - и ничего, «хоть бы хрен по деревне»...

Основатель эволюционной теории происхождения видов Чарльз Дарвин утверждал:

«Люди разделились на различные расы или, как их можно точнее назвать, подвиды. Некоторые из них, как, например, негры и европейцы, столь различны, что если бы поставить перед натуралистом их образчики, не сопровождая дополнительными сведениями, они, вне сомнения, были бы квалифицированы как подлинные самостоятельные биологические виды».

Е.П. Блаватской принадлежит откровенно расистское, с современной точки зрения, изречение:

«Какая польза негру в мыле, а глупцу - в умном совете?»...

Любимый всеми нами Жюль Верн, описывая, в своей фантастической повести «Деревня в воздухе», мальчика из обитающего в самом сердце Черной Африки реликтового племени обезьянолюдей, похоже, не сомневался в тождестве растительности на головах центральноафриканцев со звериной шерстью:

«Голова его была почти круглой, а череп покрывали не то чтобы волосы, а нечто похожее на руно, растущее на головах у представителей туземных племен Центральной Африки». 

Остин Уоддел в своем официальном иллюстрированном отчете о британской военно-политической экспедиции в Тибет «Тибет. Лхасса и ее тайны. Очерк Тибетской экспедиции 1903-1904 года» писал без тени сомнения или смущения: «Раскопки в этом месте (Тибета - В.А.), конечно, показали бы очень интересные остатки физического типа первоначальной монгольской расы, которая в теперешних своих чертах странным образом приближается к большой азиатской обезьяне оранг-утангу (орангутану - В.А.), совершенно так же, как негр в своих физических чертах приближается к большой обезьяне африканского континента, к горилле».

Великий писатель-гуманист Стефан Цвейг (Штефан Цвайг) в своем жизнеописании Джакомо Казановы позволил себе следующий «неполиткорректный» (с современной точки зрения) пассаж:

«Попытайтесь поговорить с ним (человеком авантюристического склада типа Казановы - В.А.) о нравственных обязанностях, или об обязательствах, накладываемых эпохой, - он их так же мало поймет, как негр метафизику»...

Да что там! Гораздо позднее известный ученый, исследователь Центральной Азии и Индии, Юрий Николаевич Рерих, магистр Гарварда и сын упоминавшегося выше знаменитого теософа-розенкрейцера Н.К. Рериха, в своей статье «Кочевые племена Тибета» преспокойно позволял себе писать о «наличии среди населения Южного Тибета примитивного физического типа с развитыми надбровными дугами и массивной челюстью» (Рерих Ю. Кочевые племена Тибета // Страны и народы Востока. М., ИВЛ. 1961, Вып. II). Но... времена меняются, и мы меняемся вместе с ними.

Как и многие современные ему ученые, расологи и ариософы, Ланц был  твердо убежден в том, что грех скотоложества («бестиальность», «бестиализация»), вошедший, по его мнению, в плоть и кровь практически всех цветных (но преимущественно черных) народов и не изжитый ими до сих пор, как и другие содомские грехи, являющиеся отголоском животного мира и внутренним атавизмом, привел к образованию, в результате «нечестивого блуда людей со скотами», новых человекообразных существ, ставших прародителями всех обладающих «нечистой» («смешанной», «загрязненной, «оскверненной») кровью народов-«бастардов», народов-«ублюдков», народов-«метисов» («содомского сброда» или, если использовать широко распространенный в грузинском языке термин - «чатлахов»).

Появившийся, возможно, задолго до Всемирного Потопа (который, собственно говоря, и был направлен на уничтожение этих нечестивцев), живший своей животной жизнью «содомский сброд» расселился по разным уголкам земного шара и, таким образом, частично спасся от всеобщего истребления в водах гнева Всевышнего (не случайно погубившего не только «развратившийся» род человеческий, но и причастных к этому разврату представителей животного мира). С тех пор уцелевшие «зверолюди» («тирменши»), по мнению Ланца, обитали, совокуплялись и плодились в пустынных отдаленных землях Южной Африки, Америки и Австралии, где поднявшиеся воды океана не могли причинить никакого вреда местной флоре и фауне. Там «содомское отребье» смогло пережить катастрофу и переродиться. В дальнейшем эти стаи диких «недочеловеков» («унтерменшей»), или «получеловеков» («гальбменшей»), стали заселять высохшие после Потопа земли, с которых сошла вода.

Вскоре «зверолюдей»-недочеловеков, как писал русский ариософ Вячеслав Константинович Демин (просьба не путать с отечественным проповедником «гиперборейской теории» доктором Валерием Никитичем Деминым!) выше в своем интереснейшем труде «Расовая война», расплодилось «так много, что им пришлось искать себе дополнительные источники пропитания, ибо от голода «тирменшей» не спасало даже процветавшее в их среде самоедство (употреблять слово «людоедство» по отношению к «содомским тварям» Йорг Ланц фон Либенфельз считал недопустимым, поскольку они не являлись людьми в полном смысле этого слова), и потому они устремились на новые земли, где было много зверей, плодов и каких-то двуногих существ, чем-то на них, «зверолюдей», отдаленно похожих, но обладавших прямой осанкой, пропорциональным сложением тела, высоким лбом, отсутствием шерсти на теле  (не говоря уже об отсутствии хвоста) и гладкой белой кожей – короче говоря, «людей разумных», представителей рода «гомо сапиенс». Так, писал В.К. Демин, постепенно началось всемирное переселение «зверолюдей» и их принципиально новое существование рядом с настоящими людьми.

Многочисленные археологические открытия, сделанные к моменту учреждения Ланцем «Ордена Нового Храма», подтверждали факт доисторического существования «зверолюдей», а найденные палеонтологами и археологами при раскопках обезьяноподобные останки недочеловека тогдашние ученые условно назвали останками «обезьяночеловека» («питекантропа»), «древнего человека» («архантропа»), «неандертальского человека (неандертальца)», «китайского человека» («синантропа»), «человека из Черной Африки» («зинджантропа»), «австралопитека», «парантропа», «дриопитека», «гигантопитека», и т.д., и т.п. Большинство ученых-дарвинистов, игнорируя факты, упорно продолжали утверждать, что все эти «зверолюди», или «обезьянолюди» (нем.: «аффенменши», Affenmenschen), якобы, жили задолго до появления «человека разумного» и являлись его прямыми предками и прародителями (чтобы все было «по Дарвину» - и не важно, что сам Чарльз Дарвин никогда ничего подобного не утверждал)!

В то же время, барону Ланцу-Либенфельзу было хорошо известно: не только археологи и ученые-материалисты, но и христианские писатели-историки и богословы утверждали, что «полулюди» и «полузвери» действительно существовали, живя рядом с настоящими людьми, причем не только в незапамятные библейские времена Ноя и его сыновей Сима, Хама и Иафета, но и в первые века христианства. Так, восточно-римский историк готского происхождения Иорнанд (Иордан), живший в VI в. п. Р.Х., повествовал о «sylvestres homines, quos faunos ficarios vocant» (лат.: «лесных людях, которых называют смоковничными фавнами» - выражение «смоковничные фавны» почему-то традиционно переводится на русский язык как «оборотни» - В.А.), а живший четырьмя столетиями позже Бурхард Вормсский упоминал «аgrestes feminas, quas silvaticas vocant» (лат.: «диких женщин, которых называют лесными»). Правда, христианские авторы придерживались мнения, что эти «зверолюди» (причем не только обезьяноподобные) появились на свет уже после Всемирного Потопа, а именно – в результате грехопадения дерзновенных и нечестивых строителей Вавилонской башни, или Вавилонского столпа («столпотворения»).

Как уже говорилось выше, в своих воззрениях австрийский «новый тамплиер» был не одинок. Так, немецкий ариософ Герман Виланд, автор широко известного в свое время труда «Атлантида, Эдда и Библия», утверждал, что сыны Солнца, достигшие высочайшего уровня развития жители Святого Града Божия – Атлантиды – выродились, деградировали, вследствие постоянного совокупления со «скотами» и «зверолюдьми», приводя в качестве доказательства своей гипотезы первобытные наскальные рисунки и рельефы, на одном из которых было изображено содомское половое сношение «праеврея» («ур-эбрея») со свиньей (нем.: Sodomitischer Geschlechtsverkehr des Ur-Ebrаеers mit einem Schwein. Entdeckt von Franz v. Wendrin. Auf Tafel 55, Bild 4, nach L. Baltzer: Glyphes des Roches du Bohus). Согласно утверждениям Виланда, изгнать атлантов изо всей Европы окончательно не удалось. По его мнению, атланты, в особенности, в Южной и Западной Европе, «перебили всех мужских представителей белого населения, взяли их жен и, скрещиваясь с последними, улучшили качество своей породы. Только большая часть сегодняшней Германии, судя по всему, полностью освободилась от них. Не слишком редко то тут, то там в Германии встречаются остатки их крови, хотя и аризированные через кровосмешение. В большем количестве потомки изгнанной атлантической смешанной расы сохранились в Южной, Восточной и Западной Европе. Их жестокая звериная и враждебная культуре кровь весьма сильно проявляется в совершенно ублюдочных французах, неверных итальянцах, грязных чехах, хорватах и других южных славянах, но прежде всего - в иудеях = евреях, культ которых, как однозначно подтверждает Гуннар Сунгор («Иудейская государственная тайна») (Gunnar Sungaard. Das juedische Staatsgeheimnis), был унаследован ими от кровожадных атлантов.

По мнению многих ариософов (шедших по стопам древних египетских, греческих и римских авторов), практикуемый у евреев (и вообще у семитов) запрет употреблять в пищу свинину объяснялся поклонением их пращуров свинье как священному животному-тотему (прародителю), находившим выражение в ритуальном совокуплении со свиньей. Этим они объясняли факт наличия в Иудее, несмотря на запрет употреблять свинину в пищу, больших стад свиней даже во времена земной проповеди Спасителя (указывая на широко известный евангельский эпизод вселения бесов, изгнанных Иисусом из бесноватых, в стадо свиней, которые бросились со скалы в море и утопились, и т.д.). Даже знаменитый римский поэт Квинт Гораций Флакк, друг императора Октавиана Августа, описывал в своих сатирах иудея, почитающего «свиное божество».

Согласно утверждениям Германа Виланда, от таких содомских связей в Атлантиде развелось столько ублюдков-бастардов и всякого рода мутантов, что жизнь на «Острове Блаженных» сделалась невыносимой.

Как указывал в своей «Расовой войне» В.К. Демин, русский церковный писатель, епископ святитель Дмитрий Ростовский писал в своей летописи («Синопсисе»), в частности, следующее:

«Господь не только смешал человеческие языки, но и красоту образа человеческого во многих переменил, едва подобие человеческое в них оставив. Ибо произошли от сих созидателей (Вавилонской – В.А.) башни смятенных гневом Божиим, различные злонравные роды, как выродки человеческого естества, полузвери и полулюди... Появились на различных местах в горах и пустынях имеющие человеческое подобие существа, называемые лесными людьми или сатирами, живущие со зверями, нагие, косматые, с козлиными ногами и рогами на головах... Затем - ипподоны или иппокентавры, которые имеют человеческую голову и грудь, а прочее же все тело, подобно коню, имеет ноги и хвост. О сих обоих человекоподобных существах написано в житии преподобного Павла Фивейского...  При Царе Константине (то есть  уже в IV в. п. Р.Х., при Святом Равноапостольном Царе Константине Великом, первом  римском Христианском императоре – В.А.) человекоподобный зверь, называемый сатиром, был приведен живым в Александрию в великое всему народу удивление. Когда же он издох, то тело его, чтобы оно не сгнило, осолили солью (засолили - В.А.) и отослали в Антиохию к царю, дабы чрез него было известно и другим...

Андрогины или гермафродиты – каждый из них имеет оба естества, мужское и женское; сосцы у них – правый мужской, а левый женский. Аримаспы – они имеют один только глаз посреди чела и непрерывно ведут войну с грифами... Астромы – они живут в дальних пределах Индии, не имея совершенно уст... Танефы – у них столь велики уши, что они прикрывают все тело. Невры – они иногда на время превращаются в волка и съедают тело человека, которого поймают. Пигмеи – это очень маленькие люди всего в один локоть ростом, живут в горах Индии... Циклопы или велетны... мантикоры (мартихоры – В.А.) – живут в Индии и имеют только голову и лицо человека, все же остальное их тело львиное. В тех же странах Индии существуют и многие другие человекообразные чудовища, не имеющие ни головы, ни шеи, так как глаза их расположены на раменах (плечах – В.А.), а уста их в персях (на груди – В.А.).

Еще и иное там  в пустынях человекоподобное чудище обретается – оно называется кинокефалом; у него голова собачья, и он издает страшное скрежетание зубов. Икоцкодан или пифик – он имеет отчасти человеческое подобие. В поднебесной находится и много других подобных чудовищ, которые имеют человеческое подобие, по словам западного учителя Августина (отца Церкви Блаженного Августина, епископа Иппонийского, или Гиппонского – В.А.), они как и мы произошли от праотца Ноя, но со времени столпотворения погубили красоту человеческого образа и ум, приведенные в смятение гневом Божиим. С того времени они сделались не совершенными людьми, но полузверями и страшилищами... также и среди рождающихся младенцев иногда бывают некие чудовища (в эпоху Средневековья их, между прочим, именовали «драконами» - В.А.), которые, если бы были воспитаны и выросли, рождали бы подобных себе детей...такие безобразные выродки и расплодились как и до Потопа от развратившихся сынов Божиих родились злообразные исполины, бывшие несомненным свидетельством гнева Божия и казни».

Аналогичные упоминания содержатся в сказаниях разных народов – в частности, в священной книге древних зороастрийцев Ирана – «Авесте». После грехопадения первого (согласно авестийским книгам «Видевдат», 2 и «Яшт», 13.130) или третьего (согласно остальным авестийским текстам) земного правителя Йимы (иранский аналог нордического прачеловека Имира и индоарийского Ямы), в мир пришло Зло. Высшее творение Духа Добра и Правды Ахура-Мазды (Ормазда, Ормузда)  – род людской - стал несовершенен духовно и телесно, люди не только утратили земное бессмертие, но и приобрели физические недостатки (которые считались «печатью» Духа Зла и Лжи А(х)римана»). Появились целые «народы-храфстра» («храфстра» означает по-авестийски «мерзость», «скверна», «нечисть»), своеобразные «дэвовские (демонические, бесовские) расы»: «Говорят, что Йима, когда величие (т.е. «Хварно - Божественная Благодать» -, а по другому толкованию – разум) покинуло его, из страха перед дэвами (демонами, бесами) взял дэва женского (пола) в жены, а Йимак, которая была (его) сестрой, отдал в жены дэву; и от них пошли хвостатые люди-обезьяны, и... другие всяческие уродства; к «народам-храфстра» в «Авесте» причисляются также негры и мифические монстры «с глазами на груди». Утратившего Хварно Йиму свергает с престола «трехглавый змей» Дахак (авест.: Аджи-Дахака, перс.: Заххак, тадж.: Зохак, осет.: Аждаха), и т.д. В среднеперсидской поэме (восходящей к утраченному парфянскому оригиналу III-IV в.в.) «Вавилонское дерево» («Ассирийское древо») говорится: «По горам я брожу... от границы Индии до озера Варкаш (авестийское «море» Ворукаша, или Воуракаша - то ли Аральское море, то ли озеро Балхаш - В.А.). Разные люди живут на этой земле: ростом в пядь (около 12 пальцев), грудоглазые, у которых глаза на груди; головы которых напоминают собачьи, а брови – как у людей...» (некоторые комментаторы древних текстов толкуют эти образы как описание человекообразных и близких к человекообразным обезьян – например, павианов, а также «собакоголовых» лемуров). Аналогичные примеры можно было бы приводить до бесконечности – и проще всего ссылаться при этом на «дремучее невежество и суеверие» древних обитателей Земли.

Любопытно, что, при желании, намеки на существование зверолюдей можно найти и в священной книге арабов (и вообще всех мусульман) Коране, якобы продиктованной пророку Мухаммеду (Магомету) Джебраилом (архангелом Гавриилом). Так, в суре 2 (Корова), 65-66, говорится:

Ведь вам известны те,

Которые нарушили субботу.

Мы (Аллах, т.е. Бог - В.А.) им сказали: «Обратитесь

           в обезьян,

Презренных и отвергнутых

           (людьми)».

Мы это наказанье сделали примером

Для тех (народов) и для их потомков,

А также в назидание благочестивым.

(Для сравнения, в переводе Г.С. Саблукова, Казань, Центральная типография, 1907:

Глава (2) Корова, 61-62:

Вы знаете тех из вас, которые самовольно поступали в день субботы: потому Мы сказали им: будьте обезьянами, вдали от людей. В этом Мы показали пример в предостережение современников и потомков их, и в назидание благочестивым).

А в суре 5 (Трапеза), 69, сказано:

Скажи: Быть может, указать мне вам

На нечто более отвратное, чем это,

По воздаянью у Аллаха?

Это - все те, кто на себя навлек

           Его проклятие и гнев,

И те из них, кого Он обратил

           в свиней и обезьян,

И те, которые Тэгуту

           поклонялись,

Они - отвратнее по месту (у Аллаха)

И отклонились больше всех с пути!»

(В переводе Саблукова:

Глава (5) Трапеза, 65:

Скажи: могу ли указать вам на что-либо бедственнее того, что будет вам воздаянием от Бога? Тем, которых проклял Бог, на которых гневается Он и некоторых из них превратил в обезьян и свиней, тем, которые поклоняются Тагуту, - тем будет самое бедственное поместилище, после того, как уклонились они от прямого пути).

Существование зверолюдей (гоминоидов, гоминидов или гоминид) - было многократно засвидетельствовано в Китае, Монголии, Непале, Бутане, Сиккиме, Бирме, Вьетнаме, Иране, Индии, Средней Азии, на Кавказе, в Закавказье, Якутии, Бурятии, Татарии, Хакассии, Туве и Горной Шории, на Волге и Урале, в Поморье и Приморье, в Полесье и на Карпатах, в Европе, Африке, Америке, в Элладе, Риме, Вавилоне, Палестине. Люди, населявшие эти области, именовали зверолюдей по-разному: йети, алмасты, аламас, цзяго, махуа, каптар, чучуна, ксы-гиик, джез-тырмак, бигфут, патон, сасква(т)ч, чугайсчтыр, гульби-яван, меше-адам, губганана, абнауаю, адам-джапайсы, ми-ге, мэнкв, шурале, фавн, сильван, сатир, демон, дэв, дайв, див, ракшас, землемер, дедушка-медведушка, леший, шрат, скрат и т.д. Сведениями о зверолюдях располагали многие историки и географы-естествоиспытатели, в том числе и русские - сподвижник Императора Петра Великого и губернатор Сибири Василий Никитич Татищев, Петр Кузьмич Козлов, Георгий Ефимович Грумм-Гржимайло, Николай Михайлович Пржевальский, Виталий Андреевич Хахлов, Петр Людвикович Драверт, Андрей Дмитриевич Симуков, Петр Петрович Сушкин и другие, включая историков (уже советского периода) Бориса Федоровича Поршнева и (ныне здравствующего) Игоря Дмитриевича Бурцева.

Знаменитый шведский ученый XVIII в. Карл Линней в своем трактате «О человекоподобных» относил к роду человек не только «человека разумного», но также «человека дикого» и «человека троглодитового». Линней писал о зверолюдях:

«Сии сыны тьмы...с самых времен Плиниевых по имени своему были известны...». Во времена древнеримского ученого-энциклопедиста Плиния Старшего, жившего в I в. п. Р.Х., зверолюди представляли собой достаточно обыденное и малоприятное (для настоящих людей) явление повседневной жизни. Знал о них также знаменитый греческий историк и ученый-энциклопедист римской эпохи Плутарх Херонейский. Упоминал о «диких людях» и римский философ-стихотворец Тит Лукреций Кар в своей поэме «О природе вещей».

В исторических анналах содержатся сведения о настоящих войнах на истребление между людьми и целыми племенами «дэвов» и «ракшасов» - например, при переселении арийских племен на Иранское нагорье (древний Элам, или Елам), Индию и остров Цейлон (Шри Ланку). Ученый-гебраист раввин Йона бен Аарон в своих исследованиях повествует о сражениях богоизбранного народа с многочисленными человекоподобными «гиборим», «сеирим», «шедим» («шейдим»), известными древним евреям, как и «другие звери пустыни».

Русский дореволюционный исследователь идолопоклонства у древних евреев Михаил Саввич Пальмов писал в своем труде «Идолопоклонство у древних евреев» (СПб. 1897, с. 39-42): «Помимо выражения "элогим", т.е. боги, относящиеся к культу предков, известны термины "шедим" (или "шеидим" - В.А.) - греческое "даймония", кореллирующий с ассирийским "шеду" - быки-охранители, гении, защищающие и губящие, и "сеирим" - этимология – косматые, волосатые – "козел"; в греческо-римской мифологии козлообразные лесные и полевые духи». Как писал Николай Козлов в своем исследовании «Ритуальная война»: «Иудейское предание отождествляет "шедим" и "сеирим" (Левит раба, 22)». Не случайными в данном контексте представляются использование в тайных сатанинских культах изображения козлообразного человекоподобного существа (именуемого «Бафометом» и ассоциируемого некоторыми мистиками и «конспирологами» с тем «идолом», которому якобы поклонялись средневековые тамплиеры) и тот факт, что и сам грядущий антихрист именуется в «Откровении» (Апокалипсисе) святого апостола  Иоанна не как-нибудь, а именно «зверем» (Ап. 13, 11). А если обратиться к преданиям и верованиям кавказских народов, то нельзя не принять во внимание фактов, косвенно указывающих на существование среди них практики ритуального совокупления человека с животным.

По замечанию итальянского традиционалиста барона Юлиуса Эволы, «то, что некоторые божества имели в качестве символов различных животных, дало основание для грубого вырождения символизма до уровня совокупления людей со "священным животным". Так, Геродот Галикарнасский (древнегреческий историк, названный римским оратором, политиком и писателем Марком Туллием Цицероном «Отцом Истории» - В.А.) упоминает о священном козле из Мендеса, именуемом "владыкой молодых женщин". В Египте молодые женщины рожали от животных "божественное" потомство. Даже римская традиция знала отголоски этих вещей. Овидий рассказывает о божественном гласе, повелевшем римлянам предоставлять своих жен-сабинянок для оплодотворения "священному" козлу» (Юлиус Эвола. «Метафизика пола». М., 1998, с. 234).

В исследовании Юрия Михайловича Ботякова «Абреки на Кавказе» (СПб., 2004, с. 99) приводится рассказ об обычае, издавна распространенном среди кавказских чабанов (пастухов): «В районах абхазского высокогорья произрастает редкий вид ягоды, употребление которой вызывает у человека особое состояние, сопоставимое с наркотическим опьянением. Ко времени созревания этих ягод, сюда с окрестных мест приходят волчицы для совместного с пастухами поедания ягод и дальнейшего с ними соития».

Есть основания полагать, пишет Н. Козлов в своем упомянутом выше исследовании, что за подобными рассказами «скрывается правда о древней культовой практике смешения человека с животными, не теряющий актуальности и в последние дни».

Согласно Ю.М. Ботякову, «В девственных лесах Сванетии и верхней Менгрелии местные жители встречают диких людей. Называли их... "очокочи" (очо – дикий, кочи – человек). В той же Менгрелии (Мингрелии, Мегрелии - В.А.) и Имеретии верили в существование "каджи" (упоминаемых даже в средневековой грузинской поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» - В.А.) и "чинка". Эти получеловеческие существа находятся на службе у дьявола» (Ю.М. Ботяков. Абреки на Кавказе. СПб, 2004, с. 130). В чеченских преданиях этот побочный продукт преступного смешения человека и животного носит название «алмасты». По мнению исследователя, похожесть на «алмасты» (аналога американского саскватча или бигфута и тибетского снежного человека-«йети» - чье название, кстати, весьма напоминает название фигурирующих в древних северогерманских сказаниях, в том числе в «Младшей Эдде» Снорри Стурлуссона (Снорре Стурлассона), и уже упоминавшихся нами выше снежных, или инеистых, исполинов-«йетунов»-«етунов»-«йотунов», враждовавших со светлыми богами-асами!) обладание признаками физического уродства – «общий демонический облик, косоглазие, хромота, "двойные зрачки" являются в народном представлении чертами чеченского абрека» (Ю.М. Ботяков. «Абреки на Кавказе». СПб., 2004, с. 156-197).

Нам представляется уместным привести в данной связи – безо всяких комментариев! – следующие слова современного православного философа, эзотерика, конспиролога, «евразийца» и рыцаря русского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского А.Г. Дугина: «Некоторые современные антибанковские конспирологи (в частности, чилийский литератор М. Серрано) не просто делают из участников "заговора банкиров" предельно порочных людей, некое сосредоточие (правильнее было бы, конечно, написать «средоточие» или, на худой конец, «сосредоточение», ну да ладно! - В.А.) зла, но утверждают, что "мировое братство банкиров" состоит из особого типа существ, которые в Ветхом Завете называются "шедим" и которые являются результатом экстраординарной мутации, произошедшей с продуктами преступных браков между людьми и животными. Подчас к подобным экстравагантным разоблачениям добавляются в качестве иллюстрации весьма впечатляющие фотографии ведущих мировых банкиров» (Александр Дугин. Конспирология. М., 2005, с. 42).

Разумеется, Йорг Ланц фон Либенфельз не принимал слепо на веру существование в действительности упоминаемых древневосточными, античными и христианскими авторами откровенно сказочных существ, некоторые из которых были перечислены в приведенном выше отрывке. Он прекрасно понимал, что если бы эти монстры существовали реально, то археологи рано или поздно нашли бы при раскопках их рога, копыта и т.д. Как писал В.К. Демин в «Расовой войне», человек склонен к мифологии, и потому всегда дорисовывает в воображении то, что им увидено, но так и не познано до конца (отсюда известная пословица: «У страха глаза велики!»). Скорей всего, под различными чудовищами, на самом деле живущими где-то рядом с людьми, подразумевались разного рода «тирменши», останки которых в эпоху Ланца постоянно находили при раскопках. Эти «зверолюди» внешне отличались не только от людей, но и друг от друга. Увидев те или иные стаи «зверолюдей», люди принимали их за различные виды животных. У одних «тирменшей» имелись хвосты, у других слишком большие клыки (этих отличала особая кровожадность), у третьих длинная шерсть, у четвертых выдающиеся лапы или другие части тела, и т.д. Естественно, встреча с такими соседями устрашала «человека разумного» и не сулила ему ничего хорошего.

Однако наиболее важным Ланцу представлялось было то обстоятельство, что христианские церковные писатели (как и иудейские «талмид-хахамы») сравнивали эти существа с допотопными «злообразными исполинами» (родившимися, кстати, не от бесплотных духов, а от «развратившихся людей»). Все они, по Ланцу, безусловно, являлись уродливыми порождениями чудовищного извращения нечестивых допотопных «каинитов», произведшего на свет «зверолюдей», переживших (пусть не прямо, пусть опосредованно, но все-таки переживших!) Потоп и появившихся после него рядом с настоящими (разумными) людьми.

И так, после Всемирного Потопа, уцелевшие дикари-«зверолюди» весьма размножились и расползлись по всему земному шару, устремившись, в первую очередь, к селениям «сынов человеческих». Еще не умея говорить (ибо строение гортани «зверолюдей» позволяло им произносить лишь отдельные примитивные звуки), не умея пользоваться огнем, строить жилища, изготавливать орудия труда и охоты, используя во всех случаях жизни лишь камни, палки и дубины, они стали селиться по соседству с высокоразвитыми, чистокровными белыми людьми - потомками Ноя. В сущности, это были паразиты с «нечистой кровью», живущие бок о бок с белыми, разумными народами-созидателями Древнего мира.

Удивительное, неестественное соседство «зверолюдей» и «людей разумных» - двух диаметрально противоположных расовых видов («чистокровных» и «нечистокровных») ставило в тупик извечных оппонентов Ланца и других ариософов – последователей дарвиновской теории, утверждавших, что все люди, якобы, происходят от обезьян (хотя сам Чарльз Дарвин этого никогда не утверждал, у него нашлись «ученики», пожелавшие стать «большими католиками, чем сам папа римский»). Нахождение останков «людей разумных» и «зверолюдей», живших одновременно, никак не укладывалось в их теорию «проходившего на протяжении многих миллионов лет развития человека от низшей стадии к высшей». В своей аргументации Ланц, при полемике с дарвинистами, опирался на этот факт, подчеркивая, что «зверолюди» («каиниты»), рассеявшись по дальним и когда-то пустынным, безжизненным пространствам, и породили многочисленные темнокожие афро-азиатские племена и народности дикарей-кочевников (негро-монголоидные расы), которые, присоединившись к цивилизованным стоянкам белых «людей разумных», начали пользоваться плодами труда последних.

Как писал В.К. Демин в своей «Расовой войне», жившие по законам джунглей, (или - «зверским обычаем», выражаясь языком древнерусской «Повести временных лет») «зверолюди» резко отличались от белых людей. Наделенные большой физической силой и более ни к чему не приспособленные, они жили большими стаями, группируясь вокруг своих самок-предводительниц (и прародительниц), от какового обстоятельства, вероятно, и произошел матриархат с его «женским» лунным менструальным календарем, прямо противоположным природному патриархальному началу белых «людей разумных» - «сынов Божиих», которые жили не по Луне, а по Солнцу («посолонь»).

«Зверолюди» гнездились в пещерах, в примитивных норах или шалашах, беспорядочно размножались, охотились сообща, забивая палками дичь и пожирая сырое мясо, причем не только мясо животных (в этой «недочеловеческой» среде еще долго процветал каннибализм, ибо сильные пожирали слабых). А, став нежеланными соседями белых «разумных людей», «зверолюди» научились также красть, грабить и насиловать, воруя у людей их женщин для соития и детей для насыщения утробы (от чего произошли и первые человеческие жертвоприношения, поскольку идоложертвенная плоть поначалу служила обычной пищей).

Именно так, по мнению Ланца и его единомышленников, происходило начальное насильственное смешение черных недочеловеков с белыми людьми, приведшее, спустя тысячелетия, к возникновению «помесей», или «метисов» - различных цветных рас, племен и народов Земли.

Какие бы этапы развития не прошли эти «недочеловеки-унтерменши» - кстати говоря, сам термин «недочеловек», или, буквально, «под-человек», известный нам, главным образом, в его немецком варианте, был введен в широкий обиход отнюдь не немцами, а, в его английском варианте «андер-мен» (Under-man), всемирно известным представителем научного расизма начала ХХ в. американцем Теодором Лотропом Стоддардом в книге «Мятеж против цивилизации. Угроза недочеловека» (Theodor Lothrop Stoddard. The Revolt against Civilization. The menacе of the Under-man) - , сколько бы ни смешивались они с белыми людьми, приобретая с течением веков почти человеческую внешность, но избавиться от атавистических скотских наклонностей им, согласно барону доктору Йоргу Ланцу фон Либенфельзу, так и не удалось. Ланц был убежден, что почти во всех черных и цветных (смешанных, метисизированных, бастардизированных) народах процветает богоборчество, идолопоклонство, грубый материализм, примитивный практицизм, культ еды, каннибализм, скотоподобная похоть, содомия во всех проявлениях (вплоть до труположества), паразитизм и традиционные преступные нравы, перенятые ими у своих чудовищных прародителей – звероподобных «каинитов» первобытного мира.

Часть атлантов (а именно - мутирующие скотолюбивые «праевреи») стали совершать набеги на другие земли. Орды звероподобных мутантов (сменившие, в силу деградации, цвет своей кожи с изначально белой на красную - вот откуда, по мнению Виланда, взялась красная раса атлантов, описанная как таковая еще в «Тайной доктрине» Е.П. Блаватской!) совершали грабительские рейды в Африку, Азию и Европу, повсюду проявляя свою половую разнузданность, жестокость и алчность и распространяя среди павших их жертвой дикарских племен не только содомскую половую распущенность и садизм, но также кровавые культы, человеческие жертвоприношения, каннибализм и черную магию.

Наконец, злодеяния красных мутантов переполнили чашу Божьего гнева, и Творец решил их уничтожить. Луна, сойдя со своей орбиты, стала, по воле Божией, быстро сближаться с Землей. Под действием все возраставшего притяжения Луны все земные водоемы вышли из берегов, затопив Атлантиду и другой праматерик - Лемурию («землю Му»). Земные полюса сместились, поверхность планеты покрылась водой, раскаленными газами и потоками горящей серы, Солнце померкло, небо стало непроглядно черным...

Почти одновременно аналогичные гипотезы высказывались другим австрийцем - упоминавшимся нами выше создателем учения о Мировом Льде инженером Гансом Гёрбигером, а несколько позднее - также упоминавшимся выше исследователем изначальных, первичных символов человечества голландским фризом профессором Германом Виртом. Приведенные выше примеры доказывают, что Йорг Ланц фон Либенфельз в своих воззрениях вовсе не был «радикалом» или «экстремистом», а действительно придерживался взглядов, пользовавшихся в его время широким распространением.

По представлениям Великого Магистра «новых тамплиеров», «зверолюди» являли собой тип обладавших невероятной силой чудовищ громадного роста, обитавших в лесах и расселинах скал, не обладавших ни членораздельной речью, ни одеждой, ни орудиями труда (кроме камней и дубин), ни какими бы то ни было формами культуры (хотя бы в зачаточной форме). Это двуногое зверье (часто, впрочем, становившееся и на четвереньки), то и дело нападало на стойбища «людей разумных», убивало и пожирало мужчин и стариков, а женщин и детей похищало с целью удовлетворения своей поистине скотской похоти. Потомство от плотского соития потомков каинитов с похищенными женщинами (если последним удавалось пережить эти акты зверского насилия, ибо, по твердому убеждению Ланца, обладавшие огромными срамными удами «тирменши» чаще всего разрывали при коитусе женские половые органы) пополняло собой ряды «зверолюдей».

Ланц занимал ведущие позиции в «Обществе Г(в)идо фон Листа», был принят Листом в его мистическое общество «Арманеншафт» и сам, в свою очередь, принял Листа в «Орден Нового Храма» в качестве «фамилиара», или «фамильяра» (члена орденской «фамилии», то есть, по-латыни: «семьи»). Упоминавшийся нами выше крюковидный крест (свастика, гакенкрейц, гакенкройц,  Hakenkreuz), провозглашенный Листом символом арийской расы, как мы увидим далее, в качестве составного элемента вошел в «должностной» герб самого Ланца фон Либенфельза и украсил собой флаг «Ордена Нового Храма».


В 1906 г. Ланц приобрел в собственность упоминавшийся выше, полуразрушенный, на момент приобретения, замок (нем.: бург, Burg) Верфенштайн в округе Штруденгау области Грайнгау (в Верхней Австрии), расположенный на вершине отвесной скалы на берегу Дуная, восстановил его на пожертвования доброхотных дарителей и превратил в укрепленный монастырь – штаб-квартиру своего Ordo Novi Templi и «бастион Арийского Христианства против натиска международного скопища недочеловеков».

Видное место среди внутреннего убранства замка ОНТ занимали портреты Гуго де Пайена - основателя и первого Великого Магистра средневекового Ордена Храма и последнего официального Великого Магистра храмовников-тамплиеров Иакова (Жака) де Молэ, сожженного инквизицией по настоянию французского короля Филиппа IV Красивого и римского папы-француза Климента V, а также портрет причисленного римско-католической церковью к лику святых цистерцианского аббата Бернара Клервоского - наставника тамплиеров, воспевшего их в своей знаменитой Похвале новому рыцарству (лат.: De laude Novae Militiae).

Кроме Верфенштайна, ОНТ впоследствии приобрел еще несколько замков, расположенных на территории Германии (в частности, замок Дитфурт) и Венгрии. На Рождество 1907 г. Ланц, объявивший себя Приором (Настоятелем) Верфенштайна и Гроссмайстером (Гроссмейстером), или Великим Мастером (Магистром) «Ордена Нового Храма», поднял над своим орденским замком два флага (знамени) собственного изобретения:

1) Орденский флаг с прямостоящей красной свастикой и двумя голубыми лилиями на золотом поле (таким оно описано большинством современников, за исключением Франца Герндля, утверждавшим, что на флаге «Ордена Нового Храма» была изображена прямостоящая «красная свастика, окруженная четырьмя голубыми цветами на золотом поле», не указывая, что это были за цветы, и Бригитты Гаманн, утверждавшей в своей книге «Вена Гитлера. Годы учения диктатора» (Hitlers Wien. Lehrjahre eines Diktators), что на флаге ОНТ были изображены «крюковидный крест-свастика и лилии, выполненные в цветах ордена - серебре и лазури»; последнее можно понимать по-разному - либо свастика и лилии на знамени «неотамплиерского» Ордена Ланца были серебряными на лазурном поле, либо - наоборот);

2) Флаг с гербом самого Ланца, как Приора и Великого Магистра Ордена «новых храмовников» (ОНТ). Этот герб представлял собой «норманнской» («варяжской») формы щит, имевший во главе (так на языке геральдике именуется горизонтальная полоса в верхней части гербового щита) прямостоящую красную правостороннюю свастику на золотом поле, а в нижней части – пять золотых геральдических лилий на лазурном поле (все это, согласно одному из наиболее распространенных толкований, символически означало конечное торжество храмовнической – ариогероической германской, по Ланцу, - идеи над французской – романско-средиземноморской, по Ланцу, - монархией, осуществившей совместно с папским Римом разгром средневекового Ордена храмовников).

По толкованию «глубинного психолога» Вильфрида Дайма (ссылавшегося на слова самого Ланца), «золотое поле означало вечность, красная свастика – восходящее солнце ариогероизма, лилии – (расовую) чистоту».

Герб Великого Магистра «Ордена Нового Храма» был вырезан и на должностной печати Ланца, по краю которой шла латинская надпись «Йорг Ланц де Либенфельз, владелец Верфенштайнского Дома».

На экслибрисах, сохранившихся на некоторых дошедших до нас книг из библиотеки Ланца был изображен его должностной герб, несколько отличавшийся от описанного выше. Это был вписанный в кольцо щит «норманнской» формы, увенчанный горшковым (горшковидным) шлемом-«топфгельмом» (нем.: Topfhelm), или «топгельмом» (нем.: Tophelm, сокращенно: «топ», нем.: Top), с наметом и короной о трех зубцах в форме цветков геральдической лилии, наложенный на скрещенные в форме косого (Андреевского) креста обнаженный меч острием вниз и должностной жезл Архиприора Верфенштайна с круглым навершием-яблоком. В главе щита был изображен так называемый костыльный (иерусалимский, виселицеобразный или усиленный) крест (всегда cчитавшийся, вообще-то, гербом Ордена рыцарей Святого Гроба Господня, а не Ордена рыцарей Храма), а в нижней части - пять расположенных в два ряда геральдических лилий. Герб окаймлялся шедшей по кругу латинской надписью: EX LIBRIS ORDINIS NOVI TEMPLI ARCHIPR. AD WERFENSTEIN (ИЗ КНИГ  ВЕРФЕНШТАЙНСКОГО АРХИПР. ОРДЕНА НОВОГО ХРАМА). В верхней части экслибриса был немецким готическим шрифтом написан девиз: ЧЕРЕЗ КРЕСТ К СВЕТУ! (DURCH KREUZ ZUM LICHT!). Латинский перевод девиза (PER CRUCEM AD LUCEM) полукругом опоясывал нижнюю часть гербового щита.

Следует заметить, что костыльный крест (представляющий собой, собственно говоря, две сложенные вместе «классические» прямостоящие свастики - левостороннюю и правостороннюю - так сказать, свастику в квадрате) в 30-е гг. ХХ в. использовался в качестве эмблемы не только «новыми тамплиерами» Ланца, но и австрофашистским «Отечественным Фронтом» («Фатерлендише Фронт», Vaterlaendische Front) Энгельберта Дольфуса и Курта Эдлера фон Шушнига, в посткоммунистической незалежной Украине - праворадикальной полувоенной организацией Украинская Народная Самооборона (УНСО) Дмитрия (Дмитро) Корчинского и Юрия Шухевича, в постсоветской Литве - радикал-националистами Миндаугаса Мурзы, а в ельцинской Российской Федерации - партией Народных Националистов (ПНН) Александра Кузьмича Иванова-Сухаревского, переименованной впоследствии в ННП (Народную Национальную партию), а также - в несколько измененной форме, стилизованной под «хрисму» (монограмму имени Христа, введенную в качестве эмблемы первым римским императором-христианином Константином I Великим) - организациями Константина Родионовича Касимовского «Русский Национальный Союз» (НС) и «Русское Действие» (РД). Но это так, к слову...

На обложке, по крайней мере, одного выпуска ланцевского журнала «Остара» был изображен конный рыцарь с копьем наперевес, со щитом, одеянием и конской попоной, усеянными знаками крюковидных крестов (гакенкройцев, коловратов - то есть, свастик).

Надо сказать, что к описываемому времени идеи возрождения тамплиерства были достаточно распространены повсюду в Европе, да и в других частях света. Давно существовал официально заявивший о себе в 1808 г. Орден Храма Бернара Раймунда (Раймона) Фабре-Паллапра, признанного императором французов Наполеоном I Бонапартом. Фабре-Паллапра, объявивший себя законным преемником последнего официального Великого Магистра храмовников Жака де Молэ, сожженного на костре инквизиции по настоянию французского короля Филиппа IV Красивого из дома Капетингов, на основании сохранившихся документов, заявлял о прямой преемственности своего Ордена Храма (существующего и поныне под названием «Верховного Рыцарского Ордена Храма Иерусалимского», или, по-латыни: Ordo Supremus Militaris Templi Hierosolymitani, имеющего в настоящее время филиалы в разных странах, включая Россию, и признанного папским престолом) от основанного Гуго де Пайеном средневекового Ордена «бедных соратников (рыцарей) Христа и Храма Соломонова» (pauperes commilitones Christi templique Salomonici).

В «шотландском» и «шведском» уставах (Орденах) франкмасонства также существовали (и продолжают существовать) степени (градусы), именуемые «тамплиерскими» (на основании легенды о происхождении данных масонских структур от средневековых тамплиеров, бежавших от преследований светских и церковных властей в Шотландию, находившуюся в то время под папским интердиктом и потому предоставившей убежище гонимым храмовникам, также отлученным от церкви по обвинению в ереси). К числу таких «тамплиеров» масонского «розлива» относится, к примеру, «норвежский стрелок» - «вольный каменщик», борец с «культурным марксизмом» и «исламизацией Запада» Андерс Беринг Брейвик, мастер ложи «шведского» устава, или обряда (включающего в себя, кстати, и степени, именуемые тамплиерскими) «Святого Олафа к Трем Столпам», «рыцарь Востока» (обладатель VII градуса в имеющем всего 11 степеней «шведском» уставе - в отличие от наиболее распространенного в современном мире «шотландского» устава, имеющего 33 степени), а по совместительству - учредитель и командор тайного братства «Рыцари Тамплиеры Европы» (англ.: Knights Templar Europe), застреливший в воскресный день 22 июля 2011 г. 93 человек на островке Утёйа близ Осло, устроивший мощный взрыв перед ведомством норвежского премьер-министра в центре столицы Норвегии - и осуждающий при этом коммунизм, ислам, мультикультурализм и... национал-социализм, как человеконенавистнические идеологии. Все эти структуры не следует путать между собой, хотя все они именуют себя «тамплиерскими». Впрочем, довольно об этом...

В 1907 г. Йорг Ланц фон Либенфельз, решив испробовать свои силы в амплуа «пангерманского» писателя, издал брошюру под названием «Раса и благотворительность, призыв к забастовке против неразборчивой благотворительности», в которой доказывал, что «не меньше трети всех болезней вызваны расовыми причинами или имеют расовую подоплеку». К числу этих болезней Ланц относил, в частности, туберкулез, поскольку метисы (расовые помеси) особенно склонны к заболеванию туберкулезом, «подлинной причиной которого во многих случаях являются половые эксцессы». Кроме того, Ланц подчеркивал, что «отвратительные кожные заболевания имеют восточное происхождение и, по сути, являются болезнями, вызванными грязью и расовым смешением. Однако ими страдают и представители высшей расы, потому что сама современная жизнь, не признающая необходимости существования межрасовых барьеров, вынуждает их к сношениям с представителями низших рас».

Кроме того, Великий Магистр «Ордена Нового Храма» возлагал на «дурные расы» (которым, по его мнению, была свойственна и дурная наследственность) вину за то, «что в настоящее время сумасшедшие дома и приюты для слабоумных переполнены. Если бы государство занялось разумным расовым хозяйством и щадящими методами искоренило семейства с дурной наследственностью, можно было бы сэкономить значительную часть от 9 миллиардов крон (сумма, ежегодно расходуемая в тогдашней Австрии на содержание психиатрических лечебниц – В.А.)».

Далее Йорг Ланц фон Либенфельз рекомендовал предоставлять благотворительную помощь нуждающимся и стипендии бедным студентам в зависимости от их расовой принадлежности, отдавая предпочтение «исключительно людям высокого роста, с золотисто-белокурыми волосами, голубыми (или серо-голубыми) глазами, розовым цветом лица, удлиненным черепом, продолговатыми и тесно прилегающими к черепу ушами, узким прямым носом, пропорциональным ртом, здоровыми белыми зубами, полным подбородком, гармонично сложенным телом, узкими ладонями и узкими ступнями». Большой популярности данная брошюра Ланцу не принесла – вероятно, потому, что не столько среди неимущих, нуждавшихся в благотворительной помощи, сколько среди тогдашних представителей высших классов Двуединой монархии Габсбургов и, в частности, столицы Австрийской империи - Вены, мало кто соответствовал выдвинутым им строгим расовым критериям.


В статье «Бисмарк и Шёнерер», опубликованной в «остермонде» (предположительное древнегерманское название апреля) 1908 г, Ланц-Либенфельз писал: «Благодаря деятельности Шёнерера австрийские немцы, придерживающиеся правильного мировоззрения, в вопросах расовой политики, опередили Германскую империю на 50 лет!.. Ожесточенная борьба, которую нам, исключенным из состава (Германской – В.А.) империи (как нам уже известно, в результате поражения, понесенного возглавляемой Австрией коалиции южногерманских государств – Баварии, Бадена, Ганновера и др. в Богемской войне 1866 г. с возглавляемой Пруссией северогерманской коалицией, Австрия под давлением Пруссии, была исключена из Германского Союза и не вошла в основанную в 1871 г. Германскую империю Гогенцоллернов – В.А.) приходится вести на границе, где сталкиваются три великие мировые расы, монгольская, средиземная (средиземноморская – В.А.) и германская, дала тем из нас, кто следует за знаменем Шёнерера, расово-политическую выучку и расовую закалку... мы хорошо знаем на примерах, взятых из нашей повседневной жизни, что низшая раса означает (т.е. какую страшную угрозу низшая раса представляет – В.А.)  для (представителей арийской «высшей расы» в области – В.А.) нравственности и политики...»


В отличие от австрийских немцев, Германская империя Гогенцоллернов («Второй рейх»), столкнувшаяся, к описываемому времени, лишь с проблемой мигрантов-поляков, по мнению Ланца, в расовых вопросах находилась все еще на уровне изучения трудов графа Жозефа Артюра де Гобино (французского дипломата, литератора, филолога и культуролога времен Второй империи Наполеона III, впервые в истории сформулировавшего в своем фундаментальном труде «Опыт о неравенстве человеческих рас» тезис об «арийской расе» как «высшей», хотя и пребывающей в состоянии все более глубокого упадка, деградации - надо ли говорить, что с последним утверждением французского «культурпессимиста» Ланц не был готов примириться ни за что на свете). Поэтому, как подчеркивал Великий Магистр «новых храмовников»: «Расовое просвещение всего немецкого народа должны исходить от прошедших школу расового обучения австрийцев – подлинных восстановителей и обновителей германского расового учения».


Как мы уже упоминали выше, Ланц оказывал активную поддержку венскому ариософу Г(в)идо фон Листу (которого он, подобно другим пангерманским авторитетам Вены, именовал в своих изданиях «скальдом  современности» - скальдами именовались дружинные певцы при дворах средневековых скандинавских военных предводителей - хавдингов, ярлов и конунгов; аналогичные функции у древних германцев выполняли скопы, у кельтов - барды и филиды, а у древних греков гомеровской эпохи - аэды и, впоследствии - рапсоды), и основанному последним обществу («Г(в)идо-фон-Лист-Гезелльшафт»), в которое вступил и сам, став его весьма активным членом.

Вся корреспонденция, предназначенная для «Общества Г(в)идо фон Листа», направлялась по адресу: «Доктору Й. Ланцу-Либенфельзу. Родаун-Вена».

Тесные связи между основанными Г(в)идо фон Листом, наряду с официально зарегистрированным «Обществом» его имени, тайными союзами «Арманеншафт» (Armanenschaft) и «Высокое Откровение (Высокий Орден) Арманов» (ВОА, HAO – Hohe Armanen-Offenbarung, Hoher Armanen-Orden), и Орденом Йорга Ланца фон Либенфельза (именовавшего себя учеником фон Листа), продолжали существовать вплоть до самой смерти Г(в)идо фон Листа (сломленного физически - но не духовно! - поражением Германии и Австро-Венгрии в Великой, или Первой мировой, войне). После кремации тела основателя «Арманеншафта» и ВОА, скончавшегося в 1919 г., его прах был помещен в колумбарий, расположенный левее католического храма святого Карла Борромео (нем.: Karl-Borromaeus-Kirche), на Центральном кладбище в XI районе города Вены, где похоронены композиторы Бетховен, Шуберт, Брамс и семейство Штраусов, в урне № 413. В той же ячейке колумбария под № 413, украшенной гербом, упокоились и бренные останки жены знаменитого ариософа Анны фон Лист, урожденной Миттек, пережившей мужа на 17 лет.

Начиная с 1908 г. в орденском замке «новых храмовников» Верфенштайн проводились празднества «Ордена Нового Храма», на которые сотни избранных гостей прибывали по Дунаю пароходом из Вены, приветствуемые пушечной пальбой со стен замка, украшенного флагами с крюковидным крестом. Видимо, разработанные «новыми храмовниками» церемонии западали глубоко в душу их участникам. Один из членов основанного Ланцем Ордена, фра (брат) Курт СONT (каноник Ордена Нового Храма) даже в 1915 г., в горниле сражений Великой войны, умудрился сочинить поэму о Верфенштайне, как сакральном хранилище Священного Знания (Гнозиса, Гносиса) арийских пращуров германской расы, воспевая в перерывах между боями лучезарный образ замка-монастыря «новых храмовников», возвышающегося над «низменностями расового хаоса»; над озаренными солнцем зубцами башен этого Храма Грааля (о Граале мы подробнее расскажем далее) развевалось знамя, украшенное крюковидным крестом, а внизу, на грешной земле, несла свою тяжелую службу орденская «братия белого облачения».

Впоследствии сам Ланц писал в «18-м письме друзьям Верфенштайна» (нем.: 18. Werfensteiner Freundesbrief) о ключевом значении, которое сыграло в пробуждении его интереса к храмовникам-тамплиерам, посещение им в юности романтической оперы немецкого композитора Генриха Маршнера (с либретто Вильгельма Августа Вольбрюка) «Храмовник», а если быть точнее - «Храмовник и иудейка», или «Храмовник и еврейка» (нем.: Der Templer und die Juedin) - первой оперы, которую ему довелось слушать в жизни. С тех пор музыка из «Храмовника» и, самое главное - образ рыцаря Храма - всегда доводила Ланца, по его собственному признанию, буквально до экстаза и стремления возродить тамплиерскую идею. Аналогичное воздействие оказывала на молодого Адольфа Гитлера опера Рихарда Вагнера «Риенци», увертюра из которой по приказу вождя германских национал-социалистов всегда исполнялась перед началом партийных съездов НСДАП в Нюрнберге.

Интерес Ланца к храмовникам непосредственно вытекал из его интереса к средневековым легендам о Парцифале и поискам Святого Грааля.

В западноевропейских средневековых легендах «Святым Граалем (Гралем)» с незапамятных времен именовалась некая таинственная и благодатная святыня - чаще всего чаша с кровью Иисуса Христа, собранной Иосифом Аримафейским (иногда считалось, что эта чаша первоначально служила Христу и апостолам во время Тайной Вечери). Согласно другим версиям, Грааль был блюдом (иногда с отрубленной окровавленной головой); разделочной доской; копьем (которым римский сотник Лонгин пронзил на Голгофском кресте ребро распятого Христа); драгоценным камнем - карбункулом, ясписом (яшмой), рубином или изумрудом (смарагдом), выпавшим из короны Денницы-Люцифера-Сатанаила-Сатаны при низвержении этого предводителя мятежных ангелов с небес в преисподнюю Архистратигом Архангелом Михаилом (Хилиархом, или Тысяченачальником, Воинства Небесного); аналогичным драгоценным камнем-самоцветом, выпавшим из короны предводителя «нейтральных» («серых») ангелов, не присоединившихся ни к «белым» ангелам, сохранившим верность Богу, ни к «черным» ангелам, вовлеченным в мятеж Сатаной-Люцифером; или даже... мечом ветхозаветного древнеизраильского царя-псалмопевца Давида.  Сам Ланц порой (но не всегда) был склонен считать Грааль ясписом (яшмой).

Вообще, Грааль (на старофранцузском языке слово не мужского, а женского рода) понимался как некая великая тайна, полностью сокрытая от недостойных и всегда приоткрывающаяся лишь отчасти. Приблизиться к Граалю (как, кстати, и к тибетской Шамбале!) мог только чистый, непорочный, целомудренный человек. По легендам Грааль был принесен на Запад из Святой Земли самим Иосифом Аримафейским, чью миссионерскую деятельность пытались соотносить с различными градами и весями Западной Европы. Грааль был якобы помещен Иосифом в загадочном замке Корбеник (Гральсбурге, Замке Грааля, или Храме Грааля), где с тех пор пребывал под охраной избранного сонма «рыцарей Грааля», именуемых также «братией белого облачения». Иногда хранители Грааля направляли из своей недоступной для непосвященных светлой горней обители (напоминающей тибетско-теософскую Шамбалу или гору индийских блаженных мудрецов из «Жизни Аполлония Тианского» Флавия Филострата) в пребывающий во власти зла и нечестия греховный земной мир своего лучезарного посланца (например, «рыцаря Лебедя» Лоэрангрина, или Лоэнгрина) на помощь праведнику, притесняемому грешными людьми. Многие странствующие рыцари (в том числе рыцари Круглого Стола короля Британии Артура Пендрагона, которого Ланц со временем стал ассоциировать с королем Грааля Анфортасом, или Амфортасом) посвящали всю свою жизнь поискам Святого Грааля, но лицезреть его удостоился лишь один из них – сын Лоэрангрина-Лоэнгрина, Парцифаль (Парсифаль, Персиваль). В соответствии с более поздней традицией, Иосиф Аримафейский скрыл Грааль в священном источнике Гластонберийского монастыря (Англия). Происхождение образа Святого Грааля всегда было предметом споров и остается таковым до сих пор. Происхождение слова «Грааль» и словосочетания «Святой (Святая) Грааль» также остается до сих пор неясным. По мнению Ланца, словосочетание «Сангреаль» (Святой Грааль), возможно, происходит от словосочетания «Санг Реаль» («Истинная Кровь», то есть «Кровь Христа» - по аналогии с «Истинным Крестом»), или «Санг Рояль (Руаяль)» - «Царская Кровь». Впрочем, существуют и другие версии. Среди элементов, вошедших в традицию Грааля, можно назвать апокрифические (не признанные официальной Церковью) евангелия, повествующие о житии Иосифа Аримафейского, Христианскую сакраментальную (то есть связанную с осмыслением церковных таинств) мистику и древние кельтские мифы.

Уже на склоне лет Великий Магистр ОНТ вспоминал о достопамятном событии, пробудившем его интерес к легендам о Граале и Артуре. При посещении 24 декабря 1900 г. излюбленной паломниками древней часовни Пресвятой Девы Марии в Ланцендорфе (селении, которое Ланц считал родовым гнездом своих рыцарственных предков), он внезапно обнаружил настенную роспись эпохи барокко, надпись под которой гласила, что в свое время король Артур Пендрагон, т.е. Драконоглавый (который, по мнению Ланца, и являлся, собственно, королем Грааля), посетил ланцендорфскую часовню. Под влиянием этого посещения Йорг Ланц фон Либенфельз написал свое сочинение «Святой Грааль как мистерия арийско-христианской расовой культовой религии», в котором проследил связь между легендой о Граале и Орденом тамплиеров.

В своем труде венский ариософ доказывал, что описанные в сказаниях о Парцифале и короле Артуре «рыцари Грааля» (нем.: «гральсриттеры»,  Gralsritter) были связаны с историческими храмовниками-тамплиерами Средневековья, чья доблесть, проявленная в боях с сарацинами (мусульманами) в Святой Земле, превратила их в архетип религиозного рыцарства XIII в., или даже тождественны им (не случайно рыцари Грааля – «темплеизы», Templeisen: иногда в сочинениях Ланца встречается и несколько иное написание - Tempeleisen - в поэме «Парцифаль» средневекового немецкого миннезингера Вольфрама фон Эшенбаха – облачены в белое, как и «духовные отцы-основатели» подлинных храмовников-тамплиеров, Templer – монахи Цистерцианского Ордена, а в более ранней анонимной поэме «Перлесваус», или «Перлесво(с)» - даже в белые одеяния с красными крестами, совсем как подлинные, исторические «бедные соратники Христа и Храма Соломонова»). Вот только миссию исторических храмовников Приор Верфенштайнского Дома барон Йорг Ланц фон Либенфельз (сам, как мы помним, в прошлом - монах-цистерцианец) понимал весьма своеобразно – как стремление к созданию арийско-германского орденского государства, в состав которого должны были со временем войти все страны Средиземноморского бассейна и Среднего Востока (правда, Ланц был не всегда последователен в своем положительном отношении к Ордену тамплиеров, утверждая, например, в своем труде «Теозоология», будто в палестинских владениях средневековых храмовников эпохи Крестовых походов в Святую Землю находились притоны разврата)! Грааль, по мнению Ланца, представлял собой не что иное как «электронный символ панпсихических сил чистокровной арийской расы», а поиск Замка (Храма) Грааля был метафорическим описанием «строгой евгенической практики храмовников, направленной на выведение новой, Божественной породы людей» (занятие, что и говорить, весьма необычное для рыцарей-монахов, принесших обет безбрачия и обязанных вечно хранить целомудрие!).

Как бы то ни было, Ланц (всегда и во всем полагавшийся на свои «видения» и «озарения») нисколько не сомневался в том, что рыцари Грааля - «темплеизы» - были членами средневекового Ордена тамплиеров, и часто именовал «темплеизами» рыцарей своего собственного Ордена - ОНТ.

В поучении мудрого отшельника Треврицента юному Парцифалю (Вольфрам фон Эшенбах, «Парцифаль», книга VIII) Йорг Ланц фон Либенфельз усмотрел указание на необходимость соблюдения расовой чистоты, сформулировав свою мысль следующим образом: «Нам следует не создавать государственные селекционные центры, а заниматься сакральной селекцией чистых людей в форме расово-культовой религии». Ланц считал, что именно изначальная расовая религия лежит в основе христианства, хотя с течением времени эта основа оказалась замутненной, искаженной и скрытой различными чуждыми напластованиями. Поэтому он усматривал задачу своего Ордена в том, чтобы возродить эту расовую религию в своем Приорате и в культе ОНТ.

С целью подчеркнуть преемственность своего Ордена Нового Храма от исторического Ордена Храма, Ланц разработал литургию, псалмы, молитвы, декламации на католической основе, но «творчески переработанные» в духе ариохристианства.

При этом Ланц именовал Христа - Сына Божия - «Фрауйя» (что означает «Господин», «Господь» на языке древнегерманского племени готов, именовавшихся в России еще в XIX веке готфами); именно эпитетом «Фрауйя» именовал Господа Иисуса Христа епископ Вульфила (Ульфилас, Ульфила) в своем переводе Священного Писания на готский язык; обо всем этом будет еще подробнее сказано ниже. Так, например, если в Псалме XXVIII христианской Псалтири говорится:

1.Воздайте Господу, сыны Божии, воздайте Господу славу и честь,

2.Воздайте Господу славу имени Его, поклонитесь Господу в благолепном святилище Его.

3.Глас Господень над водами; Бог славы возгремел, Господь над водами многими.

4.Глас Господа силен, глас Господа величественен.

5.Глас Господа сокрушает кедры; Господь сокрушает кедры Ливанские

6.и заставляет их скакать подобно тельцу, Ливан и Сирион, подобно молодому единорогу.

7.Глас Господа высекает пламя огня.

8.Глас Господа потрясает пустыню, потрясает Господь пустыню Кадес.

9.Глас Господа разрешает от бремени ланей и обнажает леса; и во храме Его все возвещает о Его славе.

10.Господь восседал над потопом, и будет восседать Господь царем вовек.

11.Господь даст силу народу Своему, Господь благословит народ Свой миром,

то в сделанном Ланцем для Псалтири ОНТ переложении этого псалма:

1.Принесите Фрауйе жертву, о, сыны Богов,

Восстаньте, восстаньте и принесите Ему в жертву детей шреттлингов («леших», «косматых», «дикарей», «мутантов» - В.А.).


2.Принесите жертвы чистопородной любви,

Придите в Храм Его, покаявшиеся грешники.

3.Узрите ангелов Фрауйи, гремящих, как гром, над ящерами,

Узрите Его в межвидовой войне с их потоком!

4.Узрите доблестного Сына Фрауйи в Его блеске,

Узрите Его во славе после победы, одержанной в жаркой битве.

5.Узрите ангелов Фрауйи, разящих исполинов,

Узрите Его, сломившего силу чудовищ.

6.Узрите, как он пригибает к земле горных тварей,

Громко восславьте Любимца Бога и дела Его!

7-8.Узрите ангелов Фрауйи, убивающих огненных драконов,

Узрите Его, рассеивающего стаи обитателей пустынь.

9.Как Он все готовит, все очищает!

Ищущий Храм Его вечно радуется!

10.Ибо Фрауйя победил Всемирный Потоп,

Он остается Героем и Царем на все времена!

11.Поэтому он укрепит благословением и Свой народ,

Будет его миром во веки веков.

В Псалме XVII христианской Псалтири говорится:


8.Потряслась и всколебалась земля, дрогнули и подвиглись основания гор, ибо разгневался (Бог);

9.поднялся дым от гнева Его и из уст Его огонь поядающий, горячие угли сыпались от Него.

10.Наклонил Он небеса и сошел, - и мрак под ногами Его.

11.И воссел на херувимов и полетел, и понесся на крыльях ветра.

12.И мрак сделал покровом Своим, сению вокруг Себя мрак вод, облаков воздушных.

13.От блистания пред Ним бежали облака Его, град и угли огненные.

14.Возгремел на небесах Господь, и Всевышний дал глас Свой, град и угли огненные.

15.Пустил стрелы Свои, и рассеял их, множество молний, и рассыпал их.

16.И явились источники вод, и открылись основания вселенной от грозного гласа Твоего.

17.Он простер руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих.

18.Избавил меня от врага моего сильного и от ненавидящих меня, которые были сильнее меня. 

А в переложении этого псалма, сделанном Ланцем для Книги псалмов Ордена Нового Храма: 

8.Рать земных и горных демонов

Вострепетала перед Его гневом

И содрогалась, оцепенев от страха перед Ним,

При звуках Его гневного, громоподобного гласа.

9-10.Когда Он Фениксом восстал

Из жара раскаленных углей и потоков огня,

Рассеялось воинство крылатых ящеров,

Подобно туманным призракам, пав к Его стопам.

11-12.Высоко над хором херувимов

 Парит Он, восседая на крыльях бури, как на престоле,

 Предшествуя нам, как в «облачном столпе»,

 В сумрачной сени которого Он живет.

13-14.Пред ликом Его молнии рассеиваются

 Огненные угли тучи, несущей град,

 Которые вновь возникают пред ликом Всевышнего,

 При глухих раскатах грома Его небес.

15-16.По Его воле возник и погиб

 Драконий народ ванов («ванами» в древненордических сказаниях - например, в «Старшей Эдде» и «Младшей Эдде» - именовались противники божественных «асов», или, по-готски - «ансов» - В.А.),

 Но, стремясь достигнуть вершин Творения,

 Продолжают существовать

 Потомки земных и водяных людей.

17.Ты пришел на помощь его мужеству,

 И веяние бури Твоего Духа

 Позволило виду Фрауйи восстать победителем

 Из потока водяных ящеров!

18.Так храни же, Фрауйя, мой вид,

 От всех первобытных чудовищ,

 Он - единственный вид, избранный и сохраненный,

 Дабы вечно славить Твою победу!

В Псалме LXXVI христианской Псалтири говорится:

17-18.Видели Тебя, Боже, воды, видели Тебя воды и убоялись, и вострепетали бездны. Облака изливали воды, тучи подавали гром, и стрелы Твои летали.

19-20.Глас грома Твоего в круге небесном; молнии освещали вселенную; земля содрогалась и тряслась. Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих, и следы Твои неведомы.

21.Как стадо, вел Ты народ Твой рукою Моисея и Аарона. - В.А.). 

        

А в переложении Ланца для Псалтири ОНТ:


17-18.Видели Тебя, Боже, все драконы и убоялись,

   Чудовища бездны бежали от Тебя,

   Когда Твое громогласное слово прозвучало из туч,

   Обрушившись на них и приведя их в смятение.

19-20.Оно обрушилось на них стрелами молний, громовыми ударами,

   Пламенными языками из огненной пасти.

   От этого с ревом задрожали колоссы,

   Земля содрогнулась от их шагов до самых глубин.

21.Но следы Твоих подвигов

   Были сохранены не морями и потоками,

   Но лишь святыми руками Первосвященников,

   Пасущих агнцев Твоего благородного вида!

Кроме собственной ариософской литургии, Великий Магистр «неотамплиеров» создал собственную строгую орденскую иерархию. В соответствии с Уставом (Кодексом) Нового Храма орденские браться подразделялись на семь рангов (чинов), в зависимости от «степени расовой чистоты».

Низший, VII ранг составляли слуги-сервиенты («Сервиентес Нови Темпли», СНТ, Servientes Novi Templi, SNT), чья «расовая чистота», в соответствии с соматологией Ланца, составляла менее 50%, или же не достигшие еще 24-летнего возраста, по достижении которого кандидатами они проходили тщательный и скрупулезный расовый тест;

VI ранг – фамилиары («Фамилиарес Нови Темпли», ФНТ, Familiares Novi Templi; FNT) – «члены орденской семьи», друзья «Ордена Нового Храма», оказавшие ему большие услуги, но не стремившиеся стать полноправными «орденскими братьями» (среди «фамилиаров» числились, к примеру, упоминавшиеся выше адепты Ланца -   британский фельдмаршал лорд Горацио-Герберт Китченер, известный австрийский поэт Фриц фон Герцмановский-Орландо и венский ариософ Г(в)идо фон Лист) и шведский литератор Август Стриндберг, объявивший главный труд Ланца о «теозоологии» книгой, «страшной для новых язычников»;

V ранг – послушники, бельцы, новисы или новики («Новицес Нови Темпли», ННТ, Novices Novi Templi, NNT), «расово чистые» на более чем 50%, однако еще не подготовленные к вступлению в высшие орденские разряды «новых тамплиеров»;

IV ранг – магистры («Магистри Ордо Нови Темпли», МОНТ, Magistri Ordo Novi Templi, MONT), имевшие от 50% до 75% «расовой чистоты» (что удостоверялось специальным, выданным им лично бароном Йоргом Ланцем фон Либенфельзом «сертификатом чистоты крови»);

III ранг – каноники («Каноници Ордо Нови Темпли», КОНТ, Canonici Ordo Novi Templi, CONT), имевшие от 75 % до 100% «расовой чистоты» (что также удостоверялось соответствующим сертификатом);

II ранг составляли Пресвитеры, выше которых стояли члены «Ордена Нового Храма» I ранга - Приоры (Предстоятели или Настоятели).

Вершиной орденской «пирамиды» был сам Великий Магистр новых тамплиеров, занимавший высший, I ранг в иерархии «новых храмовников».

Любой магистр или каноник ОНТ мог стать пресвитером, но для этого ему требовалось основать новый «Орденский дом» («Орденсгауз», Ordenshaus), то есть новый филиал ОНТ. Они были вправе читать службы и совершать требы, но не принимать в «Орден Нового Храма» новых «братьев» и не рукополагать каноников. Всякий пресвитер, которому подчинялись более пяти магистров или каноников, мог выступать в качестве Приора, но оставался при этом подчиненным Йоргу Ланцу фон Либенфельзу, как Верховному Духовному Главе, Приору Орденского дома Верфенштайн и Великому Магистру всего «Ордена Нового Храма».

Для братии каждого ранга орденской иерархии была разработана система рыцарских крестов (одинакового для всех рангов «тамплиерского» красного цвета) различной формы, в зависимости от ранга (лапчатых, костыльных, мальтийских, лорренских и свастичных), изготовленных из материи и нашиваемых на единообразное орденское облачение (Habit) – белую монашескую рясу с капюшоном-куколем, как у цистерцианцев и средневековых храмовников. Пресвитеры ОНТ  носили красные береты. Знаками должности Приора Верфенштайна служили особый золотой жезл с шарообразным навершием, золотой перстень с рубином, особое красно-белое облачение и металлический, покрытый кроваво-красной эмалью тамплиерский нагрудный крест «латинской» формы с расширениями в форме «иерихонских труб» на концах (полученных средневековыми тамплиерами от папы римского в награду за доблесть, проявленную рыцарями Христа и Храма при взятии мусульманской крепости Аскалон (ныне - Ашкелон в Израиле), в память о том, что стены Аскалона не устояли перед напором тамплиеров, как в свое время стены ветхозаветного града Иерихона не устояли перед звуками труб воинстве древнеизраильского пророка Иисуса Навина), на золотой шейной цепи. На этот уширенный красный крест был наложен более узкий белый крест (что символизировало невиновность Ордена Храма в возведенных на него королем Франции и инквизицией клеветнических обвинений). Другие Приоры ОНТ, подчиненные Ланцу, также имели золотые должностные жезлы, но не столь роскошные и меньшего размера. Над входом в каждый орденский молитвенный дом располагался его герб, причем щитодержателями герба всегда служили ангел и фавн (сатир), олицетворявшие двойственность, присущую, по Ланцу, человеческой природе (между прочим, фавны-сатиры встречались и среди фигур-щитодержателей средневековых гербов Верховных (а не «Великих»!) Магистров-«Гохмайстеров» духовно-рыцарского Тевтонского Ордена Пресвятой Девы Марии, заимствовавшего «военную», или «воинскую», часть своего устава и форменный белый плащ - заменив красный крест на черный - у Ордена «бедных рыцарей Христа и Храма Соломонова»).

При вступлении в «Орден Нового Храма» братья получали новое имя, включавшееся в формулу «Фра (лат.: «брат») + орденское имя + орденский ранг + местоположение Орденского дома и получивший орденское имя фра Август ад Верфенштайн ФОНТ, Fra August ad Werfenstein FONT) — например, «Фра Детлеф КОНТ (лат.: «Каноникус Ордо Нови Темпли», то есть: «Каноник Ордена Нового Храма») ад Верфенштайн» (Fra Detlef CONT ad Werfenstein), или, скажем, «Фра Август ад Верфенштайн ФОНТ (лат.: Фамилиарус Ордо Нови Темпли», то есть: «Фамилиар Ордена Нового Храма»)» (Fra August ad Werfenstein FONT) — это орденское имя получил классик шведской и мировой литературы Август Стриндберг;

Всякий орденский брат ОНТ именовался «достопочтенным» (honorabilis), а всякий пресвитер и приор «Ордена Нового Храма» – «преподобным» (reverendus).

В Ордене Нового Храма, судя по всему, никогда не состояло более 400 «братьев» (разряда «орденских сестер» в этом чисто мужском союзе предусмотрено не было), в большинстве своем - отнюдь не «витающих в облаках» теоретиков «не от мира сего» или людей искусства, а видных представителей австро-немецкого военно-политического истеблишмента, таких, как, например, фельдмаршал-лейтенант Императорской и Королевской (австро-венгерской) армии Дитрих фон Нордготен (фра Рудольф), его братья Гервиг и Фридолин, генерал от инфантерии Блазиус фон Шемуа (фра Готтгард) и многие другие.

В 1909 г. Г(в)идо фон Лист посвятил свою книгу «Имена племен и народностей Германии» своему другу – «Неустрашимому и неуклонно идущему к цели писателю, господину доктору Й. Ланцу фон Либенфельзу – арманическому Ульфиле будущего, с глубочайшим почтением – автор». Под «Ульфилой» Лист подразумевал упоминавшегося нами выше готского арианского епископа Вульфилу, жившего в IV в. п. Р.Х., прославившегося своим переводом Священного Писания на язык восточногерманского племени готов, именовавшегося у нас в России еще в XIX в. готфами (как уже было сказано выше).

Не все из нас сегодня отдают себе отчет в том, что готы (гутоны, именуемые древнегреческим историком и географом времен ранней Римской империи Страбоном бутонами), поселенные через четыре года после сокрушительного разгрома ими (в союзе с иранским народом аланов-асов, потомков сарматов и предков нынешних осетин) в 378 г. п. Р.Х. под Адрианополем армии восточно-римского императора Валента II, новым императором Феодосием I Великим на Балканском полуострове в качестве военных колонистов-федератов (союзников Восточной Римской империи, известной нам как Ромейская, «Византийская» или Греческая, империя), к тому времени уже давно были не язычниками, а христианами - благодаря миссионеру Вульфиле и его переводу Библии на готский язык.

Считается, что Вульфила (чье имя на его родном готском языке означает «маленький волк», «волчок», «волчонок») родился около 311 г. п. Р.Х. Он был сыном знатного готского воина и римской пленницы-христианки. Вульфила исповедовал и проповедовал Христианство в его арианском варианте. Это означает, что он являлся приверженцем учения александрийского вероучителя пресвитера Ария (260-336), объявленного впоследствии ересиархом. Пресвитер диакон Арий и его последователи - ариане (долгое время пользовавшиеся немалым влиянием в Римской империи - арианами были многие римские императоры - например, разгромленный и убитый готами, при поддержке упоминавшегося выше иранского, то есть арийского, племени «беловолосых» аланов, именовавших себя асами, совсем как светлые боги северогерманских эддических сказаний, в 378 г. в грандиозной битве под Адрианополем восточно-римский император Валент; да и сам Святой Равноапостольный Царь Константин I Великий, первый христианский император Рима, долгое время был близок к арианству) - отрицали единосущность Иисуса Христа Богу Отцу; по учению Ария, Иисус был человеком высочайшей нравственности, которому Бог Отец, Создатель мира, даровал, за его праведность, достоинство Сына Божия. Таким образом, Иисус, согласно пресвитеру Арию, был лишь подобосущен (греч.: «омиусиос») Богу Отцу. В отличие от ариан, христиане-кафолики (православные), верили в то, что Иисус Христос, истинный Сын Божий, являлся Богом Сыном, единосущным (греч.: «омоусиос») Богу Отцу, рожденным из сущности Бога и во всем равным Ему Богом именно по сущности (греч.: «усиа»), по природе, а не по благодати, уподобляющей тварь - Творцу (как верили ариане). Именно эта точка зрения в настоящее время является неотъемлемой частью вероучения как православной, так и католической, англиканской и подавляющего большинства других христианских церквей.

Высказанное в Евангелиях четкое и ясное требование Иисуса Христа следовать за ним вполне отвечало характеру и обычаям воинственных германцев вообще (и восточных германцев - готов, в частности), но, в первую очередь, германских военных вождей («герцогов», Herzoege) и князей («фюрстов», Fuersten). Многие из них охотно принимали Христианство, воспринимая себя в качестве верных дружинников Верховного Небесного Вождя (по-немецки дружинник - «гефольгсманн», Gefolgsmann, - буквально означает «последователь», «спутник»). Вслед за военными вождями, руководствуясь тем же принципом верности, Христианство принимали, в свою очередь, и их собственные дружинники (все это в немалой степени способствовало весьма воинственному характеру христианства среди германских народов и вообще народов Запада в эпоху Средневековья, объясняя такие феномены, как участие епископов и других князей Церкви в военных действиях, возникновение военно-монашеских Орденов и т.д.).

Вульфила, рукоположенный в 341 г. в епископы архиепископом Константинопольским (также придерживавшимся арианского варианта Христианского вероучения), был послан им миссионерам к своим соплеменникам-готам (римская Церковь, да и светские власти империи, втайне надеялась на смягчение нравов и, прежде всего, воинственности готов в результате их христианизации; говорят, что именно с целью смягчения воинственности готов Вульфила не перевел на их язык наиболее воинственные части Священного Писания, описывающие беспощадное искоренение ветхозаветными израильтянами всех нечестивых хана(а)неев и других язычников, врагов Богоизбранного народа - например, Книгу Иисуса Навина, Книги Царств и Книги Маккавейские - впрочем, Ланц, как мы увидим, этого мнения отнюдь не разделял). Чрезвычайно успешная проповедь Вульфилы среди западных готов (вестготов, визиготов, везеготов, тервингов) и среди восточных готов (остготов, остроготов, грейтунгов, гревтунгов) длилась более 40 лет. Для облегчения задачи христианизации воинственных восточных германцев Вульфила создал на основе древних германских рун, к которым он добавил некоторые греческие и латинские буквы, готский алфавит, состоявший из 27 знаков. Предназначенные для вырезания на дереве, кости, роге и металле или для высекания на камне руны (являвшиеся изначально тайными магическими знаками) он превратил в буквы, которыми можно было записывать священные тексты на папирусе или пергамене (телячьей коже, именовавшейся на Древней Руси «харатья» или «хартия», от латинского слова «карта»). Как уже было сказано выше, он включил в готский алфавит некоторые латинские и греческие буквы (да и сам порядок букв готского алфавита соответствовал греческому). Перевод Вульфилой Библии с греческого языка на готский был просто блестящим.

Приняв Христианство, готы, разумеется, не перестали быть германцами, однако, вместо поклонения своим прежним языческим богам - асам и ванам - они стали поклоняться одному, Единому Богу, воспринимавшемуся ими, прежде всего, в качестве «римского» Бога. Каково же были их изумление и возмущение, когда принятый ими арианский вариант Христианской веры был в 381 г., через четыре года после гибели в упомянутом выше сражении с арианами-готами под Адрианополем восточно-римского императора-арианина Флавия Валента II, признан ересью на Вселенском Константинопольском Соборе Христианской церкви. Это привело к новому витку военной конфронтации готов-ариан с Римской империей, принявшей вдобавок еще и характер религиозной войны, закончившейся фактически уничтожением готов и других германцев-ариан (в частности, вандалов), Восточной Римской империей при василевсе (императоре) Флавии Юстиниане I Великом (причисленном  впоследствии греко-православной, а затем - и отколовшейся от нее римско-католической церковью к лику святых).

Приведем, для сравнения и просто ради интереса, перевод начала Молитвы Господней - главной молитвы всех христиан (единственной, заповеданной нам Самим Иисусом Христом еще в Евангелиях) «Отче наш» на трех языках - русском, современном немецком и готском (в переводе Вульфилы):

Отче наш, иже еси на небесех,

Да святится имя Твое,

Да приидет царствие Твое,

Да будет воля Твоя,

Яко на небеси

И на земли.

Vater unser, Du in den Himmeln,

Geweiht sei Dein Name,

Es komme Deine Herrschaft,

Dein Wille geschehe,

Wie im Himmel,

So auf Erden.

Atta unsar, thu in himinam

Weihnai namo thein,

Qimai thiudinassus theins,

Wairtai wilja theins,

Swe in himina,

Jah ana airthai.

Именно в лице гот(ф)ского епископа Вульфилы, восточного германца (как и австрийцы) и арианина (хотя по мнению некоторых, в частности, немецких историков - например, автора «Истории вестготов» Дитриха Клауде - Вульфила, живший во времена христологических споров, когда христианская церковь еще не решила окончательно вопрос соотношения Божественной и человеческой природе в Христе, занимал в этих спорах срединную позицию, не был арианином и подвергся осуждению как арианин лишь впоследствии, в связи с чем большинство его произведений, осужденные как еретические, не дошли до нас), Ланц думал обрести свидетеля истинности своего христианства (считавшегося римско-католической и православно-кафолической Церковью таким же еретическим, как и арианское христианство Вульфилы). Великий Магистр ОНТ, чрезвычайно уважительно и одобрительно отзывавшийся об Арии (возможно, ему импонировало само созвучное этнониму «арий», «ариец» имя александрийского вероучителя, бывшего по происхождению ливийцем, т.е. белокожим европеоидом, арийцем) не сомневался в том, что Вульфила был хранителем «изначального, чистого, неискаженного христианского учения» (являвшегося, по Ланцу, расово-культовой религией, до его последующей злонамеренной «фальсификации агентами низших рас», стремившимися лишить учение Иисуса Христа его изначально боевого характера). Поэтому  Йорг Ланц фон Либенфельз ввел в свой собственный лексикон упоминавшееся выше готское слово, означавшее «господин» или «хозяин дома», которым в Библии Вульфилы именовался Христос - «ФРАУЙЯ», или «ФРАУДЖА» (Frauja=Господин, Господь), эквивалент греческого слова «Кир(иос)», и даже иногда именовал свой вариант христианства «готским», неустанно призывая чистых ариев, «сынов Света», заклать человекозверей в жертву Фрауйе, подобно тому, как ветхозаветный пророк Илия Фесвитянин заклал в жертву Господу лжепророков Вааловых.

Доказательством уважительного отношения Ланца к Арию и арианству может служить, к примеру, следующий фрагмент из его труда «Теозоология»:

«Весьма характерны суждения Ария об Иисусе. К ним следует прислушаться, прежде всего, потому, что просвещенные взгляды Ария стали религией германцев, пока Рим не подчинил ее себе с помощью франкского меча. Арий утверждает совершенно ясно и в полном соответствии с нашими ариософскими открытиями: Логос (Христос) есть не Бог в собственном смысле этого слова, а творение («ктисис»). Тем не менее, Он стоит надо всеми творениями и представляет собой нечто среднее («меситес») между Богом (и человеком). Логос можно было бы назвать несобственно (относительно) Богом. Это убеждение оставалось еще долго присущим германцам».

Барон Йорг Ланц фон Либенфельз предполагал, что на страницах сделанного епископом Вульфилой перевода Библии, записанного изобретенным «готским апостолом» алфавитом,(единственный экземпляр которого, написанный золотыми и серебряными буквами на окрашенном пурпуром пергамене - так называемый «Серебряный Свод» («Серебряная Книга»), или, по-латыни, «Кодекс Аргентеус» (Codex Argenteus), хранился в пору жизни Ланца и хранится по сей день в университетской библиотеке шведского города Упсала (составляя ее главное сокровище!), куда шведы вывезли его в годы Тридцатилетней войны из Пражской библиотеки владык «Священной Римской империи германской нации», основанной кайзером-оккультистом Рудольфом II Габсбургом), вырванных врагами истинной, изначальной, расовой, «античандальской» христианской веры (Ланц не верил в то, что Вульфила, якобы, сознательно не перевел наиболее воинственные части Библии ради смягчения нравов готов, полагая, что эти части готской Библии были также злонамеренно уничтожены проникшими в христианскую церковь в результате тайного заговора и переворота врагами готов, германцев, арийских народов и истинного, арийского Христианства), с целью утаить истинное учение Христа-Фрауйи от верующих христиан после уничтожения арианства папским католическим Римом и кафолическим Константинополем, и потому не сохранившихся до наших дней, содержалась «подлинное послание Священного Писания» – призыв к борьбе с «чандалами» - представителями «низших» рас.

Косвенным подтверждением правильности своих догадок Ланц считал отсутствие в готской Библии Вульфилы некоторых частей - например, Книг Царств. Правда, многие исследователи связывали (и связывают доныне, как, например, Франко Кардини в своей «Истории средневекового рыцарства») отсутствие в «Серебряном Своде» Вульфилы этих частей Священного Писания с их чрезмерно воинственным и кровожадным содержанием (а Вульфила, как уже упоминалось выше, якобы, хотел отучить своих свирепых, воинственных соплеменников-готов, от присущей им и поддерживаемой культом их прежних, языческих богов, кровожадности). Но, как известно, Ланц был на этот счет иного мнения...

Скажем несколько слов о «чандалах». В традиционном обществе покоренной пришедшими с Севера арийскими завоевателями Древней Индии представители высших каст (или «варн», то есть, буквально «цветов» - из этого названия каст явствует, что принадлежность к той или иной из них определялась, по крайней мере, изначально, цветом кожи, глаз и волос), потомки белокожих белокурых ариев (или, выражаясь языком древних Вед - «двиджасов», то есть, «дважды рожденных»), именовали «чандалами» (буквально: «собакоедами», или «неприкасаемыми» - поскольку в Индии ведического периода считалось, что прикосновение к «чандалам» может навеки осквернить представителя благородной высшей касты) членов низших каст, потомков подчиненных ариями чернокожих протоиндийских племен, которых «чистокровные» арии именовали презрительно «дасью» («рабы»),  «якша» («бесы», «демоны») и «млеччха» («варвары», «чужаки», «чужие», «инородцы», «иноверцы», «дикари»), по аналогии с употребляемым близко родственными индийским ариям древнеиранскими народностями по отношению к «чужим» понятием «анарья» («неблагородный», «неариец»).

Вообще Ланц многое перенял у древних индоариев, наделявших злых духов, демонов-ракшасов, признаками представителей той этнической среды, с которой белокожие и белокурые (судя по описаниям, сохранившимся в их священных книгах – «Ведах») арии столкнулись, придя в Индию. В описаниях борьбы с ракшасами были отражены воспоминания о столкновениях белых, светлоглазых и светловолосых арийцев с доарийским черным, темноглазым и черноволосым населением полуострова Индостан. К этим «темным» (чернокожим) народам относятся такие описания и определения, как «безносые», «косматые», «короткорукие» и «темные». В древнейшей из священных книг древних индоариев – «Ригведе» - они именовались «говорящими грубо», «демонами» («ракшаса», «пишача»), «не знающими правильного труда» («акарма»), «беззаконными» («аврата»), «безбожными» («адевайя»), «не приносящими жертв» («аяджван»), «не имеющими богопочитания» («абрахма»).

Именно к этим «чандалам», считающимися пригодными лишь для рабства, применялся  упомянутый выше термин «млеччха» (варвары), напоминающий шумерский термин, обозначающий доарийскую Индию и ее население - «Мелухха». Рекомендовалось опасаться «чандалов», как врагов, а после соприкосновения с ними - непременно проходить обряд очищения, так как они находятся в «среднем  (между людьми и низшими животными – В.А.) состоянии, обусловленном темнотой», подобно «слонам, тиграм, кабанам или львам».

В древнеиндийских «Законах Ману», в частности, говорилось:

«Рождение чандала – преступление. Чандала не могут иметь одежды, кроме одеяния мертвых; их украшения могут быть только из железа. Чандала не может поклоняться никому, кроме злых духов. Чандала не могут соединяться в селения, жить оседло, они должны постоянно кочевать с места на место... Чандала не имеет права писать правой рукой и должен буквы ставить справа налево. Тот, кто убьет чандала, не подлежит суду».

Вероятно, особое внимание педантичного во всем Йорга Ланца фон Либенфельза привлекло категорическое предписание древнеиндийского кодекса чандалам писать справа налево (как пишут семиты – иудеи и арабы).

Кстати говоря, упоминавшийся выше классик шведской и мировой литературы Август Стриндберг, явно под влиянием идей, воодушевлявших с юности и Ланца, написал еще в 1894 году роман под названием «Чандала», посвященный борьбе ариев с «чандалами» и заканчивающийся словами: «Пария был мертв, Ария же одержал победу над низшей расой (...) Чандала - плод прелюбодеяния, кровосмешения и преступления».

Стриндберг и Ланц познакомились в 1896 году, в верхнеавстрийском городке Грайне. Стриндерг как раз сочетался вторым браком с австрийкой Фридой Уль, чьи родители владели поместьем в области Штруденгау, в которой располагался орденский замок ОНТ, и были хорошо знакомы с приором Верфенштайна. Приор и шведский литератор так понравились друг другу, что с тех пор переписывались на протяжении многих лет. Ланц регулярно высылал Стриндбергу все свои публикации, которые «шведский Гёте» внимательно изучал и временами подвергал дружеской критике. Подобно Ланцу, Стриндберг верил в реальность демонов и духов, рассуждал о магическом флюиде, телепатии и лучистом электричестве. Когда Стриндберг говорит: «...я думаю, что эти силы всегда пользовались одними и теми же средствами для осуществления своих планов. А в чем эти планы? В усовершенствовании человеческого типа», кажется, его устами вещает сам Ланц. В «Синей книге» Стриндберга, синтезе всей его жизни, содержится изображение, которое очень нравилось и Ланцу. Речь идет о скульптуре под названием «Похищенная» Эммунюэля Фремье (1824-1910), созданной знаменитым французским ваятелем в 1887 году и отмеченной Почетной медалью Французской Академии. Ланц писал об этой скульптуре, помещенной им на обложку одного из номеров журнала «Остара»: «Самец гигантской человекообразной обезьяны (по-немецки человекообразная обезьяна называется «меншенаффе», Menschenaffe, буквально: «человекообезьяна» - В.А.) похищает женщину, современная скульптура, наглядно представляющая трагизм рокового расового смешения». Вероятно, именно Стриндберг, чьим умонастроениям вполне соответствовала скульптура Фремье, предоставил ее изображение в распоряжение Ланца, которого неоднократно и в неизменно позитивном ключе  цитировал в своей «Синей книге»...

Впрочем, как писал Хосе Ортега-и-Гассет в своем труде «Восстание масс»:

«Романтиков всегда привлекало насилие низших существ и сил природы над человеком, над белым женским телом. Они изображали Леду с лебедем, Пасифаю с быком, Антиопу с козлом... Было бы неумно смеяться над романтиком. Прав и он. За этими образами, за их безгрешной чувственностью кроется великая и вечная проблема отношений между цивилизацией и тем, что лежит позади нее, - Природой, между Логосом и хаосом».

Поэтому не удивительно, что в некрологе Стриндбергу, умершему в 1912 году, Ланц горестно писал: «И снова одному из наших пришлось вступить на путь в царство теней».

Но довольно об этом...

Ланца весьма беспокоили постоянно раздававшиеся из левого, социалистического лагеря призывы к классовой борьбе и установлению «диктатуры пролетариата». Он предлагал свое собственное, весьма оригинальное по тем временам, решение проблемы классовой борьбы.

«...я имею в виду не столько обращение в рабство цветных рас, не говоря уже о порабощении ариогероического человека, сколько выращивание селективным путем нового рабского существа с прочными нервами и крепкими руками, умственный уровень которого будет соответствовать его предназначению. Это существо должно будет выполнять для нас все те задачи, выполнение которых невозможно при помощи машин. Будущее покажет, в какой мере для этого могут быть использованы существующие в настоящее время обезьяны. Возможно, все это звучит жестоко. Однако вся болтовня о христианской любви к ближнему есть просто словоблудие. Разве нам не известно из тысяч документов, что папы римские, епископы и аббаты занимались продажей и обменом своих "крепостных", как если бы это был простой товар?! В этом плане обычаи Церкви находятся в неразрешимом противоречии с ее же собственным учением! Если уж Церковь мирилась с рабством, то нам-то чего ради стараться быть большими католиками, чем папа? Пролетариат и низшую человеческую расу невозможно ни улучшить, ни исправить, ни спасти, ни осчастливить. Они суть творение дьявола и должны быть просто – правда, безболезненно и гуманно –  устранены. Их место займут биологические машины, имеющие перед механическими машинами то преимущество, что они будут способны к самообновлению и самовоспроизводству. Кроме того, эти биологические машины будут способны мыслить самостоятельно, в той степени, в какой этого захотим мы, их творцы».

Любопытно, что Ланц писал обо всем этом задолго до сочинения чешским писателем Карелом Чапеком научно-фантастической пьесы «Р.У.Р.» (R.U.R.) о создании, в целях освобождения человека от необходимости заниматься тяжелым физическим трудом, роботов («рабов»), причем (в отличие от механических роботов, фигурирующих в утопиях и антиутопиях позднейших авторов-фантастов) именно биороботов (правда, в отличие от биологических «роботов» Ланца, изначально не предназначенных своими творцами для самовоспроизводства).

Не лишенной интереса в данной связи представляется и следующая информация, содержащаяся в книге «Загадка замороженного человека»,  известного бельгийского биолога доктора Бернара Эйвельсона, посвятившего многие годы поискам неизвестных науке животных. Ссылаясь на «заслуживающую доверия даму», записавшую рассказ советского врача из сибирских концлагерей, доктор Эйвельсон сообщает, что этот человек был арестован за невыполнение приказа произвести оплодотворение женщин спермой самца гориллы. Опыты проводились в больничном управлении ГУЛага. Там, якобы, была выведена раса обезьянолюдей (Ланц сказал бы – «эффлингов» или «аффенменшей» – В.А.), имеющих рост 1,8 метра и покрытых шерстью. Эти «содомские обезьяныши» росли быстрее, чем люди рода «гомо сапиенс», и потому быстрее становились пригодными к работе. Подробнее об этих опытах можно прочитать в статье В. Москаленко «Обезьянолюди или культивация «советской расы», опубликованной в журнале «Кровь и Дух. Вопросы ариософии» № 1(8) за 2011 г.

Известно также, что в 1920-х годах советский биолог Илья Иванович Иванов, специалист по межвидовому скрещиванию, ставил эксперименты по выведению гибрида человека и обезьяны (надо думать, не только с целью доказать правильность дарвиновской теории эволюции). Не желая ограничиваться возможностями имевшегося в СССР Сухумского обезьяньего питомника, Иванов связался с проживавшей в США кубинкой Розалией Абрэу, владелицей питомника человекообразных обезьян шимпанзе, на предмет проведения там соответствующих экспериментов. Узнав об этом, члены белой расистской организации Ку-Клукс-Клана (чье облачение - белые рясы с уширенным крестом тамплиерской формы на груди и остроконечными капюшонами с прорезями для глаз - весьма напоминало орденское облачение «новых храмовников» Ланца, решили сорвать планы «красного доктора Моро» (или, если угодно, «красного Франкенштейна»)  и пообещали напасть на питомник, если Розалия Абрэу примет предложение Иванова. Однако храбрая (хотя, возможно, лишь не в меру любопытная) женщина дала советскому зоологу согласие на проведение экспериментов по скрещиванию. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы Иванов не пал жертвой сталинской «чистки».

Кстати говоря, советский фантаст Александр Романович Беляев (всегда удивительно чутко и быстро реагировавший на каждое новое слово науки) в одном их своих романов под названием «Остров гориллоидов» описал аналогичные опыты по оплодотворению женщин самцами горилл (правда, перенеся действие в одну из африканских колоний Франции, где французские колонизаторы якобы скрещивали подневольных негритянок с гориллами ради выведения зверочеловеческой расы биороботов - универсальных солдат-гориллоидов).

Впрочем, довольно об этом...

В 1905 г. в издательстве «Модернер Ферлаг» в Вене, Ляйпциге (Лейпциге) и Будапеште вышло в свет наиболее известное произведение Ланца фон Либенфельза – «Теозоология или весть (употребленное в оригинальном немецком названии книги Ланца слово «кунде», «Kunde», можно перевести не только как «весть», но также как «повесть», «наука», «учение», «логия» - В.А.) об обезьянышах («эффлингах» - Aefflinge, производное от немецкого слова «Аффе», Affe, то есть «обезьяна» - В.А.) Содома и об электроне богов. Введение в древнейшее и новейшее мировоззрение и оправдание (опровержение обвинений, предъявляемых в адрес - В.А.) государей и (наследственной - В.А.) аристократии» (Liebenfels Georg Lanz von. Theozoologie, oder die Kunde von den Sodoms-Aefflingen und dem Goetterelektron. Eine Einfuehrung in die aelteste und neueste Weltanschauung und eine Rechtfertigung des Fuerstentums und des Adels. Moderner Verlag, Wien-Leipzig-Budapest, 1905), известное и под другим, более поздним,  названием – «Теозоология, или естественная история богов» (Theozoologie oder die Naturgeschichte der Goetter). Публиковавшееся под этим вторым названием по частям в послевоенном журнале ОНТ «Остара» №№ 5, 6-7, 8-9, 15, 16-17, 18 и 19 в 1927-1930 гг. второе, расширенное, дополненное и во многом измененное издание, которое читатели, в переводе Вольфганга Викторовича Акунова - автора настоящего биографического очерка - смогут найти в приложении к ней, подписано - вероятно, в соответствии с духом времени! - просто «Й. Ланц-Либенфельз», без баронского титула и дворянской приставки «фон». Несмотря на то, что именно «Теозоология» принесла Ланцу огромную популярность, сам он считал главным трудом своей жизни трактат «Антропозоон библикум» (Anthropozoon biblicum, то есть «Библейский зверочеловек»), опубликованный частями на протяжении нескольких лет в ежеквартальном берлинском издании «Фиртельяршрифт фюр Бибелькунде» (Vierteljahrschrift fuer Bibelkunde). В нем Ланц, как истинный сын своей эпохи, с характерным для нее преклонением перед силой электричества, приписал арийским Богам (Сынам Божиим, Ангелам) электрические силы. При этом он ссылался, в частности, на главу 10 ветхозаветной Книги Даниила, в которой написано, что при первом своем ослепительном появлении пророку ангел Божий в то же время имел человеческий облик, но такой яркий («лицо его как вид молнии; очи его - как горящие светильники; руки и ноги его по виду - как блестящая медь»), что вид его был невыносим для человеческих глаз». Ланц также взял на вооружение сформулированные умершим в 1869 г. натурфилософом бароном Карлом-Людвигом фон Райхенбахом (изобретателем креозота и парафина) тезисы о магнетизме и «оде» (или «одеме» - этим понятием, означающим на языке древних германцев, например, в открытой профессором Германом Виртом (неоднократно упоминавшимся выше главой научно-исследовательского общества СС «Наследие Предков») древнефризской «Хронике (книге) Ура (Оэра) Линда», буквально «Божественное дыхание», «Святой Дух», описывалась некая вездесущая и всепроникающая жизненная сила), сходные с ариософскими представлениями об эфире как о пронизывающем все Мироздание «пятом элементе», о том, что, в отличие от низших рас (именуемых Ланцем-Либенфельзом «адама» или «удуму»), сотворенных Всевышним из «персти земной», или «праха земного», арийцы «зародились от удара молнии в светоносный эфир», и т.д.

По мнению упоминавшегося выше А.В. Кондратьева, переводчика «Хроники Ура Линда» на русский язык, Од (Одем Божий) есть Дух Божий, посредством нисхождения Которого в Землю-Иртху произошел и, что особенно важно, до сих пор продолжает происходить процесс миротворения. Согласно интерпретации Германа Вирта, Один - это Од-ин (Od-in), то есть, с одной стороны, очень важная манифестация первоначального космогонического Ода Божьего, а с другой - вторичный и даже произвольный мифологический образ, сложение которого Вирт датирует эпохой викингов. И лишь в более поздние времена скальды при дворах нордических, то есть северогерманских, князей-ярлов прославили предводителя асов Одина-Вотана как Бога воинов-героев и мертвецов. Древнейший космогонический смысл понятия Од неоднократно толковался в работах немецких мистиков 1920-1930-х гг. Например, в книге Генриха Юргена «Практика вращения и магия маятника» (1925) сила Од толковалась как таинственная сидерическая энергия, раскачивающая маятник во время сеансов вызывания духов. Согласно толкованию Генриха Юргена, именно сила Од способствовала переходу духа в материю и души в тело. Источником Ода признавался, как правило, животный магнетизм (гипотеза Карла-Людвига фон Райхенбаха) или же так называемые «ур-атомы», или «пра-атомы» (гипотеза Фрица Кваде, изложенная в его книге «Один»). В оккультной интерпретации Генриха Юргена (оказавшей, кстати, сильнейшее влияния на мировоззрение райхсфюрера СС Генриха Гиммлера), Одем приравнивался к китайской пневменной энергии «ци», а также к индийской «пране». Одем мыслился как особая энергийная оболочка, окутывающая человеческое тело и наделенная полярным зарядом. Впрочем, довольно об этом...

Согласно утверждениям барона Йорга Ланца фон Либенфельза, человеческий мозг являлся аккумулятором «ода». Свои экстравагантные тезисы он подкреплял ссылками на «библейские документы», приходя, в частности, к поистине сногсшибательным выводам вроде:

«Сегодня уже не может подлежать  ни малейшему сомнению, что Христос был электрическим человеком Третичного периода».

«Мы были электробиотическими и снова станем электробиотическими. Быть электробиотическим и быть богом есть одно и то же! Благодаря электрическому глазу первобытные люди, или боги первобытной эпохи, были всеведущими. Благодаря энергетическому поясу силы электрического пояснично-крестцового мозга они были всемогущими. Человек грядущей эры Водолея будет обладать электробиотическим глазом и электробиотическим энергетическим поясом, он снова станет всеведущим и всемогущим, заключит с Богом Новый Завет» и сам станет новым богом»!

«Ныне мы узрели пред собой со всей ясностью, во всей реальности то, что слепое, ослепленное чандальством и иудейством человечество на протяжении почти 2000 лет видело, как в кривом зеркале. Фрауйя-Христос и Звезда наших отцов-ариософов снова привели нас, сквозь тьму, назад, к свету. В Ветхом Завете мы были богами, но утратили нашу божественность вследствие распутства и пренебрежения верностью нашей породе. Но мы снова будем богами, если в "Новом Завете" с помощью наших электробиотических открытий, посредством дисциплины и строжайшей верности нашей породе заслужим право обрести нашу прежнюю божественность!

Ариософская эзотерическая астрология дает нам указание на то, каким путем нам следует идти к достижению этой цели. Скорпион есть созвездие сексуальности и преобразования телесного в нетелесное. Итак, в половой сфере содержится ключ, который отворит нам врата Божественного. Путем сознательного и целенаправленного воздействия на железы внутренней секреции мы в течение грядущих двух столетий сможем всячески перестраивать атомы и клетки всех живых существ, а, следовательно, и человека, и таким образом создавать новые элементы, новые кристаллы, новые растения, новых животных, пока, в конце концов, не сможем создать и новую породу людей, от которой произойдет ариогероическая раса; но произойдет она лишь от тех представителей человечества, которые будут способны постичь всю мудрость "Нового Завета" и жить по его законам. Не без причины именно Скорпион-Орел является символом величайшего ариософского апостола - Иоанна - , и грядущей Иоанновой (Иоаннической) Церкви Святого Духа».

«На исходе Средневековья и на рубеже Нового Времени иудеи и чандалы решили принять Святое Крещение, дабы расколоть истинную, ариософскую Церковь  и з н у т р и, внеся в нее свои духовные и материальные ценности, после того, как им в течение 1000 лет не удалось уничтожить ее извне. После того, как это их покушение на Церковь увенчалось успехом, они решили приложить все усилия к тому, чтобы с корнем вырвать из Церкви ариософское богословие, уничтожив все литературные памятники и произведения искусства, напоминавшие о нем, посредством "нового искусства», "искусства Возрождения"...».

«Однако снова занимается заря. Происходит победоносное воскресение "Нового Бога", электробиотического, теозоологического (зверобожественного), вечносущего Бога, а с ним - и возрождение религии "Нового Завета". Даже люди науки под развернутыми знаменами нескончаемым потоком устремляются к нашему Свету... Никакому тачечнику (по-немецки - «карреншибер», Karrenschieber, в значении «духовно ограниченный человек» - В.А.) из высшей школы не удастся остановить это движение, возвещающее божественное происхождение и божественное будущее героической расы и бесовское происхождение и гибель в аду недочеловеческих рас. Близятся Суд и Расплата»!    

«В области всех наук рушатся ветхие чандальские теории. Заложенные мной повсюду мины, начиненные ариософской взрывчаткой, рвутся одна за другой. Обломки старой науки взлетают на воздух, освобождая место для строительства "Нового Храма" для "Нового Бога" и "Нового Завета"»!

Примечательно, что барон Йорг Ланц фон Либенфельз много говорил о наступлении в скором времени новой эпохи - эры Водолея (о которой в наши дни так много говорят представители движения «Нью Эйдж», New Age, чье название, в переводе с английского, кстати, как раз и означает «Новая Эпоха», «Новый Век или «Новая Эра»):

«...даже профессиональные ученые сознают, что наступает прекрасное царство грядущей райской эры Водолея, получившей это название от астрологов-ариософов и предсказанной ими, и что Фрауйя-Христос не только описал заключение "Нового Завета", но и обетовал его, принеся священные клятвы. И эта эра наступила, и наступление ее соответствует предсказаниям о созвездии Водолея. Она пришла внезапно, подобно несущемуся сильному ветру Святого Духа, через социальные, политические и научные революции и реформы, через усовершенствование техники, через электричество, оккультизм и эзотерику, через новую любовь и сексуальность, которая есть небесная, чистая, благородная дружба и боевое товарищество. Подобно розовым, всепроникающим световым перстам новой зари, лучи "Святого Духа электричества" озарят все страны - новое, непредсказуемо прекрасное творение расцветет и обновит морщинистый и постаревшее лик Земли, а также лик и образ Властелина Земли - ариософского человека».

Впоследствии Ланц утверждал, что посылал свою «Теозоологию» для ознакомления многим высокопоставленным сановникам Российской империи, входивших в ближайшее окружение императора Николая II - министру двора барону Фредериксу, князю Урусову и некоторым балтийским («остзейским») баронам, близким к царскому двору. Однако его предупреждение о грозящей опасности было встречено ими с «полным непониманием и отсутствием чувства расового самосохранения». Издание «Теозоологии» в царской России  было запрещено, сама книга также оказалась под запретом, что, в общем, не представляется удивительным - уж слишком отличалось «готическое ариохристианство» Ланца от официальной Православной Христианской доктрины, считавшейся непререкаемой в Российской империи.

Представления Ланца-Либенфельза о нравственности соответствовали аналогичным представлениям его «духовного отца и учителя» Г(в)идо фон Листа:

«Нравственным и добрым является все то, что идет на пользу высшей расе, а безнравственным и дурным – все, что ей вредит»(не правда ли, очень похоже на большевицкие представления о необходимости замены «буржуазной нравственности» пролетарской «классовой целесообразностью» - «нравственно только то, что идет на пользу делу мировой революции», как утверждали Ленин со товарищи)...

«Только в случае спаривания людей высшего типа (сверхлюдей) между собой, в них сохраняется то Божественное, что заложено в них, и они, путем развития по пути прогресса, в направлении постоянного улучшения, все более уподобляются Богу. Если же они этого не делают и смешиваются с низшими расами, тогда содержащееся в них Божественное начинает постепенно убывать, до тех пор, пока не исчезает совсем».

Cогласно ариософскому учению Ланца-Либенфельза, «возможность облагораживания расы и повышения ее уровня путем сознательной селекции, направленной на все большую расовую чистоту, является единственным подлинным и эффективным «покаянием» в грехе расового смешения (метисации)». В качестве идеального пути к поддержанию чистоты «белокурой расы» («расы блондинов») Ланц пропагандировал необходимость основания «колоний для выведения расово чистой породы людей», расположенных в сельской местности и строго изолированных от внешнего мира, в особенности же - от проникновения «монголов», «негров» и «средиземноморцев» к «селекционным матерям».

Ланц писал: «Мы всегда защищали наш домашний скот от расового вырождения и заразы путем введения таможенных пошлин на продукцию животноводства, в то время как наших людей мы отдаем беззащитными  на заражение и отравление крови похотливым чандалам Востока и Юга».

Когда русский писатель-большевик Евгений Иванович Замятин (со временем порвавший с большевизмом и ставший его страстным обличителем) писал в своей знаменитой антиутопии «Мы» (во многом предвосхитившей «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «1984» Джорджа Оруэлла и другие антитоталитарные памфлеты):

«А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел...Совершенно ненаучно, как звери. И как звери, вслепую, рожали детей. Не смешно ли: знать садоводство, куроводство, рыбоводство (у нас есть точные данные, что они знали все это) и не суметь дойти до последней ступени этой логической лестницы: детоводства...»,

он, казалось, дословно цитировал Йорга Ланца фон Либенфельза. Поневоле создается впечатление, что В.И. Ульянов-Ленин был далеко не единственным российским большевиком, знакомым с Великим Магистром Ордена Нового Храма и его произведениями.

Кстати говоря, аналогичные идеи высказывал, в своем романе «Смерть героя», устами его главного героя Джорджа Уинтерборна, известный английский писатель Ричард Олдингтон:

«Разве не безумие, что мы контролируем рождаемость у животных, а когда доходит до людей, даже обсуждать этого не желаем? Откуда же возьмется хорошая порода, если мы плодимся без смысла и толку, как белые мыши?»

Впрочем, сходные мысли высказывались не только после Ланца и одновременно с ним, но и до Ланца-Либенфельза. Сам Чарльз Дарвин сетовал на то, что «человек исследует с щепетильной тщательностью признаки и родословную своих лошадей, рогатого скота и собак, прежде чем соединяет пары; но когда речь идет о собственном браке, он редко или никогда не заботится о чем-либо подобном».

Сэр Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Дарвина и продолжатель его дела, всерьез заинтересовался применением к людям методов селекции, применяемым к животным. Именно Гальтон ввел в научный обиход термин «евгеника» (от греческого слова «евгенес», что в переводе означает «породистый») для обозначения процесса выведения человека, обладающего наилучшими качествами, положив основание учению о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. Именно Гальтон ввел в научный обиход термин «евгеника»  Евгеническое учение было призвано бороться с явлениями вырождения в человеческом генофонде.

Логическим продолжением евгеники стала теория «расовой гигиены» швейцарского психиатра Альфреда Плётца. Плётц полагал, что решившие обзавестись потомством супруги, должны правильно питаться, заниматься физической культурой и соблюдать режим. А родившегося у них ребенка надлежало оценить по всем статьям специальной комиссии, облеченной правом решать - умертвить младенца или оставить его в живых (совсем как у древних спартанцев, только, по Плётцу, предполагалось не сбрасывать человеческий «племенной брак» со скалы в пропасть, а усыплять его).

Несмотря на антигуманность подобных проектов, во времена Ланца евгеника и расовая гигиена (существовал еще термин «расовая биология»), как «средство спасти род человеческий от вырождения», пользовались поддержкой в самых разных идеологических кругах: расистов, социал-дарвинистов, социалистов, коммунистов, феминисток и, позже, нацистов (распространивших понятие «племенного брака» и на «особи рода человеческого», страдающие неизлечимыми и тяжелыми наследственными болезнями).

Евгенические, расово-гигенические или расово-биологические общества существовали практически во всех цивилизованных странах тогдашнего мира. В США и некоторых европейских государствах были приняты программы искусственной стерилизации интеллектуально неполноценных людей или преступников (здесь немаловажную роль сыграли и результаты теории итальянского психиатра Чезаре Ломброзо о том, что «преступники плодят преступников»). Особенно отличилась в этой области Швеция, где институт расовой биологии был закрыт только в 1976 году, через 22 года после переселения барона Йорга Ланца-Либенфельза в мир иной.

Кроме детоводства, Ланц-Либенфельз требовал введения официально узаконенного многоженства (полигамии) в награду солдатам, особенно отличившимся на войне, а также предоставления «права на земельные владения в качестве военной добычи» после завершения победоносных войн: «Каждому немецкому солдату - крестьянскую ферму, каждому офицеру - рыцарское поместье во Франции! И не нужно нам военных контрибуций, в результате выплаты которых иудеи получают миллиарды, а бравые солдаты – только лишь бронзовые медали да Железные кресты».

В своих внешнеполитических установках Ланц был ультрамаксималистом, утверждая, что «Земной шар был и остается колонией Германии» (имея в виду совокупность германских народов – «Германиен», Germanien - , а не «Дойчланд», Deutschland).

Начиная с 1906 г. Ланц-Либенфельз регулярно издавал уже упоминавшийся выше журнал «Остара» - «первый и единственный журнал, посвященный изучению и развитию героического расизма и прав мужчин», содержащий подробные и обстоятельные материалы на тему «расового хозяйства». Он обращался к своим читателям в чрезвычайно новаторской для того времени, непривычно непосредственной и «личной» манере:

«Вы блондин? Вы мужчина? Значит, Вам угрожает опасность...»

«Вы блондин? Значит, Вы – творец и хранитель культуры.

Читайте «Остару» - журнал блондинов и борцов за права мужчин»!

«Остара» - первый и единственный журнал по изучению

и поддержанию героического расизма и прав мужчин,

стремящийся на деле претворить в жизнь результаты расологии, дабы путем планомерной селекционной чистоты

и права Господ предохранить героическую благородную расу    

от уничтожения социалистическими и семитскими

подрывными силами».

На обложке одного из номеров «Остары» был изображен спящий, сидя на склоне горы, сняв шлем и отложив в сторону щит, арийский рыцарь, над которым занес огромный камень подкравшийся незаметно сзади обезьяночеловек. Рисунок был снабжен следующей многозначительной подписью:

«Вы светловолосы и светлоглазы? Значит, Вам, как и этому спящему рыцарю, угрожает опасность со стороны людей первобытной расы! Поэтому читайте «Остару» - первый и единственный журнал блондинов!»

Часть 1.
Часть 2.
Часть 3.
Часть 4.
Часть 5.
Часть 6.
Часть 7.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru