Семилетняя война

Походы 1758 г.

Фридриху пришлось начать 3-ю кампанию далеко не при таких благоприятных условиях, как предшествовавшие: армии коалиции стали опытнее в военном деле и значительно приблизились к пределам Пруссии. Приготовления обеих сторон заключались главным образом в пополнении убыли 1757 г.; но навербованные рекруты поступали в строй совершенными неучами.

Благодаря английской субсидии в 4 мил. талеров, Прусский король довел свою армию до 145 т. чел. (сверх 61 т. гарнизонных войск), союзники же его выставили 30 т., а в общем они располагали 230 – 240 т.

Враги Фридриха рассчитывали довести численность своих войск до 500 т., но, но неудовлетворительности организации вооруженных сил и недостаточной энергии в приготовлениях, могли выставить в поле лишь 316 т. (122 т. австрийцев, 80 т. французов, 32 т. имперцев, 7 т. шведов и 75 т. русских).

Планы действий.

Австрийская армия Дауна д. была открыть главные операции против Силезии, второстепенные – против Саксонии; в то же время русская армия Фермора двигается к Одеру, навстречу австрийцам, а французская наступает от Везера к Эльбе; имперцы и 1 французский корпус присоединяются к австрийцам долиною Дуная. Фридрих, предоставив оборону своего западного фронта армии Фердинанда Браувшвейгского и принужденный оставить Восточную Пруссию занятою русскими, решил обороняться на пространстве между Одером, горной полосой Богемии, Эльбою и северной границей Бранденбургской провинции; но при этом начать кампанию наступлением, сначала – против французской армии, стоявшей ближе других к намеченному театру обороны и не имевшей перед собою серьёзных преград, которые остановили бы ее, а затем – против Австрии, в направлении на Ольмюц.

Действия против французов.

80 т. французов стояли на зимних квартирах к западу от Везера и Аллера и к северу от Майна, растянув свой фронт на 300 верст и не обеспечив надлежащим образом своего расположения.

По приказанию Фридриха, принц Брауншвейгский (30 т.) в начале февраля направился от Нижней Эльбы против левого фланга квартирного района французов, а брат короля, принц Генрих (12 – 14 т.), атаковал их с фронта (из Гальберштадта на Ганновер). Застигнутые врасплох, французы к средине марта отступили за Рейн, и только 1 корпус их оставался на Нижнем Майне; принц Генрих занял Ганновер, принц Брауншвейгский – Мюнстер, выдвинув передовые отряды к Рейну. Т. образом французы были отброшены на 200 вер. назад, потеряв 15 т. чел.; войска, назначавшиеся для усиления австрийцев в Богемии, д. были поступить на пополнение отступившей армии; их обозы, магазины по Аллеру и Везеру и громадные продовольственные и артиллерийские запасы достались Фридриху, которой опять вернул Ганновер, Вестфалию и Гессен, служившие ему источником комплектования армии и сбора средств на войну; французы же лишились базиса для предполагавшихся операций к Эльбе.

Действия против австрийцев.

Зная о не готовности русских к открытию военных действий, овладев 18 апреля Швейдницем и очистив т. образом Силезию от австрийцев, Фридрих решил произвести вторжение в пределы Австрии, по направлению на Ольмюц, ближайшему к расположению главные массы прусской армии (в Силезии) и выводившему на кратчайший путь к Вене. Врезываясь между русскою и австрийскими армиями, Фридрих надеялся оттянуть Дауна от вероятного театра соединения с русскими, привлечь к Ольмюцу и заставить вступить в бой. Произведя демонстрации на Кёниггрец и Глац, а также на эльбском театре, выставив заслоны независимо от гарнизонов крепостей и базируясь на Нейсе, король двинулся с 50 т. к Ольмюцу и в начале мая обложил эту крепость небольшим отрядом, а с главными силами наблюдал за австрийцами; в средине же мая, по усилении своей армии до 55 – 60 т., Фридрих приступил к правильной осаде. Даун, принимавший сначала движение короля к Ольмюцу за демонстрацию, убедился вскоре в ошибочности своего предположения, перешел на путь Кёниггрец-Ольмюц, занял на нем сильную позицию у Гевича, выслал на сообщения с Нейсе несколько партизанских отрядов и окружил последними все расположение пруссаков. Партизаны эти уничтожили запасы в окрестностях, затруднили производство фуражировок, прекратили сообщения с базою и сделали продолжение осады невозможным.

3 июля осада были снята, и Фридрих вынужден был идти в Богемию, с целью угрозы австрийским магазинам и выхода на новыми сообщения с Силезией через Глац. Движение это (крайне затруднявшееся огромными обозами и осадным парком при армии, неприязненностью местного населения и близостью превосходящих сил противника с отличными легкими войсками) исполнено пруссаками через Двитау и Лейтомышль к Кёниггрецу. Даун ограничился высылкой легких отрядов перед фронтом и на фланги короля, а сам весьма медленно следовал за ним.

14 июля Фридрих привел свою армию в полном порядке в Кёниггрец; Даун же расположился у Хлума и, по-прежнему, легкими отрядами стал действовать на сообщения с Глацем и Силезиею. Фридрих также задался целью уничтожить базис австрийцев, и для этого произведены были экспедиции в Богемию. Так обе стороны простояли до 26 июля. Австрийский же корпус Сербелони (у Праги) и принц Генрих (в Саксонии) действовали нерешительно.

Действия русской армии.

По смене Апраксина, командование рус, армией принял Фермор, который и занялся устройством её, особенно же довольствия и хозяйственной части.

Мемель остался в наших руках, и укрепления его были усилены. Убедившись, что Левальд не перейдет в наступление, Фермор предполагал вскоре выслать в прусские пределы лишь небольшой отряд, для занятия амта Русс и Тильзита; операции же открыть весною 1758 г., с целью овладеть Восточной Пруссией и Нижней Вислой. Левальд, двинувшись по приказанию короля в Померанию, против шведов, оставил в Восточной Пруссии только 6 гарнизонных рот и 50 – 70 гусар, причем не принял мер для обороны края имевшимися средствами (роты милиции, команды лесничих, элементы для образования "сельских гусар»).

Это объясняется равнодушием к обороне большинства населения, отчасти уже приведенного к присяге на подданство русской императрице (во время похода Апраксина), затруднениями со стороны местных властей, склонявшихся к признанию владычества России, и пренебрежением к русским самого Фридриха, не допускавшего и мысли о том, чтобы русская армия могла исполнить зимнюю кампанию. Фермор имел сведения об очищении Восточной Пруссии Левальдом; но не изменял плана, представленного конференции. Однако последняя, чтоб опровергнуть возникшие в Европе предосудительные мнения о боевых качествах русских войск, предписала Фермору, по 1-му зимнему пути, двинуться с 1 дивизией в Восточную Пруссию и занять Кёнигсберг, а затем направить туда же и остальные части армии.

- Портрет генерал-фельдмаршала П.С. Салтыкова. И. Локтев.
Портрет генерал-фельдмаршала П.С. Салтыкова. И. Локтев.

Назначенный для этого отряд (30 т.) был разделен на 2 колоны: правую – Салтыкова (до 20 т.), и левую – Румянцева (около 10 т.).

10 января колона Румянцева сосредоточилась в Таурогене; 13-го она заняла Тильзит, а головной отряд бригады Рязанова (колоны Салтыкова) – амт Русс; 14-го гарнизон Кёнигсберга очистил город и отошел к Мариенвердеру.

21 января Панин (З1/2 т.) занял Каймен, в переходе от Кёнигсберга, причем передовые части конницы подошли почти к самому городу. Обе колоны соединились в Лабиау. Местные жители не оказывали сопротивления.

22-го занят Кёнигсберг, а затем – и вся Восточная Пруссия, которые были обращены в русское генерал-губернаторство, вверенное Фермору; он оставил местные власти вполне самостоятельными хозяевами страны и не обращался к её средствам для облегчения военных расходов России, что вредно отразилось на материальном состоянии армии, все более удалявшейся от своей базы. Во всяком случае, Россия достигла весьма важной цели войны; оставалось упрочить владение Восточной Пруссией, как новой базой для армии при дальнейших операциях. Во 2-й половине января главные силы русской армии (35 т.) находились на р. Пасарга; за ними, в 250 вер., – генерал Броун (25 т.), а далее, еще в 300 вер., – Обсервационный корпус (до 30 т.), и сверх того – резервы в тылу последнего. По сосредоточении всех этих войск, армия имела бы до 100 т. чел. Но силы эти были крайне разбросаны, и если бы Фридрих мог двинуться против Фермора с 35 – 40 т., то это имело бы весьма невыгодные последствия для русских, тем более, что конференция, с падением канцлера Бестужева, проявила еще более нецелесообразное вмешательство в операции. План её состоял в том, чтобы, по занятии Восточной Пруссии, распространить операции до Померании, с целью войти в связь со шведами; Броун должен был проникнуть в Бранденбург, а Обсервационный корпус предполагалось направить на Бреславль или Глогау. Австрийцы отказались от предложенного содействия и, благодаря этому, Фермор, понимавший важность наступления к Нижней Висле сосредоточенными силами, успел добиться отмены упомянутого плана.

3 полка пехоты и 2 полка кирасир кн. Долгорукова двинулись на Ковну и Гродну, к обсервационному корпусу, а дивизии Броуна и Голицына подошли 31 января к Гумбинену, откуда направлены были к Грауденцу и Торну. Между тем разведки выяснили, что войска Левальда находятся под Стральзундом и в Ганновере. Когда войска Броуна подтянулись к линии Шипенбейль-Ортельсбург, то Фермор двинул Салтыкова 2-го к Эльбингу, которой и был занят передовым отрядом.

20 февраля Броун прибыл к Грауденцу 28 февраля, а Голицын к Торну – 13 (2) марта. Заняв т. образом часть польских владений (не взирая на протесты польского и прусских королей), Фермор считал необходимым занять еще Данциг и просил на то распоряжения конференции, а пока расположился на правому берегу Нижней Вислы. Действительная боевая сила его армии в это время не превышала 40 – 45 т. (в том числе – 2 т. конницы). Но конференция воспретила занимать Данциг, и в апреле предписала наступать к р.р. Нетца и Варта, выждать прибытия Обсервационного корпуса и вместе с ним оперировать к Кюстрину, чтобы войти в связь со шведами; в июне же приказано было выделить корпус Броуна к Глогау, для связи с австрийцами, а предметом действий армии избран Франкфурт.

Фермор в конце мая вступил в Померанию, произвел демонстрацию по направлению Кюстрин-Шведт и 13 июня прибыл на линию Кониц-Тухель,а в конце этого месяца сосредоточил свои главные силы у Познани.

Конный отряд Румянцева прикрывал правый фланг и тыл армии со стороны Кольберга и демонстрировал к Нижнему Одеру, для чего был выделен особый отряд Демику (впоследствии Еропкина), которой произвел набеги на Рацебург, Темпельбург, Нейведель и Вольденбург к Дризену, собирая контрибуции; главные же силы Румянцева оставались в Конице до 11-го, а затем двинулись через Уш и заняли Вронки (22-го). 4 июля Еропкин разбил при Фридеберге прусский отряд Гордта, и сдалась на капитуляцию Дризенская крепостца, из которой Фермор приказал образовать опорный  пункт с обеспеченной переправой на Нетце. До начала июня гр. Дона, командовавший частью армии Левальда (15 – 20 т.). не предпринимал решительных действий и в это время лишь стягивал войска к устьям Одера, чтобы двинуться против русских на Кюстрин; но едва он приступил к исполнению своего намерения, как Румянцев донес о том главнокомандующему.

12 июля русская армия перешла в Пшево (Бетчеп) и затем к Мезеричу (по направлению на Франкфурт), а Дона сосредоточил свой отряд за Одером, на линии Кюстрин-Франкфурт. Русский военный совет, принимая во внимание расстройство обсервационного корпуса, постановил: уклонившись от боя, двинуться фланговым маршем на северо-запад, искать связи со шведами со стороны Штетина и стремиться занять Кольберг, где устроить временную базу.

3 августа армия перешла в  Кёнигсвальде, а 9-го – к Ландебергу. Обсервационный корпус, поступивший под начальство гр. Чернышева, 6 августа занял Парадис. Эти марши-маневры произведены опять-таки под прикрытием конницы Румянцева, образцово исполнявшей службу впереди фронта армии и поддерживавшей связь с войсками Чернышова.

Т. образом операция приняла пассивный характер (вследствие неимения Главной квартирой сведений о местности, необходимости терять время на установление связи с обсервационным корпусом, ошибок в организации, военно-административного неустройства и вмешательства конференции).

По решению военного совета 14 августа, армия двинулась к Кюстрину, чтобы попытаться овладеть им. Против Кольберга направлен от Нижней Вислы отряд Рязанова (до 2 т.), коему должны были содействовать эскадра Мишукова и отряд Румянцева (11 – 12 т.), двинутый к Старгарду. Однако Румянцев вскоре был послан к переправе у Шведта, где и остался, дабы король, спешивший на помощь Кюстрину и гр. Дона, не воспользовался ею.

15 (4) августа русская армия подошла к Кюстрину и приступила к бомбардированию крепости (см. Кюстрин); но, в виду приближения к ней Фридриха, а затем движения его вниз по Одеру, для обхода правого фланга русских, Фермор ночью на 24 отошел в окрестности Цорндорфа и занял там позицию на левому берегу р. Митцель, куда был притянут и Обсервационный корпус.

По получении сведений о движении русских к Франуфурту и потом к Кюстрину, Фридрих оставил против Дауна маркграфа Карла (55 батальонов и 75 эскадронов), а сам (14 – 17 батальонов, 38 эскадронов) 11 августа выступил из Ландсгута и, соединившись у Горгаста с гр. Дона, 22-го прибыл к Кюстрину, сделав в 11 дн. 245 вер. Узнав, что русские стоят на правому берегу Одера, на линии Шведт-Кюстрин, с резервами на флангах своего растянутого расположения, король решил переправиться через Одер у Густебизе и, разрезав русскую армию, разбить её главные силы. Исполнение этого решения привело 25 августа к сражению при Цорндорфе (см. это). Фридриху не удалось разбить русскии армии, в руках которой осталось поле сражения; хотя она и была отрезана от своего пути отступления, но король не имел возможности воспользоваться этим; мало того, Фермор мог притянуть отряд Румянцева к Б. Камину, или куда-либо между этим пунктом и Ландсбергом, и атаковать короля с большой шансами на успех. В общем, Фридрих потерпел поражение в моральном смысле; к счастью для него, суетливый, но нерешительный Фермор не понимал выгод своего положения, либо не умел ими воспользоваться, и это не было ясно для современников, поскольку, удобная минута была упущена, то русская армия, по причинам военно-административным, пока не могла продолжать операций в направлении, угрожавшем королю серьёзной опасностью.

Между тем известия о действиях союзников в Саксонии и Лузиции побудили короля спешить туда, а против русских им оставлен гр. Дона (21 батальон и 35 эскадронов).

2 сентября русская армия перешла к Ландсбергу, и т. к. уже выяснилась невозможность рассчитывать на австрийцев, преследовавших свои цели, а не совокупные действия с русскими против короля в надлежащем направлении, то, по решению военного совета, армия 9 сентября двинулась к Старгарду.

Начата была новая кампания, с целью овладеть Померанией и особенно Кольбергом, открыть сообщения с флотом и обеспечить продовольствие и снабжение всем необходимым.

1 октября Фермор прибыл в Старгард и расположил войска в его окрестностях; у Пас-Круга оставлен небольшой отряд Румянцева, для прикрытия квартирного расположения с юго-запада (со стороны Шведта и Кюстрина); к Кольбергу направлен отряд Пальменбаха (6 т.); базировались на Дризен, Познань и Мариенвердер. Дона только 25 сентября узнал об очищении Фермором Ландсберга, после чего перешел в наступление и 2 октября прибыл к Липене, выдвинув авангард к Пиритцу, что привело к бою этого авангар Даунас-Круга с отрядом Румянцева, отразившего атаки противника спешенной конницей.

3 октября Пальменбах предпринял осаду Колберга (см. это).

Между тем главные силы армии терпели крайний недостаток в продовольствии; поэтому Фермор 17 октября выступил из Старгарда и 22-го прибыл к Драмбургу. Дона занял Старгард и двинулся на север, с целью войти в тесную связь с Штетином и выручить Кольберг, выдвинув к Наугарду Ваперснова (5 батальонов и 8 – 9 эскадронов), что побудило Пальменбаха снять осаду и присоединиться к армии, которые 4 ноября перешла к Темиельбургу. Здесь получен были рескрипт конференции (№ 151), коим предписывалось расположиться на зимние квартиры по правому берегу Нижней Вислы, на линии Эльбинг-Торн, и в конце октября армия начала отступление, а затем расположилась: 1-я дивизия Фролова-Багреева – в Эльбинге, Меве-Диршау, Мариенбурге и Мариенвердере; 2-я Рязанова – по бригадно от Мариенвердера до Грауденца и в окрестностях Кёнигсберга; 3-я Румянцова – Кульме, Бишофсвердере и Гердауене; конница – при соответствующих дивизиях, а 2 1/2 т. казаков Ф.И. Краснощекова прикрывали квартирный район.

Действия шведов.

В начале года шведы были стеснены прусским корпусом Дона в окрестностях Стральзунда.

По отозвании Дона к Одеру, Генерал Гамильтон (8 т. швед.), имея в виду сблизиться с русскими, вступил в июне в Бранденбург и дошел до Фербелина; но действия его были бессвязны и неудачны, вследствие военно-административных неустройств и вмешательства шведского сената в операции. Тем не менее, Фридрих, опасаясь за Берлин, выслал против шведов Веделя (6 т.), которой вынудил их отступить за р. Укер. По отозвании гр. Дона и Веделя в Саксонию, против шведов был оставлен Мантейфель (6 т.), отбросивший Гамильтона к Анкламу, а затем, по возвращении Дона в Померанию, шведы отступили на о-в Рюген и стали там, на зимних квартирах.

Действия в Саксонии, Лузации и Силезии.

По удалении короля с резервом к Кюстрину, Даун, имевший у Кёниггреца, в силезских горных проходах и горах Лузации 93 т. войск против 45 т. маркграфа Карла, ограничился высылкою к Одеру Лаудона (8 т.), которой, ко дню цорндорфского сражения, успел продвинуть к Франуфурту лишь небольшие партии; к тому же маркграф послал против него Дитена, быстро перешедшего к Либерозе и положившего предел дальнейшим предприятиям Лаудона. Только вследствие настоятельных приказаний из Вены, Даун, выделив 5 т. для осады Нейсе и до 35 т. на обеспечение своей коммуникационной линии и магазинов (Кёниггрец, Цитау, Габель), двинулся к Бауцену, предполагая атаковать с тыла принца Генриха (26 т.) в саксонских горных проходах; в то же время Сербелони и имперская армия герцога Цвейбрюкенского (всего до 50 т.) д. были атаковать принца Генриха с юга.

Т. образом Генриху угрожали до 100 т. союзников, которые могли раздавить его до прибытия подкреплений. Но маркгр. Карл, оставив в Силезии Фуке (9 т.), двинулся параллельно Дауну к Левенбергу, а затем, по приказанию короля, – к Рейхенбергу, близ Дрездена; здесь соединились войска маркграфа, отряд Цитена и войска короля из-под Кюстрина (21 т.), и у Дрездена сосредоточилось 68 т. Известие о движении Фридриха к Дрездену побудило Дауна отказаться от задуманной операции и отойти с 85 т. на сильную позицию у Штольпена, а 50 т. герцога Цвейбрюкенского остались у Пирны. Даун рассчитывал, удерживая Фридриха в Саксонии, выиграть время для окончания осады Нейсе. В виду двойного численного превосходства неприятеля и его сильной позиции, король не признал возможным посредством боя удалить австрийцев от пределов Саксонии, а потому и, желая выручить гарнизон Нейсе, он решился достигнуть цели маневрированием, угрожая цитаускому и габельскому магазинам.

Оставив на левому берегу Эльбы принца Генриха, Фридрих двинулся 25 сентября, с 42 т., к Бауцену; но Даун предупредил короля и 7 октября занял сильную позицию между Лебау и Бауценом. Обе стороны оставались одна в виду другой в течение недели.

14 октября, ночью, Даун, неожиданно атаковав пруссаков, нанес им поражение (см. Гохкирх), после чего Фридрих отступил к дороге Бауцен-Гёрлиц, отчасти пополнил свои потери, притянув несколько батальонов из армии принца Генриха, и кружными путями прибыл 26-го, с 35 т., к Гёрлицу, куда перешел и Даун (85 т.). Не взирая на подавляющее превосходство в силах и недавнюю победу, Даун не решился ни атаковать Фридриха, ни идти на помощь под Нейсе, но задумал, выслав к осадному корпусу подкрепление (12 т.) и дав Фридриху отойти от Гёрлица, двинуться в Саксонию, чтобы, совместно с имперцами, овладеть этою страной. Таким маневром Даун надеялся заставить и Фридриха отказаться от движения к Нейсе. Однако король всё-таки направился туда 30-го через Швейдниц, послав особый отряд на Ландсгут, с целью не допустить к Нейсе подкрепление от Дауна. Между тем Гарш, осаждавший Нейсе, узнав о приближении короля, снял осаду и отошел к Ольмюцу.

8 ноября Фридрих прибыл в Мюнстерберг, но, вследствие отступления Гарша, возвратился в Саксонию. Здесь уже находился Даун.

В Дрездене были лишь 12 – 15 т. чел., против которых снова сосредоточилось 100 т. австрийцев и имперцев. Однако Даун не решился овладеть с боя Дрезденом и приступил к блокаде его, а для овладения Торгау и Лейпцигом направил герцога Цвейбрюкенского (50 т.). 15-го же, в виду наступления зимы и, узнав, что осада Нейсе снята, а в Саксонию, кроме главных сил короля, спешат еще войска гр. Дона и Веделя из Померании, Даун отвел свою армию на зимние квартиры в Северную Богемию.

Отряд Девиля расположился у Кёниггреца, Гарша – в Моравии; армия герцога Цвейбрюкенского также отошла на зимние квартиры в долину Майна. Прусские войска разместились в Саксонии и отчасти в Силезии, Дона и Ведель возвратились в Померанию.

Действия в Вестфалии и на Нижнем Рейне.

В мае герцогу Фердинанду (30 т. в поле и 20 т. в крепостях), находившемуся между Кёсфельдом, Мюнстером и р. Липпе, противопоставлены были французские армии: на левому берегу Нижнего Рейна – Клермон-Конде (60 т.), на р. Лан – Субиз (25 т.); но последняя д. была направиться в Богемию.

В исходе мая герцог Браунгшвейский, оставив Изенбурга (5 т. Гессенцев) для наблюдения за Субизом, перешел через Рейн у Эммериха и нанес армии Конде 2 поражения: 12 июня – при Клостер-Кампене, 23-го – при Крефельде (см. это), а затем, утвердившись между Нижним Рейном и Маасом, расположил армию около Юлиха. После того Конде был заменен маршалом Контадом, армия которого усилена до 80 т., а Субизу приказано остаться на Рейне. Контадом действовал сначала нерешительно; Субиз же оттеснил к Каселю Изенбурга, разбитого затем корпусом Брольи при Зандерсгаузене (см. это). Вскоре французы заняли Гессен-Касель и начали угрожать Ганноверу, а потому и Контадом обратился к наступательным действиям.

9 и 10 августа герцог Брауншвейгский перешел обратно через Рейн и у Кёсфельда соединился с 10 – 12 т. англичан, прибывших к нему на подкрепление; после чего расположился на р. Липпе, прикрывая Ганновер. Изенбург т. это время стоял на Везере. Субиз не пожелал соединиться с Контадом, двинулся к Нордгейму, опустошая страну до самого Ганновера; получив же от Контада подкрепление (20 т.), разбил Оберга при Луттернберге (см). Тогда герцог Фердинанд, присоединнв к себе Оберга и оставив Изенбурга у Гётингена, расположился у Зоэста. Контад, произведя неудачную попытку овладеть Мюнстером, отошел за Рейн и расположил свои войска на зимних квартирах между Рейном и Маасом. То же сделали Субиз и Фердинад, занявшие квартиры: 1-й – вдоль по Рейну и Майну, 2-й – в окрестностях Мюнстера, Оснабрюка и Падерборна.

Т. образом герцог Брауншвейгский, хотя и не удержался за Рейном, но прикрыл Ганновер и сохранил за собою Вестфалию, причём воспрепятствовал движению Субиза в Богемию.

Заключение о походах 1758 г.

Как и в предшествовавшем году, Фридрих действовал по внутренним операционным линиям, но уже не с таким решительным преобладанием наступательного характера. Гранью в этом служит сражение при Цорндорфе. До него Фридрих рассчитывали на легкую победу над русскими; при Цорндорфе же пришел к заключению, что "этих людей скорее можно перебить, чем победить», а что всего хуже – разочаровался в своей пехоте, оказавшейся не в силах состязаться с русскими, обратившейся в бегство и вырученной только отличной кавалерией Зейдлица. Поэтому, со времени Цорндорфа, в действиях Фридриха осторожность преобладает над решительностью.

В общем, эта перемена произошла, с одной стороны, вследствие ухудшения обстановки (большого сближения союзников друг с другом), а с другой – ухудшения состава прусской армии. Что касается коалиции, то причина неудачи для неё походов 1758 г. прежде всего, кроется в неправильной организации верха армий: союзные главнокомандующие не имели должной самостоятельности и военными операциями руководили не они, стоявшие у войск, а коллегиальные Учреждения, заседавшие в Вене, Петербурге, Париже и Стокгольме.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru