Гельмут фон Панвиц и трагедия Лиенца

История Брестской крепости, известной у нас в России (да, пожалуй, и во всем мире) прежде всего упорной обороной, оказанной ее советским гарнизоном германским силам вторжения в июне 1941 г. (полякам она известна также не менее упорной обороной, оказанной осенью 1939 г. польским гарнизоном той же самой крепости тем же германским силам вторжения; после взятия Брестской крепости осенью 1939 г. и совместного советско-германского военного Парада Победы (в честь советско-германского братства по оружию, скрепленного совместно пролитой кровью", по выражению тов. И.В. Сталина!), принимавшегося генералами союзных армий - с немецкой стороны Гудерианом, а с советской - Кривошеиным, немцы уступили крепость и весь город Брест своим советским "заклятым друзьям" и "собратьям по оружию", чтобы вторично овладеть крепостью и городом летом 1941 г.), была, между прочим, тесно связана с историей польского еврейства и, в частности, с именем крупнейшего откупщика соли Жечи Посполитой, реб Саула Валя (1541-1617), отпрыска старинной семьи талмудистов, переселившегося в Польшу из города итальянского Падуи.

После кончины польского короля Стефана Батория, чрезвычайно благоволившего реб Саулу Валю и другим еврейским богачам, финансировавшим его войны с русским царем Иоанном Грозным, польские магнаты и шляхта избрали иудейского откупщика ...королем всей Жечи Посполитой - правда, ненадолго. Вскоре члены сейма (якобы, поддавшись уговорам самого Саула Валя), избрали королем шведского принца из рода Ваза (взошедшего на престол под именем Сигизмунда III).

Однако это знаковое событие, как пишет современный российский историк Сергей Фомин в своем капитальном труде "Золотой клинок империи", "имело, по-видимому, большие, неведомые пока что нам, последствия. Из рода Валей, по ставшим известными в последнее время сведениям, происходил, между прочим, Карл Маркс (см.: Елатонцева И. Соль земли Белорусской и предки Карла Маркса // Республика. 1995, 25 ноября).

Именно на месте роскошной синагоги, построенной реб Саулом Валем, как "парнесом" (главой) Брест-Литовской еврейской общины, в царствование русского Императора Николая I в 1838 г. была построена столь знаменитая впоследствии Брестская крепость, гарнизон которой оказал германским силам вторжения сопротивление, не менее ожесточенное, чем защитниками другой красной твердыни - Сталинграда (расположенного, по некоторым сведениям, на месте средневековой столицы иудейского Хазарского каганата - "мистического центра", которым Гитлер, как "фанатик, раб идеи", стремился овладеть во что бы то ни стало).

В ходе внезапной атаки кавалеристами Панвица, воспитанными своим доблестным командиром в традициях прусской королевской и германской кайзеровской военной школы, был частично вырублен, частично пленен личный состав 132-го отдельного конвойного особого батальона войск НКВД, занимавшего советское Тереспольское укрепление Брестской крепости. Такие батальоны НКВД предназначались для конвоирования осужденных в сталинские лагеря и тюрьмы и для участия в карательных операциях против "подсоветских" людей, вздумавших вдруг проявить непокорство кремлевским властям.

Проще говоря, это были, собственно, не солдаты, а тюремные "вертухаи"! Именно этим "бойцам на дальнем Пограничье" ("степным сизым орлам") было поручено "партией и правительством" хранить "спокойствие наших границ" и "беречь родную землю" ("а любовь Катюша сбережет", как поется в известной советской песне сталинских времен). Уничтоженный кавалеристами фон Панвица 132-й батальон НКВД "прославился", в частности, зверствами в ходе насильственной коллективизации и искусственно вызванного большевиками "голодомора" на Дону и Кубани в начале 30-х годов, жестоким подавлением восстания казаков, замордованных до потери последних остатков инстинкта самосохранения, конвоировании и массовых расстрелах интернированных Советами польских офицеров в Катыни и Старобельске.

Как говорится, "поделом вору и мука"... Но зададимся вопросом – а что, собственно, делал 132-й отдельный конвойный особый батальон войск НКВД всего в нескольких десятках метров от советско-германской границы (а, если быть точнее, то не границы, а демаркационной линии)?

Дело в том, что, в случае начала военных действий (Сталин планировал нанести удар по вермахту первым, будучи упрежден Гитлером - если верить данным, приведенным в историческом исследовании Игоря Бунича "Операция "Гроза" - всего на каких-то 2 недели!), 132-му особому батальону НКВД надлежало выполнять роль "заградотряда", подбадривая наступающих красноармейцев пулеметными очередями в спину (практика, "блестяще оправдавшая себя" в глазах большевицких стратегов еще в годы Первой гражданской войны 1918-1922 гг.)! Пока же, до поры-до времени, бравым энкаведистам было поручено неусыпно следить за неукоснительным исполнением красноармейцами приказа товарища Сталина "на провокации не поддаваться и огня не открывать".

То есть, они расстреливали бойцов "Рабоче-Крестьянской" Красной Армии, имевших неосторожность лезть "поперед батьки в пекло" и без приказа пытавшихся привести свое оружие в боевую готовность и занять оборону в фортах Брестской крепости!

В результате на момент превентивного германского удара так и не были приведены в боевую готовность танки 2-й советской танковой дивизии, тяжелые артиллерийские батареи Брестской крепости оказались без снарядов, а красноармейцы и командиры – без автоматов и винтовок (продолжавших храниться на складах заодно с боеприпасами). Вследствие повышенной бдительности "сизых орлов" из 132-го батальона НКВД в первые же 30 минут с начала германского нападения были, не сделав ни единого выстрела, уничтожены "на корню" вся артиллерия и все танки гарнизона Брестской крепости. Впрочем, немало оружия и техники были захвачены солдатами Панвица и другими частями вермахта неповрежденными, в виде трофеев.

Что и говорить, тяжкое преступление в глазах товарищей Сталина и Берии совершил Гельмут фон Панвиц, порубав со своими "кентаврами" весь "цвет" войск НКВД из числа тюремных конвоиров, вертухаев и заградотрядников! Кстати, по окончании этого первого боя фон Панвиц запретил своим подчиненным расстреливать военнопленных, нарушив тем самым приказ Гитлера "О комиссарах" (и сотрудниках НКВД).

В результате многие из них, при содействии фон Панвица, были в качестве "добровольных помощников" ("хильфсвиллиге", или, сокращенно, "хиви"), зачислены в ряды 45-й пехотной дивизии вермахта.

К сентябрю 1941 г. эта дивизия на 40% состояла из бывших советских военнопленных. Уже 4 сентября 1941 г. подполковник фон Панвиц, командир 45-го разведотряда 45-й пехотной дивизии вермахта, входившей во 2-ю армию группы армий "Центр" ("Митте"), был награжден Рыцарским крестом Железного креста. 8 июля фон Панвиц в районе Давидгродек-Туров под Ольшанами столкнулся с превосходящими силами красных. Молниеносно осознав тяжелое положение, в которое попали германские части, оперировавшие восточнее Ольшанского канала, не только спас эти части, прорвавшись во главе ослабленного самокатного взвода в горящее село и взяв его штурмом, но и восстановил существовавшее до боя положение, создав предпосылку для последующего успешного наступления дивизии.

Он всегда стремился к максимально возможному успеху при минимальных потерях – воевал не по-жуковски ("Война все спишет!"), а по-суворовски ("Бей врага не числом, а умением!").

В январе 1941 г., после тяжелейшей простуды, осложненной пневмонией и ишиасом, фон Панвиц был вынужден покинуть фронт. В начале 1942 г. его перевели в Верховное Командование Сухопутных Войск (ОКХ), для разработки инструкций мобильным (подвижным) войскам.

Отведенное ему время Гельмут фон Панвиц, произведенный в апреле 1942 г. в полковники, использовал для осуществления своей заветной мечты – создания самостоятельных казачьих воинских частей. Он знал, что казаки со времени гражданской войны в России всегда оставались ядром всех антибольшевицких формирований, за что после победы коммунистов были лишены не только своих заслуженных потом и кровью на протяжении многих поколений беззаветной службы Царю и Отечеству привилегий, но и элементарных гражданских прав, неоднократно подвергаясь репрессиям. Знал он и то, что вступление германских войск на казачьи земли по Дону, Кубани и Тереку приветствовалось немалой частью населения как приход освободителей, и что немало казаков (да и не только казаков) были готовы к продолжению вооруженной борьбы с большевиками.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru