МЕРТВОГОЛОВЫЕ

На протяжении человеческой истории эмблема «мертвой (Адамовой) головы» (изображение человеческого черепа, но чаще всего - черепа в сочетании со скрещенными берцовыми костями) использовалась в прусских, русских, брауншвейгских, британских, французских, финских, испанских, болгарских, венгерских, австрийских, немецких, итальянских и польских вооруженных силах, преимущественно в кавалерии, авиации, огнемётных, штурмовых и танковых частях, в частях особого назначения армии США и т.д. В германских государствах Пруссии и Брауншвейге издавна существовали кавалерийские и пехотные части с эмблемами в виде «мертвой головы» (Totenkopf) на головных уборах. С середины XVIII века «символика смерти» стала особенно популярной в армиях стран Западной Европы.

На фотографии в заголовке настоящей униформологической миниатюры запечатлены Прусские «мертвоголовые» гусары германской кайзеровской армии времен Второго рейха под скипетром Гогенцоллернов.
На фотографии в заголовке настоящей униформологической
миниатюры запечатлены Брауншвейгские «мертвоголовые» гусары
германской кайзеровской армии времен Второго рейха под
скипетром Гогенцоллернов.    

Романтическая мода того времени диктует армии необходимость добавлять к привычной символике и военным атрибутам еще и череп над скрещенными костями (или череп, наложенный на скрещенные кости) в сочетании с чёрным, красным и белым цветами отделки мундиров.

Тем самым, кстати, была заложена основа позднейших русских и германских «частей смерти» и «ударных частей» - например, корниловцев (имевших черно-красные фуражки с серебряным черепом и костями, чёрные мундиры с белыми кантами, черно-красные погоны с серебряной «мертвой головой» и белыми выпушками, нашивку с черепом и костями на плече, серебряные кольца с черепом, черно-красное знамя с белой «мертвой головой» и т.д.).

Первыми подобную «зловещую» (по мнению многих) форму при короле-философе Фридрихе II Великом из дома Гогенцоллернов в середине XVIII века надели прусские «гусары смерти» («Todeshusaren») или «мертвоголовые гусары» («Totenkopfhusaren»). Хотя насчет эпитета «зловещий» применительно к черной форме можно и должно поспорить...

Форма прусских «гусар смерти» состояла из черных чикчир, доломана и ментика и черной же шапки-мирлитона (Fluegelmuetze) с серебряными черепом и костями, символизировавшими мистическое единство войны и смерти на поле битвы. По прошествии недолгого времени в Пруссии же появился 2-й полк «гусар смерти», символикой которых стала не просто «мертвая голова», а сама Смерть в образе лежащего скелета с песочными часами и косой. Столь изощренная «символика смерти» явилась тогда в европейских армиях впервые.

Примерно в то же время «символика смерти» появилась в британской армии, а именно – в 17-м уланском полку, в память о генерале Вольфе, убитом в войне с французами в Квебеке в 1759 году. В 1855 году, после самоубийственной атаки британской легкоконной бригады в Крыму под Балаклавой, истребленной огнем русской пехоты и артиллерии (и потому именуемой в британских военных анналах «атакой в долине Смерти»), эмблема «мертвой головы» получила дополнительное звучание. Череп и кости были наложены на скрещенные уланские пики, опирающиеся на ленту с надписью «OR GLORY» - то есть «(СМЕРТЬ) ИЛИ СЛАВА» (через некоторое время пики были с эмблемы удалены, но череп и кости остались). После слияния 17-го полка с 21-м уланским в 1922 году эмблема сохранилась прежней. В 1993 году 17-й/21-й уланский полк был слит с 16-м/5-м Собственным Ее Величества Королевы уланским полком в Королевский Ее Величества Королевы уланский полк. «Символика смерти» сохранилась в полку по сей день.

В период Сербо-турецкой войны 1876 года русско-черногорский «Легион смерти» под командованием поручика Кириллова сражался под черным знаменем с белой «мертвой головой» (с тех пор это «знамя смерти» использовали сербские партизаны-четники, в том числе в годы Второй мировой войны и междоусобных войн, ведшихся на территории бывшей СФРЮ в конце 90-х годов ХХ века).

Боровшийся против наполеоновских захватчиков вплоть до битвы при Ватерлоо в 1815 года «Черный легион» герцога Брауншвейгского использовал в качестве эмблемы опять-таки «мертвую голову».

Прусский "мертвоголовый" гусар Брауншвейгский "мертвоголовый" гусар

Прусский "мертвоголовый" гусар (слева, с большим тотенкопфом) и брауншвейгский "мертвоголовый" гусар (справа, с меньшим по размеру тотенкопфом, на фоне сражения).

Источник: архив автора


«Мертвая голова» была эмблемой «гусар смерти» (houssards de la mort) как французской республиканской армии, так и французских эмигрантов-роялистов, боровшихся против революционного режима, в том числе в рядах российских войск, что, несомненно, повлияло, например, и на символику русского 5-го гусарского Александрийского полка («черных» или «бессмертных» гусар, как их называли). Впервые же «символика смерти» (в применении же к нашей отечественной традиции – не просто «смерти», но «смерти-бессмертия») впервые была засвидетельствована в Российской Императорской Армии во время Отечественной войны 1812 года в одном из конных полков Петербургского ополчения, называвшемся «Смертоносным» или «Бессмертным» полком. На головных уборах чинов этой волонтерской военной части крепился серебряный череп над скрещенными костями. И опять-таки, как следует из самого названия полка, необходимо рассматривать эту символику (во всяком случае, применительно к русским войскам) не столько как «символику смерти», сколько как «символику бессмертия».

В ходе Освободительных заграничных походов 1813-1814 годов русским воинам приходилось сражаться против разноплеменных войск Наполеона I бок о бок с пруссаками. Один из регулярных полков русской кавалерии – Александрийский гусарский – именно начиная с этого времени начал использовать, хотя поначалу и неофициально, символику «смерти-бессмертия».

Известен эпизод, когда прусский фельдмаршал Гебгард Леберехт фон Блюхер, перепутав в пороховом дыму сражения из-за сходства формы русских «черных» гусар-александрийцев с прусскими «черными» лейб-гусарами подъехал к «александрийцам» и приветствовал их, как «гусар смерти». На это командир «александрийцев» князь В. Г. Мадатов ответил Блюхеру, что они – не «гусары смерти», а «бессмертные гусары». С тех пор Адамовы головы - «черепа и кости» -использовались «александрийцами» везде, где только было возможно – вплоть до посуды в Офицерском собрании и фонарей в виде черепов на нем же. Впрочем, официально знак на головных уборах в виде черепа и костей был установлен для гусар-«александрийцев» Государем Императором Николаем II лишь в начале ХХ века. С тех пор череп и кости украшали меховые шапки и нагрудные полковые знаки «александрийцев» на «законных» основаниях..

1-й эскадрон Ея Величества 5-го гусарского Александрийского полка имел значок «весь черный с серебряной Адамовой головой (полковой эмблемой), с рамкой из серебряного гусарского галуна; 2-й эскадрон – значок «весь черный, с серебряной Адамовой головой».

«Мертвая голова» украшала также тульи фуражек чинов 4-го гусарского Мариупольского полка и черный значок 17-го Донского («Баклановского») казачьего полка. Характерно, что на этом вышитом руками православных монахинь знамени генерала Я. П. Бакланова, героя покорения Кавказа, череп и кости были обрамлены девизом, представляющим собой не что иное, как заключительные слова христианского Символа Веры: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь».


Название статьи:МЕРТВОГОЛОВЫЕ
Автор(ы) статьи:Вольфганг Акунов
Источник статьи:
Дата написания статьи: {date=d-m-Y}
Источник изображений:Архив автора
ВАЖНО: При перепечатывании или цитировании статьи, ссылка на сайт обязательна !
html-ссылка на публикацию
BB-ссылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Поиск по материалам сайта ...
Общероссийской общественно-государственной организации «Российское военно-историческое общество»
Проголосуй за Рейтинг Военных Сайтов!
Сайт Международного благотворительного фонда имени генерала А.П. Кутепова
Книга Памяти Украины
Музей-заповедник Бородинское поле — мемориал двух Отечественных войн, старейший в мире музей из созданных на полях сражений...
Top.Mail.Ru